быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 11.12.17 03:26
   
 

Моссад и иранские спецслужбы воюют – у президентов головы летят

Игорь Панкратенко, отдел международной политики

Федеральный суд Аргентины обратился в местный Сенат с просьбой рассмотреть вопрос о лишении неприкосновенности и последующем аресте экс-президента, а ныне сенатора Кристины Фернандес де Киршнер. Ей предъявлен ряд обвинений, одно из которых - сокрытие роли Ирана в теракте в Еврейском центре Буэнос-Айреса, произошедшем в 1994 году.

Кристина Фернандес де Киршнер

В рамках этого же дела санкционировано задержание бывшего помощника Киршнер Карлоса Дзанни, общественного активиста Луиса д`Элиа, а также помещение под домашний арест бывшего министра иностранных дел Аргентины Эктора Тимермана.

Экс-президента Кристину де Киршнер обвиняют также в коррупции, мошенничестве и отмывании денег. Но для Латинской Америки финансовые вольности высокопоставленных чиновников - скучные будни. А вот "сокрытие роли Ирана в организации теракта", в котором погибло 85 человек, а еще более 300 получили ранения - та самая "вишенка на торте", которая сделает процесс увлекательным. И, кроме того, снимет нынешних властей страны подозрения в том, что они пытаются расправиться с одним из главных своих политических оппонентов.

Для аргентинской разведки CIDE расследование двух громких терактов - взрыва автомобиля перед зданием израильского посольства в Буэнос-Айресе 17 марта 1992 года и самоподрыв смертника 18 июля 1994 года в здании Аргентинского еврейского культурного центра - не составило особых проблем. К октябрю 1995 было получено достаточно убедительных доказательств, что организатором атак была местная агентура Хизбаллы.

теракт в Буэнос-Айресе, 1994 год

Более того, параллельное расследование вел и израильский Моссад, который - через завербованного к этому времени высокопоставленного оперативника Хизбаллы - достаточно быстро установил всех причастных к этим терактам лиц. После чего приступил к их планомерной физической ликвидации. Так, в частности, одной - пусть и не главной - причиной устранение в 2008 году "неизвестными" руководителя спецслужбы Хизбаллы Имада Мугние послужило и то, что он был одним из организаторов взрывов в Буэнос-Айресе.

Хотя, по сложившейся традиции, Моссад не взял на себя ответственность за смерть Мугние - в этом не было никакой необходимости, поскольку данная операция относилась к тем "секретам" - кто убил и за что конкретно - о которых в узких кругах быстро становится широко известно.

Собственно, так до конца и нераскрытым в рамках расследования остался только один вопрос – о причастности к взрыву генерал-майора Ахмад Шаха Шераги, более известного под другим именем – Ахмад Вахиди.Который в 1981 году – в возрасте 23 лет - был назначен заместителем командующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР) Мохсена Резаи по разведке, а в 1983 – перешел на работу в легендарный Аль-Кодс, отвечавший за проведение операций КСИР за пределами Ирана.

слева Ахмад Вахиди

Генерал Вахиди был одной из ключевых фигур операции по созданию движения Хизбалла, которая в том же году, когда Ахмад Шах получил назначение в Аль-Кодс, осуществила одну из наиболее известных своих операций – подрыв в Бейруте заминированного грузовика возле казармы морской пехоты США, в результате чего погибли 241 американских и 58 французских военнослужащих. Именно эта акция на долгое время стала визитной карточкой Хизбаллы. И, одновременно – оглушающе громким сообщением о том, что на Ближнем Востоке появился еще один серьезный игрок.

Но Вахиди занимался не только Левантом и Хизбаллой. В начале 90-х разведка Исламской республики начала активное проникновение в Латинскую Америку, и в первую очередь – в Аргентину. Казалось бы, где Тегеран, только начинавший приходить в себя после войны с Ираком - а где Буэнос-Айрес? Но Иран интересовали не политические секреты страны, а доступ к новейшим разработкам ее военно-промышленного комплекса, с 50-х годов бывшего безусловным лидером в этой сфере среди латиноамериканских стран.

Создание иранской агентурной сети изначально осуществлялось с привлечением оперативных возможностей Хизбаллы, поскольку к этому времени в Аргентине появилось немало эмигрантов из Ливана. Впрочем, вскоре в Тегеране поняли, что публика это не совсем надежна, а часть ее и вовсе склонна к тому, что все разведки мира считают главным грехом агентуры – несанкционированой активности, когда из каких-то личных или идеологических соображений агент совершает действия, которые резидент или курирующий офицер ему не поручали.

Буквально за пару лет иранцы получили в Аргентине весьма неплохие оперативные позиции и организация терактов им была совершенно без надобности. Наоборот, им нужна была «тишина», поскольку в местных политических и деловых кругах у них появились весьма перспективные контакты.

Но их агенты из местной подпольной ячейки Хизбаллы считали иначе. И вполне самостоятельно «заявили о себе» - с кровью, массовыми жертвами и последующей полной зачисткой спецслужбами – причем, в прямом смысле – всех, связанных с подпольем. «Эскадроны смерти» - команды ликвидаторов из полиции и спецслужб – давняя латиноамериканская технология, отработанная до мелочей…

Итак, причастность местной ячейки Хизбаллы к взрывам в Буэнос-Айресе не только была очевидной – ее никто никогда особо-то и не отрицал. Однако, на тот момент следствию, отрабатывавшему «иранскую причастность» к терактам, удалось установить лишь то, что руководство подполья действительно имели контакты с представителями иранской разведки, в том числе – пару раз встречалось с Вахиди во время его посещений Аргентины. Ни о какой причастности генерала КСИР к организации и осуществлению терактов ни тогда, ни сейчас доказано не было.

Все изменилось, когда в 2005 году, в период президентского срока Махмуда Ахмадинежада он стал заместителем, а с 2009 – и министром обороны Ирана. Именно после 2005 года вновь начали муссироваться слухи о его личной причастности к организации взрывов в Буэнос-Айресе. В 2007 году по заявке аргентинских властей, которые получили соответствующую информацию из Израиля, его объявил в международный розыск Интерпол. А в 2010 он был внесен в «черный список» США, как представитель иранского правительства, причастный к созданию «ядерного оружия Ирана». Что интересно – именно в это же время в интернета стала гулять версия о том, что Ахмадинежад был в числе студентов, захвативших в Тегеране посольство США. То есть, дискредитация иранских лидеров через «привязку» их к «международному терроризму» шла полным ходом.

Нужно отметить – не без успеха. В 2011 году власти Боливии выдворили Вахиди из страны, где министр обороны Ирана находился по приглашению местного военного ведомства. Публично сообщив, что оно оказывается, не согласовало с ним визит генерала. Ну и выразив надежду, что «случившееся не повлияет на отношения с Аргентиной».

Буэнос-Айрес всегда без особого энтузиазма относился к попыткам втянуть его в антииранскую кампанию и не особо усердствовал в отработке «иранского следа». Что, естественно, совершенно не устраивало Израиль, посол которого в Аргентине даже упрекал их в бездействии. Дело было даже не в том, что Кристина Киршнер как-то препятствовала расследованию. Наоборот, именно по ее инициативе в январе 2013 года на встрече в Эфиопии министров иностранных дел Аргентины и Ирана — Эктора Тимермана и Али Акбара Салехи – было подписано соглашение о создании независимой комиссии по расследованию обстоятельств теракта 1994 года.

Что удивительно, но это решение вызвало волну возмущения в Израиле, власти которого заявили, что ранее просили Аргентину «не попасть в ловушку, которую иранцы для них построили [этим соглашением – И.П.]». Поскольку, дескать, оно «приведет к улучшению отношений между двумя странами, но при этом теракт не будет по-настоящему расследован». Власти Аргентины тогда резко посоветовали израильской стороне не вмешиваться во внутренние дела другой страны.

Так и тянулась бы эта история до бесконечности, возможно – так и была бы похоронена в архивах, если бы не нашелся человек, решивший сделать на ней карьеру - прокурор Альберто Нисман. Именно он стал автором 500-страничного доклада, в котором утверждалось, что спецслужбы Ирана – Министерство разведки и национальной безопасности и КСИР - организовали в Аргентине, Бразилии, Парагвае, Уругвае, Чили, Колумбии, Гайане, Суринаме и Тринидаде и Тобаго сеть резидентур, главной целью которых является не сбор разведывательных данных, а именно подготовка и осуществление террористических нападений.

прокурор Альберто Нисман

Словом – масштабный заговор коварного Тегерана против Латинской Америки, не меньше. В 2009 году Нисман обвинил в косвенной причастности к взрыву 1994 года даже бывшего президента Аргентины Карлоса Менема, имеющего сирийские корни, – он якобы старался отвести внимание следствия от участия в теракте своего друга-бизнесмена, также сирийца по происхождению, Альберто Кануре Эдулы.

Вполне допускаю, что даже активность Нисмана закончилась бы ничем, если бы не три обстоятельства. Во-первых, в январе 2015 года в самом расцвете сил (51 год для мужчины не возраст) прокурор погибает при загадочных обстоятельствах. Власти Аргентины объявляют произошедшее самоубийством, что мало похоже на правду. Поскольку если принять эту версию, то придется признать, что покойный перед тем, как выстрелить себе в голову сначала сломал себе нос, отбил почку и несколько раз ударился об стену затылком.

А поэтому практически сразу появляется версия о том, что смерть федерального прокурора тесно связана с расследованием им «иранского заговора». При том, что в это же время Нисман вел расследование о коррупции в высших эшелонах власти, причем – в весьма деликатной сфере распределения государственных оборонных заказов.

Во-вторых, в этом же, 2015 году начинается атака политических противников на президента Кристину Киршнер, у которой заканчивается второй срок полномочий. Которая продолжается до сих пор и сотрясает Аргентину уже два года.

С обвинениями в коррупции, мошенничестве и прочем в отношении нее не очень пока срастается, и потому вновь извлечена из архивов история с «иранским следом» во взрывах 1992 и 1994 года.

Ну и, наконец, обвинять Иран в поддержке международного терроризма – тренд, переживающий сейчас, с подачи Израиля и саудитов, второе рождение. Причем, убедительных доказательств здесь и не требуется. Ни в Аргентине, ни в Вашингтоне, ни где-то еще. Поскольку все перешло уже в стадию «да помилуйте, все же об этом знают», и любая неясность, запутанность и неопределенность толкуются сейчас исключительно не в пользу Тегерана. Которому даже оправдываться нет смысла – он назначен виновным за все и везде. И ему остается сейчас утешаться тем, что хоть в извержении вулканов на Бали, Курилах и в Исландии его пока не обвиняют.


статью прочитали: 711 человек

Комментарии 
юрий троцкий, 11.12.2017 15:17:37
прокурор Альберто Нисман - вот, что значит назначить прокурором еврея
Александр Сафронов, 12.12.2017 12:50:14
Все эти убийства прокурора и взрывы выгодны только Израилю. Расшатывают ситуацию.

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

HashFlare
Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"