быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 26.08.09 13:10
скаут: Lilu; переводчик dovinant; редактор Юра (Efimytch); публикатор: civiliza
   
 

Ещё раз о Новой Большой Игре. Часть 2: Иран, Китай и Новый Шёлковый Путь

Начало - Ещё раз о Новой Большой Игре. Часть 1: Иран и Россия – скорпионы в банке


Гонконг. Имеет ли смысл говорить об оси Пекин-Тегеран? Очевидно «нет», когда узнаёшь, что просьба Ирана о полном членстве в Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС) была решительно отвергнута в 2008 году на саммите в Таджикистане.

Очевидно «да», когда видишь, как военная диктатура священников (в статье использовано слово «mullahtariat» -«муллатариат» - прим. ред.) в Тегеране и коллективное руководство в Пекине расправились с недавними массовыми волнениями - «зелёной революцией» в Тегеране и уйгурскими беспорядками в Урумчи, пробудив на Западе призрачный миф «азиатского деспотизма».

Отношения между Ираном и Китаем напоминают игру в китайские коробочки (китайские коробочки укладываются одна в другую подобно русским матрёшкам – прим. перев.). Когда видишь среди бурления, славы или ужаса их, измеряемых тысячелетиями, историй Исламскую Республику, проявившую себя сейчас как военизированную теократию и Народную Республику, на деле являющуюся капиталистической олигархией, понимаешь – всё не то, чем кажется.

Независимо от того, что не давно происходило в Иране, и консолидации власти Хаменеи-Ахмадинеджад-ИКСР (Иранский Корпус Стражей Революции), отношения будут развиваться в рамках столкновения между угасающей, кто бы что ни говорил, сверхдержавой США и восстающей Великой державой Китаем в союзе с возрождающейся Великой державой Россией.

На Дороге

Иран и Китай – Новый Шёлковый Путь (или - пути) в Евразию. Обе страны из числа наиболее уважаемых и древних партнёров на этом пути. Первое знакомство между парфянами и династией Хань случилось в 140 году до нашей эры, когда Джанг Чиян (Zhang Qian) был отправлен в Бактрию (нынешний Афганистан), чтобы установить отношения с кочевыми племенами. Со временем Китай проник в Центральную Азию и установил обмен с Индией.

Легендарный Шёлковый Путь способствовал мощному развитию торговли: шёлком, фарфором, лошадьми, янтарём, слоновой костью, ладаном. За несколько лет не единожды проехав по Шёлковому Пути, я, в конце концов, всё-таки понял, как персы контролировали Шёлковый Путь. Они построили искусственные оазисы, став, таким образом, посредниками между Китаем, Индией и Западом.

Параллельно с сухопутным путём был и морской: из Персидского залива в Кантон (нынешний Гуанчжоу). И был, разумеется, религиозный путь: персидские переводы буддийских текстов и персидские поселения в пустыне, служившие китайским пилигримам плацдармом на пути в Индию. Зороастризм, официальная религия империи Сасанидов, был принесён персами в Китай в VI веке, манихейство - в течение VII века. Затем последовали дипломатические отношения: сын последнего императора Сасанидов, бежав в 670 году н.э. от арабов, нашёл убежище при дворе Тан. В монгольский период в Китае распространился ислам.

Иран ни разу не был колонизирован. Но он был особым театром первоначальной Большой Игры между Британской Империей и Россией в XIX веке и затем - в течение Холодной войны между США и Советским Союзом в XX. Исламская революция, возможно, на первых порах и воплощала в жизнь официальную политику Хомейни «ни Востока, ни Запада». Однако теперь Иран мечтает использовать обоих.

Это приводит нас к неизбежной ключевой геополитической роли Ирана в эпицентре Евразии. Новый Шёлковый Путь преобразуется в энергетический коридор, Азиатскую Сеть Энергетической Безопасности, где Каспийское море является важным узлом, соединённым с Персидским заливом, откуда нефть должна транспортироваться в Азию. И поскольку газ тоже в деле, сутью игры становится Трубостан. Недавно была достигнута договорённость по трубопроводу Иран-Пакистан и объединению энергосистем Ирана и Туркменистана. Конечным результатом этого является прямая связь между Ираном и Китаем.

Кроме того, есть чрезвычайно амбициозный проект, называемый «коридором Север-Юг»: дорожное и железнодорожное сообщение между Европой и Индией через Россию, Центральную Азию, Иран и Персидский залив. И самая сокровенная мечта, связанная с Новым Шёлковым Путём – настоящая сухопутная дорога между Китаем и Персидским заливом через Центральную Азию (Афганистан, Таджикистан, Узбекистан).

Ширина круга

Иран, де-факто находящийся под властью теократической диктатуры, будучи бастионом шиитского вероисповедания в окружении суннитов, по-прежнему отчаянно нуждается в прорыве блокады. К слову о бурлящем окружении: на западе - Ирак всё ещё оккупированный США, на северо-западе - крайне нестабильный Кавказ, на северо-востоке - хрупкие среднеазиатские республики бывшего СССР, от соседей с востока, Афганистана и Пакистана, вообще не знаешь, чего ожидать, не говоря уже о ядерных соседях – Израиле, России, Китае, Пакистане, Индии.

Технологическим достижением Ирана будет полное освоение мирной ядерной программы. Дополнительное её преимущество - в возможности создания ядерного устройства, что надёжно обезопасит Иран. Официальный Тегеран до бесконечности повторяет, что не намеревается производить «неисламскую» бомбу.

Пекин понимает деликатное положение Тегерана и поддерживает его право на мирную ядерную энергию. Пекин был бы рад увидеть, как Тегеран принимает план, предложенный Россией, США, Западной Европой и, разумеется, Китаем. Трезво оценивая свои жизненно важные интересы и интересы национальные безопасности, последнее чего хочет Пекин - чтобы Вашингтон опять сжал кулаки.

Что стало с объявленной после 11 сентября Джорджем У. Бушем «глобальной войной террору», перепетой сейчас Обамой как «зарубежные операции в особой обстановке»? Для Вашингтона и скрытой и основной целью глобальной войны террору было твёрдо водрузить флаг в Центральной Азии. Для унылых неоконсерваторов Китай был первейшим геополитическим врагом, и не было для них большего соблазна, чем попытаться настроить против Китая группу азиатских государств. Но мечтать легче, чем сделать.

Противоборствующая сила Китая с Ираном как ключевой фигурой переменила весь ход игры в Центральной Азии. Пекин быстро сообразил, что с точки зрения обеспечения обширных китайских энергетических потребностей Иран – вопрос национальной безопасности.

Конечно, Китаю нужна и Россия – в энергетике и технологии. Возможно, это не долговременное партнёрство, а союз в силу обстоятельств, ради всех тех амбициозных целей, воплощённых в ШОС. Россия, ссылаясь на ряд геополитических причин, рассматривает свои отношения с Ираном как исключительные. Китай говорит: «умерьте пыл, мы тоже в игре». И поскольку Иран остаётся под давлением как со стороны России, так и США, кому как не Китаю быть лучшим «спасителем»?

Вернёмся к Трубостану. На первый взгляд иранская энергетика и китайские технологии предназначены друг другу судьбой. Однако всё совсем не так просто.

Всё ещё находясь под санкциями США, Иран повернулся к Китаю для проведения собственной модернизации. Повторим: года правления Буша/Дика Чейни и вторжение в Ирак послали недвусмысленный сигнал коллективному руководству в Пекине. Нападение ради контроля над иракской нефтью, плюс войска в Афганистане, в двух шагах от Каспия, занесённого Пентагоном в определённую им самим «дугу нестабильности» от Среднего Востока до Центральной Азии - всёго этого более чем достаточно для понимания: чем меньше будет зависеть Китай от подчинённой США энергетики Арабского Среднего Востока, тем лучше.

Было время, когда нефть с Арабского Среднего Востока составляла до 50% китайского импорта. Вскоре Китай стал вторым по величине после Японии импортёром нефти из Ирана. И после рокового 2003 года Китай запустил полный цикл разведки/эксплуатации/переработки. Так китайские компании серьёзно вложились в иранский нефтяной сектор, где нефтепереработка, к примеру, просто смехотворна. Некоторые исследования показывают, что без срочных инвестиций Иран прекратит экспорт нефти к 2020 году. Также Иран нуждается во всём, что может создать у него Китай: транспортную систему, телекоммуникации, электрификацию и морские сооружения.

Китай нужен Ирану для развития газовой отрасли и освоения гигантских месторождений в Северном Парсе и в Южном Парсе (последний Иран делит с Катаром) в Персидском заливе. Поэтому ничему удивляться, что вопросом национальной безопасности Китая стал «стабильный» Иран.

Мы идём к многополярности

Так откуда заминки в ШОС? Поскольку Китай старательно ищет способы, как увеличить свой авторитет в мире, он должен был взвесить все за и против принятия Ирана в организацию. Для Ирана ШОС с его лозунгом об обоюдном сотрудничестве ради стабильности в Центральной Азии, а также - получаемыми преимуществами в экономике и безопасности, бесценен. ШОС борется с исламским терроризмом и «сепаратизмом» в целом, однако теперь также развивается как экономическое сообщество с развитием фондов и многомерных экономических советов. Основная идея всего этого - обуздать влияние американцев в Центральной Азии.

С 2005 года Иран имеет статус наблюдателя. Следующий год может оказаться решающим. Гонка идёт за то, чтобы успеть до безрассудного удара Израиля договориться с администрацией Барака Обамы о каком-либо пакте о стабильности и быть принятым в ШОС. Чтобы всё это прошло относительно гладко, Ирану нужен Китай. А для этого он продаёт ему ниже рыночной цены столько нефти и газа, сколько потребуется, и в тоже время принимает китайские и российские вложения в разработку каспийской нефти.

Также всё это время Иран ищет расположения Индии. И Иран, и Индия располагаются, главным образом, в Центральной Азии. В Афганистане Индия сейчас финансирует строительство дороги стоимостью 250 млн. долларов между Заранджем у границ Ирана и Деларамом на афганской кольцевой дороге, связывающей Кабул, Кандагар, Герат и Мазари-Шариф.

Нью-Дели видит в Иране очень важный рынок. Индия активно вовлечена в строительство глубоководного порта в Чабахаре – он станет близнецом порта Гвадар, построенного Китаем в южном Белуджистане. Это было бы очень полезно для не имеющего выхода к морю Афганистана (что освободит его от пакистанского влияния).

Помимо этого Ирану нужны «двери на север» – Кавказ и Турция – для передачи через них энергоносителей в Европу. Это нелёгкая борьба. Иран должен биться в жестокой региональной конкуренции на Кавказе; альянс США-Турция в составе Северо-Атлантического блока; непрекращающаяся в регионе холодная война между Россией и США; не говоря уже о собственной энергетической политике России, а Россия не будет просто стоять и смотреть, как Иран забирает себе часть европейского рынка.

Однако, после того как в 2002 году в Анкаре пришли к власти умеренные исламисты из ПСР (Партии Справедливости и Развития, AKP – прим. перев.), энергетическое соглашение с Турцией – это уже часть картины. Теперь не так уж трудно представить себе, как Иран в недалёком будущем снабжает столь нужным газом сверхдорогой, поддерживаемый США трубопровод «Набукко» из Турции в Австрию.

Правда, остаётся фактом то, что американский удар по «дуге нестабильности» в любом месте от Среднего Востока до Центральной Азии абсолютно неприемлем как для Тегерана, так и для Пекина. Они оба противятся американской гегемонии и одностороннем подходе в духе Буша/Чейни. Как зарождающиеся державы они оба за многополярный мир.

А так как они не являются либеральными демократиями западного типа, сочувствие между ними ещё сильнее. Почти все заметили абсолютное сходство того как подавлялись «зелёная революция» в Тегеране и уйгуры в Синьцзяне. Для Китая стратегический альянс с Ираном это, прежде всего, Трубостан, Азиатская Сеть Энергетической Безопасности и Новый Шёлковый Путь.

Для Китая мирное решение иранского ядерного досье является настоятельной необходимостью. Это сделает Иран полностью открытым для ждущих этого европейских инвестиций. Вашингтон, возможно, не желает признавать это, но в Новой Большой Игре в Евразии через ось Тегеран-Пекин ясно проступает будущее. И это будущее – многополярность.

Пепе Эскобар автор книг «Глобалистан: Как глобальный мир растворяется в «жидкой» войне» («Globalistan: How the Globalized World is Dissolving into Liquid War», Nimble Books, 2007) и «Блюз Красной зоны: один в Багдаде во время вспышки» «»Red Zone Blues: a snapshot of Baghdad during the surge». Совсем недавно вышла его новая книга «Обама строит Глобалистан» («Obama does Globalistan», Nimble Books, 2009).

Вы можете написать ему: pepeasia@yahoo.com

Обсуждение на форуме

статью прочитали: 6423 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"