быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир

Терра Аналитика

Усадьба Урсы

Хуторок

Сделано у нас, в России!

Глобальная Авантюра

Вместе Победим

Российская газета

 
опубликовано редакцией на Переводике 28.01.16 02:00
скаут: Lilu; переводчик Lilu;
   
 

Ассанж: "Гугл" - не то, чем он кажется

 

Книга "When Google Met Wikileaks" Джулиана Ассанжа, выпущенная издательство OR Books. Reuters; OR Books

В июне 2011 года Джулиан Ассанж принял необычного посетителя: председателя совета директоров "Гугла" Эрика Шмидта, который прибыл из Америки в Эллингем Холл, загородный дом в Норфолке, Англия, где Ассанж находился под домашним арестом. 

В течение нескольких часов осажденный лидер самой знаменитой в мире мятежной издательской организации и миллиардер, возглавляющий крупнейшую в мире информационную империю, скрещивали шпаги. Они дискутировали о политических проблемах, с которыми сталкивается общество, и технологических решениях, порожденных глобальной сетью - от "арабской весны" до цифровой валюты биткойна.  

Они очертили совершенно противоположные перспективы: для Ассанжа освобождающая сила Интернета основана на его свободе и безгражданстве. Для Шмидта - раскрепощение совпадает с внешнеполитическими целями США и приводится в движение соединением не-западных стран с западными компаниями и рынками. Эти различия олицетворяли борьбу по поводу будущего Интернета, которая набрала силу позднее. 

В этом отрывке из книги "Когда "Гугл" повстречался с Викиликс" Ассанж описывает свою встречу со Шмидтом и то, как он пришел к заключению, что это был далеко не такой уж невинный обмен мнениями

Эрик Шмидт является влиятельной фигурой даже в ряду влиятельных лиц, с которыми мне пришлось пересечься с тех пор, как я основал "Викиликс". В середине мая 2011 года я находился под домашним арестом в сельском Норфолке, Англия, примерно в трех часах езды на северо-восток от Лондона. Жестокое преследование нашей работы было в полном разгаре, и каждый потраченный впустую момент казался вечностью. До меня было трудно достучаться. 

Но когда мой коллега Джозеф Фаррелл сказал мне, что исполнительный директор "Гугла" хочет договориться о встрече со мной, я согласился.

В определенной мере верхние эшелоны "Гугла" казались более удаленными и непонятными для меня, чем коридоры Вашингтона. Мы скрещивали шпаги с ведущими официальными лицами США уже многие годы к тому времени. От таинственности ничего не осталось. Но центры власти, растущие в Кремниевой долине, были все еще неясными, и я неожиданно осознал благоприятную возможность понять и повлиять на то, что превращалось в самую влиятельную компанию на земле. Шмидт занял пост президента "Гугла" в 2001 году и превратил его в империю.   

Я был озадачен тем, что гора захотела придти к Магомету. Но только после того, как Шмидт и его спутники посетили меня и уехали, я смог понять, кто на самом деле побывал у меня в гостях.

Заявленной причиной для визита была книга. Шмидт писал монографию вместе с Джаредом Коэном, директором Google Ideas, структуры, которая называет себя внутренней "фабрикой мысли/дела" "Гугла".  

Я мало что знал о Коэне в то время. На самом деле Коэн перешел в "Гугл" из Госдепартамента США в 2010 году. В Госдепартаменте он был убалтывающим человеком идей "сетевого поколения" при двух администрациях США, льстецом из мира центров анализа политики и институтов, перехваченным, когда ему было 20 лет с небольшим.    

Он был старшим советником госсекретарей Райс и Клинтон. В Госдепартаменте, где он входил в штат отдела планирования политики, Коэна вскоре прозвали "начинающим вечеринки Конди", который переносил жаргон Кремниевой долины в политические круги США и создавал такие очаровательные риторические небылицы как "Публичная дипломатия 2.0". На своей странице нештатного сотрудника Совета по международным отношениям он указал своими специальными знаниями "терроризм; радикализацию; влияние технологий подключения на искусство управления государством в 21-м веке; Иран".   

Это Коэн, пока он работал в Госдепартаменте, направил, как говорят, электронное письмо президенту "Твиттера" Джеку Дорси отсрочить запланированные технические работы, чтобы помочь несостоявшемуся восстанию 2009 года в Иране. Его задокументированный роман с "Гуглом" начался в том же году, когда он подружился с Эриком Шмидтом, когда они вместе осматривали пост-оккупационные руины Багдада. Всего несколько месяцев спустя Шмидт заново создал природную среду Коэна уже в самом "Гугле", придумав "фабрику мысли/дела", базирующуюся в Нью-Йорке, и назначив Коэна ее главой. Так родилась Google Ideas.    

Позднее в том году они совместно написали статью о политике для журнала Совета по международным отношениям "Foreign Affairs", расхваливая реформаторский потенциал технологий Кремниевой долины как инструмент внешней политики США. Описывая то, что они назвали "коалицией подсоединенных", Шмидт и Коэн утверждали, что: 

Демократические государства, создавшие коалиции из своих армий, располагают потенциалом, чтобы сделать то же самое с их технологиями соединения... Они предлагают новый способ реализовывать обязанность защищать граждан по всему миру [выделено автором].

Шмидт и Коэн сказали, что они хотели проинтервьюировать меня. Я согласился. Была назначена дата в июне.

 

Председатель совета директоров с полномочиями генерального директора Google Эрик Шмидт (слева впереди) и Джаред Коэн (слева позади), директор Google Ideas. Оливия Хэррис/Рейтер  

***

Когда наступил июнь, было много о чем поговорить. В то лето "Викиликс" все еще с трудом перемалывала публикацию дипломатических депеш США, публикуя тысячи каждую неделю. Когда семью месяцами ранее мы только начали публиковать депеши, Хилари Клинтон осудила их публикацию как "атаку на международное сообщество", которая "разорвет ткань" правительства. 

Как раз в это брожение "Гугл" спроецировал себя в тот июнь, приземлившись в аэропорту Лондона и отправившись в долгую поездку в Восточную Англию до Норфолка и Бекклса.  

Шмидт приехал первым, в сопровождении тогдашней своей партнерши Лайзы Шилдс. Когда он представил ее как вице-президента Совета по международным отношениям - американской политической фабрики мысли с тесными связями с Государственным департаментом - я не обратил на это внимания. Шилдс сама вышла из Камелота (так называют окружение президента Дж. Ф. Кеннеди - прим. перев.), так как была замечена родственником Джона Кеннеди-младшего в начале 1990-х. 

Они посидели со мной, обмениваясь любезностями. Они сказали, что забыли свой диктофон, поэтому мы пользовались моим. Мы договорились, что я перешлю им запись разговора, а в обмен на это они перешлют мне распечатку разговора, чтобы поработать с ней в плане точности и ясности. Мы начали. Шмидт начал без подготовки, сразу же начав расспрашивать меня об организационных и технологических основах "Викиликс".  

* * *

Некоторое время спустя приехал Джаред Коэн. С ним был Скотт Малкомсон, представленный как редактор книги. Через три месяца после этой встречи Малкомсон начал работать в Госдепартаменте как ведущий спичрайтер и главный советник Сьюзан Райс (тогдашний посол США в ООН, теперь советница по национальной безопасности).

На этот момент делегация состояла на одну часть из представителей "Гугла" и на три части из представителей американских внешнеполитических кругов, но я все еще не врубался. После рукопожатий мы перешли к делу. 

Шмидт был хорошим контрастом. Ему за пятьдесят, он смотрит с прищуром из-за своих совиных очков, одетый как менеджер - строгий вид Шмидта скрывал механическую аналитичность. Его вопросы часто перескакивали к сути вопроса, выдавая мощный невербальный структурный интеллект.    

Это был тот же самый интеллект, который выделил принципы программной инженерии, чтобы вывести "Гугл" на уровень мегакорпорации, следя за тем, чтобы корпоративная инфраструктура всегда отвечала темпу роста. Это был человек, понимавший, как строить и поддерживать системы: системы информации и системы людей. Мой мир был для него в новинку, но это также был мир развивающихся человеческих процессов, масштаба и потоков информации.   

Для человека с системным мышлением политика Шмидта - то, как я это услышал в нашей дискуссии - была удивительно общепринятой, даже банальной. Он быстро разбирался в структурных отношениях, но ему было трудно выразить многие из них в словах, он часто втискивал геополитические тонкости в рекламизм Кремниевой долины или же косный микро-язык Госдепартамента его спутников. Лучше всего у него получалось (вероятно, не осознавая этого), когда он говорил как инженер, разбивая сложности на их ортогональные компоненты.   

Я обнаружил в Коэне хорошего слушателя, но менее интересного мыслителя, одержимого этой беспрестанной веселостью, которая обычно присуща профессиональным работникам широкого профиля и стипендиатам Роудса. Как можно было ожидать, из-за его работы во внешнеполитической области Коэн имел знания о международных горячих точках и конфликтах и быстро между ними передвигался, подробно излагая различные сценарии, чтобы оценить мои суждения. Но иногда возникало ощущение, словно он весело болтал о господствующих взглядах таким образом, чтобы произвести впечатление на своих бывших коллег в официальном Вашингтоне.  

Малкомсон, постарше, был более вдумчивым, его предложения были глубокомысленными и щедрыми. Шилдс молчала большую часть разговора, делая записи, ублажая более крупные эго за столом, пока она занималась реальной работой.

Как интервьюируемое лицо, ожидалось, что я буду говорить больше всех. Я пытался стать проводником в мое мировоззрение. К их чести я считаю это интервью, вероятно, самым лучшим, которое я когда-либо давал. Я был вне своей зоны комфорта и мне это нравилось.     

Мы поели и затем вышли на прогулку в парк при доме, и все это время разговор записывался. Я попросил Эрика Шмидта передать "Викиликс" запросы правительства США об информации, а он отказался, неожиданно занервничав и сославшись на незаконность раскрытия запросов по Закону о борьбе с терроризмом. А затем, когда наступил вечер, интервью закончилось и они уехали обратно в нереальные, удаленные залы информационной империи, а я остался, чтобы вернуться к моей работе. 

Вот и все, как я тогда подумал.   

* * *

Через два месяца публикация "Викиликс" депеш Госдепартамента резко прекратилась. В течение трех четвертей года мы скрупулезно занимались публикацией, привлекли более ста партнеров в глобальных СМИ, распространяя документы в их регионах влияния и обеспечивая контроль над всемирной систематической публикацией и редактированием, борясь за максимальное воздействие для наших источников.  

Но газета "Гардиан" - наш бывший партнер - опубликовала конфиденциальный пароль для дешифровки всех 251000 депеш в заголовке главы своей книги, торопливо выпущенной в феврале 2011 года. 

К середине августа мы обнаружили, что бывший немецкий сотрудник - которого я отстранил от работы в 2010 году - поддерживает деловые отношения с рядом организаций и лиц, ища работу вокруг местонахождения зашифрованного файла, в паре с нахождением пароля в книге. При той скорости, с которой распространялась информация, мы оценили, что в течение двух недель большая часть разведслужб, разработчиков и посредников получат все депеши, а не общественность. 

Я решил, что необходимо перенести на более ранний срок наш график публикаций - на 4 месяца, и связаться с Госдепартаментом, чтобы официально зафиксировать, что мы их заранее предупредили. Ситуацию тогда будет труднее использовать для создания еще одной юридической или политической атаки.   

Так как у нас не получилось связаться с тогдашним послом США в Британии Луисом Сасманом, мы попытались зайти через переднюю дверь. Редактор "Викиликс" по расследованиям Сара Хэррисон позвонила в приемную Госдепартамента и проинформировала дежурного сотрудника, что "Джулиан Ассанж" хочет побеседовать с Хилари Клинтон. Как и следовало ожидать, это заявление было встречено первоначально бюрократическим недоверием. 

Вскоре мы оказались в реконструкции сцены из фильма "Доктор Стрейнджлав", когда актер Питер Селлерс звонит наугад в Белый дом, чтобы предупредить о грядущей ядерной войне, а его звонок тут же переводят в режим ожидания. Как и в фильме, мы продирались через иерархию, поговорив с чуть-чуть более старшими по рангу чиновниками, пока не добрались до старшего юрисконсульта Клинтон. Он сказал нам, что перезвонит. Мы положили трубку и стали ждать.

Когда телефон зазвонил через полчаса, это был не Госдепартамент на другом конце провода. Это был Джозеф Фаррелл, сотрудник "Викиликс", договорившийся о встрече с "Гугл". Он только что получил электронное письмо от Лайзы Шилдс, которая хотела подтвердить, что это действительно "Викиликс" звонил в Госдепартамент.

Вот тогда я понял, что Эрик Шмидт, возможно, не являлся посланником одного только "Гугла". Будь то официально или нет, он общался с людьми, которые делали его весьма близким к Вашингтону, включая хорошо задокументированные отношения с президентом Обамой. Люди Хилари Клинтон не только знали, что партнер Эрика Шмидта встречалась со мной, но они также выбрали ее в качестве обходного неофициального канала передачи информации.

Хотя "Викиликс" был сильно вовлечен в публикацию внутреннего архива Госдепартамента США, Госдепартамент США фактически пробрался в командный центр "Викиликс" и попросил меня о "бесплатном завтраке". Два года спустя, после его визитов в начале 2013 года в Китай, Северную Корею и Бирму, тот факт, что глава "Гугл", вероятно, проводит, так или иначе, "обходную дипломатию" для Вашингтона, получит высокую оценку. Но на тот момент это было необычно

Я забыл об этом до февраля 2012 года, когда "Викиликс" - вместе с тридцатью нашими партнерами из международных СМИ - начал публиковать Global Intelligence Files: данные внутренних электронных писем базирующейся в Техасе фирмы частной разведки "Стратфор". Один из наших более сильных в расследованиях партнеров - бейрутская газета "Аль-Ахбар" - тщательно просмотрела электронные письма в отношении информации о Джареде Коэне. 

Люди из "Стратфор", которым нравилось считать себя чем-то вроде корпоративного ЦРУ, прекрасно знали о других структурах, которые они воспринимали как вторгавшихся в их сектор. И их внимание привлек "Гугл". В ряде красочных электронных писем они обсуждали особенности деятельности Коэна на базе Google Ideas, делая предположения о том, что реально означает слово "дело" в выражении "фабрика мысли/дела".   

Руководство Коэна, судя по всему, перешло из сектора связей с общественностью и "корпоративной ответственности" в сектор активного корпоративного вмешательства в международные дела на уровне, который обычно закреплен за государствами. Джареда Коэна можно было бы назвать с оттенком иронии "директором по смене режимов" в "Гугл".

Согласно электронным письмам, он пытался оставить свои отпечатки на некоторых важных исторических событиях на сегодняшнем Ближнем Востоке. Его можно было обнаружить в Египте во время революции, встречающимся с Ваэлем Гонимом, сотрудником "Гугл", арест и тюремное заключение которого через несколько часов после этого сделали его хорошим для пиара символом восстания в западной прессе. Были запланированы встречи в Палестине и Турции, обе они - как утверждалось в электронных письмах "Стратфор" - были отменены вышестоящим начальством "Гугл" как слишком рискованные.  

 

Основатель "Викиликс" Джулиан Ассанж, говорящий из посольства Эквадора в Лондоне, появляется на экране во время видеоконференции, чтобы открыть Кинофестиваль прав человека в Барселоне 22 октября 2014 года.  Quique Garcia/AFP/Getty

Всего за несколько месяцев до того, как Коэн встретился со мной, он планировал поездку на границу с Ираном в Азербайджан, чтобы "взаимодействовать с общинами ближе к границе", в рамках проекта Google Ideas по "репрессивным обществам". Во внутренней электронной переписке вице-президент "Стратфора" по оперативной информации Фред Бертон (сам являющийся бывшим сотрудником по вопросам безопасности Госдепартамента) написал

"Гугл" получает поддержку БД [Белого дома] и Госдепа и прикрытие с воздуха. В действительности они делают то, что не может ЦРУ...    [Коэн] добьется того, что его похитят или убьют. Возможно, это самое лучшее, что может произойти, чтобы разоблачить тайную роль "Гугл" во вспенивании восстаний, если сказать проще. Правительство США сможет затем заявить о своей неосведомленности, а "Гугл" останется крайним.  

Далее во внутренней переписке Бертон сказал, что его источниками о деятельности Коэна являлись Марти Лив - директор "Гугл" по вопросам безопасности - и сам Эрик Шмидт. 

В поисках чего-то более конкретного я начал искать в архиве "Викиликс" информацию о Коэне. Депеши Госдепартамента, обнародованные в рамках проекта Cablegate, показывают, что Коэн был в Афганистане в 2009 году, пытаясь убедить четыре основных афганских оператора мобильной связи перевести их антенны на американские военные базы. В Ливане он тихо работал над созданием интеллектуального и духовного соперника "Хезболлах" - "Высшей шиитской лиги". А в Лондоне он предлагал руководителям болливудских кинокомпаний вставить анти-экстремистское содержание в их фильмы и обещал связать их с близкими сетями влияния в Голливуде. 

Через три дня после того, как он посетил меня в Эллингем Холл, Джаред Коэн полетел в Ирландию, чтобы руководить "Summit Save" - мероприятием, спонсорами которого являлись Google Ideas и Совет по международным отношениям. Саммит, на который собрались члены городских банд, правые активисты, агрессивные националисты и "религиозные экстремисты" со всего мира в одном месте, был нацелен на проведение тренинга по технологическим решениям проблемы "насильственного экстремизма". И что тут такого?

Мир Коэна, кажется, состоит из таких вот мероприятий: бесконечные вечеринки для перекрестного опыления влияния между элитами и их вассалами под благочестивой рубрикой "гражданское общество". Народная мудрость в развитых капиталистических обществах заключается в том, что в них все еще существует органичный "сектор гражданского общества", в котором институты формируются самостоятельно и объединяются, чтобы реализовать интересы и волю граждан. Согласно этой сказке, границы этого сектора соблюдаются действующими лицами из правительства "частного сектора", оставляя безопасное пространство для НПО и некоммерческих организаций агитировать за такие вещи как права человека, свободу слова и подотчетное правительство.   

Это звучит как прекрасная идея. Но если это и было когда-то правдой, то оно не является таковым уже десятилетия. По крайней мере, с 1970-х годов такие подлинные субъекты как профсоюзы и церкви сдались под непрерывным натиском статизма свободного рынка, превратив "гражданское общество" в рынок покупателя для политических группировок и корпоративных интересов, стремящихся оказывать влияние в собственных интересах. В последние сорок лет произошло огромное увеличение фабрик мысли и политических НПО, целью которых - за всем словоизвержением - является исполнение политических замыслов по доверенности. 

Это не только такие очевидные неоконсервативные подставные группы как Foreign Policy Initiative. Сюда же входят и такие пустые западные НПО как Freedom House, где наивные, но действующие из лучших побуждений профессиональные сотрудники некоммерческих организаций опутаны потоками политического финансирования, осуждая не-западные нарушения прав человека, и в то же время твердо не замечая местные злоупотребления.   

Сеть конференций гражданского общества - которые возят активистов из развивающихся стран по всему миру сотни раз за год, чтобы благославлять нечистый союз между "правительственными и частными заинтересованными сторонами" на таких геополитизированных мероприятиях как "Стокгольмский интернет-форум" - просто не могла бы существовать, если бы в нее ежегодно не закачивались миллионы долларов политического финансирования.  

Просмотрите списки членов крупнейших американских фабрик мысли и институтов, там неожиданно обнаруживаются одни и те же имена. "Summit Save" Коэна привел к образованию AVE или AgainstViolentExtremism.org - долгосрочного проекта, основным спонсором которого помимо Google Ideas является фонд Gen Next Foundation. На веб-сайте фонда сказано, что это "организация для избранных и платформа для успешных людей", целью которой является способствование "социальным изменениям" за счет финансирования со стороны венчурного капитала. "Поддержка фонда частным сектором и некоммерческими фондами избегает определенных моментов, воспринимаемых как конфликты интересов, с которыми сталкиваются инициативы, финансируемые правительствами". Джаред Коэн является членом исполнительного комитета фонда. 

Gen Next также поддерживает НПО, запущенную Коэном к концу его работы в Госдепартаменте, для того, чтобы вводить глобальных "про-демократических активистов", работающих в интернете, в сеть внешнеполитического покровительства США. Эта группа зародилась как "Альянс молодежных движений" с учредительного саммита в Нью-Йорке в 2008 году, профинансированного Госдепартаментом и увешанного логотипами корпоративных спонсоров. На саммит были привезены тщательно отобранные активисты соцсетей из таких "проблемных регионов" как Венесуэла и Куба, чтобы увидеть выступления команды предвыборного штаба Обамы по новым медиа и Джеймса Глассмана из Госдепартамента, и чтобы пообщаться с консультантами по связям с общественностью, "меценатами" и американскими медийными знаменитостями. 

Эта организация провела еще два саммита только по приглашениям в Лондоне и Мехико-Сити, где к делегатам напрямую обратилась через видеосвязь Хилари Клинтон: 

Вы являетесь передовым отрядом восходящего поколения гражданских активистов.... И это делает вас лидерами, которые нам нужны.  

В 2011 году "Альянс молодежных движений" был переименован в "Movements.org". В 2012 году Movements.org стал подразделением "Advancing Human Rights" - новой НПО, учрежденной Робертом Л. Бернстейном, после того, как он уволился из Human Rights Watch (которую он основал), так как он считал, что организация не должна покрывать нарушения прав человека США и Израилем. Целью "Advancing Human Rights" является исправление вреда со стороны Human Rights Watch посредством концентрирования исключительно на "диктатурах". 

Коэн заявил, что слияние его организации Movements.org с "Advancing Human Rights" было "неодолимым", указав на "необычайную сеть кибер-активистов на Ближнем Востоке и в Северной Африке" этой последней. Он затем вошел в правление "Advancing Human Rights", в котором также присутствует Ричард Кемп, бывший командующий британскими войсками в оккупированном Афганистане. В своем текущем облике Movements.org продолжает получать финансовые средства от фонда Gen Next, а также от Google, MSNBC и крупного пиар-агентства Edelman, которое представляет интересы General Electric, Boeing и Shell, среди прочих.  

Google Ideas крупнее, но она следует такой же стратегии. Взгляните на список выступающих на ее ежегодных собраниях только по приглашениям людей, таких как "Кризис в подключенном мире" в октябре 2013 года. Теоретики соцсетей и активисты придают этому мероприятию видимость подлинности, но на самом деле оно славится токсичной смесью участников: американские чиновники, телекоммуникационные магнаты, консультанты по безопасности, финансовые капиталисты и такие внешнеполитические технологические стервятники как Алек Росс (близнец Коэна в Госдепартаменте).

В костяке находятся военные подрядчики и карьерные военные: активные руководители Киберкомандования США и даже адмирал, отвечавший за все американские военные операции в Латинской Америке с 2006 по 2009 год. Скрепляют все это Джаред Коэн и председатель совета директоров "Гугл" Эрик Шмидт.    

Я поначалу думал о Шмидте как о блестящем, но политически незадачливом калифорнийском технологическом миллиардере, которого используют те самые люди из американских внешнеполитических кругов, которых он коллекционировал, чтобы они действовали как переводчики между ним и официальным Вашингтоном - что является иллюстрацией главной дилеммы начальник-сотрудник между Западным и Восточным побережьем.    

Но я был не прав.

***

Эрик Шмидт родился в Вашингтоне, где его отец работал профессором и экономистом в Министерстве финансов Никсона. Он учился в средней школе в Арлингтоне, штат Вирджиния, прежде чем получил диплом инженера в Принстоне. В 1979 году Шмидт отправился с Запада в Беркли, где он получил степень кандидата наук, прежде чем присоединился к дочерней компании Стэнфорда/Беркли - Sun Microsystems в 1983 году. К тому времени, когда он ушел из Sun шестнадцать лет спустя, он стал частью ее исполнительного руководства. 

У Sun Microsystems были значительные контракты с правительством США, но, как показывают документы, Шмидт начал стратегически взаимодействовать с публичным вашингтонским политическим классом уже когда он работал в штате Юта президентом Novell. Федеральные документы финансирования предвыборных кампаний показывают, что 6 января 1999 года Шмидт дважды пожертвовал 1000 долларов республиканскому сенатору от штата Юта - Оррину Хэтчу. В тот же самый день жена Шмидта, Уэнди, также записана как пожертвовавшая дважды 1000 долларов сенатору Хэтчу.  

К началу 2001 года более десятка других политиков и Комитетов в поддержку кандидатов, включая Ал Гора, Джорджа У. Буша, Дайан Фейнстейн и Хилари Клинтон, получили деньги от Шмидта, в одном случае - 100000 долларов.

К 2013 году Эрик Шмидт - которого стали публично связывать с Белым домом Обамы - стал более расчетливым. Восемь республиканцев и восемь демократов финансировались им напрямую, как и два Комитета в поддержку кандидатов. В апреле того года 32300 долларов пошли Национальному республиканскому сенаторскому комитету. Месяц спустя такая же сумма - 32300 долларов - пошла Демократическому комитету по сенаторской кампании. Почему Шмидт жертвовал одинаковую сумму денег обеим партиям, является вопросом на 64600 долларов.

Также в 1999 году Шмидт вошел в правление базирующейся в Вашингтоне группы "Фонд Новая Америка", в которой соединились центристские силы (по вашингтонским понятиям) с хорошими связями. Фонд и его 100 сотрудников являются фабрикой влияния, которая использует сеть одобренных экспертов по национальной безопасности, внешней политике и технологиям, чтобы размещать сотни статей и комментариев в год.  

К 2008 году Шмидт стал председателем совета директоров этого фонда. В 2013 году главными спонсорами Фонда Новая Америка (каждый предоставивший более 1 миллиона долларов) являлись Эрик и Уэнди Шмидт, Госдепартамент США и Фонд Билла и Мелинды Гейтс. Второстепенными спонсорами были "Гугл", Агентство международного развития США (USAID) и Радио Свободная Азия. 

Участие Шмидта в Фонде Новая Америка твердо делает его связующим звеном в вашингтонских правящих кругах. Другие члены правления Фонда, семь из которых также указывают себя членами Совета по международным отношениям, включают Фрэнсиса Фукуяму, одного из интеллектуальных отцов неоконсервативного движения; Риту Хаузер, которая работала в президентском консультативном совете по разведке при Буше и Обаме; Джонатана Сороса, сына Джорджа Сороса; Уолтера Рассела Мида, американского специалиста по вопросам стратегии безопасности и редактора "American Interest"; Хелен Гейл, которая входит в правление компаний Coca-Cola, Colgate-Palmolive, Фонда Рокфеллера, подразделение по международной политике Госдепартамента, Совет по международным отношениям, Центр стратегических и международных исследований, стажерскую программу Белого дома и кампанию Боно ONE Campaign; и Дэниела Йергина, нефтяного геостратега, бывшего председателя рабочей группы Министерства энергетики США. 

 

Председатель совета директоров с функциями генерального директора Google Эрик Шмидт. Фото - Petar Kujundzic/Reuters

Президентом фонда, назначенным в 2013 году, является бывшая начальница Джареда Коэна в отделе политического планирования Госдепартамента Энн-Мари Слотер, принстонский эксперт по правовым вопросам и международным отношениям с нюхом в отношении вращающихся дверей. Она - повсюду, призывая Обаму отреагировать на украинский кризис не только посредством использования американских тайных сил в стране, но и посредством бомбежек Сирии - на том основании, что это станет посланием для России и Китая. Вместе со Шмидтом она является участницей Бильдербергской конференции 2013 года и входит в управляющий совет по международным делам Госдепартамента

Эрик Шмидт оказался не таким уж политически незадачливым. Мне слишком хотелось видеть политически нечестолюбивого инженера из Кремниевой долины, пережиток старой доброй культуры выпускников компьютерных наук Западного побережья. Но такого рода люди не участвуют в Бильдербергской конференции четыре года подряд, не бывают регулярно в Белом доме и не "болтают непринужденно" на Всемирном экономическом форуме в Давосе. 

Превращение Шмидта в "министра иностранных дел" "Гугла" - когда он совершает пышные и формальные государственные визиты через линии геополитических разломов - произошло не на пустом месте; оно было предрешено годами ассимиляции в сети репутации и влияния правящих кругов США. 

На личном уровне Шмидт и Коэн совершенно приятные люди. Но глава "Гугл" является классическим игроком в стиле "директора отрасли", со всем идеологическим багажом, присущим этой роли. Шмидт находится там, где он и должен быть: в точке, в которой встречаются центристские, либеральные и империалистические направления американской политической жизни.  

Судя по всему, начальство "Гугл" действительно верит в цивилизаторскую силу просвещенных транснациональных корпораций, и они считают эту задачу непрерывной для воздействия на мир согласно лучшему пониманию "благожелательной супердержавы".  Они скажут вам, что непредубежденность - это сила, но все взгляды, бросающие вызов мотивации исключительности, лежащей в основе американской внешней политики, останутся для них невидимыми. Это непробиваемая банальность "не делай зла". Они верят в то, что они делают добро. И это и является проблемой.   

* * *

"Гугл" - другой. "Гугл" - провидец. "Гугл" - это будущее. "Гугл" - это больше, чем просто компания. "Гугл" вносит свой вклад на пользу сообществу. "Гугл" является силой во благо.   

Даже когда "Гугл" публично выставляет напоказ свою корпоративную двойственность, это не особо влияет на эти представления. Репутация компании является, по-видимому, неуязвимой. Яркий, игривый логотип "Гугла" запечатлевается на сетчатке глаз чуть менее 6 миллиардов раз ежедневно, 2,1 триллиона раз в год - это возможность выработки условного рефлекса, которой не было ни у одной другой компании в истории. 

Пойманный за руку в прошлом году на предоставлении петабайтов личных данных американскому разведывательному сообществу посредством программы PRISM, "Гугл" тем не менее продолжает жить за счет кредита доверия, созданного его демагогией "не делай зла". А после нескольких символических открытых писем Белому дому все, кажется, уже забыто. Даже борцы против слежки не могут удержаться, в одно и то же время осуждая шпионаж правительства, и при этом пытаясь изменить практику агрессивной слежки "Гугла" посредством стратегии умиротворения.  

Никто не хочет признать, что "Гугл" стал большим и плохим. Но это так. За время пребывания Шмидта на должности президента "Гугл" интегрировался с самыми теневыми американскими структурами власти одновременно с его расширением до уровня географически вторгающейся мегакорпорации. Но "Гугл" всегда чувствовал себя комфортно в такой близости. Задолго до того, как основатели компании Ларри Пейдж и Сергей Брин наняли Шмидта в 2001 году, их первоначальные исследования, на которых был основан "Гугл", были частично профинансированы Агентством передовых оборонных исследовательских проектов МО США (DARPA). И несмотря на то, что "Гугл" Шмидта создавал образ чрезвычайно дружественного гиганта глобальных технологий, он строил при этом близкие отношения с разведывательным сообществом. 

В 2003 году Агентство национальной безопасности США (АНБ) уже начало систематически нарушать Закон о надзоре за иностранными разведками (FISA) при директоре генерале Майкле Хейдене. Это было время программы "Полной информационной прозрачности". До того, как даже была придумана программа PRISM, АНБ по приказу Белого дома Буша уже поставило себе цель "сбора всего, анализа всего, обработки всего, использования всего этого".

В тот же самый период "Гугл" - публично заявленные корпоративные цели и задачи которого заключаются в сборе и "организации информации со всего мира и делании ее общедоступной и полезной" - получал деньги АНБ, порядка 2 миллионов долларов, чтобы обеспечивать агентство инструментами поиска для его быстрорастущего запаса украденных данных.

В 2004 году, после взятия под контроль Keyhole, картографического технологического стартапа, со-основателями которого являлись Национальное агентство геопространственной разведки (NGA) и ЦРУ, "Гугл" развил эту технологию в Google Maps, корпоративную версию которой он уже продал Пентагону и связанным федеральным и агентствам штатов по многомиллионным контрактам.  

В 2008 году "Гугл" помог запустить шпионский спутник АНБ GeoEye-1 в космос. "Гугл" делится фотографиями со спутника с американской армией и разведывательными агентствами. В 2010 году Национальное агентство геопространственной разведки предоставило "Гуглу" контракт на 27 миллионов долларов для оказания "услуг геопространственной визуализации".  

В 2010 году, после того, как китайское правительство обвинили в хакерской атаке на "Гугл", компания заключила соглашение о "формальном обмене информации" с АНБ, которое, как говорят, позволяет аналитикам АНБ "оценивать уязвимости" в техническом и программном обеспечении "Гугла". Хотя точные контуры соглашения никогда не раскрывались, АНБ привлекло другие правительственные агентства для помощи, включая ФБР и Министерство национальной безопасности. 

Примерно в это же время "Гугл" начал участвовать в программе, известной как "Стабильная инфраструктура безопасности" (ESF), которая предусматривала обмен информацией между технологическими компаниями Кремниевой долины и связанными с Пентагоном агентствами "со скоростью сети". Электронная переписка, полученная в 2014 году по запросам в рамках Закона о свободе информации, показывает, что Шмидт и его коллега по "Гуглу" Сергей Брин переписывались с главой АНБ генералом Китом Александером по поводу программы ESF, обращаясь к нему по имени. 

Сообщения в прессе об этих электронных письмах фокусировались на фамильярности в корреспонденции: "Генерал Кит... так приятно вас видеть...!" - писал Шмидт. Но большинство сообщений упустили важную деталь. "Ваши идеи как ключевого члена военно-промышленной базы", - писал Кит Александер Брину - "полезны для обеспечения того, что усилия ESF будут иметь измеримое воздействие". 

Министерство национальной безопасности определяет военно-промышленную базу как "всемирный промышленный комплекс, который обеспечивает условия для исследований и разработок, а также конструирования, производства, поставки и технического обслуживания систем вооружения, подсистем систем вооружения и компонентов или деталей, чтобы отвечать требованиям ВС США [выделено автором]." Военно-промышленная база обеспечивает "продукты и услуги, которые являются ключевыми для мобилизации, размещения и поддержания военных операций".  

Включает ли это регулярные коммерческие услуги, приобретенные ВС США? Нет. Определение как раз исключает приобретение регулярных коммерческих услуг. Что бы ни делало "Гугл" "ключевым членом военно-промышленной базы", но это точно не кампании набора новобранцев посредством Google AdWords или солдаты, просматривающие свою почту в Gmail.   

В 2012 году "Гугл" попал в список лоббистов, тратящих больше всего денег в Вашингтоне - в этом списке обычно фигурируют исключительно Торговая палата США, военные подрядчики и нефте-угольные гиганты. "Гугл" занял место выше военного аэрокосмического гиганта "Локхид Мартин", потратив в 2012 году в целом 18,2 миллиона долларов по сравнению с 15,3 миллионами "Локхид". "Боинг", военный подрядчик, поглотивший в 1997 году компанию "Макдоннелл Дуглас", также оказался в списке ниже "Гугла", с его 15,6 потраченными миллионами, как и "Нортроп Грамман" с 17,5 миллионами. 

Осенью 2013 года администрация Обамы пыталась заручиться поддержкой для американских воздушных ударов по Сирии. Несмотря на неудачи, администрация продолжала добиваться военных действий до сентября месяца посредством речей и публичных заявлений со стороны как президента Обамы, так и госсекретаря Джона Керри. 10 сентября "Гугл" предоставил свою главную страницу - самую популярную в интернете - для военных усилий, вставив под поисковой строкой сообщение - "В прямом эфире! Госсекретарь Керри отвечает на вопросы по Сирии. Сегодня на Hangout в 2 часа дня Восточного времени."  

Как написал называющий самого себя "радикальным центристом" обозреватель "Нью-Йорк Таймс" Том Фридман в 1999 году, иногда недостаточно оставлять глобальное доминирование американских технологических корпораций на волю чего-то такого непостоянного как "свободный рынок": 

Скрытая рука рынка никогда не будет работать без скрытого кулака. Закусочные "Макдональдс" не могут процветать без "Макдоннелл Дуглас", конструктора истребителя F-15. И скрытый кулак, который поддерживает мир безопасным для процветания технологий Кремниевой долины, называется СВ США, ВВС, ВМС и морская пехота США.   

Если что-то и изменилось с тех пор, когда были написаны эти слова, то это то, что Кремниевая долина стала нетерпеливой в отношении своей пассивной роли, жаждая вместо этого украсить скрытый кулак как бархатная перчатка. В 2013 году Шмидт и Коэн заявили: 

То, чем "Локхид Мартин" являлся для двадцатого века, технологические компании и компании кибербезопасности станут для двадцать первого века.

Можно было бы сказать, что это просто бизнес. Для того, чтобы американской монополии в области интернет-услуг было гарантировано доминирование на мировом рынке, она не может просто делать то, что она делает, и позволить политике заниматься самой собой. Американская стратегическая и экономическая гегемония становится жизненно важной опорой ее доминирующего положения на рынке. Что же делать мегакорпорации? Если она хочет захватить мир, она должна стать частью первоначальной империи "не делай зла".   

Но устойчивый имидж "Гугла" как "больше, чем просто компании" частично связан с восприятием, что он не действует как большая плохая корпорация. Его склонность заманивать людей в ловушку своих сервисов с гигабайтами "бесплатного хранения" создает впечатление, что "Гугл" отдает это бесплатно, действуя совершенно противоположно мотивации корпоративной прибыли. 

"Гугл" воспринимается фактически как благотворительная компания - волшебная машина, которой управляют мечтатели не от мира сего - ради создания утопического будущего. Компания иногда, казалось, была озабочена поддержанием этого имиджа, вливая средства в инициативы "корпоративной ответственности", чтобы произвести "социальные изменения" - как подтверждается примером Google Ideas.  

Но как показывает Google Ideas, "благотворительные" усилия компании также тревожно сближают ее с имперской стороной влияния США. Если бы Blackwater/Xe Services/Academi использовали такие программы как Google Ideas, это бы вызвало интенсивную критику. А вот для Google Ideas каким-то образом делается исключение.    

Является ли "Гугл" просто компанией или "больше, чем просто компанией", его геополитические устремления твердо вовлечены во внешнеполитические замыслы крупнейшей супердержавы мира. По мере того, как растет монополия "Гугла" на поиск и интернет-услуги, и компания усиливает свою слежку, накрывая большую часть населения мира, быстро добиваясь доминирования на рынке мобильных телефонов и стремительно продвигаясь к цели расширения интернет-доступа в развивающихся странах, "Гугл" постепенно становится Интернетом для многих людей. Его влияние на решения и поведение отдельных людей превращается в реальную силу влияния на ход истории.  

Если будущее Интернета - это "Гугл", то это должно стать серьезной озабоченностью для людей по всему миру - в Латинской Америке, в Восточной и Юго-восточной Азии, на Индийском субконтиненте, на Ближнем Востоке, в Тропической Африке, в бывшем Советском Союзе и даже в Европе - для которых Интернет олицетворяет собой обещание альтернативы американской культурной, экономической и стратегической гегемонии. Империя "не делай зла" все равно является империей.

Отрывок из книги "Когда "Гугл" повстречался с "Викиликс" Джулиана Ассанжа, опубликованной издательством OR Books


статью прочитали: 5756 человек

   
теги: Джулиан Ассанж, США, Интернет, информационные технологии  
   
Комментарии 

Сегодня статей опубликовано не было.

Страницы: 1 2 След.
Вячеслав Маркунин, 28.01.2016 10:12:52
Очень интересный отрывок из книги Ассанжа. Боюсь только, что объем текста окажется не под силу большинству нетерпеливых читателей, ищущих сенсаций и громких сообщений на злобу дня. Ну, и бог с ними. Для тех же, кто умеет читать, анализировать и рассуждать, материал, предоставленный переводчиком, дает благодатную почву для открытий и желание узнать больше.
Спасибо переводчику за пусть длинный, но очень содержательный отрывок. Русский перевод хорош - легкий, удобочитаемый язык.
Для себя - узнал Ассанжа как бы изнутри. Очень интересный и умный человек.
Для всех остальных, включая меня самого, предлагаю взять как руководство абзац:
"Если будущее Интернета - это "Гугл", то это должно стать серьезной озабоченностью для людей по всему миру - в Латинской Америке, в Восточной и Юго-восточной Азии, на Индийском субконтиненте, на Ближнем Востоке, в Тропической Африке, в бывшем Советском Союзе и даже в Европе - для которых Интернет олицетворяет собой обещание альтернативы американской культурной, экономической и стратегической гегемонии. Империя "не делай зла" все равно является империей".
Аркадий Слуцкий, 28.01.2016 11:58:22
Вячеслав Маркунин, 28.01.2016 10:12:52

США стали мировой империей информации. И тут ничего никто еще не мог сделать. Микрософт, ГУГЛ, и другие - все США и нет до сих пр у них конкурентов. Хочешь стать миллиардером в информатике - езжай в США, что и делают русские евреи.
Я не предполагаю, что кто-то сумеет в ближайшее время составить США реальную конкуренцию быть всемирной империей информации.
Всякие Ассанжи делают свой бизнес на критике этой империи... Каждый зарабатывает как может: кто-то создает империи, кто-то (импотент) не может создать, завидует и критикует.
vv smith, 28.01.2016 18:01:27
Как вы самокритичны, Слуцкий ;) "завидует и критикует" :yes: Так держать 8)
Сергей Макаров, 28.01.2016 18:09:01
Аркадию Слуцкому \ 28.01.2016 11:58.
В том то и дело, что у кого то в голове одни "бабки", а кто то реально думает о жизне на Земле.
Зарабатывать большие деньги не порок.
Порок на их основе диктовать свою волю всем остальным, ибо очевидно, что быть богатым вовсе не значит одновременно быть моральным примером.
Аркадий Слуцкий, 28.01.2016 21:21:32
Сергей Макаров, 28.01.2016 18:09:01

По моему жизненному опыту нет связи между богатством и жаждой власти. Тот, кто может стать богатым без власти - она ему не нужна (хозяин Микрософт Гейс). Но есть люди, которые рвутся к власти не для того, чтобы служить людям, а чтобы использовать власть для обогащения. Так они есть во всех национальностях. Пример, русские во власти в России, начиная с первых Романовых.
curioso, 28.01.2016 23:57:25
Аркадий (или как вас там), вы действительно верите во всю озвучиваемую вами ахинею?
Вы безумно отважны. Лишь человек такого склада станет публично демонстрировать своё специфическое понимание темы и очевидное невежество по излагаемым вопросам (от Романовых до Гейтса).
В России есть поговорка: "Слово - серебро. Молчание - золото". Может вам пора заинтересоваться золотом?
Аркадий Слуцкий, 29.01.2016 02:35:48
Сергей Макаров, 28.01.2016 18:09:01
curioso, 28.01.2016 23:57:25

Есть такая поговорка:
Если ты такой умный, почему ты такой бедный?

curioso, 28.01.2016 23:57:25
Интернет - площадка обмена мнениями. Я свое сказал. Вам сказать по теме нечего?
Marabu, 29.01.2016 06:16:17
Аркаша, вы перестали стараться. Приплести Романовых во втором же комменте под статьей об информационных технологиях - это халтура. Я понимаю, что вам платят за конкретные вбросы, но вы начали съезжать вниз по прайсу с квалифицированного тролля до механического бота. Так и до увольнения недалеко, Аркаш. Ваши хозяева будут недовольны.
Аркадий Слуцкий, 29.01.2016 10:55:22
Marabu, 29.01.2016 06:16:17

У моих заказчиков и у Вас разные взгляды. Наоборот, я рассчитываю на премию.
curioso, 29.01.2016 11:52:21
Аркадий, при всём уважении к вашему просвещённому мнению, вынужден обратить ваше внимание, что тема - гугель, точка зрения Ассанжа, а никак не русские или ещё какие-то там евреи.
Вас что, банят на сайтах, где подобные темы обсуждают?
Страницы: 1 2 След.

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь



Праздники сегодня

© 2009-2016  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"