быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 26.06.10 12:04
переводчик Kikker; публикатор: Ple
   
 

Лаборатория смерти

Перевод с бумажного оригинала

С холма неподалёку от американского университетского города Ноксвилл (штат Теннесси – прим. перев. perevodika.ru) открывается странное зрелище. Десятки трупов, находящихся на различных стадиях разложения, лежат совершенно открыто. Учёные из разных стран используют человеческие тела, находящиеся на исследовательской территории «Института судебной антропологии» университета, больше известного как «Ферма трупов», в качестве заменителей жертв преступлений для проведения исследований. Последние недели институт работал над голландским делом об убийстве в 2006 году Мархи Лангендун*.

Ноксвилл (США), суббота, 5 декабря 2009 г.

«Вот это да! Быстро вдруг у этого пошло. Отлично!» - две воодушевлённых женщины-эксперта с «Фермы трупов» присаживаются на корточки рядом с куском чёрной пластиковой плёнки, сквозь которую проступают контуры распухшего человеческого тела.

Когда одна из них отворачивает плёнку, становится видна рука и верхняя часть туловища, оранжево-красного цвета с чёрными пятнами, что делает неузнаваемым человека, уже давно испустившего свой последний вздох. Губы искривлены, как будто в странной усмешке, растянувшаяся ротовая полость полна личинок мясной мухи. «Если хорошенько прислушаться, то можно услышать, как личинки шуршат», - говорит судебный антрополог Ли Медоуз Янс. И правда. Действительно шуршат.

Добро пожаловать на «Ферму трупов», где смерть и тлен - обычное дело. Самая ужасная в мире исследовательская лаборатория располагается рядом с медицинским университетом Ноксвилла, за глухим забором и острой, как бритва, колючей проволокой. В настоящий момент у подножия холма покоятся останки ста двадцати мужчин и женщин, умерших в силу естественных причин или погибших от несчастных случаев, чьи тела были переданы в Университет Теннесси «Институту судебной антропологии» (ИСА), прозванному «Фермой трупов». Эти тела используются вместо трупов настоящих жертв преступлений. Они разлагаются абсолютно естественным путём во всевозможнейших условиях: как под землёй, так и на земле, иногда повешенные или лежащие под пластиковой плёнкой, в багажнике автомобиля, под забором или в бочке с водой. Учёные изучают процессы, интенсивно проходящие в трупах. Знание превращает бесчисленные личинки в ключ к разгадке смерти и идентификации неопознанных умерших.

Институт был учреждён в 1981 году антропологом Уильямом Бассом (сейчас он уже пожилой человек). Тогда ещё малозначимый, институт существовал на крохотном клочке университетской земли. В то время в распоряжении института было всего одно тело. Кстати говоря, лаборатория выросла до нескольких гектаров и получила большое количество тел благодаря огромной популярности телевизионных сериалов «CSI: место преступления» и «Кости». Пиком стал прошлый год, когда сто двадцать один человек предоставил в их распоряжение своё тело. В этом году их было сто двенадцать. Главным образом, свои тела завещают белые американцы: мужчины (497) и женщины (199), далее следуют афроамериканцы: мужчины (52) и женщины (15), потом «испанцы» из Латинской Америки (15) и небольшое количество азиатов и индейцев. Средний возраст «доноров» - шестьдесят лет. Мотивы разные. Больше всего идеалистов, которые хотят послужить науке после своей смерти. Выросло число тех, у кого из-за кризиса нет денег на похороны, другие люди принципиально не хотят тратить на них деньги. Кроме того, в руки учёных в Теннесси попадают и невостребованные тела. Говорит Ли Медоуз Янс: «Есть ещё и «паршивые овцы в стаде». Некоторые люди дарят нам свои тела, желая таким образом досадить своим семьям».

«Ферма трупов» не платит за тела ни цента, поскольку использует программу добровольного донорства. Здесь не очень разборчивы, редко случается, чтобы «Ферма» отказывалась от тел. «Медицинские университеты нуждаются в хороших анатомических образцах. Мы рады любому телу, хотя мы категорически не желаем принимать останки детей или людей, инфицированных ВИЧ или туберкулёзом костей».

Только что Ли позвонила по телефону тридцатидвухлетняя умирающая женщина, которая желает передать после смерти своё тело «Ферме трупов». Женщина весит около двухсот килограммов, что представляет особый интерес. «Ожирение встречается всё чаще, в том числе и у жертв преступлений. Самое тяжёлое тело здесь весило 325 килограммов, и с тех пор у нас есть экскаватор. Тела очень тучных людей никогда не разлагаются полностью. Всегда приходится удалять ткани перед тем, как поместить скелеты в паровую ванну для очистки».

Судебные антропологи уделяют больше внимания скелету тела в состоянии разложения, в противоположность патологоанатомам, которые специализируются на тканях, мышцах и внутренних органах в «свежих» останках. Данные исследований «образцов» на «Ферме трупов» позволяют экспертам лучше определять состояние жертв преступлений, войн и катастроф. Исследования нацелены и на установление времени смерти. Это определяется стадией разложения или возрастом личинок насекомых в теле. ИСА проводит судебные экспертизы для всей Америки.

Колючая проволока

«Ферма трупов» - это, разумеется, не какое-то экзотическое шоу. Экскурсии проводятся только для учёных, студентов и слушателей курсов. Кроме них институт посетили несколько журналистов и писателей. Тогда он вдохновил известную писательницу Патрисию Корнуэлл. Не имеющие приглашения наталкиваются на высокий забор и колючую проволоку. «Частенько «Ферма трупов» привлекает участников мальчишников, которым море по колено», - говорит Ли. – «Но мы предпочитаем держать этих молодых людей на расстоянии».

Обход трупов на склоне холма – уникальное событие в жизни. Требуется лужёный желудок, потому что масок у нас нет. Есть операционные бахилы для обуви, чтобы к подошвам не приклеилось что-нибудь неожиданное.

Первое тело, с которым мы сталкиваемся, является объектом исследования ассистента-координатора Ребекки Уилсон. По заданию судебных органов она изучает различия в процессе разложения трупов лежащих и повешенных. Немного скрытое деревьями на виселице уже несколько дней покачивается тело мужчины. «Тело повешенного вытягивается. Изначально пальцы ног находились на расстоянии примерно тридцати сантиметров от земли, а теперь - только пятнадцати», - говорит Ребекка.

Немного подальше на некоем подобии верёвки уже почти четыре месяца висит другой экземпляр. Это тело вытянулось на десятки сантиметров. На нём ещё осталось достаточно много тканей, которые высохли и потемнели. «Шея уже сломалась, лоскуты кожи, на которых они всё ещё висят, могут в любой момент оборваться», - продолжает антрополог. «Совершенно другое происходит в теле, которое такое же время пролежало на земле. Оно практически совсем истлевает, и остаётся голый скелет. Из-за влаги и большего количества насекомых разложение на земле идёт гораздо быстрее, чем у повешенных. Последние высыхают, и насекомые на них не так активны».

То, что человек после смерти не более, чем «корм для червей», сущая правда. Лежащее на животе тело женщины, на плече которой всё ещё остаётся пришитый на месте взятой донорской кожи голубой лоскут, усеяно личинками мух. Они множатся очень быстро, если тело разлагается на открытом воздухе. На первой стадии тело ещё узнаваемо, только крайне бледное. На нём есть трупные пятна, поскольку кровь стекает в части тела, находящиеся в самом низу, а мышцы затвердевают из-за rigor mortis (трупное окоченение – прим. перев.). Появляются первые мухи.

На следующей ранней стадии из-за разложения крови, тканей и органов тело приобретает красную, синюю и даже зелёную мраморную окраску. Кожа темнеет, кисти рук и голова сморщиваюся, из-за чего кажется, что волосы и ногти всё ещё продолжают расти. Количество насекомых увеличивается.

Бактерии в пищеварительном тракте тоже вносят свою лепту, тело при этом распухает от освобождающихся газов. Разлагающееся тело источает сильный запах, который привлекает множество насекомых. Трупы также могут пожирать собаки, волки, дикие свиньи и даже полевые мыши. На следующей стадии разложения внутренние органы разжижаются. Кожа начинает отделяться, и типичным для этой фазы является то, что лицо исчезает, и становится виден череп. В конце концов, остаётся только один скелет.

На «Ферме трупов» имитируют различные условия совершённых преступлений, чтобы посмотреть, как это влияет на процесс разложения тела. Например, тела регулярно помещаются в чёрный «Форд». Замки дверей и багажника заварены. Чтобы не повредить «содержимое», учёные карабкаются внутрь через стоящий рядом сарай по туннелю. «Грязная работёнка, но это единственный способ получить ценные данные», - говорит Ребекка.

Влажность воздуха в сочетании с землёй, количество насекомых или температура, всё влияет и принимается в расчёт. Ли Медоуз Янс считает, что за двадцать восемь лет исследований на «Ферме трупов» едва только изучены основные черты процесса разложения человеческого тела. «Теперь мы начали прорабатывать детали. В настоящий момент мы изучаем, какое влияние оказывают растущие вокруг трупа деревья. Корни деревьев всасывают кислоты тела и откладывают их в годичных кольцах. Таким способом мы хотим вычислять время, когда тело было в каком-либо месте выброшено».

За прошедшие три десятилетия учёные «Фермы трупов» сыграли решающую роль в расследовании сотен преступлений, как например, в нашумевшем деле Кейли Антони, трёхлетней девочки из Флориды, пропавшей в июле прошлого года. Полгода спустя некий геодезист наткнулся на останки скелета ребёнка неподалёку от дома её родителей. Профессор Арпад Васс с «Фермы трупов» исследовал внутреннюю обшивку автомобиля матери Кейли и установил, что полуразложившееся тело ребёнка лежало в багажнике. Это стало важнейшим свидетельством на последующем судебном процессе против матери Кейли, отрицавшей свою вину.

Полиция штата Теннесси уже приучена к тому, что при обнаружении скелета или разлагающегося трупа нельзя ничего трогать до прибытия на место специалистов с «Фермы трупов». «Мы хотим, чтобы никто ничего не трогал и не менял на месте преступления. Это очень важно, например, при удушении. В таких случаях факт удушения устанавливается на основании перелома подъязычной кости. Но она насколько маленькая и хрупкая, что легко может исчезнуть».

Учёные ИСА исследуют территорию всесторонне: с помощью собак, прутьев-щупов, металлоискателей и газоанализаторов, георадаров или аэрофотосъёмки в инфракрасных лучах. «Изменение роста растений или структуры почвы свидетельствуют о том, что здесь могли находиться человеческие останки. Если найдено такое место, его координаты уточняются по GPS, а затем снимается слой за слоем до тех пор, пока не обнажится скелет. Всё тщательно документируется, поскольку в дальнейшем это может послужить доказательством».

На основе скелета составляется биологический портрет, который очень важен для идентификации. Зубы, рост и развитие костей, череп многое могут сказать о возрасте детей или подростков. У взрослых о возрасте свидетельствует поверхность лобковой кости. Челюсти, большие кости и череп указывают на то, мужчина это или женщина. Форма черепа определяет, является ли данная персона европеоидом, негроидом или монголоидом.

Все приблизительно восемьсот человеческих скелетов, ставших за прошедшие годы «жатвой» «Фермы трупов», хранятся в ящиках ИСА. Все кости и черепа были измерены, а данные внесены в разработанную институтом компьютерную программу «Фордиск». «Даже если будут найдены всего несколько костей, «Фордиск» с достаточной вероятностью определит возраст, пол, происхождение и рост этого человека», - с гордостью говорит Ли Медоуз Янс. Учёные «Фермы трупов» всегда отмечают, что в Европе уделяют недостаточно внимания их работе. «Фордиск» пригоден для работы и с европейскими данными, но там это никому не нужно. Подобная «ферма» в Европе – дело очень отдалённого будущего. Возьмите, например, Германию, где до сих пор из-за войны (Второй мировой – прим. перев.) невозможно использовать данные антропологических исследований скелетов разных рас».

Хотят ли учёные, чтобы тела их самих потом тоже были использованы на «Ферме трупов»? Ребекка Уилсон говорит, что они до сих пор спорят по этому поводу со своим мужем. Ли и её муж Ричард, тоже судебный антрополог, не колебались ни секунды. «Мы сказали нашим детям, что они всегда смогут прийти на нас посмотреть. И для этого им не нужно будет приглашение....»

* Вопросы вокруг убийства Мархи Лангедун

Адвокат Артур ван дер Бизен был первым, обратившимся на «Ферму трупов» по поводу расследования дела об убийстве в Нидерландах. Речь идёт об убийстве Мархи Лангедун из Удена (провинция Северный Брабант – прим. перев.). Её муж был обвинён в том, что убил её выстрелом в голову. Лангедун нашёл останки своей жены несколько месяцев спустя в бельгийском лесу и был арестован. Он был приговорён к восемнадцати годам заключения, но обратился в суд высшей инстанции. Говорит Ван дер Бизен: «Это дело необходимо прояснить, поскольку результаты исследований «Нидерландского института судебной медицины» (НИСМ) и бельгийского исследователя противоречат друг другу. Когда были нанесены повреждения на черепе жертвы? Каким способом это было сделано? По мнению американцев, выводы неправильны. НИСМ пренебрёг основными правилами точности и тщательности: останки скелета плохо сфотографированы, рентгеновские снимки не сделаны или даже уничтожены. К ужасу ИАС место, где находилась жертва, не было исследовано судебными экспертами, реконструкция не соответствует, повреждения были неправильно истолкованы. По моему мнению, ясность в дело может внести только Ноксвилл. Именно там находятся самые лучшие судебные антропологи».

статью прочитали: 19200 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"