быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 27.01.10 11:01
скаут: Yennefer; переводчик Yennefer; редактор civiliza; публикатор: civiliza
   
 

Как прадедушка любил Польшу

60 лет назад, 6 ноября 1949 года Константин Рокоссовский снял мундир Красной Армии и вновь стал поляком. Его представляли как подарок Иосифа Сталина Польше к очередной годовщине Октябрьской революции. Мы публикуем беседу с живущей в Москве правнучкой Рокоссовского и напоминаем обстоятельства, при которых советский маршал стал, а затем перестал быть польским министром обороны.

Цезарий Лазаревич:

- Ваша семья хочет убрать урну с прахом прадеда из Кремлёвской стены. Почему

Ариадна Рокоссовская:

- Мы уже несколько лет добиваемся в московских судах, чтобы нам разрешили взять оттуда прах Константина Рокоссовского. Он не хотел этой стены. Перед смертью он сказал маршалу Жукову: «Смерти я не боюсь, но меня пугает эта стена».

- Это одно из самых престижных мест Москвы. Наверное, каждый коммунист мечтал быть похороненным рядом с Лениным?

- Рокоссовский хотел быть похороненным вместе с женой и дочерью на Новодевичьем кладбище. Но семью никто и не спрашивал. Когда он умер, его увезли и похоронили, где хотели. Впрочем, если бы мы протестовали, это ничего бы не изменило. Семья маршала Жукова писала просьбы, протестовала, и ничего. Он лежит в той же стене. У моей бабушки, жены Рокоссовского, даже не было сил на такие жесты. В 1968 году она была уже старой, растерянной женщиной. Ей дали подписать документы, она всё подписала, и тело маршала забрали, чтобы устроить ему торжественные похороны на государственном уровне. Пол-Москвы пришло, чтобы увидеть их. Тверская улица была полна народу. Из Польши был генерал Ярузельский, он прервал отдых в Крыму.

- Фамилия Рокоссовского по-прежнему открывает многие двери в Москве.

- Дедушку любят ветераны Отечественной войны. Его почитатели, когда слышат моё имя, окружают меня. Они говорят, что он был лучшим из маршалов.

- Ещё 10 лет назад говорилось, что войну выиграл один полководец - Георгий Константинович Жуков. Никто другой не считался, да?

- Открылись архивы, и оказалось, что Жуков был замечательным полководцем, но были и другие, такие, как Рокоссовский. Парадом Победы в Москве ведь командовал Рокоссовский, а Жуков принимал парад. Рокоссовский ехал на черном коне, и Жуков на белом. Эти два героя Отечественной войны встретились на Красной площади. Когда телевидение организовало большой конкурс, в котором россияне выбрали 50 любимых исторических личностей, Рокоссовский был в первой десятке, между Пушкиным и Достоевским. Я тогда даже немного обрадовалась, что он не выиграл, это выглядело бы странно, потому что дедушка был поляком.

- В Польше у него не было бы шансов. Многие поляки считают, что легенда о бедном варшавском каменотёсе, который попал в Красную Армию, была выдумана, чтобы объяснить присутствие Рокоссовского при Беруте.

- Но это правда. Родители Рокоссовского (он родился 21 декабря 1896 г. - прим. ред.), не были богатыми. Мать была домохозяйкой, отец был инспектором железных дорог. Но, создавая для маршала более пролетарскую биографию, его отца понизили до железнодорожного рабочего, и о его дворянском происхождении умолчали. Рокоссовский жил в имении дяди, богатого помещика. Там он научился ездить верхом. Его второй дядя имел каменотёсный завод в Варшаве, и хотел, чтобы Рокоссовский стал его компаньоном. Но поставил условие: мальчик должен обучиться профессии.

Правдива и информация, что дед принимал участие в варшавских демонстрациях студентов и рабочих. За это он попал в тюрьму Павяк. Когда вышел оттуда, то вместе с братом ушёл в армию. Брат потом вернулся в Польшу и был полицейским, о чём тоже не упоминалось в официальной биографии Константина.

- Почему он сам называл местом своего рождения Великие Луки, город на далёком севере России?

- Во время войны Рокоссовский стал дважды Героем Советского Союза, и ему должны были поставить бюст на родине. Советские власти не могли поставить ему бюст в Варшаве. Они выбрали Великие Луки, где когда-то жил барон по фамилии Рокосовский, через одно «с», но он, кажется, никак не связан с дедом. Там поставили бюст маршала, открыли музей Рокоссовского, и рассказывают о нём школьникам.

- В Польше его именем называлась главная улица в Сопоте, у него было звание почётного гражданина Гдыни и Гданьска.

- В Гдыне этот титул у него уже отобрали, а в Гданьске изменили регламент присвоения этого звания, только чтобы вычеркнуть из списка Рокоссовского. Ещё несколько лет назад его портрет висел в министерстве национальной обороны, но даже там он был снят со стены.

- Вас это удивляет?

- Рокоссовский всегда говорил, что он поляк. И хотя всю свою взрослую жизнь он провёл в России, до конца жизни он плохо говорил по-русски, с сильным польским акцентом. Генерал Ярузельский рассказывал мне, что однажды он приехал в Кремль на празднование очередной годовщины Победы над фашизмом и встретил там Рокоссовского. Поздоровался с ним по-русски. Деда это очень возмутило: «Говори со мной по-польски, я такой же поляк, как и ты».

- Как могло случиться, что Рокоссовский стал красноармейцем? Ведь он служил царю.

- Его часть во время революции разделилась. Он остался с революционной частью, а это означает, что и раньше он должен был симпатизировать коммунистам. Он был избран офицером, и так началась его военная карьера. Вместе с Жуковым он был направлен в кавалерийскую школу в Ленинграде, после чего он был советником в монгольской армии. Потом был командующим в Сибири и Бурятии. До 1935 года он вообще никогда не выезжал за Урал. Только в следующем году стал командиром гарнизона в Пскове. Там он был арестован во время чисток. Заключённые, сидевшие вместе с ним, рассказывали, что он объяснял им, чтобы они ничего не подписывали и никого своими показаниями не топили. Он сказал им: если нас убьют, у нас совесть будет чиста, что мы никого с собой не забрали. Рокоссовский сидел три года. Его пытали. Сломали ему рёбра и выбили зубы.

- На фотографиях это не заметно

- Потому что всё изменилось в 1940 году, о нём вспомнил вновь назначенный министр обороны Тимошенко, который в лагерях искал своих талантливых подчинённых. Дедушке вставили зубы и даже отправили его с семьёй на отдых в Сочи, чтобы он набрался сил.

- Несмотря на пытки, он хотел им служить?

- Рокоссовский объяснял в мемуарах, что партия об этих преследованиях не знала. Он считал, что это была провокация врагов партии, которая попала на благодатную почву. Из людей вылезло всё самое плохое, в армии начало распространяться предательство. Полковник понимал, что может стать генералом, если устранит начальника. Капитан доносил на майора, а майора на полковника. Так он себе это объяснял. Он верил в Сталина. Чувствовал к нему большое уважение и был убеждён, что об этих репрессиях Генералиссимус ничего не знал. Но до конца своих дней, даже когда был министром, он носил при себе маленький браунинг, который клал на ночь под подушку. Бабушке он сказал, что если за ним снова придут, живым его не возьмут.

- В Польше дедушку помнят, в основном, в связи с тем, что он командовал Белорусским фронтом и не ответил на призыв варшавских повстанцев.

- Это было немного иначе. Это Сталин не откликнулся на призыв повстанцев. У нас есть дневник Рокоссовского, в котором он писал, что из фронтовых слухов он 2 августа узнал о том, что происходит в Варшаве. Раньше он не получал никакой официальной информации. Он даже думал, что это немецкая засада, чтобы затащить его в ловушку. Чтобы он вошёл с солдатами в город, и с ним бы там расправились.

Рокоссовский пишет, что никакой просьбы о помощи он не получал. Более того – это он дал Берлингу (Зигмунд Берлинг был тогда командиром 1-й армии ВП - прим. ред.) приказ отправить связного к повстанцам. Связной дошёл до них, передал пароли и коды для связи. Дед пишет, что он не может понять, почему повстанцы своё обращение передали в Кремль, а не ему, командующему фронтом. Если бы это обращение попало к нему, он мог бы ещё что-то сделать, прежде чем отреагировал Сталин. В 1944 году, когда Белорусский фронт стоял у берегов Вислы, Рокоссовский очень хотел освободить Варшаву. Ведь это был его город: он здесь родился, вырос, здесь была его школа, и здесь жила его сестра.

- Так почему он не освободил её?

- Он пишет, что его сердце разрывалось, когда он видел горящий город, где он прожил 16 лет. Он смотрел и не мог ничего сделать, потому что из Кремля уже пришёл приказ ничего не предпринимать. Но Берлингу он, однако, разрешил присоединиться к восстанию. Он сказал, что не будет запрещать, если тот предпримет какие-либо действия. Мечтой Рокоссовского было освобождение Варшавы, а мечтой Жукова - взятие Берлина. И этой Варшавы он Жукову никогда не простил. Это отдалило их друг от друга навсегда

- Но Жуков занял место Рокоссовского на Белорусском фронте и освободил Варшаву, а затем пошёл на Берлин. А Рокоссовского после войны отправили в отставку.

- Он не хотел делать никакой карьеры. Его самая большая мечта сбылась, когда в Легнице он стал командующим Северной группы войск Советской Армии. Он был далёк от политики, которую он не понимал и которой боялся. Он привёз в Легницу семью из Москвы и сестру Гелену из Варшавы. Играл в теннис, плавал и хотел оставаться там как можно дольше.

- И почему же не остался?

- Потому что Сталин вызвал его в Москву. Он сказал, что польские товарищи попросили, чтобы Рокоссовский возглавил Войско Польское и восстановил его. Якобы это была личная просьба Берута. Сталину не отказывали. После этого разговора мой дед два дня сидел, закрывшись в своём кабинете. Он знал, что это трагическое для него решение.

- Он ведь ехал в Варшаву, по которой скучал и которую любил?

- Он любил Польшу, но очень не любил политику. Он знал, что в Варшаве начались аресты офицеров и расстрелы. Он также знал, что в Польше его совсем не ждут. Поэтому он не хотел быть министром.

Это были худшие годы его жизни. Всё это время он находился под наблюдением, имел очень ограниченные контакты с семьей. В Варшаве он занимал резиденцию возле парка Лазенки. Но он не любил такую жизнь. Не нравились ему роскошные банкеты, он не был слишком общительным, хоть иногда любил выпить водки.

В Польше

- Правление Рокоссовского – это время террора в армии. Аресты, политические процессы, тюрьмы и смертные приговоры.

- Если бы министром был кто-то другой, было бы ещё хуже. Потому что военные информационные службы боялись Рокоссовского. Ведь у него был прямой контакт со Сталиным. Они должны были считаться с ним. Это Рокоссовский издал приказ о том, что на арест любого офицера польской армии нужно сначала получить согласие его начальника. Маршал рассчитывал, что таким образом защитит свои войска перед чистками. Он не принял во внимание того, что когда появлялись люди из военной службы безопасности, то все перед ними дрожали от страха и готовы были подписать всё что угодно. Когда генерал Францишек Цимбаревич, заместитель министра обороны, воспротивился аресту подчиненных, он услышал, что если не подпишет, тогда в следующий раз придут за ним. Его спасло то, что он пожаловался Рокоссовскому.

Маршал не до конца понимал, что происходит за его спиной. Никто не приходил и не говорил: «Сегодня мы арестовали 300 польских офицеров». Он думал, что многое сделал для польской армии. Нельзя забывать о том, что, благодаря Рокоссовскому, Польша получала из России новейшее вооружение.

- Не получала, а покупала. Правительство предназначало 15 процентов бюджета на военные расходы, что разрушало страну.

- Это была мысль Сталина. Маршал заботился о том, чтобы Польша была хорошо вооружена. Он был убеждён, что действует в интересах Польши. Он принёс в Польшу коммунизм, он верил в него и думал, что этот наилучший из режимов - счастье для Польши. Только Польша его не понимала. Он не мог пережить того, что армия, в которую он вкладывал всё своё сердце, вдруг отвернулась от него.

- Ведь это не армия его выгнала.

- Выгнали его люди из польского Политбюро. Дали ему на прощание очень большую пенсию и просили, чтобы он остался в Польше. Но он так обиделся, что ничего не принял. Всё, что у него было ценного, он раздал своим подчиненным. Деньги, заработанные в Министерстве обороны, которые он не успел потратить, вернул министерству и просил использовать их на развитие армии. Расписку за это мы нашли в его архиве. После семи лет работы в Польше он взял с собой только личные вещи, которые уместились в нескольких чемоданах. Перед отъездом он сказал знакомым: «В Польше моей ноги больше не будет. Для поляков я всегда буду русским, для русских поляком». И так остаётся до сих пор.

- Он не пытался вернуться?

- Никогда. У нас есть письма с приглашениями от Гомулки на польские курорты. Даже после смерти маршала приглашения приходили его жене. Написано было так: «Госпожа Юлия, примите, пожалуйста, приглашение и приезжайте с дочерью в любой наш санаторий». Только в 1983 году мой отец сломался, когда польские власти пригласили его в Варшаву, чтобы показать могилу отца маршала на кладбище Брудно.

- Армия вовсе не огорчилась после отъезда Рокоссовского.

- Я знаю. Его обвиняли в том, что он привёз с собой слишком много советских специалистов. Но давайте будем откровенны, это не он их привёз, они приехали за ним по приказу Сталина. Если кто и плакал после его отъезда, то польские женщины, которые очень его любили. Я слышала, что во главе его почитательниц была польская актриса Александра Шлёнская, говорят, что она была в него влюблена. В России он получал чемоданы писем от польских поклонниц. Они писали, например: «Господин маршал, я хотела бы иметь от Вас ребёнка» или «Пожалуйста, пришлите мне одну Вашу сигарету, я буду носить её на сердце». Как-то мы нашли эти письма на подмосковной даче. Видно, что он вызывал симпатии.

- После возвращения в СССР маршал, наконец, полюбил политику, так как сразу был назначен заместителем Министра обороны.

- Он вернулся для того, чтобы выйти в отставку. Он хотел командовать небольшим военным округом. С этой просьбой он пошел к Хрущеву, но тот сказал: «Ты будешь министром, чтобы полячишкам нос утереть».

- Что случилось с его родными, которые жили в Польше?

- Сестра Гелена жила в Варшаве до самой смерти – она умерла в 1982 году. Маршал каждый месяц высылал ей 10 процентов своей зарплаты. А когда он умер, деньги посылала в Польшу его жена через польское Министерство обороны, которое заботилось о Гелене. Когда Гелена умерла, в её квартире на Брацкой улице появились польские офицеры и забрали всё, что было связано с Рокоссовским. Документы, фотографии, рукописи, которые я теперь тщетно пытаюсь вернуть.

- А Вас ещё что-то связывает с Польшей?

- Хотя я русская, меня крестили в польском костёле в Москве. Я выросла в доме, где был культ Польши. В нашей пятикомнатной квартире был белый орёл, карта Польши, а в библиотеке – польская классика. Мой отец, который жил с Рокоссовским, частично получил польское воспитание. Маршал, войдя в правительство в Варшаве, попросил министра образования, чтобы тот подготовил ему список книг, которые должен прочитать каждый поляк. Он и сам их читал, и отец читал, и, наконец, я.

Рокоссовский со своим внуком, моим отцом, говорил только на польском языке. В нашем доме слово «Польша» всегда произносилось с большим почтением, а мой папа говорит, что из уважения к моему деду он сохранил польскую часть души. Я тоже воспитана в убеждении, что наша семья когда-то потеряла эту Польшу.

Текст в рамке:

Маршал двух народов

«Проблема Константина Рокоссовского заключалась в том, что со дня на день высокий армейский чин иностранного государства стал маршалом и министром обороны другой страны», - объясняет историк, профессор Ежи Эйслер. Это было одно из самых резких проявлений советизации Польши и её зависимости от восточного соседа.

По словам советского генерала Павла Батова, в начале ноября 1949 года Иосиф Сталин вызвал к себе героя Сталинградской битвы и командира 300-тысячной Северной группы советских войск, размещённых в Польше, Константина Ксавериевича Рокоссовского и сообщил ему, что президент Болеслав Берут просит, чтобы он возглавил польское Министерство обороны. «Я солдат и коммунист, и, если такова воля нашей партии, я готов поехать», – ответил Рокоссовский и своим ответом так обрадовал Генералиссимуса Сталина, что тот сразу же пошёл в сад и в знак благодарности нарвал два букета цветов.

Рокоссовского сразу же назначили маршалом Польши, он стал членом Политбюро и заместителем премьер-министра. Он стал самым главным лицом в стране после Берута. Профессор Эйслер считает, что Рокоссовский был одним из тех, кто поддерживал прямой контакт Кремля с Варшавой. Даже Берут знал, что ему будет легче связаться со Сталиным через маршала и пользовался этим каналом связи.

При Рокоссовском армия стала партийной, усилились чистки, а польских офицеров начали заменять советские эксперты. (Из 56 генералов Войска Польского 44 были прикомандированы из Красной Армии). В Войске Польском всё начали кроить по красноармейскому образцу - от принципа, позволяющего не считаться с человеческими потерями в боевых действиях, до командных структур, уставов, военной подготовки и военных концепций. «Его несомненная заслуга, которую до сих пор никто не хочет за ним признать, заключается в модернизации польской армии. Это он пересадил её с лошадей на машины», - говорит профессор Эйслер.

Рокоссовский не вёл активной политической жизни. Его любимым делом была армия, куда он не позволял вмешиваться никому другому. Когда в 1955 году среди партийной верхушки началась борьба между молодыми деятелями, которые хотели порвать со сталинизмом (пулавцы) и доктринёрами, коммунистическими аппаратчиками, пользующимися симпатиями Кремля (натолинцы) - Рокоссовский решительно поддержал последних, став их покровителем. «Несмотря на погоны со скрещёнными булавами, он был больше советским, чем польским маршалом, и военные нужды его родины были ему ближе к сердцу», - писал о нём генерал Тадеуш Пиуро, который лично знал маршала. Проблемы с лояльностью были заметны в октябре 1956 года, когда Никита Хрущёв, встревоженный польской контрреволюцией, прибыл в Варшаву. Рокоссовский, который по-прежнему был заместителем премьер-министра и маршалом Польши, присоединился к советской делегации, и вместе с ней принял участие в совещании с советским послом, где обсуждался вопрос о подавлении бунта.

Одним из основных требований польского Октября было отстранение от власти Рокоссовского. Владислав Гомулка считал, что от этого зависит взятие власти в партии. Это произошло 13 ноября 1956 г. После семи лет пребывания в Варшаве Константин Рокоссовский и ещё 32 человека – советские генералы и полковники - получили высокие награды, их поблагодарили за оказанную помощь и отправили в Москву.

«Маршал двух народов» до 1962-го года занимал пост заместителя Министра обороны СССР, а позже был генеральным инспектором в этом же министерстве. Он умер 3 августа 1968 года в возрасте 72 лет. Польскую Народную Республику на его похоронах представлял тогдашний министр национальной обороны генерал Войцех Ярузельский. Он сказал тогда: «Рокоссовский оставил после себя образец героического солдата, патриота, коммуниста и интернационалиста».

В газете «Жолнеж Вольности» было написано, что 6 августа 1968 года не только простые люди погрузились в траур, но и «небо над Москвой заслонили тяжёлые тучи».

статью прочитали: 17892 человек

   
теги: Array  
   
Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"