быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 11.09.18 23:24
   
 

«Я не могу быть президентом»

Fear: Trump in the White House by [Woodward, Bob]Сегодня в США вышла книга «Страх. Трамп в Белом доме» легендарного журналиста The Washington Post Боба Вудворда, получившего Пулитцеровскую премию за серию материалов о событиях, названных впоследствии Уотергейтским скандалом. На прошлой неделе WP опубликовала несколько отрывков из нее. Последовавшую реакцию Белого дома и высокопоставленных чиновников на эту публикацию издание сравнило с «нервным срывом». Трамп так и не дал интервью для новой книги Вудворда – по данным издания, он согласился поговорить с журналистом, когда рукопись уже отправилась в печать.

The Bell пересказывает несколько отрывков из книги – о том, как проходила самая скандальная политическая кампания в США, что происходит в Белом доме сейчас и как Трамп справляется с нападками по поводу его связей с Россией.

Трамп как катастрофа

  • «Страх» начинается с рассказа о «скрытых махинациях» сотрудников Белого дома, с помощью которых приближенные Трампа пытаются контролировать его импульсивное поведение и «предотвратить катастрофу как для самого президента, так и для страны, которую он возглавляет».

  • Вот только один пример: год назад экономический советник президента США и бывший президент банка Goldman Sachs Гэри Кон увидел в кабинете у Трампа черновик его письма о выходе США из соглашения о свободной торговли с Южной Кореей. Прочитав документ, Кон пришел в ужас: отправка этого письма означала бы не только разрыв экономического и военного сотрудничества между странами, но и поставила бы крест на всей разведывательной работе США в регионе.

  • Пока Трамп негодовал, что военная база в регионе обходится США больше, чем в $1 млрд в год, Кон думал о том, что это письмо, если бы только оно было отправлено, стало бы «катастрофой для национальной безопасности». Присутствие американских военных в Южной Корее стратегически важно для национальной безопасности США: только так военные могут вовремя обнаружить пуск северокорейской ракеты и сбить ее до того, как она вадостигнет их территории.

  • Понимая, что Трамп в любой момент может подписать это письмо, и не имея времени на раздумья,  Кон просто стащил документ со стола президента. «Я украл его со стола. <…> Надо было защитить страну», – рассказывал Кон своему помощнику. В хаосе и беспорядке Белого дома Трамп не заметил пропажу.

  • Вместе с секретарем Трампа Робом Портером Кон потом еще не раз «откатывал назад решения Трампа, которые казались ему импульсивными или опасными». Когда на стол Трампа попадал очередной неизвестно кем написанный черновик, Кон мог запросто стащить его, а президент о нем просто забывал. Вудворд называет это «административным госпереворотом».

  • «Треть моего времени была посвящена тому, чтобы реагировать на по-настоящему опасные идеи Трампа и пытаться убедить его в том, что они не так уж хороши», – рассказывал Вудворду Портер. В десять раз чаще, чем воровать бумаги с президентского стола, Портеру и Кону приходилось просто оттягивать принятие тех или иных решений Трампа, пока тот о них просто не забывал. Но каждый раз у Портера было ощущение, что они «ходят по краю обрыва».

Make America Great Again

  • Оказывается, президентские амбиции возникли у Трампа еще в 2010 году, за шесть лет до избрания. В августе этого года Стив Бэннон, продюсер альт-правых политичеких фильмов и будущий советник Трампа, поднял трубку. Ему звонил Дэвид Босси, один из активистов Республиканской партии, на протяжении многих лет разоблачавший Билла и Хиллари Клинтон.

– «Можешь поехать со мной в Нью-Йорк?», – спросил Босси.

– «Зачем?»

– «Встретиться с Дональдом Трампом»

– «Зачем?»

– «Он думает о том, чтобы баллотироваться в президенты»

– «Какой страны?», – спросил Бэннон.

Но Босси настаивал, что все серьезно, и что он работает с Трампом над этой идеей уже несколько месяцев.

– «У меня нет времени на … [онанизм], чувак, – ответил Бэннон. – Дональд Трамп никогда не баллотируется. Забудь об этом. Против Обамы? Забудь это. У меня нет времени на эту сраную чушь».

  • Но в итоге Бэннон все-таки отправился в Нью-Йорк на встречу. Он же шесть лет спустя, пишет Вудворд, придумал ставший знаменитым и принесший Трампу победу слоган Make America Great Again.

Цитата: «Не беспокойся о рейтингах, – уговаривал Трампа Бэннон, когда тот жаловался, что глава его избирательного штаба Пол Манафорт не справляется с кампанией. – Все просто. Две трети американцев считает, что страна идет по неправильному пути, 75% – что страна в упадке. Это создает площадку для тех кандидатов, которые выступают за перемены, Хиллари – это политик прошлого. Мы просто собираемся выйти на контрасте с Клинтон. Она выступает за сохранение статус-кво с коррумпированными и некомпетентными элитами, которым удобно управлять кризисом. А ты  выступаешь от имени забытых людей, которые хотят снова сделать Америку великой».

Вмешательство в выборы

  • Первые признаки российского вмешательства были замечены в электронных базах избирателей еще летом 2015 года – сначала в Иллинойсе, а потом еще в 20 других штатах.  По мере того, как АНБ и ФБР находили все больше информации о взломах, тогда еще директор национальной разведки Джеймс Клэппер беспокоился о том, что Россия может воспользоваться полученными данными для манипуляции голосами избирателей: «Русские всегда пытались доставить неприятности». О попытках взлома сообщили действующему Бараку Обаме, госсекретарю, министру обороны, советнику национальной безопасности и директору ЦРУ.

  • Разведданные о российском вмешательстве, которые со временем становились все более убедительными, вызывали глубокое беспокойство в администрации Обамы. Но было непонятно, должен ли президент обнародовать эти данные? Это могло выглядеть так, будто он нападает на кандидата от Республиканской партии Трампа, связывая его фигуру с Россией. Было бы это похоже на попытку Обамы вмешаться в выборы и могло ли это впоследствии ударить по его собственной репутации? Молчать было тоже опасно – «о боже, мы знаем о вмешательстве в выборы, но не предпринимаем никаких действий, не сообщаем об этом людям?». Такая стратегия также могла нанести удар по имиджу Обамы и его советников по национальной безопасности. А при очень маловероятном и практически невообразимом сценарии, если  Трамп выиграет выборы и разведданные будут обнародованы, появятся и другие вопросы – что им было известно, когда им стало об этом известно и что они сделали?

  • Директор ЦРУ Джон Бреннан выступал категорически против обнародования разведданных: он пытался защитить свои источники, которые предоставляли информацию. Вместо этого он решил обсудить этот вопрос напрямую с главой ФСБ Александром Бортниковым. Обама идею Бреннана одобрил. Но переговоры не удались: Бортников отрицал какие бы то ни было попытки вмешательства.

  • 7 октября Клэппер и министр внутренней безопасности США Джен Джонсон опубликовали совместное заявление, в котором официально обвинили Россию во вмешательстве в выборы, Владимир Путин в пресс-релизе упомянут не был. Спецслужбы ожидали, что это обвинение произведет эффект разорвавшегося снаряда, но все вышло наоборот. Через несколько часов после их публикации их заявления The Washington Post опубликовала запись 2005 года, на которой кандидат в президенты Дональд Трамп рассуждал о женщинах, не подозревая, что его записывают:

Цитата: «Я сразу целую красоток. С ходу, даже не жду. Когда ты звезда, они позволяют тебе это делать, что угодно позволяют. Схватить за промежность. Они позволяют тебе все».

  • Эта запись едва не стоила Трампу президентства – большая часть его окружения и видные республиканцы настаивали, чтобы он снял свою кандидатуру. Вместо этого Трамп, по совету Бэннона, на следующие дебаты с Клинтон пригласил в зал четырех женщин, которые обвиняли в домогательствах Билла Клинтона.

  • В тот же день, когда WP опубликовала эту запись, WikiLeaks выложила украденные письма главы штаба Клинтон Джона Подесты.

  • Так про обвинения спецслужб в адрес России и ее попыток вмешательства в выборы все на время просто забыли.

Победа

  • В ночь выборов следовало следить за онлайн-табло на сайте New York Times – прогнозы с вероятностью в 85% отдавали победу Клинтон. Но в 10:36 вечера Трамп выиграл в Огайо, в 10:50 – во Флориде, в 11:11 – в Северной Каролине, и это был поворотный момент, а после полуночи он взял и Айову.

  • В этот момент президент Обама отправил сообщение Хиллари Клинтон, в котором написал, что непредсказуемый исход выборов, как это было в 2000 году, не принесет стране ничего хорошего. В 2:29 ночи за Трампа проголосовал Висконсин, и агентство AP объявило его победителем.

  • «Это была не просто кампания, а невероятное, великое движение… в котором участвовали американцы всех рас, религий, основ и чаяний», – вещал Трамп в отеле Нью Йорк Хилтон. – Мы будем искать точки соприкосновения вместо враждебности, партнерства вместо конфликтов». Поблагодарив семью и свою команду, Трамп принялся принимать поздравления от лидеров других стран. Позвонил Путин, Си Цзиньпин и многие другие. «И постепенно до него стало доходить, – вспоминает Бэннон. – Что это реальная сделка. Но этот парень был абсолютно к этому не готов. Хиллари Клинтон всю свою сознательную жизнь готовилась к этому моменту. Трамп не готовился к нему ни секунды».

Отчет о проститутках

  • После выборов президент Обама поручил главам спецслужб подготовить окончательный секретный отчет о вмешательстве России со всеми имеющимися деталями и источниками, чтобы потом представить его лидерам партий и вновь избранному главе государства Трампу.

  • К представлению отчета перед Трампом главы спецслужб – директор национальной безопасности Клэппер, глава ЦРУ Бреннан, глава ФБР Джеймс Коми и глава Агентства национальной безопасности Майк Роджерс – готовились вместе. Они подозревали, что избранный президент посчитает этот отчет попыткой оспорить его победу, поэтому решили сформировать общую позицию, основную часть брифинга должен был взять на себя Клэппер. Было очевидно, что «брифинг разбудит чудовище».

  • В тот же момент в руки спецслужб попало досье бывшего британского разведчика Кристофера Стила, в котором тот описывал якобы тесное сотрудничество Трампа с российскими спецслужбами, а также визит Трампа в Россию, где он якобы провел ночь с проститутками (подробно об этом досье мы писали здесь и здесь). Тогда документ еще не был опубликован, но спеслужбы знали, что он уже есть у журналистов. Перед главами ведомств встал вопрос о том, как представить его Трампу. ФБР считало, что если они не расскажут о досье президенту, то это будет выглядеть так, словно они хранят на него компромат. Рассказать о материалах Трампу решил глава ведомства Коми, но он планировал это сделать только после основной части брифинга с презентацией отчета спецслужб о российском вмешательстве в выборы. Предполагалось, что досье будет представлено как некое приложение к отчету.

  • Встреча глав спецслужб с Трампом состоялась 6 января. Как и ожидалось, Трамп был преисполнен скепсиса и выражал сомнение, в том числе в качестве источников американской разведки: «Я не верю источникам. Это люди, которые продали душу и свою страну. Я не верю […] этим шпионам». Глава ЦРУ Бреннан, чье ведомство практически полностью полагается на данные, полученные от источников, предпочел не рассказывать своим сотрудникам об этом эпизоде.

  • Коми, который после общей встречи тет-а-тет рассказывал Трампу о существовании досье с компроматом, чувствовал себя неуютно: «Все это было достаточно странным. Когда я говорил, я чувствовал себя не в своей тарелке. Как будто я наблюдал со стороны за тем, как я рассказываю новому президенту о проститутках в России».

  • В итоге многомесячная работа спецслужб, их детальный отчет о российском вмешательстве, который имел принципиальное значение и огромные последствия, произвел на Трампа меньшее впечатление, чем досье, содержимое которого не было подкреплено никакими доказательствами.

Гнев и паранойя

  • В Белом доме всем было очевидно, что расследование спецпрокурора Роберта Мюллера о российском вмешательстве в выборы и о том, было ли это вмешательство согласовано с Трампом, задевает президента. Чиновники, которые проводили с ним больше всего времени, говорили, что на него уходит «слишком много эмоциональной энергии» Трампа.

  • Расследование отвлекало президента: оно сводило его с ума и Трампу с трудом удавалось переключиться на другие вопросы. Он целыми днями злился из-за Мюллера, генпрокурора Джеффа Сешнса и его заместителя Рода Розенштейна. Периодически помешательство проходило, но бывали моменты, когда Трамп был полностью поглощен этой темой и отвлекался из-за этого от своих обязанностей на посту президента.

Цитата: «Я не могу быть президентом, – жаловался Трамп. – Такое ощущение, что у меня связаны руки: из-за Мюллера я не могу делать то, что со стороны будет выглядеть выгодным для России или Путина».

  • Трамп вспоминал о расследовании Мюллера даже во время обсуждения чувствительных для него вопросов (вроде китайских пошлин). Обычно его ремарки касались какого-нибудь телевизионного сообщения. «Как это выглядит? Как, ты думаешь, я должен на это ответить?».

  • При этом Трамп не упускал возможности, чтобы заявить о «несправедливом» характере этого расследования и назвать его «охотой на ведьм». Трамп был убежден, что не сделал ничего плохого.  Как отмечал помощник президента Роб Портер, на Трампа давило то, что были люди, которые обладали большими полномочиями, чем он, и что он не был «главным». Президент боялся, что его могли прослушивать.

  • Другим фактором, который сильно отвлекал президента, были сообщения СМИ о связях Трампа с Россией или о том, что Трамп нарушил закон. Перед тем, как улететь на какую-нибудь встречу, Трамп говорил своим помощникам: «Я думаю, что первые 10 минут я буду просто ругаться на СМИ». А советник по национальной безопасности Герберт Макмастер жаловался, что из-за новостей «не мог привлечь внимание Трампа».

Показания Трампа

  • Прокуроры из команды Мюллера хотели «побеседовать» с Трампом. В начале января 2018 года Мюллер передал президенту список из 16 вопросов, которые они хотели бы обсудить. Но адвокат президента Джон Дауд, возглавлявший команду юристов президента, считал, что список не достаточно подробный и хотел получить от прокуроров более подробную картину предстоящего «интервью». Для этого он предложил написать Мюллеру письмо с ответами на 16 вопросов, чтобы в процессе переписки выяснить, что именно было известно по этим темам прокурорам. «Здесь расписана наша позиция и наше видение его [Мюллера] позиции и почему вам не следует, почему он не имеет права задать вам вопросы», – так Дауд описывал Трампу подготовленный документ.

  • Сам Трамп был не против дать показания Мюллеру. Один раз Дауд даже даже устроил ему тестовый перекрестный допрос, выступив в ролли спецпрокурора. И все шло неплохо, но как только он дошел до вопросов об экс-главе ФБР Коми, Трамп просто взорвался: «Это [показания Коми, в которых он говорил о попытке Трампа повлиять на расследование] все ложь!». Дауд ничего не мог с ним поделать, он думал, что если бы на его месте и вправду был Мюллер, Трамп уволил бы его, не дожидаясь окончания допроса. Было ощущение, что Трамп недоумевает: «Почему я сижу здесь и отвечаю на вопросы? Я же президент США!».

  • Во время встречи с Мюллером Дауд рассказал ему об ответах президента и о том, почему Трампу, по мнению его защитников, не стоит давать показания: «Я не хочу, чтобы он выглядел идиотом. И я не собираюсь сидеть и позволять ему выглядеть идиотом. Вы опубликуете стенограмму, а за границей будут говорить: «Мы же говорили, что он идиот. Мы же сказали, что он чертов болван. Зачем мы ведем с ним дела?»». «Джон, я понимаю», — ответил ему Мюллер.

Пересказ отрывков из книги Боба Вудворда «Страх. Трамп в Белом доме» подготовила Лиана Фаизова



статью прочитали: 960 человек

   
теги: Дональд Трамп  
   
Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"