быстрый поиск:

последние за вчера, 21.08.18  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 08.01.18 07:25
скаут: Игорь Львович; переводчик Игорь Львович;
   
 

До боли знакомое - “Мы хотим перемен” или Чем недовольны иранцы?

Why the Iranians are so angry

Чем недовольны иранцы?

BILD поговорил с протестующими в Иране


Протесты в тегеранском университете  Foto: / AP Photo / dpa

Artikel von: BY ANTJE SCHIPPMANN, ANGELIQUE GERAY, EHSAN ABRI  veröffentlicht am   05.01.2018

Протесты в Иране продолжаются! BILD побеседовал с протестующими из 10 городов.

Учительница  из  города Ahvaz (1.1 миллиона жителей)

“Это не справедливо, что режим продолжает нападать на бедных и слабых – людей, которые не могут защитить  свои  права. Все должны иметь право высказывать своё  мнение свободно и без страха. Люди, которые выступают против режима в Иране, хотят быть услышанными. Это молодые, хорошо образованные люди, у которых все еще нет хорошей жизни здесь. Они безработные или зарабатывают деньги  тяжелым трудом – как я.

Мы хотим, чтобы наши голоса были услышаны. Режим хочет уничтожить  своих противников. Они фильтруют социальные сети. Несколько дней назад мы не могли даже позвонить  друг другу.

Я искренне хочу перемен. Европа и США не могут помочь нам; Иран никогда не позволит  им  это. Мне бы хотелось покинуть страну”.

Мать (54  года)из  города  Abhar (88 000 жителей)

“Все протесты направлены против бедности и коррупции. Нам нужен лидер оппозиции, но у нас нет никого. К настоящему времени всё  снова  тихо в моем городе. Однако это движение помогло всем. Мы больше не боимся, мы теперь говорим открыто и более уверены в себе”.




Рунак ( Runak*),  журналист из  города Sanandaj (370 000 жителей)

“Число участников [протестов] в Sanandaj постоянное. Вчера  в людей  стреляли. Но насколько я вижу, люди все еще полны решимости продолжать. Конечно, есть определенное беспокойство, что протесты будут подавляться  намного жестче. Особенно здесь у  нас,  в Курдистане.

В нескольких больших городах прошли  демонстрации. Однако мы ожидали большего  в таких городах как Тегеран. Но важно, чтобы люди продолжали [протестовать].

Местная полиция  в Sanandaj  вела себя мирно. Только Революционная гвардия и ополчение Basij были жестокими. Basij, в частности, опасны, потому что они могут легко смешаться с толпой в штатской одежде.

Интернет крайне важен для организации и сотрудничества. К сожалению, здесь в Sanandaj сеть или очень слабая, или  не работает вообще. Но люди всё  равно  выходят  на  улицу в  17:00,  потому что они знают, что демонстрации начинаются в то время.

Про-режимные  демонстрации  стали  разочарованием для режима. Это применимо ко   всему Ирану. Они даже использовали  архивные съёмки  для  показа по телевидению. Но  даже если бы  там  было  много людей, то  всё  равно,   все в Иране и за границей  знали бы, что многие из них пришли  туда  не  добровольно. Государственные служащие должны были  пойти на эти демонстрации, иначе они потеряют свою  работу”.

Мохсен (Mohsen*),  студент  из города  Sari (300 000 жителей)

“В начале на улицах было много  людей, но  постепенно  давление и страх усиливаются, так  что   теперь  мало  людей протестует. Они сначала хотят  услышать что  происходит  в   других городах, прежде чем они  осмелятся  снова  выйти  из  дома.

Однако я думаю, что  можно  свалить режим  большим  количеством  малых  протестов. Когда политики  замучаются  и  устанут, у нас будет  шанс  освободиться.

Мы координируем [свои действия]  через социальные сети и другие каналы. Но каждый раз, когда мы  решаем онлайн  о  месте и времени  для протеста, Революционная гвардия и ополчение Basij тоже  читают  это,  и  встречают  нас  там”.

Марьям* (50 лет), одинокая  мать,  двое детей, Тегеран (8 миллионов жителей)

“Люди выходят на улицы, потому что они хотят  что-то  есть  и  как-то  жить. Режим не способен  удовлетворить наши требования, поэтому  мы  хотим  перемен. Мы  не  отступим.  Наша цель состоит в том, чтобы свергнуть исламский режим.

Вечером,  на  улицы  Тегерана  всё  ещё  выходит много людей. В других городах,  таких  как Тебриз и Ahvaz, к протестам  присоединились  сотни.. Движение продолжается.

У меня есть чувство, что Basij и Революционная гвардия не хотят нападать. Особенно нормальные люди, которые работают в ополчении  Basij  только  по  экономическим  причинам  -   чтобы иметь работу, они не нападают на протестующих. У меня такое  чувство, что правительство боится. Вот почему ополчение  ведет себя   не  так  агрессивно  как  раньше.

Если  эта  волна, по любой причине,  схлынет  сейчас,  то  она  всё  равно  скоро  возвратится.  У нас больше нет выбора. Я думаю, что режим практически мертв. Мы только должны похоронить его труп.

Мы не хотим, чтобы западные правительства помогали нам – мы можем справиться самостоятельно. Но пожалуйста, не защищайте этот режим больше. Это - все, что мы требуем”.

Негар  (Negar*),  фотограф из  города Rasht (640 000 жителей)

“В моем городе приблизительно 50 процентов людей “за”, и 50 процентов  “против” режима. Даже при том, что это нелегко,  большое  количество людей присоединилось к протестам. Активность людей  продолжает расти. Кроме  того  мы готовимся  к демонстрациям  физически.

В больших городах люди больше боятся режима – больше  боятся  попасть  в тюрьму, быть убитым, потерять  работу  и так далее. Там  очень много  Революционной гвардии и ополчения Basij на улицах. Они делают все, чтобы подавить  протестующих”.


Акбар  (Akbar*),  фабричный рабочий  из Тебриза (1.5 миллиона жителей)

“Революционная гвардия была подготовлена к политическим протестам в больших  городах, но не в маленьких. Люди там,  зачастую,  даже более  раздражены и  агрессивны. Протесты  там  более радикальные. Возможно, фермеры и  крестьяне, например,  меньше боятся режима, чем люди, которые живут и работают в городах, потому что они меньше   подвергаются  воздействию  политической пропаганды  в их повседневной  жизни.

Революционная гвардия и ополчение Basij - люди, которые готовы умереть за аятоллу Али Хаменеи и режим. Они также не боятся убить  любого  человека. Они не предстанут перед  судом, они  могут  делать  всё  что  хотят  для  поддержания  власти  режима.  

Я не хочу поддерживать этот режим, потому что его законы не дают нам гражданских прав. Мы не свободны в  своих  действиях,  мы  должны  делать  то  что  хотят  они.  Так, почему я  должен  поддерживать  их?

Я хочу, чтобы западные правительства поддержали нас  хорошим  интернетом и оказав давление на режим. Режим  должен  допустить  свободу  слова. Мы должны наконец иметь легальное  право проводить  демонстрации, не  боясь  быть  арестованными. Тогда мы  увидим  -  сколько людей выступает против этого режима”.

Сайед  (Saiede*),  журналист из  Тегерана

“Вчера вечером на  улицах  было мало людей, потому что Революционная гвардия была везде. Они пытались  запугать людей. В больших городах  много полиции  охраны общественного порядка. В небольших городах  выступать  легче. Кроме того, в небольших городах  люди более бедные;  разница  в доходах  больше. Мы частично организуем протесты через социальные сети, но также и по электронной почте и  с  помощью “сарафанного  радио”. Есть  также  несколько таксистов, которые тайно передают информацию о протестах  своим  пассажирам.

Про-режимные  демонстрации  ненастоящие. Я  не  раз  видел, что многие люди покидали демонстрацию. Это - спектакль, поставленный  режимом. Многие участники  вообще  не хотят быть там. Режим делает все, чтобы  вывести  как можно большее  количество  людей на улицы.

Если протесты  сейчас  прекратят,  начнется  вторая фаза. Люди будут говорить друг с другом,  будут искать безопасные каналы связи. К концу года они вернутся  на улицы  с ещё  большей  силой”.

Реза  (Reza*),  художник  из  города Kerman (530 000 жителей)

“В Кермане, против протестующих  были использованы  только Революционная гвардия и ополчение Basij. Они  вообще  против  всех  людей,  из Ирана  ли,   из  Сирии или Йемена.

Режим  делает всё что в  его силах чтобы  бороться с социальными сетями, но люди все еще активны. Режим не имеет успеха. Люди могут изменить статус-кво”.



Баран  (Baran*),  домохозяйка из Тегерана

“Я хочу, чтобы исламский режим ушел. Моя квартира - мой мир,  но  и  моя тюрьма. Так  или  иначе,  но  я  не имею никаких прав в этой стране. Но я также  знаю, что  ситуация  станет  ещё  хуже, если  протесты  потерпят  неудачу.

Западные правительства больше не должны поддерживать режим. И они должны предоставить иранцам бесплатный интернет. Они могли  бы также оказать давление на Россию, Турцию и Китай, потому что эти страны помогают режиму.

Я также хочу, чтобы они помогли иранцам создать демократическую страну, в которой женщины имели  бы  те же самые права  что  и  мужчины”.

Хуссейн  (Hossein*),  студент  из  города Shahin Shahr (140 000 жителей)

“Многие люди здесь вышли  на улицы. Я думаю, что  этот  режим   это  не республика, и  не исламская. Для них было намного легче расправиться с протестующими в больших городах, потому  там  они  озаботились  безопасностью с  самого начала. Они никогда не думали, что  однажды   движение может  начаться в небольших городах. Поэтому  вряд  ли  есть  какие-то  силы  для  репрессий  здесь.

Мы общаемся через  интернет, но за последние  несколько дней, он  стал  намного медленнее.

Революционная гвардия и ополчение Basij  отказывают  в  чувстве  собственного достоинства людям, которые думают по-другому. Они просто  не  воспринимают  нас как людей”.

Активистка из города Kermanshah (850 000 жителей)

“В первые несколько дней,  число  участников и активность в  моём  городе  были  очень  высокими. Однако,  со  вчерашнего  дня,  они  немного  снизились  из-за невероятного увеличения сил безопасности и насилия над протестующими. Но мы ожидаем, что протесты  снова  усилятся.

Люди в  провинциях  сильно затронуты экономической ситуацией. В больших городах  обстановка  немного лучше. Я думаю, что это  поэтому  протесты более сильны в провинции, чем в больших городах.

Силы безопасности – главным образом полицейские –  вначале оставались спокойными. Когда протесты  усилились,  к  ним  присоединились  ополчение Basij и Революционная гвардия. Они стали  действовать  очень  жестко. Тогда  протестующие  попытались защищаться. Революционная гвардия сообщила  нам, что у них есть  приказ  стрелять.

Интернет очень слаб, и приложение Telegram было заблокировано. Однако у людей есть программное обеспечение, чтобы обойти блокирование. Люди  всегда найдут  способ общаться друг с другом.

Про-режимная  демонстрация  в моем городе была  не  больше, чем  анти-режимные  демонстрации  последних  нескольких дней. Однако,  участниками  про-режимной  демонстрации были члены  Революционной гвардии, ополчения Basij,  военные  и государственные  служащие. Мы ожидали, что их демонстрация будет больше, но они не смогли  этого  сделать”.

статью прочитали: 2288 человек

   
теги: Иран  
   
Комментарии 
Евгений, 13.01.2018 23:21:10
Люди сейчас везде одинаковые. А точнее продажные антинародные элиты. Браво, западная цивилизация! Вы умело разделываете очередных индейцев. (Уточню, русские уже разделаны, чтобы не обольщались о себе)

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

HashFlare
Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"