быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 15.11.20 19:22
 
 

Иностранная пресса - о Карабахе

Армения

Neues Deutschland: Тяжелое состояние карабахских армян является также результатом политики ЕС

11.11.2020

Редактор немецкой газеты Neues Deutschland Петер Штайнигер в своей статье «Гонка сил» прокомментировал недавнее прекращение огня в Нагорном Карабахе.

«Тяжелое состояние карабахских армян также является результатом политики ЕС, которое способствовало Эрдоганy в качестве прибыльного для себя преступника, продолжая продавать ему оружие»,- пишет Петер Штайнигер.

«Армения проиграла неравную битву за Нагорный Карабах, которую навязал стране правитель Азербайджана Алиев в ходе агрессивной войны. Сейчас Россия пытается вновь заморозить конфликт с измененной географией. Баку получает большой кусок торта. Алиев также осмелился нанести удар по маленькой «Республике Арцах», потому что Москва дала понять, что ее поддержка армянских союзников закончится в границах родины. Русские не рискнули вступить в войну с представителем НАТО Турцией на юге. Не зря США предоставили президенту Турции Эрдогану карт-бланш, чтобы начать войну в регионе. Ереван действует самостоятельно, и должен за это платить. Национальные вспышки не выигрывают войну. Тяжелое состояние карабахских армян также является результатом политики ЕС, которое способствовало формированию облика злодея у Эрдогана, продолжая продавать ему оружие. Он отвечает взаимностью наемниками на поле битвы Карабаха. Для Азербайджана и Великих Османов война идеологически мотивирована. Триумф победы укрепляет позиции Алиева. Все стороны помогли ему добиться успеха в сделке. Русский медведь поспешно запечатывает сделку, отправив своих миротворцев»,-  отмечает автор статьи  «Гонка сил».

Армения

L'Opinion считает войну в Арцахе очередной после Сирии и Ливии неудачей Франции

L'Opinion считает войну в Арцахе очередной после Сирии и Ливии неудачей Франции  

 11 Ноябрь, 2020

В результате 45-дневной войны Азербайджан не смог захватить весь Нагорный Карабах силой оружия. Как сообщает Арменпресс, об этом написала французская газета L'Opinion,коснувшись развязанной Азербайджаном 27 сентября арцахско-азербайджанской войны и трехстороннего заявления от 10 ноября. Газета отмечает, что хотя конечная цель не была достигнута, нынешняя ситуация в Азербайджане воспринимается как «конец тридцатилетнему унижению» после поражения 1994 года.

Напомнив, что заявление было принято лидерами трех стран - Армении, России и Азербайджана, французская газета пишет, что Турция осталась за кулисами, а руководство Арцаха не появилось за столом переговоров.

«Россия - явный победитель в этом конфликте․ Именно Путин достиг политического соглашения, и российские миротворцы были размещены в зоне соприкосновения. Официальная Москва усилила свои позиции в Армении, в стране, которая уже зависит от России, а после войны эта зависимость станет больше», - пишет L'Opinion.

Коснувшись вопроса Турции, газета отмечает, что, поддерживая Азербайджан («Два государства, один народ», как говорят в Анкаре), в переговорах с Россией она навязала свое присутствие: «Этот диалог между Путиным и Эрдоганом увеличил театр еще больше после энергетических проблем, после Сирии и Ливии. А соседний Иран остался в тени, разделив дружеские отношения с Арменией и азербайджанским меньшинством, проживающим на его земле. Азербайджанцы говорят по-азербайджански, который очень близок к турецкому, но в то же время они мусульмане-шииты, как иранцы».

Для L’Opinion ясно одно: западные страны во главе с США и Францией выброшены из дипломатической игры. «С 1994 года три сопредседателя Минской группы - Франция, США и Россия - несут ответственность за поиск решения этого конфликта. Они потерпели неудачу, в том числе потому, что армянская сторона, выигравшая предыдущую войну, была довольна статус-кво. Это очередная после Сирии и Ливии неудача проармянской и враждебной Турции Франции», - пишет издание.

Как пишает L'Opinion, война в Нагорном Карабахе будет анализироваться в военных школах, особенно во Франции, где в настоящее время рассматривается возможность такого противостояния. Военное руководство азербайджанской стороны воспользовалось военной помощью Турции, в том числе спецназом, благодаря чему военные силы Баку были доведены до достаточно хорошего уровня.

Армения

Томас Де Ваал: Пашинян ничего не делал, чтобы подготовить народ, даже говорил о победе

 11.11.2020

Британский журналист, старший научный сотрудник Carnegie Europe, эксперт по вопросам Кавказа Томас Де Ваал прокомментировал последние договоренности, достигнутые по Нагорному Карабаху между Арменией, Россией и Азербайджаном.

По его словам, это унизительное соглашение для армянской стороны, хотя еще есть совершенно непонятные пункты, которые не были адекватно обсуждены.

«Это большое поражение для армян», - сказал журналист.

Де Ваал также отметил, что еще одним фактором, вызвавшим шок в армянском обществе, стало то, что премьер-министр страны Никол Пашинян ничего не делал, чтобы подготовить народ и даже за несколько часов до подписания соглашения говорил о победе.

Де Ваал подчеркнул, что для взятия Шуши для азербайджанской стороны было достаточно, чтобы объявить о своей победе.

«Есть много причин, по которым они могут быть счастливы в связи с подписанным», - сказал он, отметив пункт, по которому контроль на 7 районами переходит к Азербайджану, что станет нравственным стимулом для страны.

По словам Де Ваала, это не все, что хотел Азербайджан, но «эта страна получила больше, чем могла мечтать».

Эксперт отметил, что это большая победа также для Турции, так как Анкара и президент страны Реджеп Тайип Эрдоган глубоко вовлечены в этот конфликт.

Де Ваал также отметил, что это соглашение после периода правления Эрдогана может привести к турецко-армянскому сближению, каким бы нереальным это сейчас ни казалось.

Ранее президент РФ Владимир Путин заявил, что РФ, Азербайджан и Армения достигли договоренностей по размещению российских миротворцев в Карабахе.

В свою очередь премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил, что подписал совместное заявление с главами России и Азербайджана о прекращении карабахской войны с 01:00.


Россия

«Азербайджанцы ехали как в мирное время: ни завалов, ни разрушений, ни минных заграждений»

Москва, 13.11.2020 

Петр Скоробогатый

«Эксперт» №47 (1185)  

«Азербайджанцы ехали как в мирное время: ни завалов, ни разрушений, ни минных заграждений»

ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Война в Карабахе продолжалась сорок пять дней и закончилась разгромным поражением армянской стороны. Если бы не мирные соглашения, заключенные при посредничестве России, оборона северной части спорной территории рухнула бы довольно скоро. Азербайджанцы просто перекрыли все транспортные артерии для подвоза оружия и подкреплений. Мало кто предполагал полтора месяца назад, что горный «крепкий орешек» так быстро сдастся, учитывая высокую личную мотивацию армянских солдат. Однако уже в первые дни была прорвана оборона на юге, через двадцать дней взяты ключевые города Физули и Гадрут, и затем азербайджанские войска быстро покатили вперед, будто бы не встречая особого сопротивления даже в труднодоступной гористой местности.

Почему Армения так легко уступила свой священный Арцах? Об этом мы поговорили с Виктором Мураховским, полковником в отставке, членом экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии Российской Федерации, главным редактором журнала «Арсенал Отечества».

— Виктор Иванович, как вы оцениваете мирные соглашения, которые были заключены между Арменией и Азербайджаном?

— Соглашения, прежде всего, фиксируют текущее положение на фронте. Азербайджан войска не отводит, контролирует, значит, и Шушу. Тем самым Армения поставлена в куда худшее положение, чем до начала конфликта. Известно, что цель любой войны — получить положение лучше, чем до войны. Здесь однозначно есть сторона, которая получила преимущества.

Но в то же время до заключения соглашения была ситуация, когда Нагорный Карабах стоял перед фактом окончательной стратегической катастрофы. И это соглашение, по сути дела, предотвратило такую катастрофу. Поэтому если говорить в целом, то стороны фактически вернулись к ситуации, которая обсуждалась на переговорах в Мадриде достаточно давно. То есть они взаимно отвечают за транспортные коридоры к своим анклавам, расположенным на коренных территориях своих соседей. Это такой равновесный баланс, который позволяет надеяться на соблюдение этого соглашения обеими сторонами.

— Что можно сказать об интересах России в данном соглашении? Можно ли говорить о какой-то выгоде для нас с учетом того, как развивались события?

— Вот вы знаете, насчет выгоды… Это не слишком большая, мягко говоря, выгода — участвовать своими войсками в разъединении враждующих сторон. Гораздо для нас было бы спокойнее и приятнее развивать экономические отношения с обеими сторонами.

Но ситуация складывалась так, что вблизи наших границ — Азербайджан, я напомню, граничит непосредственно с Российской Федерацией и по суше, и на Каспии — существовал вот такой тлеющий конфликт, который в любой момент мог взорваться. И он взорвался в конце концов. Поэтому наша первоочередная выгода в том, чтобы такого конфликта не было, по крайней мере чтобы не велись боевые действия. Поэтому пришлось активно вмешиваться в эту ситуацию. И следует подчеркнуть, что Россия — единственная сторона из вовлеченных опосредованно, которая имеет на эту ситуацию влияние и пользуется доверием и Армении, и Азербайджана.

— И так останется, вы думаете?

— Я думаю, так и останется, потому что Армения по-прежнему надеется на нас. Но мы помним инициативы Турции, да? Тоже поучаствовать в миротворческой операции, против чего категорически Армения выступает. Но в итоге стороны пришли к взаимно удовлетворяющему, по крайней мере по текущей ситуации, соглашению.

— Ситуация может измениться. А соглашение не исполняться. Возможно ли, что часть армян, не принимающих факт поражения, устроит партизанскую войну и сильно затруднит работу российских миротворцев?

— Я категорически не соглашусь с таким мнением. Любая партизанская война опирается на две вещи. Первая — поддержка населения. И вторая — подпитка такого движения с так называемой Большой земли, как говорили в период Великой Отечественной войны. Или с любой территории, где есть, по крайней мере, политическая структура, поддерживающая партизанское движение. Это аксиома.

На той территории, которую занял Азербайджан, армянского населения нет. Ноль. Поэтому на кого опираться — непонятно. Так что шансов никаких нет.

— Но гипотетически есть Большая земля — Армения.

— Есть Большая земля, но где они будут собираться? На своей территории, чтобы вести партизанскую борьбу? Если говорить о горах и лесах, которые остались под контролем армии обороны Нагорного Карабаха, то да, там осталось небольшое население. Но эти территории и так контролируются Арменией опосредованно, реально же там ополчение Нагорного Карабаха. Но что, они своих, что ли, будут взрывать?

Если говорить о территориях, которые войска Азербайджана на сегодняшний день, на момент заключения соглашения, контролируют, то там нет армянского населения. Вести там партизанскую войну практически невозможно. Это все-таки не горы, а достаточно равнинная местность.

— Есть и другая точка зрения: пять лет, обозначенные в соглашении для российских миротворцев, даны для того, чтобы без конфликтов вывести армянское население с той половины Карабаха, которая осталась под контролем армян. А потом и эта территория достанется Азербайджану — мирно или в результате силовой операции.

— Население ту часть по большей части уже покинуло. Там начался исход еще с началом операции 27 сентября. Если мы посмотрим на видеоряды, с помощью которых Азербайджан отчитывался о занятии населенных пунктов, то там населения ноль, включая Шушу, кстати говоря. Если Армения сама не признает Нагорный Карабах, то что может население сделать?

— Понятно. И все-таки есть вопрос, который у всех на языке: почему Армения так безучастно, казалось бы, сдала Нагорный Карабах, священные земли Арцаха, культурный, духовный центр для каждого армянина, как это постоянно декларировалось?

— Я с вами соглашусь. Ни нынешний президент, ни его политические оппоненты, которые ранее были у власти, не стали признавать независимость Нагорного Карабаха. Так что можно сделать из этого определенные выводы: несмотря на все штурмы парламента, дома правительства и так далее, народ избирает то руководство, которое выбрало вот эту линию. И это «заслуга» не только Пашиняна, но и его предшественников.

В фильм попадает только то, что снимает режиссер

— Давайте вернемся к началу этой операции. Тогда практически у всех экспертов были большие сомнения в разгромной победе Азербайджана. Казалось, в двадцать первом веке вообще невозможна такая интенсивная военная операция в горном районе с многолетним позиционным фронтом. Но получилась стремительная успешная операция. Что обеспечило такое преимущество азербайджанцев?

— Во-первых, по поводу быстроты. Я бы не назвал это блицкригом. Я напомню, за какое время, например, Германия Польшу или Францию заняла. И сравните это с размахом боевых действий на нынешней территории. Поэтому сказать, что это прямо какая-то блестящая скоротечная военная операция, нельзя. Все-таки, сорок пять суток практически. Довольно длительный период. Это больше, чем, например, размах наступательной фронтовой операции времен Второй мировой войны или в современных кампаниях.

Вот подготовку такой операции, ее проведение надо поставить в заслугу азербайджанским военным и турецким советникам. Потому что целый ряд факторов они очень удачно использовали. В заблуждение ввели не только своих противников, но и сторонних наблюдателей. Я, например, когда началась эта война, тоже был уверен, что будет только локальная операция. Потому что не было сосредоточения ударной группировки на каком-то главном направлении. Не было мобилизации и развертывания полномасштабных вооруженных сил. Боевые действия начались на всех участках фронта, все три корпуса, которые присутствовали одновременно на фронте, начали действовать. Такое впечатление, по крайней мере, у меня тогда сложилось, что они решили локальную операцию провести.

А потом азербайджанцы где-то со 2 октября начали ввод в сражение Четвертого корпуса. Это который в районе Апшеронского полуострова и Баку дислоцируется и является стратегическим резервом. Прорвали тактическую зону обороны и пошли, и пошли, и пошли развивать оперативный успех. Потом еще выяснилось, что они еще до начала конфликта и уже в его ходе мобилизовали порядка 30 тысяч человек. Получается, что скрытно. Это тоже стало некоторой неожиданностью. Так что операцию они, конечно, провели очень грамотно и удачно.

— Сейчас все говорят о гигантском преимуществе Азербайджана в воздухе, о факторе израильских и турецких беспилотников. Мол, именно это техническое преимущество и обеспечило победу. Понятно, что контроль воздуха — значительный ресурс. Но был ли он настолько определяющим в контексте всей операции?

— Фактор беспилотников, наверное, медийно наиболее заметный просто. Здесь как в кино. Я имею в виду военную пропаганду, информационную составляющую гибридной войны, можно ее так назвать. Ведь когда режиссер фильм снимает, он же делает кучу дублей для каждого эпизода, пока ему не понравится один — лучший, а все остальное не используется. И мы, как матерые волки информационной войны, понимаем, что и в случае с беспилотниками в эфир шли только удачные кадры.

Второе: в фильм попадает только то, что снимает режиссер. А ведь в съемках сотни людей задействованы — от гримеров до статистов. На зенитных ракетах нет видеокамер, на снарядах нет видеокамер, на танках тоже нет видеокамер. То есть это все за кадром.

А за азербайджанцев сработал и фактор превосходства в средствах дальнего огневого поражения, это не только беспилотники. И реактивные системы залпового огня. И ствольная артиллерия крупнокалиберная, калибра 152 миллиметра и выше. И оперативно-тактические ракетные комплексы.

Но информационная видеокартинка доминирует с беспилотниками. Сказать, что они сыграли решающую роль, — нет. Но заметную роль. Потому что пилотируемая авиация в этом конфликте вообще сторонами не применялась.

— Из-за ПВО?

— Естественно. Конечно, в Нагорном Карабахе древние советские системы ПВО — «Стрела-10», «Оса-АКМ». У Армении — С-300ПС, С-300ПТ, комплексы тоже старые советские. Тем не менее такие комплексы хорошо заточены на работу с пилотируемой авиацией. Они отлично видят вертолеты, штурмовики, истребители, бомбардировщики тем более.

Но они не разрабатывались для борьбы с барражирующими боеприпасами и малоразмерными дронами. Да зачастую они просто на локаторах их не видят. То есть если бы там над полем боя появилась пилотируемая авиация, с ней было бы кому бороться. А с беспилотниками практически некому. Барражирующий боеприпас с электродвигателем даже ЗРК не захватывает, недостаточно теплового излучения.

И хотя ПВО именно как системы, которая включает в себя комплексы, пункты управления, средства радиотехническое разведки и так далее, не было ни в Нагорном Карабахе, ни, собственно, в самой Армении, тем не менее риск для применения пилотируемой авиации был довольно высокий. Поэтому ни Армения, ни Азербайджан ее не использовали. По крайней мере, над полем боя.

— Вы имеете в виду, что использовали дистанционно самолеты для разведки?

— Нет. Я имею в виду использование авиацией средств поражения, неких управляемых дальнобойных ракет. Но это все слухи. Подтверждения пока нет. Если мы говорим о РСЗО, то видим с поля боя картинку отработанных ракетных ступеней «Смерча». И тут сомнений нет. Или кассетные боеприпасы, тоже сомнений нет. Авиационные управляемые боеприпасы также имеют характерные признаки. Я таких не видел пока. Поэтому да, беспилотники выступили вместо пилотируемой авиации и показали свою высокую эффективность.

— Просто доминированием беспилотников сейчас объясняют все проблемы армянской обороны: мол, если противник контролирует воздух, то невозможно подогнать бронетехнику или скрытно сосредоточить внушительные пехотные силы для контратак или прорывов. Поэтому у армян не было никаких шансов.

— Да нет, конечно. Во-первых, даже при полном господстве противника в воздухе воевать можно. Это, кстати говоря, демонстрировали наши противники и противники международной коалиции в Сирии и в Ираке. Сколько лет там понадобилось, чтобы их смять? И это при абсолютном господстве в воздухе, при наличии в воздухе сотен самолетов пилотируемой авиации, вертолетов и беспилотников всех мастей и калибров.

Конечно, проще всего перевести стрелки на беспилотники, в которых противник имел превосходство. Но на самом деле переводить стрелки на себя надо, на свои недоработки. Сейчас можно оставить в стороне тот факт, что за двадцать лет не была создана система ПВО. Но за двадцать лет не было сделано и таких простейших вещей, которые не требуют много денег, как система инженерных заграждений, инженерных сооружений, подготовленных завалов, отсечных и запасных позиций, укрытых основных и запасных позиций для бронетехники и артиллерии.

Окоп-укрытие для танка придуман не сегодня, а в годы Второй мировой войны. И успешно использовался в тот еще период, не говоря уж о современных войнах. Я был в Сирии в районе Хан-Шейхуна, захваченного у боевиков, и видел, сколько там нарыто пещер, тоннелей, укрытий — Метрострой позавидует! Это без каких-то особых финансовых вложений и без применения какого-то чудо-оружия. И вышибли их оттуда исключительно действиями наземных войск при полном господстве в воздухе и поддержке авиации. В Арцахе в этом смысле не сделано практически ничего, за исключением тактической зоны обороны, довольно неглубокой. Всё.

— Это которая первая линия фронта?

— Да, тактическая зона обороны, она была на глубину от шести-восьми до пятнадцати километров. Как только Азербайджан ее прорвал за две недели на юге, ближе к иранской границе, он туда ввел свои резервы, сразу вышел на оперативный простор и поставил под угрозу Лачинский коридор.

«Если Армения сама не признает Нагорный Карабах, то что может население сделать?» 44-02.jpg СТАНИСЛАВ КРАСИЛЬНИКОВ/ТАСС

«Если Армения сама не признает Нагорный Карабах, то что может население сделать?»

СТАНИСЛАВ КРАСИЛЬНИКОВ/ТАСС

Двадцать пять лет в оглоблях проспали

— Почему так сложилось?

— Вы знаете, надо было копать просто. Я не вижу объяснений этому феномену, скажем так.

— Известна же армейская поговорка: «Солдат никогда не сидит без дела, солдат всегда копает».

— Да, встал — копай. Это аксиома со времен еще англо-бурской войны. А в полной мере она себя зарекомендовала потом в Первую мировую. То есть не использованы аксиомы военного искусства, тактики и оперативного искусства, которые апробированы и показали свою эффективность на протяжении многих десятилетий.

Вспомним, когда Азербайджан занял относительно равнинную местность и пошел в горы, на Шушу, на Мартуни. Но там же для техники совершенно четко доступны отдельные направления по горным долинам вдоль дорог! И что? Ничего не подготовлено. Ни завалов, ни разрушений, ни минно-взрывных заграждений. Там ничего. Ноль. Ехали как в мирное время.

— Хотя, казалось бы, все говорили: уж в горной местности обороняться проще и армяне упрутся. Но оборона имеет значительное преимущество, если она подготовлена, я правильно понимаю?

— Естественно. Если есть минно-взрывные заграждения, инженерные сооружения, завалы вот на таких горных проходах и дорогах, они должны быть прикрыты огнем войск. Такую оборону чрезвычайно трудно преодолевать.

Мы во время второй операции в Чечне задачу решили, конечно, изящно. Осуществили охват по воздуху. То есть десантно-штурмовые части вертолетами перебросили на границы с Грузией и Азербайджаном. Там наши войска сели и перекрыли любое пополнение боевиков людьми, вооружением и боеприпасами. Вот это и задушило их горную группировку. А так мы бы там долбились черт знает сколько времени.

А в Нагорном Карабахе, кстати, Азербайджан не показал каких-то недостижимых высот военного искусства. То есть такие вещи, как охват по воздуху, не применялся. Действия оперативно-маневренными группами и рейдовыми отрядами не применялись. То есть азербайджанцы использовали классику, но использовали весьма грамотно.

— В один момент возникла длинная «кишка» на юге вдоль границы с Ираном, которую, казалось бы, можно перерубить одним броском из гор и зафиксировать котел, как на Донбассе. Но сил не хватило даже на это?

— Конечно. Как показали боевые действия, все это сказки, что в армии Нагорного Карабаха 30 тысяч человек, 300 танков, несколько сотен БМП, БТР. На практике ничего этого не оказалось. Людей было гораздо меньше. Там, дай бог, на начало конфликта на одну дивизию мотострелковую наскребется. Танков боеготовых, которые реально можно в бой посылать, вообще пара батальонов. Аналогичная ситуация с другой техникой. Вот эти все добровольцы, которые толпами якобы направлялись на защиту Арцаха, тоже под сомнением. Потом президент говорит, что им не то что добровольцев не хватало, а серьезной проблемой даже дезертирство стало. На момент заключения соглашения о перемирии в Арцахе войск там оказалось 20 тысяч, по заявлению Пашиняна. И это после сорока суток якобы всеобщей мобилизации.

То есть двадцать пять лет в оглоблях, образно говоря, проспали и серьезную оборону, защиту Карабаха не готовили. Плюс к этому оказалось, что, когда надо не в интернете слюной плеваться и бить себя в грудь, а брать автомат и идти воевать, как-то не очень много желающих вызвалось, мягко говоря.

— То есть, по сути, для армян все было предопределено после прорыва на юге в начале войны. А потеря Шуши их добила.

— Да, это все уже. Шуша эта сидит на Лачинском коридоре. Шуша перерезает этот коридор. И, кстати, в соглашении сказано, что теперь надо будет дорогу на Степанакерт в обход Шуши строить. Поэтому да, это было стратегической катастрофой для Нагорного Карабаха. И только вопрос времени, когда сопротивление прекратится, потому что исключался любой подход пополнения, подвоз вооружения, боеприпасов, топлива и так далее.

Коллекция в сирийском Хмеймиме

— Виктор Иванович, еще раз, просто это очень важная мысль. Повсеместно рисуется совершенно другая картина, что военно-техническое превосходство Азербайджана при поддержке Турции было настолько велико, что они просто смяли «архаичную» армию Армении и Карабаха. А на самом деле армяне элементарно не готовились к большой войне?

— Да, совершенно верно. Дело в том, что военно-технические уровни оснащения армии обороны Карабаха, скажем так, отпускников и прочих, и Азербайджана вполне сопоставимы. Это не разрыв на поколения, например, как в операции многонациональной коалиции в Ираке против ИГИЛ (организация запрещена на территории России) или как в операции России против того же ИГИЛ в Сирии.

Но опять же. Даже в этих примерах, имея абсолютное превосходство и в уровне вооружений, и вообще превосходство в воздухе, сколько лет бились на земле? Потому что на земле все решается, авиация ничего не захватывает. Ровно так же, как ПВО ничего не защищает.

Виктор Мураховский (в Сирии) siriya0919-058.jpg

Виктор Мураховский (в Сирии)

На земле у Азербайджана не было никакого заметного военно-технического превосходства. Да, бронемашины современные. Бились они из РПГ-7 ровно так же, как и древние бронемашины. И в артиллерии крупнее калибры, более дальнобойные у Азербайджана. Но и 2С1 нормально работают, и Д-30 нормально работают, если их умело применять. Так что здесь о каком-то решающем превосходстве в технике и вооружениях Азербайджана речи не идет.

— Просто сейчас предстоит, наверное, услышать ряд сравнений с Донбассом и мнение, что вот сейчас-то Украина совместное предприятие с Турцией организует по производству беспилотников и быстро выиграет войну.

— Да, они уже пишут в соцсетях, что нашли, чем сокрушить Донбасс. Беспилотники, еще раз подчеркну, не являются чудо-оружием. Они не решают исход сражения и тем более войны.

— Можно ли дать оценку технических возможностей России по борьбе с беспилотниками? Мне кажется, что наша армия успешно с ними борется, что показывает хотя бы оборона наших баз в Сирии.

— Да, я с вами соглашусь. Во-первых, Россия на сегодняшний день единственная страна в мире, в которой организована и укомплектована эшелонированная система войсковой противовоздушной обороны. Ни у одной другой страны такого нет. Китай сейчас пытается приблизиться к этому уровню. Наверное, достигнет со временем. Но пока только у России есть система, которая включает в себя все виды и системы мобильного зенитного вооружения: переносные ЗРК, ближней, малой, средней, большой дальности. Все это объединено в единую сеть пунктов управления, в единую систему разведки и наблюдения, не только радиотехнической, но и оптико-электронной, и других видов. На практике это отработано действительно в Сирии, в части защиты от беспилотников и неуправляемых реактивных снарядов. На счету десятки сбитых беспилотников разного типа. В Хмеймиме имеется музейчик небольшой, в котором я побывал. Там в числе трофеев и вполне современные аппараты израильского производства встречаются.

Виктор Мураховский (в 968-м Севастопольском Краснознаменном ордена Суворова III ст. инструкторско-исследовательском смешанном авиационном полку, г. Липецк) 20190319_180019.jpg

Виктор Мураховский (в 968-м Севастопольском Краснознаменном ордена Суворова III ст. инструкторско-исследовательском смешанном авиационном полку, г. Липецк)

— То есть большая коллекция?

— Коллекция приличная, да. В войсковой ПВО у нас есть комплекс, заточенный на борьбу с высокоточным оружием, беспилотниками, управляемыми авиационными бомбами, крылатыми ракетами, противорадиолокационными ракетами и так далее. Это «Тор-М2». Он изначально создавался для решения таких задач, еще когда был без всяких индексов, просто «Тор». Сейчас уже модификация М2, современная, серийная, поступает в войска. Вот на конец прошлого года за комплексом «Тор» числилось 45 сбитых целей только в районе Хмеймима, включая беспилотники разных типов.

— Если подытожить, то, может быть, мы не достигли абсолютных успехов в создании беспилотников, но уж с точки зрения борьбы с ними у нас очень хорошие позиции?

— Да, конечно. И также не будем забывать, что у нас есть система радиоэлектронной борьбы, интегрированная с системой ПВО. Там тоже комплексы самые разные, которые аналогично на практике испытаны в Сирии. Об этом наши гипотетические оппоненты почему-то умалчивают.


Украина

Российская военная база в Гюмри может стать фактором гибридного вмешательства РФ в Карабахский конфликт — военный эксперт

Новости мира, 09.11.2020

 С первых же дней новой конфронтации в Нагорном Карабахе, Россия развернула не только масштабную информационную кампанию оказания поддержки Армении, но и организовала поставки оружия и боеприпасов в эту страну под видом гуманитарной помощи.

Об этом пишет военно-политический обозреватель Александр Коваленко, информирует enovosty.com/news.

В виду отсутствия общей границы между Россией и Арменией, единственный доступный способ доставки грузов из РФ в АР был воздушным путем, получивший прозвище “Минераловодский экспресс”, по аналогии с “Сирийским экспрессом”.

И многие, довольно уникальные, образцы вооружений, как для армии Армении, стали появляться на фото и видео. Например, как российские элементы экипировки солдат, или пулеметы 6П41 «Печенег», никогда ранее не поставлявшиеся в подразделения армянской армии.

Однако “Минераловодский экспресс”, в отличие от “Сирийского экспресса” не позволяет отправлять в Армению в достаточном количестве тяжелую военную технику. И в этом основное отличие конфликта в Нагорном Карабахе от войны на Донбассе, когда ежедневно через неконтролируемую российско-украинскую границу перебрасывались десятки ОБТ и ББМ с сопутствующим живым грузом, или Сирией, когда один причаливающий БДК разгружал десяток танков, тонны боеприпасов и сотню личного состава.

Но на прошлой неделе в репортажах российских пропагандистов стала появляться техника армии Армении, на которой ретушировались бортовые номера. В частности, речь идет о 122-мм самоходных гаубицах 2С1 «Гвоздика». Данная СГ не сильно распространена в армии Армении и формированиях так называемой НКР. В первые же недели конфликта в Нагорном Карабахе значительная часть из них, если не все, были уничтожены азербайджанской армией. Тем не менее, «Гвоздики», судя по репортажам российских пропагандистов, продолжают выполнять свои функции, только не совсем понятно, где и какой они принадлежности, раз им заретушировали бортовые номера, чего ранее никогда не делалось, когда демонстрировалась армянская техника.

И вот тут возникает вопрос, а не из состава ли российской 102-й военной базы, в/ч 04436, данные «Гвоздики»? И если да, то не станет ли эта российская военная база переломным фактором, в гибридном вмешательстве в конфликт?

Напомню, что 102-я военная база ВС РФ в Армении имеет личным составом около 5 тыс человек, из них около 3 тыс придано отдельной мотострелковой бригаде. На вооружении этой бригады стоит не менее 40 танков Т-72Б/БК, 120 единиц БМП-2, 36 ед. БТР-70/80, 4 БРДМ-2, 15 ед. МТ-ЛБ. Так же, в распоряжении бригады: 24 ед. 120-мм миномета 2С12 «Сани», 18 самоходных гаубиц 2С1 «Гвоздика», 18 самоходных пушек 2С5 «Гиацинт-С», 18 РСЗО БМ-21 «Град», 6 100-мм противотанковых пушек МТ-12 «Рапира», 6 БМ ЗРК «Стрела-10», 2 ЗСУ-23-4 «Шилка», 6 ЗУ-23, а также не менее 12 ПТРК «Конкурс».

Фактически, этот потенциал при необходимости и может стать частью “круговорота техники в природе”, перекрашиваясь и отправляясь на карабахский фронт под видом армянской техники. Конечно, следует упомянуть и про 988-й ЗРп, в/ч 81594, размещенный в Гюмри, который включает 2 зенитно-ракетных дивизиона. Однако, находящиеся в его составе ЗРК позволяют вносить дисбаланс в случае задействования потенциальным противником авиации, а азербайджанская армия, как известно, сделала ставку на ударные БПЛА и барражирующие боеприпасы, которые, в основном, являются неформатными целями для тех же C-300В4.

Фактически, российская военная база сможет оказывать поддержку армянским формированиям именно в рамках того потенциала, что у них есть. Но это потенциал отдельной мотострелковой бригады, сохранившей свой неизменный состав со времен тактики ведения боевых действий эпохи СССР. И конфликт в Нагорном Карабахе показал, что Азербайджан воюет отнюдь не по тем шаблонам, что были уместны 30 лет назад.

Таким образом, потенциал 102-й военной базы ВС РФ в Армении — это в лучшем случае неделя боевых действий, до его полного обнуления. Сможет ли “Минераловодский экспресс” его за неделю компенсировать, для взаимозамены? Нет. Но, что самое главное, вмешательством на таком уровне Россия себя выдаст. Ведь одно дело это бронежилет или «Печенег», а совсем другое дело это сгоревший взвод Т-72 с российскими экипажами. Такой фактор будет основанием для того, чтобы сказки российских пропагандистов про турецких военных воплотились в жизнь. А в таких непростых географических и логистических условиях для России это вряд ли можно расценивать как уместную военную кампанию.

А потому, в нынешних условиях, российского присутствия и вмешательства в конфликт будет недостаточно для того, чтобы остановить продвижение азербайджанской армии, а уж тем более, обратить ход боевых действий в обратную сторону, — — написал Александр Коваленко.

Напомним, Напомним, ранее стало известно, что российский ударный вертолет Ми-24 был сбит на границе между Арменией и Азербайджаном. Об этом пишет Интерфакс.

Вертолет сопровождал автоколонну 102-й российской военной базы. Во время полета он был сбит земли из ПЗРК, после попадания ракеты он потерял управление и упал. Это произошло в 17:30 по московскому времени рядом с селом Ерсах.

В результате крушения погибли двое российских военнослужащих и еще один получил ранения различной степени тяжести. 102-я российская военная база расположена в Армении в городе Гюмри. Согласно действующему соглашению, она будет находиться там до 2044 года.


статью прочитали: 915 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2020  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"