быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 09.02.19 05:20
скаут: Игорь Львович; переводчик Игорь Львович;
   
 

Военная игра: как ответят Соединённые Штаты, если Россия или Китай собьют американский разведывательный самолет?

By: Kyle Rempfer January 17

Разведывательный  самолет MC-12W возвращается из миссии над Афганистаном в 2014 году. (Senior Airman Kayla Newman/Air Force)

Приведет ли  развитие беспилотной  авиации к возникновению  в мире ещё большего количества конфликтов?

Это то,  о чем в прошлом   предупреждали некоторые эксперты и политики, утверждая, что отсутствие  пилотов позволит военным лидерам проводить более рискованные операции, не подвергаясь риску  негативных политических последствий из-за потери членов экипажа, если миссия окажется неудачной.

Однако военная игра, проведённая  MIT Lincoln Labs и Гарвардским университетом  в сентябре 2017 года, ставит под сомнение это предположение.

В исследовании приводятся доводы в пользу того, что  боевые действия ведомые с помощью беспилотников могут снизить вероятность конфликта между государствами, поскольку военные планировщики  избегнут ловушки эскалации военного конфликта в случае потери БПЛА.

Вот гипотетический сценарий: американский беспилотник MQ-9 Reaper  летит в  европейском  воздушном пространстве - наблюдая,  например, за наращиванием военной мощи в районе украинского Донбасса или “прочесывая” российский анклав Калининград на Балтийском море.

Дрон остается в воздушном пространстве НАТО, но коридоры тесны  и его полет проходит вблизи российских границ.

Через час после начала миссии, российские вооруженные силы,  используя ракету класса "земля-воздух" SA-8 Gecko, сбивают Reaper. Некоторые из обломков падают  на российской территории и с гордостью демонстрируются на спонсируемом Кремлем телевидении как свидетельство  нападения Запада.

«Вы являетесь членом группы планирования в 609-м Центре управления совместными действиями  авиации», - говорится в информационном документе-сценарии военной игры. «Пока Центр ожидает политических/стратегических указаний  от вышестоящего о штаба, командующий военно-воздушными силами Центрального командования США поручает вашей команде приступить к разработке вариантов реагирования».

Игроки в сценарии взаимозаменяемы. Это может быть равный противник, такой как Россия или Китай,  или региональная держава, такая как Иран, или, как в случае с данной военной игрой, сценарий может включать в себя вымышленные страны.

An RQ-4 Global Hawk lands at Misawa Air Base, Japan on June 1 for a temporary intra-theater deployment. (Staff Sgt. Deana Heitzman/Air Force)

1 июня RQ-4 Global Hawk приземляется для временного развертывания на авиабазе Мисава, Япония. (Staff Sgt. Deana Heitzman/Air Force)

Несмотря на это, участники военной игры должны  были представлять вышестоящему командованию варианты  ответного реагирования, сказал Эрика Лин-Гринберг, бывшая  на действительной службе в ВВС офицером разведки, а ныне  кандидат политических наук Колумбийского университета, автор научно - исследовательской работы  по  данной  военной игре.

В исследовании 2017 года Лин-Гринберг случайным образом разделила 28 участников имевших  военный опыт на семь команд. Сценарий для всех команд был один и тот же. Но одним  сказали, что сбитый летательный аппарат был дроном, а другим, тем, кто участвовал в трех контрольных играх, сказали, что это  был разведывательный самолет MC-12 Liberty, четыре члена экипажа которого погибли.

«Перчатки сняты», - сказал полковник армии США.

«Это -  конфликт. Если они сбили наших военнослужащих, мы ответим "  - сказал один из офицеров ВВС США.

Все три команды, которым сказали  о потерях среди американских летчиков, одобрили удары по силам вымышленной нации. Две из этих команд также  отправили войска на вражескую территорию, чтобы найти обломки самолета и останки членов экипажа.

Команды, потерявшие беспилотный дрон,  были гораздо более сдержанными.

«Команды часто относились к сбитию беспилотников относительно безобидно, легкомысленно обсуждая, что  теперь делать с потерянным беспилотником», - пишет Лин-Гринберг в газете.

Ни одна из четырех команд, потерявших дроны, не  пошла на эскалацию, начав наносить удары, но все полагали, что какой-то ответ  будет гарантированно дан. В конце концов, неспособность принять меры может дать враждебной  стране ощущение победы, поставить под вопрос решимость США или непреднамеренно спровоцировать будущую атаку.

A forward area refueling point team refuels an MC-12W Liberty during Exercise Emerald Warrior at Hurlburt Field, Fla., in May 2016. (Tech. Sgt. Gregory Brook/Air Force)

Передовая зона,  заправочная команда  заправляет MC-12W Liberty во время учений  Emerald Warrior на Херлбурт-Филд, штат Флорида, в мае 2016 года. (Tech. Sgt. Gregory Brook/Air Force)

Лин-Гринберг сказала, что, когда она  брала интервью у американских офицеров для своего исследования, они часто говорили  о том, что они не хотят терять технику.

«Но их расчеты  при принятии решения могут  немного отличаться, когда вы помещаете их в симулированный контекст», - сказала  она Air Force Times.

Существует множество реальных примеров подобных ситуаций. Например, в 2012 году Иран, по сообщениям, попытался сбить Predator MQ-1 над Персидским заливом.

«Наш ответ был довольно приглушенным, - сказал Лин-Гринберг. - Мы отправили несколько неприятных дипломатических нот и закончили тем, что сопровождали Predator’ов  с F-22, но мы не дали действительно существенного, жесткого ответа».

Иранцы также решили не обострять ситуацию  или, по крайней мере, не слишком осмелели   после того, как выстрелили по беспилотнику.

«Возможно, они  еще будут нападать  на Predator’ов and Reaper’ов, но сбить пилотируемый самолет  они пока еще не пытались. Внутри себя они признают, что есть разница между пилотируемой  техникой и беспилотником», - сказала Лин-Гринберг.

США также  не склонны  публиковать информацию о потере дронов. Сбитие  дрона предполагает огромную пиар-победу государства-агрессора. Но если это вообще не признается, то  США могут проигнорировать ситуацию и избежать даже необходимости реагировать таким образом, который был бы политически невозможен, если бы на  борту был человек.

Военные игры с дронами  имеют важное значение, так как ожидается, что  масштабы применения беспилотных платформ будут только расширяться.

«К концу 2014 года двадцать семь стран обладали «продвинутыми» беспилотниками, определяемыми как  БПЛА, которые могут оставаться в воздухе не менее двадцати часов, работать на высоте не менее 16 000 футов и иметь максимальную взлетную массу в минимум 1320 фунтов», - писали исследователи Майкл Хоровиц, Сара Крепс и Мэтью Фурманн в статье MIT Press Journal, посвященной распространению беспилотников в 2016 году .

Даже в США, стране с, возможно, самыми продвинутыми дронами, все  время говорят о том, что дроны могут делать дальше.

«Если вы командир, и у вас есть два самолета, которые имеют примерно одинаковые возможности, во многих случаях имеет смысл  уменьшить риск и отправить беспилотную платформу, - сказала Лин-Гринберг. - Было много разговоров о том, что [RQ-4] Global Hawk в конечном итоге заменит U-2 [Dragon Lady] ... Это еще не произошло, но с каждым годом мы все больше и больше обсуждаем подобные вещи ».

Тем не менее, все еще существуют ситуации, в которых командир может выбрать пилотируемую платформу, даже если дрон может выполнить эту работу. В другом сценарии, не включенном в её  статью, Лин-Гринберг попросила участников спланировать демонстрацию силы после того, как страна-изгой запустила межконтинентальную баллистическую ракету вопреки желанию международного сообщества.

An MQ-1 Predator and an MQ-9 Reaper sit on the airfield at Creech Air Force Base, Nev. (Staff Sgt. Vernon Young Jr./Air Force)

MQ-1 Predator  и MQ-9 Reaper на аэродроме на авиабазе Крич, штат Нью-Йорк (Staff Sgt. Vernon Young Jr./Air Force)

При  выборе  между бомбардировщиком  B-2 и беспилотным вариантом  с аналогичными характеристиками,  участники иногда выбирали пилотируемый бомбардировщик, потому что он показывает что «игра идёт по-крупному».

«Но интересно то, что многие команды просили прислать оба», - сказала Лин-Гринберг.

«Пилотируемый бомбардировщик  демонстрирует решимость, а беспилотный -  технические возможности и мощь»

Один из давних вопросов заключается в том, применимы ли результаты этого исследования к офицерам из конкурирующих держав. Как китайский или российский офицер отреагирует на сбитие  своего беспилотника или пилотируемого самолета?

Важную  роль в этом  будут играть внутренняя  и международная политические ситуации. Коммунистическая партия Китая, например, в значительной степени управляет средствами массовой информации в своей стране. И,  если партия готовится к агрессивному ответу против “стрелка”, она может подготовить своё население к этому националистической риторикой в ​​официальных газетах.

«По вопросам внешней политики,  для получения ежедневной информации,  китайская общественность в подавляющем большинстве случаев полагается на официальные средства массовой информации», - написал Юн Сунь, директор Китайской программы в Центре Стимсона, в публикации 2011 года . «Что касается текущих иностранных дел, касающихся Китая, министерство иностранных дел и агентство новостей Синьхуа совместно определяют содержание и тон информационных сообщений, чтобы убедиться, что они соответствуют официальным позициям Китая».

Это означает, по крайней мере  на первый взгляд, что реакция Китая на потерю беспилотного летательного аппарата или даже пилотируемого самолета может быть чрезвычайно взвешенной - если этого захочет  коммунистическая партия.

Лин-Гринберг не проводила  исследований с иностранными военными офицерами, но у неё сложилось впечатление, что в вопросах эскалации существует общее мнение.

«У меня была возможность встретиться с вышедшим в отставку старшим офицером [Народно-освободительной армии  Китая]… в звании эквивалентном нашему однозвездному генералу [бригадный генерал, генерал-майор]», - сказала Лин-Гринберг.

«Когда  мы с ним разговаривали, он  высказывался очень похоже на высокопоставленного американского офицера… говорил  о неприятии жертв и о вещах, которые мы обычно не связываем с военными из автократических государств - добавила она -  Вы могли бы подумать, что они были бы гораздо более готовы принять жертвы, чем если бы они были из демократического государства, но он говорил о пилотируемых самолетах и ​​беспилотниках очень похоже на американских офицеров »


About Kyle Rempfer

Kyle Rempfer -  бывший офицер боевого управления ВВС США, редактор   рубрики Early Bird Brief в Military Times.



статью прочитали: 27949 человек

   
теги: США  
   
Комментарии 
Виктор Иванов, 12.02.2019 07:00:01
Подростковый уровень мышления американцев наводит на грустные мысли...

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"