быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 08.08.13 17:34
скаут: tool; переводчик tool;
 
 

Крушение калийной империи: Кремль объявил Александру Лукашенко и Андрею Мельниченко войну на поглощение

«Уралкалий», монополист на рынке калия в России, уже нескольких месяцев подряд тратит значительные средства – более 1,3 млрд. долларов – не столько ради выкупа своих акций из свободного обращения, сколько ради того, чтобы организовать побег для своих основных акционеров. Деньги получены за счёт размещения новых облигаций и кредитов принадлежащих государству «Сбербанка» и ВТБ. Услужливая помощь поступила также от Bank of America Merrill Lynch и Goldman Sachs.

Причины мы знаем со вторника 30 июля. В этот день «Уралкалий» объявил остальным своим акционерам о выходе из «Белорусской калийной компании» (БКК), давнего совместного с «Беларуськалием» экспортного предприятия, а также об отказе от производственного и маркетингового контроля по поддержанию цены на калий выше 400 долларов за тонну. Короче говоря, пока, БКК, и привет, калий по 200 долларов за тонну.

«Уралкалий» полагает, что при такой цене он может нарастить мощность добычи на своих калийных рудниках до максимума, снизить себестоимость и побить всех конкурентов по продажам. Для компании «Еврохим», принадлежащей Андрею Мельниченко (на изображении внизу справа), это не очень хорошая новость. Хотя согласно текущему балансу объём продаж калия со стороны «Еврохима» равен нулю, компания планирует производить и продавать 8,3 млн. тонн продукции в год, что по текущему уровню добычи вплотную приблизит её к лидеру, компании «Уралкалий», добывающей 10-11 млн. тонн. С 2011 года, когда «Уралкалий» поглотил «Сильвинит», занимавший второе место по активности добычи калия в России, «Беларуськалий» добывает от 9 до 10 млн. тонн в год. Согласно новости, опубликованной на прошлой неделе, в этом году «Беларуськалий» планирует рост на 1 млн. тонн, или на 10% в годовом исчислении.

Угроза, исходящая от «Еврохима», не менее опасна для стратегии продаж «Уралкалия», чем угроза со стороны «Беларуськалия». Однако «Еврохим» также признал, что расчёты компании по затратам и рентабельности основываются на перспективе значительно более высоких цен, нежели те, что установятся после манёвра «Уралкалия». «Изучив прибыльность этого проекта, – рассказал генеральный директор «Еврохима» Дмитрий Стрежнев, – мы выяснили, что он останется выгодным даже при цене калия в 500 долларов. Мы ожидаем, что цены не опустятся ниже 700-800 долларов, поэтому наши инвестиции не несут почти никаких финансовых рисков». Какими же болванами выставил «Уралкалий» Мельниченко и Стрежнева! Под силу ли им было заранее просчитать удар, который обрушился на них во вторник?

В сентябре 2011 года генеральный директор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер сообщил индийской газете: «Мы следуем глобальной ценовой политике, которая определяется балансом спроса и предложения, а не себестоимостью продукции. В настоящее время все производители калийных удобрений работают на полную мощность, и возможности для расширения за счёт существующих месторождений ограничены. Инвестиции в новые месторождения поступят только в случае, если производители смогут получить чистую цену (франко-завод) в 450-500 долларов за тонну».

Тогда «Уралкалий» сообщил индийцам, что в скором времени планирует начать и в течение пяти лет осуществить инвестирование 2,5 млрд. долларов в новый рудниковый проект с ежегодным приростом в 2,5 млн. тонн. В таблице ниже показано, как на тот момент, два года назад, выглядел мировой рынок калия с точки зрения годового производства. Экспорт из Северной Америки контролировала компания Canpotex, из России и Белоруссии – БКК. Более подробную информацию о развитии этих картелей до настоящего времени можно найти в нашем архиве.


Источник: газета Hindu Business Line

На прошлой неделе «Уралкалий» заявил о своём решении пойти в наступление и в одиночку сразиться на рынке и с «Беларуськалием», и с группой компаний, которую представляет Canpotex. Таким образом, есть основания подозревать, что стремление Мельниченко самостоятельно стать одним из крупнейших производителей калия, учитывая и новые российские месторождения «Еврохима», и 10% акций Мельниченко в K+S, обречено на провал, и что согласно новой российской стратегии он сам станет целью для поглощения. Планирует ли Сулейман Керимов (на изображении внизу слева), владелец контрольного пакета «Уралкалия», заставить Мельниченко заморозить свои новые российские рудниковые проекты, отказаться от обещанных проектов в Казахстане и вынудить «Еврохим» продать активы «Уралкалию»?

Представителю Мельниченко в Москве, Владимиру Торину, и его лондонской фирме FTI Consulting, специализирующейся на связях с общественностью, был задан вопрос: было ли у них и у «Еврохима» подозрение, что «Уралкалий» может изменить стратегию, и как они теперь планируют менять собственную стратегию? Они отказываются отвечать.

При самом оптимистичном раскладе – согласно исследованию, опубликованному компанией «Ренессанс Капитал», частично принадлежащей Керимову – выручка от реализации у российского калийного монополиста, каким компания является сейчас, вырастет вслед за 50%-ным ростом производства, хотя в результате падения цены на калий серьёзно пострадают доходы, а чистая прибыль по сравнению прошлогодней итоговой цифрой в 1,6 млрд. долларов упадёт в два раза. Положение дел с денежными средствами «Уралкалия» ухудшится с положительного баланса в 1,1 млрд. долларов в 2012 году до отрицательного в 961 млн. долларов в текущем году. Соотношение долга к прибыли (EBITDA) взлетит с 1 раза в 2012 году до 3 раз в текущем году.

Хорошая новость, по мнению аналитика «Ренессанс Капитала» Бориса Красножёнова, заключается в том, что благодаря обрушению цены на калий до 200 долларов – по прогнозу «Ренессанс Капитала», 258 долларов за тонну в этом году, 224 доллара в 2014 году – большинство производителей более дорогой продукции в остальном мире не смогут найти клиентов, новые месторождения будут закрываться, а китайцы, индийцы и бразильцы, основные потребители на рынке калия, увеличат объёмы импортных закупок. В результате «Уралкалий» займёт гораздо бόльшую долю рынка и получит возможность извлечь огромную выгоду из роста цен на калий. «Мы поддерживаем решение руководства изменить стратегию, – пишет Красножёнов, – и приостановить свою программу выкупа [акций]… будущее сокращение поставок калия может подтолкнуть рост его цен в конце этого десятилетия, в то время как новая стратегия «Уралкалия» может помочь компании максимально увеличить свою долю на рынке».

В официальном заявлении «Уралкалия» от 30 июля говорится следующее: «Мы с сожалением вынуждены констатировать, что наше сотрудничество с белорусскими партнёрами в рамках БКК зашло в тупик. «Уралкалий» всегда настаивал на том, что экспортные продажи обоих производителей должны осуществляться через единую товаропроводящую сеть. Этот фундаментальный принцип сотрудничества был нарушен с подписанием указа Президента Белоруссии [Александра Лукашенко] от 22.12.2012 №566 об отмене исключительного права «Белорусской калийной компании» на экспортные поставки белорусского калия, вслед за которым последовали фактические отгрузки «Беларуськалия» вне рамок БКК».

Семь месяцев с момента подписания государственного указа – это долгое время в масштабе политики калийных компаний. Фактически, на протяжении долгих лет до этого «Уралкалий», равно как и все остальные компании на рынке калия, был осведомлён, что Лукашенко и его сын Виктор (на изображении) давали разрешение на отгрузку отдельных партий калия на экспорт вне рамок БКК.

Кроме того, в течение этого времени Керимов не раз приезжал поговорить с Лукашенко, и об этом открыто сообщалось сначала 28 декабря, а потом 20 мая. На кадрах белорусского телевидения запечатлена вторая их встреча: настойчивый Лукашенко отчитывает робкого Керимова:

(http://www.youtube.com/watch?v=WSswIGsaStE)

Белорусское телевидение показало губы Керимова в движении – то, чего на российском телевидении Керимов, сенатор от Республики Дагестан в Совете Федерации, не показывает практически никогда. К сожалению, ничего из того, что он сказал, не было слышно.

Судя по последнему заявлению «Уралкалия», Керимов лишь притворялся робким на камеру минского телевидения. На самом деле, как свидетельствует заявление «Уралкалия» от 30 июля, за кадром беседа с Лукашенко была достаточно жёсткой. Вот, что сообщает «Уралкалий»: «Мы неоднократно обращали внимание наших белорусских партнёров на неприемлемость подобных действий, в результате которых были разрушены основы нашего многолетнего плодотворного сотрудничества. В сложившейся ситуации мы вынуждены перенаправить наши экспортные потоки на собственного трейдера. Вместе с тем, мы хотели бы выразить благодарность нашим белорусским партнёрам за взаимодействие в рамках БКК. Мы остаёмся открытыми к его возможному возобновлению на взаимовыгодной основе в будущем».

Похоже, что Керимов предостерегал Лукашенко от увеличения объёмов производства и продаж вне рамок БКК, и грозил ему разрывом с БКК. 31 июля, на следующий день после разрыва, «Беларуськалий» заявил, что «консультаций» не было. В Москве также появлялись сообщения, что Керимов оказывает давление на Лукашенко с целью получить от него одобрение на слияние «Уралкалия» и «Беларуськалия»: Керимов якобы называл цену в 15 млрд. долларов. Лукашенко якобы попросил 30 млрд. долларов. Но это было раньше.

Керимову принадлежит 17,2% акций «Уралкалия». Он непосредственно распоряжается четырьмя из восьми голосов текущего совета директоров. Выпустив с собственным заявлением, он намекнул, что решение «Уралкалия» могло быть известно инсайдерам задолго до публикации: «Мы также высоко оцениваем уровень корпоративного управления «Уралкалия» и намерены продолжить активное участие в работе Совета директоров и его комитетов, сотрудничая с представителями всех акционеров компании для выработки решений, обеспечивающих долгосрочное устойчивое развитие как ОАО «Уралкалий», так и мировой калийной отрасли». Дабы самого Керимова не заподозрили в игре на понижение, поскольку он знал, что цена будет падать, в заявлении говорится: «Вхождение в капитал «Уралкалия» в 2010 году стало стратегической, долгосрочной инвестицией «Нафта Москва». Мы видим фундаментально сильные характеристики калийной отрасли и сохраняем уверенность в росте данного рынка, что делает инвестиции в «Уралкалий» исключительно привлекательными. «Нафта Москва» поддерживает новую стратегию развития «Уралкалия», как сформированную с учетом интересов всех сторон и нацеленную на максимизацию акционерной прибыли».

Wadge Holdings – это союз Керимова, Филарета Гальчева, Анатолия Скурова, и, до последнего времени, Зелимхана Муцоева, который вышел из бизнеса. История о том, как этот союз, вместе с Александром Несисом и при финансовой поддержке ВТБ договорился и приобрёл «Уралкалий» у его бывшего владельца, Дмитрия Рыболовлева, а затем провёл слияние с «Сильвинитом» в 2010 году, изложена нами здесь. О том, как Муцоев, снова вступил в союз с Керимовым в начале этого года и снова при помощи государственных банковских средств приобрёл у Михаила Прохорова «Полюс Золото», рассказано здесь.

За столь значительные заимствования государственных средств Муцоев при выходе из бизнеса был награждён материально, а также, несомненно, с позиций патриотизма и филантропии. В ноябре прошлого года Керимов, Муцоев и Ко заключили опцион с суверенным фондом Китая, Китайской инвестиционной корпорацией (CIC), на продажу последнему до 12,5% акций «Уралкалия» в 2014 году. Цена не разглашалась, однако, вероятно, она была на уровне или выше рынка. 9 ноября цена достигла пика в 43,49 доллара за акцию, и в среднем составляла 40 долларов за акцию в течение трех месяцев, предшествовавших сделке с CIC. Таким образом, скорее всего, китайцам пришлось заплатить 2,9 млрд. долларов.

Приобретённые на эту сумму конвертируемые облигации в настоящее время подешевели до 1,8 млрд. долларов. Было ли в планах Кремля, российских государственных банков и Керимова объединиться с той целью, чтобы сыграть с Пекином такую дорогую шутку? Или же в ноябре китайцы были готовы выложить на миллиард долларов больше, чем стоит их доля сейчас, потому что были уверены: калий значительно подешевеет для Китая, когда, по истечении года, облигации будут конвертированы в акции?

Вероятно, китайское правительство в этой сделке тоже располагало инсайдерской информацией – но от кого? В Минске полагают, что Лукашенко заключил собственную сделку с Поднебесной в ходе визита в Пекин, состоявшегося 16 июля. Как сообщил один белорусский источник, «Если проследить риторику Минска за прошлый год, станет ясно, что Керимов пытался заставить Лукашенко продать «Беларуськалий». Он был у Лукашенко в Минске, и даже после этого Лукашенко с мрачным лицом прочитал Керимову нотации о преимуществах стратегического сотрудничества, что было показано по ТВ. Очевидно, переубедить его не получилось». Когда в середине июля последовал визит Лукашенко в Китай, «Это, вероятно, была та соломинка, что сломала верблюду спину». В данном случае, верблюд был российским.

Другой источник сделал такой вывод: «Учитывая, что в декабре прошлого года «Беларуськалий» объявил о своём решении реализовать свою продукцию самостоятельно, и Уралкалий уже несколько месяцев подряд тоже делает шаги в собственном направлении – в начале этого года они уже отгружали продукцию вне рамок БКК – возникает вопрос, почему подобная своевольная реакция последовала от «Уралкалия» только сейчас? Я могу только предполагать, что по итогам визита Президента Беларуси Лукашенко в Китай был подписан договор вне рамок БКК, и чаша терпения «Уралкалия» переполнилась».

Теория белорусских аналитиков не учитывает, что CIC принадлежит доля в «Уралкалии». Так что если в сделке с Лукашенко и «Беларуськалием» китайцы не просчитались относительно издержек, вызванных действиями «Уралкалия», то они сейчас рассчитывают остаться в выигрыше, столкнув лбами обе стороны. При такой стратегии китайцы выиграют в краткосрочной перспективе, поскольку калий будет стоить им на 200 долларов за тонну дешевле. В среднесрочной перспективе они получат прибыль от инвестиций в акции, если «Уралкалию» удастся принудить Беларусь уступить Кремлю контроль над «Беларуськалием». В долгосрочной перспективе монополист на рынке калия может укрупниться, и доля, в которую инвестировали китайцы, может стать солиднее, чем исходные 12,5%.

Вопрос: сколько инсайдеров может поместиться за кремлёвской стеной? В июне этого года, за шесть недель до стратегических перемен, Муцоев продал свои 6,4% акций за 1,3 млрд. долларов обратно «Уралкалию». Александр Волошин, бывший когда-то рупором Бориса Ельцина, а ныне являющийся председателем совета директоров «Уралкалия», утверждал в тот момент: Муцоев продаёт свои акции, поскольку «хочет сосредоточиться на государственной службе». Может ли Волошин быть настолько слеп, глух и нем? Или он тоже участвовал в схеме и знал о договорённости между государственными банками и их руководством в Кремле о том, что Муцоев устроит свой новый фокус с государственной службой и разделит с инсайдерами обещанную ими многомиллионную прибыль?

Муцоев был не один – Несис тоже засобирался выходить. Он начал с того, что в ходе устранения Рыболовлева и «Сильвинита» приобрёл 13,2% акций «Уралкалия» – работал «на склад», признал тогда один из его партнёров, с договорённостью, что ему позволят постепенно эту долю продать. К августу 2012 года Несис снизил участие до 9,9%, к апрелю 2013 года у него было всего 5,1%. Эту последнюю долю, согласно заявлению «Уралкалия», он тоже продал к 26 июля, когда ушёл в отставку назначенец Несиса в совете директоров. Несис и «Уралкалий» согласовали такой текст касательно его выхода из капитала: «сделки по продаже акций осуществлялись небольшими пакетами на бирже и внебиржевом рынке, покупателями выступили структуры, представляющие различных портфельных инвесторов». Также как и Муцоев, Несис находился на государственной службе, и, как говорится в заявлении «Уралкалия», «вырученные от продажи акций средства будут направлены на финансирование проектов в области железнодорожных грузовых перевозок».

Как сообщил представитель Несиса, время, выбранное им для продажи акций и распад калийного картеля – это «совпадение». Это слово пресс-секретарь Несиса, Николай Добринов, произнёс насмешливо-иронично. Несис и Муцоев были инсайдерами в течение нескольких лет, поэтому почти наверняка «Уралкалий» изначально брал на себя обязательства выкупить их акции с согласованной величиной прибыли, защищая их от риска издержек на случай изменения рыночной ситуации, или, если на открытом рынке выгодных условий не будет, найти на их акции независимого покупателя. Несис пришёл раньше Муцоева. Возможно, он получил больше прибыли. Но если проведение стратегии Кремля на рынке калия – которая первоначально была разработана Игорем Сечиным, когда он занимал должность вице-премьера, ответственного за ресурсы, и решил заменить Рыболовлева – можно считать государственной службой, то это именно тот случай, когда Муцоеву и Несису посчастливилось служить.

Ни один из источников, близких к ним, или к Керимову с Волошиным, не верит, что они действовали без предварительной договоренности с Кремлём. В противном случае, поскольку акции «Уралкалия» заложены в государственных банках под обеспечение займов компании, а также Керимова, заявление от 30 июля обернулось бы для них маржин-коллом. Этого не произошло.

Их общее стратегическое решение выйти из БКК в настоящее время вызвало снижение цены акций «Уралкалия» на 47%, в то время как ранее в этом году они достигли пика. Падение затронуло и всех остальных производителей калия, в том числе K+S, немецкую группу, выпускающую широкий спектр удобрений. Мельниченко её крупнейший акционер. «Уралкалий» потерял почти половину рыночной капитализации, эквивалентной 11 млрд. долларов акционерной стоимости.

У K+S сгорело 3,7 млрд. евро. В апреле по причине значительного роста затрат в Канаде K+S объявил о задержке запуска нового канадского калийного рудника, которым производитель планировал заменить истощающиеся рудники в Германии. Но задержка будет временной, утверждал K+S, ведь его прогнозы исключали вероятность роста объёмов калия на глобальном рынке, и поэтому производитель рассчитывал на относительную стабильность цен на калий. K+S заявлял, что планирует вложиться в дополнительный рост мощностей по производству калия в размере 3-4 млн. тонн; удержать свою 10%-ную долю на мировом рынке и заработать «15-процентную премию к стоимости капитала до налогообложения», заявил тогда генеральный директор Норберт Штайнер.

Через три подставных юрлица на Бермудских островах Мельниченко держит 9,88% акций K+S, являясь крупнейшим акционером группы. С прошлой недели, когда «Уралкалий» совершил свой манёвр, учитывая текущую стоимость акций, он потерял 365 млн. евро. Но это только начало. Если немцы считали, что Мельниченко их посредник в России, их система раннего предупреждения на восточном фронте, они, похоже, серьёзно просчитались. Если кризис в калийной отрасли был намеренно спровоцирован в Кремле, при условии, что нескольким заинтересованным российским акционерам «Уралкалия» было позволено получить прибыль и сбежать, то верно ли будет сказать, что в России главный проигравший – это Мельниченко? Или он тоже заранее договорился с Кремлём?

Манёвр «Уралкалия» по размежеванию с «Беларуськалием» и наращиванию годового объёма производства с 10,5 млн. тонн в текущем году до 13 млн. тонн в следующем может сбить цены до уровня ниже 300 долларов за тонну, говорит генеральный директор «Уралкалия» Баумгертнер. Это как минимум на 25% ниже последней цены по договору с Китаем и самый низкий уровень с января 2010 года.

При таком уровне цен Мельниченко и «Еврохим» не смогут начать разработку рудников, не понеся при этом потери. Как показывают эти два графика цен на калий, первый за прошлый год, второй за предыдущие семь лет, для Мельниченко и «Еврохима» запуск двух новых российских рудников обернётся разорением и позволит K+S запустить свои рудники в Канаде, в то время как Керимов благодаря своим новым рыночным рычагам стремится вернуть цены на калий обратно к их историческому уровню.

Это, по мнению московских корпоративных аналитиков, неминуемо скажется на финансовом положении «Уралкалия» перед банками-кредиторами. Согласно годовому финансовому отчёту компании, на 31 декабря 2012 года «Уралкалий» задолжал чуть более 4 млрд. долларов. Названия банков не приводятся, но, вероятно, основные из них принадлежат российскому государству. Московские финансовые учреждения сообщают, что на 30 июня долг составлял 4,9 млрд. долларов.

Для «Еврохима» картина выглядит гораздо хуже. Согласно годовому отчёту за 2012 год, компания рассчитывала потеснить «Уралкалий» в борьбе за звание лидера по товарному производству «​​питательных веществ» в России. Эта и другие презентации давали прогноз свыше 1 млрд. долларов годового дохода от калийных рудников, стоит их только запустить. Тем не менее, в случае падения цены на калий ниже 300 долларов за тонну, аналитики, учитывая предполагаемый размер доходов, предсказывают компании убытки в размере 1,8 млрд. долларов. Короче говоря, компания будет терять больше денег на производстве калия, чем она рассчитывала заработать на продажах – больше денег, чем было инвестировано, как она сообщает, в один из рудниковых проектов в России. Что дальше? Если Мельниченко не запустит добычу калия на Верхнекамском и Гремячинском месторождении до 2014 года, а этот срок указан в лицензионных соглашениях с правительством России, удастся ли Мельниченко договориться об их продлении? Или ему поставят тот же ультиматум, что Сечин поставил Рыболовлеву в 2009 году – продавай свои акции или готовься к поглощению? Учитывая, что «Уралкалий» уже сделал с ценой на калий, рыночная цена выхода Мельниченко из калийного бизнеса будет гораздо менее выгодной, чем была у Рыболовлева.

Прогноз «Ренессанс Капитала» относительно будущего «Уралкалия» после заявления 30 июля для самого «Уралкалия» выглядит позитивно, поскольку «цены на калий в пределах 300 долл./т делают прогноз по IRR [инвестиционной доходности] разработки почти всех новых и существующих калийных рудников отрицательным, что может заставить некоторые малорентабельные компании приостановить производство. Будущее сокращение поставок калия может подтолкнуть рост его цен в конце этого десятилетия, в то время как новая стратегия «Уралкалия» может помочь компании максимально увеличить свою долю на рынке». «Еврохим», статистику по которому финансовые учреждения не ведут, поскольку компания до сих пор не разместила акции на бирже, выглядит одной из вероятных жертв.

Зарубежные банки, кредитующие калийную промышленность и не включившиеся в схему ВТБ и «Сбербанка», похоже, поняли это. Поэтому, учитывая резкий рост рисков кредитования, они сейчас готовятся поднять ставки для Мельниченко и «Еврохима». Как говорится в одном из опубликованных на прошлой неделе сообщений, «Еврохим запросил у группы банков кредит в размере около 1 млрд. долларов с просьбой о предоставлении 100-150 млн. долларов со стороны каждого из них. Маржа процентной ставки на пятилетний необеспеченный займ составляет 180 базисных пунктов. Такая цена вызвала у кредиторов спор, поскольку им предложили такую же цену, какую компания заплатила в 2011 году за обеспеченный предэкспортный кредит. Как минимум два отношенческих банка «Еврохима» решили не выдавать компании такой кредит, поскольку их не устроила цена. На прошлой неделе [до 30 июля], один из банков-кредиторов «Еврохима» сообщил EuroWeek, что на этот раз кредит на лучших условиях предоставлен не будет, в качестве причины указывая на низкую маржу. Вместо этого банк, чтобы не терять клиента, выдвинул «Еврохиму» встречное предложение о кредите на гораздо менее выгодных условиях. В то же время, другой банк, также один из ведущих кредиторов из группы, предоставивших «Еврохиму» кредит PXF [предэкспортное финансирование] в 2011 г., сообщил EuroWeek, что отказывается от сделки в принципе. За несколько дней до кризиса 30 июля источники EuroWeek в группе банков, обслуживающих «Еврохим», признали нежелание этих банков выдавать кредиты по процентной ставке, которую предлагал Мельниченко. Существует ли ставка, при которой остальные банки, сотрудничающие с «Еврохимом», будут готовы кредитовать компанию теперь, предстоит проверить её переговорщикам в течение ближайших нескольких дней.

Поэтому Торин, пресс-секретарь Мельниченко, держит язык за зубами. Когда «Еврохим» опубликовал годовой отчёт за 2012 год, компания признала наличие «угроз» своей стратегии на рынке калия: «Продолжительные, значительно худшие, чем ожидалось, рыночные условия могут негативно повлиять на способность компании «Еврохим» продолжать финансирование этих инвестиционных проектов... Значительное увеличение производственных мощностей приведёт к избытку предложения на рынке». Поэтому Торину был задан вопрос: «При цене на калий в пределах 200-300 долларов за тонну, предыдущие заявления «Еврохима» относительно двух новых калийных рудников в России и проектов в Казахстане эти проекты, вероятно, будут невыгодными, если не убыточными. Верно ли такое предположение? Какие действия «Еврохим» намерен предпринять в отношении инвестиций в Гремячинское и Верхнекамское месторождения? Намерены ли Вы отложить ввод в эксплуатацию этих проектов и проекта в Казахстане до тех пор, пока цены на калий не вернутся на уровень выше 400 долларов? Учитывая изменения на рынке калия, намерен ли «Еврохим» отдать приоритет сегменту азотных удобрений?»

Ни ответа, ни даже подтверждения о получении.

По этому поводу «Уралкалий» уже опубликовал свой ​​ответ. «Консолидация, – как сказал сегодня утром в Москве генеральный директор Баумгертнер, – это логичный шаг, когда цена падает до уровня малорентабельных компаний».

статью прочитали: 14108 человек

   
теги: Владимир Путин, Андрей Мельниченко, Белоруссия  
   
Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2021  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"