Переводика: Форум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> КАК МЕНЯ ИНТЕРНИРОВАЛИ. Глава II, Обитатели
Сергей СМИРНОВ
сообщение 4.5.2011, 23:30
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



КАК МЕНЯ ИНТЕРНИРОВАЛИ


Сергей СМИРНОВ


Глава вторая. Обитатели


Легко пробежав лестничный пролёт, я, ухватившись за поворот перил, сделал шикарный разворот на сто восемьдесят с вполне приличной центробежной силой – аж голова закружилась! И тут же встал, как в стену упёрся – в «зеркальном» холле девчоночьего этажа стоял… огромный, ярко-красный рояль!!! С поднятой крышкой..! Я обалдел… Мысль, что он тут стоит для культурного досуга, так сказать, мне и в голову не пришла – что, девки не люди, что ль, чтоб не «из-под палки» на фано барабанить? И тут же в сознании возникла эдакая полированная табличка «КАБИНЕТА музыки, пения, танцев и…»… И какого-нибудь «… сольфеджио». Но не срослось, видать, у директрисы-то – этакая бандура тут ни в одну дверь не пройдет! Даже в двухстворчатую. Вот и выставили… В коридор, считай. Однако, по мере моего уже более, чем степенного спуска, над крышкой рояля появилась очередная табличка очередной аудитории, в очередной раз меня позабавившая: директриса была в своём репертуаре – «КАБИНЕТ ДОМОВОДСТВА и начальной медицинской подготовки». А ниже – «секция моделирования женской одежды». Да-а-а… Про кружок кройки и шитья директриса, похоже, и слыхом не слыхала. И я попёрся в холл в поисках новых забавных табличек, которые, видимо, уже начал своеобразно коллекционировать. Ну-у-у… из-за рояля, по обыкновению уже, снова показался «уютный уголок» - столик, один диванчик, второ… На втором диванчике, с книгой в руках, сидела – девочка. Ой… скорее, девушка уже… Хотя не-е-ет – всё-таки девочка пока. Но что это была за девочка-а-а..!

Нину из «Кавказской пленницы» видели? Во-о-от! Почти точь в точь – и причёска, и глазки большие, и личико сердечком. Но дело было даже не в этом! В росте я её, пожалуй что, и перегнал уже – чё-то после Нового года я здорово вытянулся. Да и в Пахре солидно наддал. Но эта девочка к голенастым «строевым лошадям» не принадлежала и, видимо, никогда принадлежать и не будет – пока я вытягивался, она… формировалась. Так скажем. И была уже такая ладненькая вся – короче, какой она была, я тогда мог лишь смутно почувствовать, нежели внятно выразить словами. И вместе с тем что-то мешало и предположить, что она принадлежит к «учебному потоку» старшеклассников: «нашенская» была девка - из седьмых..!

Но вот одета она была-а-а… Девки с моего отряда в Пахре так не одевались. Про школу вообще молчу – сплошные воротнички да фартуки круглый год! Со вкусом..? Ну-у-у, сейчас, пожалуй, я бы так и сказал. А тогда не было в моём лексиконе этого слова применительно к данной ситуации. Хотя слюноотделение (при взгляде на неё), кажется, уже было – она сидела, кокетливо отставив чуть вбок стройные сплетённые ножки, обутые в белоснежные – будто из магазина только! – высокие кроссовки «ботиночками». Ещё выше оканчивались ярко-красные носочки, а от сжатых, вполне округлых уже коленей начинались тоже белоснежные, по-джинсовому простроченные бриджи. Но более всего поразила её легкая, в цвет носочков, ярко-красная трикотажная кофточка. Лёгкая-то она лёгкая, но начиналась она широченной «резинкой», туго обхватывавшей талию, а заканчивалась такой же широченной резинкой ворота, достававшего девчонке почти до мочек ушей - будто свитер какой. И вот такой «тяжеловесный», не по сезону, казалось бы, фасон начисто перечёркивало абсолютное отсутствие даже намёка на рукава – рукавные проймы также оканчивались «резинкой», но уже тонюсенькой, из которых выглядывали милые плечики и во всю длину оголённые руки. А вот что её делало девушкой почти, так это то, чего я на ровесницах почти и не видал! Высоко, за чёлкой аж, на манер обруча в волосы были воткнуты солнечные очки-нескладушки в белой пластиковой оправе. В ушах – большие, круглые и приплюснутые белые клипсы. На правом запястье – браслет из белых шаров с клипсы диаметром. Бижутерия, конечно, но кто б мне тогда объяснил, что это такое? А смотре-е-ело-о-ось… Да ещё в сочетании с подчёркнутыми тесной кофточкой обворожительными выпуклостями там, где у большинства ровесниц ещё и подчёркивать-то было нечего… Классно смотрелось!

Я тут же хитро засунул руки в задние карманы, чтобы полы куртки пошире разошлись, и попёр на «объект» битлами вперёд.

Девчонка, однако, не могла не заметить моего топота по паркету «осенними» башмаками, но никак на меня не отреагировала и продолжала пялиться в книгу. Открывшаяся с нового ракурса клавиатура рояля изящно дополнила красно-белую рояльно-девчоночью гамму, и я нарочито небрежно произнёс:

- Чего читаем?

Она не подняла глаз, но будто сбилась с текста и после паузы нехотя ответила:

- Меримэ.
- И что, уже всех гугенотов перерезали? – мгновенно «блеснул» я эрудицией.
- Я «Локис» читаю… - также с запинкой сказала она и только тут начала поднимать голову. А подняв, тут же прищурилась. «Ага-а-а… - мелькнуло у меня в голове, - А девочка-то близорукая», - и тут же сократил дистанцию.
- Про мишек я больше у Бианки люблю, - продолжил я «светскую» беседу, но тут девчонка «навела резкость» (но как-то не у меня на лице) и мгновенно просияла:
- Битлы-ы-ы… - восторженно протянула она и, выгнув бровки, вопросила, - Фирма́?
- Не-а - сам сделал, - самодовольно изрёк я.
- Са-а-ам..? – и бровки девчонки вернулись в исходное положение, глаза потухли, уголки рта недоумённо опустились, а нижняя губа выпятилась. По-моему, даже брезгливо как-то.

Конечно, она чего-то недопоняла, и я, усевшись с ней рядом, начал сбивчиво и торопливо рассказывать про диск, про конверт его, про свои титанические труды над трафаретом… С нижней площадки выглянула чья-то башка в оранжевой кепке. Ну, в кепке-не в кепке, а в таком дурацком картузе с огромным козырьком, который туго череп обтягивает и которых в нашем «колхозе» и не имел никто. А и имел бы, всё равно б не носил – видуха, как у кряквы. Ведь кепки – настоящие-то - с куцым козырьком, без околыша и с мягкой тульей - хошь вперёд, хошь назад её сдвигай! А хошь, можно и лихо набок заломить. А козырёк - эдак так на бровь… Так вот в такие кепки по весне переодевался весь наш «колхоз» - и все пацаны наши, и братья их старшие, и отцы, и даже старичьё у доминошного стола. Да все! А такая, что мелькнула на лестнице, была у нас у одного в школе и он, после того, как ему «пятьсот восемьдесят девять» раз её на нос натянули, начал чё-то петь про какую-то американскую игру. С мячом и битами, вроде. Мол, игроки в неё в таких ходят. Мол, чуть ли не спорт это у них такой. Стали про игру спрашивать: рассказывал-рассказывал – лапта, да и только! Или «чиж»… Без мяча если. Тоже по весне весь «колхоз» играть начинал. Короче, натянули в «пятьсот девяностый».

Но сейчас не до кепки было – я уже дошёл до баллончика с автоэмалью, хотя девица, недовольно сдвинув брови, и переводила нетерпеливо вконец расфокусированный взгляд с меня на книгу и обратно, явно отдавая предпочтение книге. И тут, откуда-то снизу, голосом, ломающимся с баска на визгливый фальцет, меня окликнули:

- Эй, новенький!

Внимания я решил не обращать, так как девица, по моему разумению, должна вот-вот проникнуться значимостью рассказываемых событий и, без всякого сомнения, возблагодарить меня за столь тяжкие труды. Ну-у-у… в будущем хотя бы. И продолжил повествование…

- Новенький! А новенький..? – снова донеслось снизу.
- Чё те надо?!! – психанул я.
- Вниз иди.
- Ща, обожди...
- Быстрей давай..!
- Да зачем?

Пауза…

- Не знаю… - опять пауза, - Тебя дежурный разыскивает.

Вот чёрт! Я поднялся и неожиданно упёрся в какой-то странно-заинтересованный взгляд девицы. Чуть насмешливый вроде, но вместе с тем изучающий – проникается, что ль, по-тихоньку..?

- Слушай… Ты не уходи только. Я щас… быстро, - я торопливо пошёл к выходу, но в дверях обернулся, - Извини… Меня Сергеем зовут.

Девица ничего не ответила – она по-прежнему изучала меня, чуть подавшись вперёд и склонив голову набок. И я побежал вниз…

Но убежал недалеко: чуть ниже следующей площадки, в вальяжной позе – правая рука на перилах, левая, с широко отставленным локтем, упёрта в бок – меня ожидал пацан в дурацком оранжевом картузе. Весь вид его говорил, что пропускать он меня не намерен. Но и опасений не внушал – какой же дурак, собираясь в серьёзные разборки, оставит противнику господствующую высоту? Остановившись на площадке, я его мгновенно оценил. Да, кепон его явно не красил – он точно в нём на гуся походил. Причём, я где-то слышал, на специально откормленного гуся. Для какой-то фантастически вкусной, но и не менее фантастически вредной еды. Говорят, гуси те еле откормленное брюхо таскают. Пацан тоже был как бы весь, а вместе с тем и каждой отдельной частью своего организма собран где-то внизу. Узенький (может, от козырька только?) прыщавый лобик, под ним маленькие, близко посаженные глазки, остренький по-ежиному носик… И всё это переходило в толстенные и влажные губищи в обрамлении одутловатых и синюшных щёк, перетекавших, в свою очередь, в аж два подбородка. Тот, который как у всех, был круглым, пухлым и вялым. Второй – вот уж воистину зоб откормленного домашнего гуся! Ниже – тело, построенное в точном соответствии с заданной структурой. Тоненькая шея переходила в острые плечи и невразумительную грудь, из необъятных рукавов футболки торчали также тонюсенькие ручонки… неожиданно всё расширяясь в предплечьях и оканчиваясь широченными запястьями. Дальше - ладони с лопатку малую пехотную и пальцы, напоминавшие чешские шпикачки. Футболка, болтаясь в плечах, как на вешалке, ниже груди вдруг обретала какое-то наполнение, превращаясь в абсолютно круглый и выпуклый, как мяч, живот. Свободные в бёдрах, мотне и заднице джинсы ниже колен собирались, будто в гармошку, в многочисленные складки и оканчивался пацан ступнями с чемоданы среднего размера. Стояли мы с ним «глаза в глаза», но он был выше меня на голову-полторы – он-то на пару ступенек ниже стоял. Хотя принципиально это расклада не меняло - в нашем «колхозе» таких пацанов не было. Разве только в двадцать шестом доме по Сиреневому. Такая же, на первый взгляд, восьмиэтажка, как и мой. Только «покоем» отстроена. Но вместо привычного тёмно-серого кирпича - почему-то светло-бежевого и размером побольше. Вместо чердачных окон «шалашиками» на его крыше были «шалашики» полностью из стекла, потому что вместо чердака там были мастерские художников. Что это за дом, без чердака-то..? И пацаны типа этого, в кепонах таких, в том дворе случались. Но всё равно, даже если мы сидели с ними в одной беседке, их как бы и не было вовсе. Мысленно я уже окрестил его «пельменем» и, как впоследствии оказалось, был не очень уж и далёк от истины.

И «пельмень» заговорил… Не, сначала он неуклюже и крайне неубедительно изобразил губищами сардоническую ухмылку, а затем заговорил, модулируя голосом от надтреснутого визга до низкого гула канализационных труб:

- Слышь, новенький… Что за девка, знаешь?
- А чё, знакомить собрался? Так обойдусь.
- Во-во, обойдёшься. Каба́нова эта девка, - сказал он так, будто миссия его закончена, и никаких вопросов, а тем более возражений просто больше и быть не может. Это не то, чтоб забавляло. Но продолжения – требовало.
- Кого? Кабана-а-а..?

«Пельмень» сузил и так еле угадываемые глазки и весь (кроме губ) побледнел аж. И, спотыкаясь на согласных, загубошлёпил:

- К-к-ком-м-му к-к-каб-б-бан, а к-к-кому и С-с-серёга Каба́нов..!

Полетели капельки слюны и я сделал шаг назад. «Пельмень» расценил это по-своему и поднялся на одну ступеньку: вот просто так, прям буром на меня и попёр – святые люди, чес-с-слово..! И я спросил… Так просто. Лишь бы чё спросить. Так уж устроен человек, что в девяти из десяти случаев он на поставленный вопрос отвечает. То есть начинает говорить. А, начиная говорить, он делает – пусть маленький, пусть микроскопический, коротенький и чуть не мгновенный даже, но делает обязательно – он делает вдох:

- И он, стало быть, тут за хряка, а ты при нём – бо́ровом?

Разницу «пельмень», видать, понимал, и глазки враз стали вполне угадываемыми. Бледнеть он немедленно прекратил, начав, напротив, стремительно розоветь. И толстые губищи едва заметно разлепились для физиологически необходимого и так мной ожидаемого вдоха… Легко и без усилий я выбросил вперёд по-волейбольному расслабленную кисть и четыре пружинистых пальца мягко упёрлись ему в грудь, остановив его на «отвоёванной» ступеньке. А пятый – большой и, наоборот, изрядно напряжённый – жёстко в «солнышко». И - точно на вдохе! «Пельмень» тут же прекратил всё – и двигаться вперёд, и лупить глазки, и, по-моему, даже дышать, несмотря на внезапно и широко открывшийся рот. Не прекратил он только розоветь, стремительно приближаясь к свекольному оттенку. Глазки у него неожиданно заблестели в уголках и нижними веками, и я… ну, просто не смог отказать себе в удовольствии - смачно натянул ему кепон аж по нижнюю губу!

Вниз мне, понятно, ни к какому дежурному не надо было – мне надо было туда, к восхитившей меня девочке. Но этот-то секундами околемается, припрётся ещё да помешает, чего доброго. И, сделав широкий приставной шаг влево к лестничному пролёту наверх, оставленный как бы на отлёте кулак правой, я - уже ощутимо - втёр ему под правые же рёбрышки. «Пельмень» сказал «хых!» и теперь уже весь собрался внизу, сложившись по сочленениям опорно-двигального аппарата. А я рванул вверх…

…Где никого не оказалось. Я растерянно подёргал дверь в аудиторию, располагающуюся между «вторым» диванчиком и роялем, издевательски блеснувшую мне табличкой «КОМНАТА ИГР и релаксации для девочек». Чё-то не складывалось никак ни с загадочной релаксацией, ни с девочками. В душевую не попёрся – не туалет, конечно, но… И пошёл проверять кабинет домоводства – тут-то девочка и обнаружилась. Выйдя из-за угла холла, я увидел её – с книгой в руке, она будто вальсировала без музыки, удаляясь от меня по коридору. Знаете, как та артистка под дождём..? Ну, та… В этом… В фильме-то? А! «Я шагаю по Москве», во..!

Шаги она мои услышала и заинтересованно остановилась на полу-па. И поза её тут же стала какой-то встревоженной – вглядываясь в полумрак холла, она аж встала на мысок, вторую ногу, в струнку вытянутую, напряжённо отставив в воздухе. Потом, с совершенно недоумённым выражением лица, оттянула пальчиком веки правого глаза к виску и… резко и испуганно дала ходу дальше по коридору - на прямых почти ногах и часто-часто оглядываясь. Дверь «СПАЛЬНОГО ПОМЕЩЕНИЯ ДЕВОЧЕК 5-ых-6-ых-7-ых классов» с грохотом захлопнулась и, судя по последующим звукам, была тут же заперта изнутри!

Так как с нижней площадки всё ещё доносилась какая-то возня пополам с кряхтением, я задумчиво двинул по коридору, а, достигнув выхода из «зеркального» холла на лестницу, так же мысленно записал и эту проблему в список требующих решения, и легко сбежал в самый низ. Там, на лестничной клетке первого этажа, я, наконец, увидел табличку, порадовавшую меня содержанием - «СПОРТЗАЛ». Радовало уже одно то, что не «спортивный зал». Или какой-нибудь «зал для систематических занятий физической культурой», например. Ниже, правда, снова было дурацкое «комнаты для переодевания мальчиков и девочек», что, видимо, продиктовано исключительно ханжеской моралью директрисы. Ну, в самом деле, при привычном «раздевалки», «мальчики и девочки» вполне могли бы истолковать всё буквально и ни в какую не согласиться там же и одеваться! Правда, в нынешней редакции раздельные комнаты или нет, тоже оставалось неясным. Табличка висела на стене «криво», в точном соответствии с уклоном короткого лестничного пролёта, ведущего ещё ниже, и предварялась стрелочкой-треугольником – не промахнёшься. Однако там, на малюсенькой площадке, была только одна дверь– «чёрный ход» на школьный двор. С тамбуром. Первая дверь была открыта, вторая - заперта́. А в спортзал - ещё лесенка. Совсем в подвал, в тьму кромешную. Насилу нашарил выключатель, но только чтоб убедиться, что заперты и раздевалка для «девочек» (раздельная-таки!), и дверь без всякой таблички в конце длинного и узкого подвального коридора - видимо, она в спортзал и вела. А в раздевалке для «мальчиков» обнаружились ряд крючков с лавкой вдоль стены и ряд шкафчиков напротив. Правда, именно здесь нормальной школой и пахнуло – когда я снова еле нашарил выключатель, наощупь больше напоминавший промышленный «пакетник», в нормальном патроне врубилась нормальная лампочка без всякого плафона, так же нормально болтающаяся на витом шнуре под низким замызганным потолком. Отделочная фанеровка лавки и шкафчиков была по-родному потрескавшейся, частично оторванной и богато расписанной авторучками. И кругом валялся всякий хлам. Который казался таковым только на «взрослый», неизобретательный взгляд – достаточно приложить изощрённое сознание бурно развивающегося подростка неполных тринадцати лет, чтоб найти ему достойное, хотя нередко и неожиданное применение. «Подвал с чердаком освоим – и можно жить!», - повеселел я, и, выходя из «подполья», обнаружил под «пакетником» гвоздь, на котором болтался длинный двухбородочный ключ. Ни к одной из дверей подвала не подошедший. Зато прекрасно подошедший к двери «чёрного хода», ведущей уже на «улицу». Справедливо предположив, что у какого-нибудь завхоза (или физрука?) наверняка и запасной есть, я удовлетворённо положил ключ в задний карман, и - продолжил рекогносцировку.

Тёмный, подслеповатый и никак не освещённый холл первого этажа продлил ассоциации с человеческой школой: насколько я знал, он был тёмным, подслеповатым и неосвещённым во всех школьных зданиях такого типа - сюда ж никто никогда и не попадал толком! Двери с улицы, ведущие прямо в холл, во всех известных мне школах были наглухо заперты годами, и войти можно было только буквой «г» - прямо и налево, попадая сразу в вестибюль с гардеробом. Зимой нам обычно говорили, что так тамбур сохраняет больше тепла в здании. Весной ждали до последнего, когда теплая погода, наконец, установится, и так до самого лета. Летом не до него было – каникулы же. Осенью, за хлопотами к учебному году, забывали отпереть. А зимой – всё по новой! Как-то у нас в школе его зачем-то всерьёз отпереть собрались – так ключей не нашли..! И правильно – ключи должны быть у того, кто этими дверьми пользуется… Так что место это, хоть и у самого входа, казалось бы - традиционно тихое и потаённое. И там, в малюсенькой каморке слева от выхода на лестницу, обычно и отсиживался завхоз. Которого, впрочем, как правило, и там найти было невозможно. Но сейчас он меня интересовал очень: завхоз – это путь к ещё одному ключу. От чердака! Да и ко всем прочим ключам тоже.

Каморку я нашёл без труда, но вот завхозом там и не пахло. Вернее сказать, только попахивало – на двери каморки висела очередная дурацкая табличка «КЛАДОВАЯ имущества и инвентаря», а дверь была, как и почти все здесь, заперта́. Оглядевшись в поисках ещё каких признаков завхоза, я понял, что здесь перегородки не только сносить горазды, но и новые возводить – в стене слева от насмерть заколоченного тамбура, где в моей школе была одна-единственная аудитория, дверей было аж четыре штуки..! И первая – искомая: «ЗАВЕДУЮЩИЙ хозяйственной частью». Заперто.

Вторая – «КОМНАТА дежурного воспитателя». Вот оно, «око неусыпное» за «детками»-то! Впрочем, тоже заперто.

Третья вызвала лёгкий интерес – «ФОТОЛАБОРАТОРИЯ». Тут же пополнив список проблем, требующих решения, так как и здесь оказалось заперто.

Четвёртое… А ка-а-ак же..! Куда ж мы без тебя-то?!! «КОМИТЕТ ВЛКСМ». И ниже – «совет дружины пионерской организации». Мысленно плюнув, я сделал крюк через вестибюль библиотеки-гардероба, и вышел вон.

Правильно говорят, что самое интересное в школе – на её заднем дворе. Во-первых, завернув за левый, ближайший к входным дверям угол, я сразу же обнаружил пристроенный позади спортзал. С высоченными окнами, забранными изнутри сеткой-рабицей. Во-вторых, стало ясно, что парк перед фасадом, показавшийся мне роскошным - просто тьфу! Территория интерната была внушительной, и здесь, за корпусом, это уже был самый настоящий лес. Ну-у-у… может, и лесо-парк типа, но никак не хуже Измайловского. И справа, за деревьями и кустами, виднелись разные, вполне приличного вида постройки, среди которых стоял даже самый настоящий автобус с надписью «ДЕТИ» под лобовым стеклом. Но подойти поближе и всё путём рассмотреть не вышло – всю эту территорию, которую я мысленно уже окрестил «хоздвором», опоясывал забор из той же рабицы, которую за кустами было поначалу и не разобрать. Так же не разобрать было, и где он начинается, и как далеко отсюда тянется. Поэтому я прошёл вдоль сетки до угла спортзала и, решив оставить дальнейшее ознакомление с территорией на потом, за него и свернул. Тут тоже обнаружилось два забора из той же рабицы, почти утопавших в кустах. Вернее, два, в человеческий рост, квадратных ограждения где-то метра полтора на полтора и с калитками на навесных замках. В центре одного из них торчал вполне узнаваемый пожарный гидрант, а в центре другого - какая-то ярко-жёлтая труба с кучей вентилей. И на этом ограждении висел лист фанеры с надписью «Огнеопасно». А между ограждениями – протоптанная тропинка. Она тянулась откуда-то из леса и, загибаясь за следующий угол спортзала, вела обратно к корпусу, к тыльной его стороне. Имея уже ключ от «чёрного хода», по ней я и отправился, намереваясь им и вернуться. Но… обнаружил, наконец, жизнь!

Вдоль корпуса, как и со стороны фасада, во всю длину его тянулась асфальтированная площадка, также обнесённая бордюрным камнем – она, видимо, вообще весь корпус огибала. Потом снова низенькая решётка-заборчик, за которой начинался обширный «газон», метров через тридцать переходящий в лес. И вот на нём, на «газоне» этом, параллельно корпусу была разбита… открытая спортплощадка! Она тоже, как и всё здесь, была обнесена сеткой-рабицей. Высоче-е-енно-о-ой… На конструкциях из сварных труб, чуть не до третьего этажа достававших. И было на этой площадке всё – и стойки под волейбольную сетку, и баскетбольные щиты, и даже маленькие, как хоккейные, воротца, в которые вполне можно было и в футбол сгонять..! Но, несмотря на то, что народец там был, в футбол-то, к моему удивлению, как раз и не гоняли. На тянущейся вдоль дальней сетки импровизированной «трибуне» из трёх разных по высоте длиннющих лавок, у ближнего ко мне щита, восседали три старшеклассницы, поминутно выкрикивая что-то весёлое, и сами же над этим ухахатываясь. А на ближней половине площадки три здоровых пацана играли в баскетбол. Играли они «в одну корзину», но не потому, что на противоположной половине копошилась на корточках какая-то малышня, а потому что так было задумано – каждый играл сам за себя, представляя на поле аж три, независимых друг от друга «команды». И на них было приятно смотреть!

Один, одетый не «по-спортивному» - джинсы-рубаха – топтался в «трёх секундах», защищая корзину от остальных. А те… Оба высокие - один длинный просто – «водились» по площадке. В баскете я особо не сёк, но, по-моему, классно «водились». Особенно длинный. Левая нога будто прибита к площадке, а правая, как ножка циркуля, летала по широкой дуге взад-вперёд. Вот только, в отличие от циркуля, ноги его были согнуты. Пружинисто согнуты - парень то низко припадал к земле и мяч начинал выбивать бешенную дробь, становясь почти неразличим глазу, то разгибался вверх и мяч так же послушно взлетал по мгновенно «выросшей» амплитуде, будто притягиваемый его правой рукой. На противников он и не смотрел – на щит только..! Даже на того, что его опекал. И, тем не менее, «опекун» каким-то невероятным образом всё время оказывался чуть левее и позади него, на расстоянии его же чуть согнутой левой руки и словно по волшебству удерживаемый там его раскрытой ладонью Да и весь этот длинный парень был, будто пружина сжатая - не угадаешь, когда, а главное, куда, в какую сторону он мощно и стремительно «разожмётся»..!

Вообще эта парочка выглядела, как самые настоящие баскетболисты из телевизора, когда серо-голубая дикторша со значением объявляла, что «матч будет транслироваться в цветном изображении»: оба в длиннющих и широченных баскетбольных майках на лямках и в таких же длиннющих и широченных баскетбольных трусах - с одинаковыми эмблемами какой-то загадочной NBA, с кучей неведомых надписей на английском и с номерами где ни попадя. Длинный был весь красно-жёлто-оранжевый, а второй – чёрно-бело-зелёный. Да и мяч – на первый взгляд, обычный рыжий, «восьмидольный» баскетбольный мяч – тоже был весь в каких-то надписях, которых на школьных мячах и отродясь-то не было… И я рванул вдоль сетки в поисках калитки..!

Калитка обнаружилась на дальней половине площадки, и сразу за ней двое, на вид «пятиклашек», резались в «территорию». Резались они старым напильником с чуть погнутым носиком, что сразу сломало мои планы, ибо удивило несказанно - в нашем «колхозе» даже самая распоследняя дворовая шалупонь, начиная регулярно появляться во дворе, перво-наперво обзаводилась ножами. Своими. Пусть и дерьмовенькими. Какими-нибудь «лисичками»… Или «белочками». Из «Культтоваров» на углу 7-ой Парковой. Всего-то по двадцать две копейки штука. Но – ножами.

Рыжий плотный пацан «громил» своего «противника» просто и без затей. Он даже напильник втыкал просто – без оборота. Да и землю «хапал», как заблагорассудится. Играли б ножом, отчерчивали бы по следу, как тот воткнулся. А тут как угадаешь, по дырке от напильника-то..? И хоть второму и было где ещё стоять, и ещё даже довольно свободно, всё равно ясно было - вот-вот кранты. Понаблюдав за разгромом с минуту, я спросил:

- Пацаны, может, в футбольчик, а..?

Оба мазнули по мне взглядом и рыжий, не отвлекаясь от дела, обронил:

- Мяча нет.
- Так, может, с этими? – мотнул я головой в сторону баскетболистов.

Рыжий свернул «боевые действия» и оба уставились на меня недоверчиво и удивленно.

- Да ведь у них баскетбольный! – изрёк, наконец, рыжий.

Да по мне хоть ватерпольный, когда в футбол сгонять охота, но возражения я принял:

- Ну, может, у них и футбольный есть?

Рыжий плотно устроился на корточках, вздохнул и, несмотря на нашу очевидную разницу в возрасте, а, стал-быть, и в «социальном статусе», выдал почти назидательно:

- У них, может, и есть. Но он – их. А они – старшеклассники. Так что «в футбольчик» тебе не светит.

Честно говоря, для меня было загадкой, почему нельзя сыграть в футбол, если, к примеру, во дворе болтаются пацаны и имеется в наличии мяч. Любой мяч. Какой ни есть. И какое отношение к футболу имеет возраст болтающихся во дворе пацанов, и зачем обязательно выяснять, кому имеющийся мяч принадлежит. К тому же рыжий начал меня маленько раздражать – закончив назидание, он с удвоенной силой продолжил кромсать «территорию врага», как бы всем своим видом показывая, что далее разговаривать с клиническими идиотами не намерен. Зарва-а-ался щегол…

- Слышь, щегол… - свистяще прошипел я, наклонившись к нему. И пацан тут же съёжился и напрягся весь. А затем ме-е-едленно поднял глаза… Не испуганные, нет – настороженные скорее. И злые - допёрло, видать, что ему-то «СПАЛЬНОЕ ПОМЕЩЕНИЕ МАЛЬЧИКОВ 5-ых-6-ых-7-ых классов» на полных три года, поди, отмерили, а мне в эти самые «старшеклассники» на будущий год уж. Но уж, видно, больно зримо я ему эту разницу продемонстрировал. Да ещё в присутствии такого же, как и он, щегла, но, судя по всему, бывшего при нём на подхвате. Но мне его душевные переживания – до одного места дверца как-то, и я продолжил, - У интерната-то мячи есть? Свои? Снаряды всякие? Спортинвентарь..?
- Ну-у-у… есть. У этого… - пацан не сводил с меня глаз, и, видимо, напряжённо решал, возможно ли продолжать со мной беседу без ущерба для своего авторитета перед приятелем, - У физрука… Ну… По физре который. Он весь год по физре… А сейчас… летом… Физруком.
- Ну, и где ж он?
- В отпуске. У завхоза ключи… От спортзала. Она и выдаёт.
- Она, стало быть… И когда ж она выдаёт-то?
- А я знаю? К выходным. Она ж всё по складам… по разным. По базам там… А к выходным появляется. Должна появиться… Да на фига она сдалась-то? Всё ж есть. У самих всё есть. И мяч футбольный… И волейбольный… В нашей спальне даже. Для пинг-понга всё. Бадминтон у девчонок…
- «В спа-а-альне»..! «Бадминто-о-он»..! – скривив рожу, передразнил я его дурным голосом, - Да мы с твоим «всё есть» в футбол уж до одури наигрались! Вообще интересно в вашей богадельне организован отдых юных пионеров – всё заперто!
- Я-то при чём? – пацан начал успокаиваться и даже слегка позволил себе поворчать.
- Короче, - я подбородком указал на расчерченный круг, - я – на победителя.

Рыжий как-то обречённо опустил голову, но ничего не ответил. И не понятно было, согласен он или нет. Во всяком случае, кромсать «территорию» своего приятеля он изготовился без прежнего рвения. Но тут неожиданно ожил как раз приятель:

- Сдаюсь-сдаюсь! Сдаюсь я..! Играйте…

И я мгновенно перехватил напильник. Деловито утоптал-размазал следы недавних «боевых действий», прочертил ровненько «границу»-диаметр и дал с ладони «свечу» с оборотом… «Свеча» на загляденье получилась – напильник строго вертикально вошёл в землю и застыл.

Чёрт их знает, как они тут очерёдность разыгрывали, но похоже, что не так. Однако Рыжий, хоть и с недовольным видом, тоже попытался изобразить «свечу». И у него почти получилось – напильник вошёл в грунт, но, как бы поразмыслив чуток, начал заваливаться на бок, и… упал.

- Переброс..? – с надеждой, но отнюдь не уверенно вопросил Рыжий. Но тут же получил «удар в спину» от приятеля. Тоже неуверенный, но скорее с нотками удивления, ибо Рыжий оспаривал очевидное:
- Его ход… - проговорил приятель и тут же был вознаграждён таким взглядом, что чуть не на голову ниже стал.

Я покачал напильник на указательном пальце – будто нож уравновешивал – и со всей дури врубил его ровно в середину полукруга «врага». С оборотом.

- Э… - сделал последнюю попытку «сохранить лицо» Рыжий, - Мы с оборотом не договаривались.
- Вот, по ходу, и договариваемся, - обронил я, прочерчивая аккуратный радиус, который оттяпывал у него половину всей его «территории». Странный пацан… Он, похоже, полагал, что ему и вправду ходить придётся.

Получив в своё распоряжение три четверти круга, я успокоился и приступил к демонстрации «мастер-класса». Неизменно с оборотом, я втыкал ржавый напильник в его всё уменьшающийся сектор то с запястья, то с локтя, то с плеча даже. Наконец, похоже стало, что после следующего хода Рыжий сможет на своей «земле» только на мыске устоять, но… он вдруг схватил воткнутый напильник и стремглав рванул через калитку!

- Э..! Куда?!!

Отбежав на приличное расстояние, Рыжий обернулся и, пятясь и подпрыгивая, прокричал:

- Мне… это… Виолетта зайти сказала… Перед полдником! Я забыл просто..!
- Да бухая Виолетта твоя! Они там, в актовом зале, всей хеврой киряют!

Рыжий резко прекратил приплясывать и уставился на меня с таким видом, будто я только что сообщил, что юный пионер – не всем ребятам пример. Не, скорей всего, бухую Виолетту он представлял себе отнюдь не умозрительно. Но вот то, что об этом можно говорить вот так и не шёпотом, видимо, и повергло его в ступор. И он, не сводя с меня расширенных глаз, опасливыми приставными шагами двинулся за угол.

- Напильник оставь!
- Мммо-о-ой..! – проблеял Рыжий и скрылся с глаз.
- Ну-у-у… я тоже пойду? – вопросил его паж и наперсник с таким видом и интонацией, с какими просят посреди урока из класса выйти. Мяча и напильника у него всё равно не было и я лишь коротко кивнул – все мои мысли уже были на другой половине площадки. Но и там не склалось – «большие мальчишки», все трое, уже были по пояс голыми и, обтираясь полотенцами, двигались к выходу. Рядом с каждым, разделив всю процессию на пары, вышагивало по по-своему счастливой старшекласснице. Плечи их украшали скрученные жгутом майки-рубахи ребят, а та, что шла с длинным, ещё и гордо пёрла баскетбольный мяч. Любо-о-овь… Старшеклассники ж - понятное дело. Ну, и я попёрся.

В спальне Жека-Женя-Евгений шептался с «пажом» Рыжего и, как я вошёл, оба замолкли, уставившись на меня: «паж» с тщательно скрываемым удовольствием, а Жека – с удовольствием, нескрываемым до восторга, но пополам с восторженным же недоверием. Но был там и ещё кое кто – на соседней с моей кровати, низко склонившись, сидел какой-то парень. Я подмигнул «пятиклашкам» - эдак чуть один глаз сощуря, но век не смыкая – чем вызвал у них новый прилив восторга, и отправился к своей кровати. Парень тут же разогнулся и, указав на неё длиннющим пальцем, начал:

- Ты знаешь… это…
- Знаю, - ни тени наездов или понтов в его тоне не было, и я продолжил с улыбкой, - Генки Красникова место. А он – у предков. Приедет – разберёмся, - и я перебросил свою подушку от дальней стенки кровати в «ноги» - чтоб после отбоя оказаться с новообретённым соседом голова к голове.

Парень широко и по-доброму улыбнулся, тыкнув всё тем же длиннющим пальцем в дужку аккуратненьких, прямоугольничками, очков без оправы – ну, прям, как Валерка из «Неуловимых…»! – и протянул длинную руку с широкой, сухой ладонью:

- Кефа… - и, поблуждав с мгновенье взглядом над очками, добавил, - Стас.
- Так Кефа или Стас? – спросил я, отвечая на рукопожатие.
- А зови, как хочешь. Акинфеев я. Так что к Кефе привык уж. А зовут – Стас.
- Сергей. Можно Серёга – представился и я, и Кефа тут же вернулся к прерванному занятию – он тщательно, не пропуская ни одного крючочка, шнуровал шикарные – «мечта оккупанта»! – высокие, песочного цвета тряпичные ботинки на толстенной и чуть желтоватой рифлёной подошве - на «манной каше»… Классные коры!

А я обречённо полез под кровать за замызганными кедами. Выуживая из тумбочки мыло, я швырнул на кровать книгу, которую тут же схватил вскочивший «отшнуровавшийся» Кефа, и начал с упоением её листать. Теперь, когда он был во весь рост, я смог его хорошенько разглядеть. Начнём с того, что он был длинный. Очень длинный – меня головы на полторы-две выше. И производил впечатление довольно костлявого. Но, скорее всего, это было не так – был он ширококостным, да. Но на его «выдающемся» скелете угадывались длинные и выносливые, просто легкоатлетические мышцы. Но, если бы не почти постоянная, доброжелательная улыбка, он был бы какой-то… никакой – песочный какой-то весь, под-стать ботинкам и прочей своей одёжке, и маловыразительным очкам. Кстати, были б на его, чуть с горбинкой, носу не эти «интеллигентские» линзы, а простые круглые очёчки в металлической оправе, это был бы вылитый «ихний немец», каких наши в фильмах про войну показывают. Исключение составляли только волосы. Вернее, причёска – это была шапка просто из густых, крупной волны волос, уложенных аккуратно… тщательно даже – волосок к волоску! – и тяжёлым воротником ниспадавших на плечи. Но удивительнее всего был их цвет – нежно-пепельный. Почти серебристый – «платиновый блондин», как мама бы сказала. Но… в нашу школу с ха́ером такой длины, наверное, и не пустили бы вовсе! А, может, ещё б и обкорнали насильно. У завуча. Если б на такую красоту рука б поднялась. А во дворе – по-любому бы обкорнали. И рука б поднялась…

А вот шмутьё Кефино образ «оккупанта» просто до абсолюта достраивало. На нём была песочного цвета рубашка-батник, вся в планочках-клапанах-погончиках, с закатанными рукавами «по самое не могу» - до плеч. Из грудного кармана торчало не вечно подтекающее шариковое недоразумение по тридцать пять копеек, а вполне приличная кнопочная авторучка с изящным зажимом. И расчёска – важность этого аксессуара для владельца была очевидна при одном взгляде на его голову.

Ниже, так же песочного цвета – штаны… Я не знаю, как точнее назвать-то..? Ну, то, что было ниже. Это были одновременно и шорты, и бриджи, и брюки. С шортами их роднило то, что они были куда короче привычной длины брюк. С бриджами то, что они были точно их длины – чуть ниже колена. С брюками – то, что они были широченными, как клеша английских моряков. Вот такие вот короткие и широкие штаны. Тоже, как и рубашка, все «в строчечку», но уже со «штановскими» прибамбасами - шлёвки-кольца-петли, два огромных, с клапанами на пуговицах, пакета-кармана на внешних сторонах бёдер, также с обеих сторон, но уже позади и на поясе - по три пряжки с коротенькими пристроченными ремешками. Как раз для утягивания в поясе этих самых штанов. С прорезными карманами спереди, и двумя накладными - сзади. Как бы и на джинсовый манер, но на заднице - опять же с клапанами.

Еще ниже – мускулистые икры в лёгком блондинистом пуху. А дальше – широкая резинка носков песочного цвета, торчащая из-под высоких берцев добротных лобастых башмаков.

Вся эта амуниция – а другого слова тут и не подберёшь – была сплошь утыкана какими-то, не разберёшь какими, «лейбола́ми» чуть не по всем швам-«строчечкам». И даже на носках и берцах, с обеих сторон, были тоже эмблемки и штемпеля́ какие-то! Но не это уже важно было: вот приди кому в голову напялить на Кефу в таком прикиде тропический пробковый шлем – и был бы точь в точь колонизатор-угнетатель вольнолюбивых народов Африки с бессмертных произведений Кукрыниксов!!!

- «Приключения Каспера Берната в Польше и других странах»! – торжественно продекламировал Кефа надпись на шмуц-титуле, - Ну, и как тебе?
- Путёвая книга, - отозвался я, стряхивая с кед на газету засохшую грязь, - Каспер этот – ништяк мужик. Он там, знаешь, к запорожцам попал… приблудился как бы. Ну-у-у… вышло так. А шишку потом у них конкретно держал! Он, это, в плену был… у алжирских пиратов…
- Да я читал, Серёг, - мягко перебил меня Кефа. И я вылупил глаза:
- А чё ж ты спрашиваешь тогда?
- Ну, как чего… - и Кефа улыбнулся обезоруживающе-примирительной улыбкой, - У меня одно мнение, а у тебя, может… другое?
- Да? – как-то мне раньше не приходило в голову, что что-то, что нравится мне, может кому-то совсем не нравиться. И пока я обдумывал это неожиданное умозаключение, Кефа продолжил:
- Я к тому, что финал для такого человека довольно неожиданный – учеником Коперника стал. Что мне, собственно, в сюжете особенно и понравилось…
- Какого Коперника? Звездочёта, что ль? – насторожился я. Про Коперника там и вправду чё-то было, но чтоб весь конец книги о нём..!
- Астронома… Каноника, между прочим, - терпеливо поправил он. И про каноника мне как-то из текста не очень понятно было, но я не успел спросить - Кефа спросил сам:
- Не дочитал ещё? Тогда не буду рассказывать – прочтёшь, там и обсудим, - и, без паузы почти, - Слушай, Серёг, а как дочитаешь, дашь мне?
- Дам… А зачем? Ты ж читал! – изумился я.
- Ну-у-у… перечитаю! – в свою очередь изумился он, - Редкая ж книга! А среди исторических романов – одна из лучших!!!
- Чем? – я действительно не понимал, чем уж она так уж и хороша-то. Ну, путёвая… Мало, что ль, таких-то..?
- Ну, во-первых, тем, - Кефа не раздражался. Он действительно объяснял, - что книга по такой тематике написана женщиной. И очень даже не плохо написана!
- Как – женщиной?!! – обалдел я.
- Да ты чё, Серёг? – и он тыкнул своим длиннющим пальцем в шмуц-титул повыше заглавия – Зинаида Шишова! Не заметил, что ли?!!
- Да я как-то…- вконец смешался я. И расстроился – новость о том, что такую путёвую книгу женщина написала, существенно снижала в моих глазах ценность всей книги в целом. Тем более, что там дальше про звездочётов ваще… Чё от них, от баб-то, ждать-то ещё? – Ну, а во-вторых? – совладал я, наконец, с собой.
- А во-вторых, книга эта, впрямую истории Польши касающаяся, написана не там… не сенкевичами всякими… А здесь! Наш взгляд. Снаружи. А меня всё, что поляков касается, с некоторых пор интересует. Очень.

Надо сказать, что с «сенкевичами всякими» у меня в мозгах так и не склалось, но я спросил. Так… чтоб хоть разговор поддержать:

- А почему интересует-то?
- А нас, Серёг, русских, это всех интересовать должно, - чуть удивившись, как-то веско очень проговорил Кефа. И, по-моему, даже завёлся слегка, - Аж с начала с самого семнадцатого века должно интересовать! А то Договор-то у нас – Варшавский, а с кем договариваемся, позабывали уже.

Странный парень какой-то. Вроде, такой же семиклассник, как я. Будущий даже семиклассник-то! А туману напусти-и-ил… Я уже отчаялся докопаться до смысла всего, им тут сказанного, и вопросов больше решил, чтоб ещё больше не запутаться, не задавать. Но Кефа «оседлал» меня крепко:

- А тебе какие именно исторические романы нравятся? Рыцарские?
- Рыцарские? Да-а-а… Вальтер Скотт, к примеру… - потянул я, с неудовольствием уловив в своём голосе нотки гнусавого выпендрёжа. А чуть пристыдившись, тут же и ляпнул, - Дюма тоже… Купер…
- Не, Серёг, Купер – это тоска зелёная и зубная боль! А Дюма – да, - и я понял, что Кефа – литературой с историей человек прибабахнутый, и запросто от него не отделаешься, - Но у Дюма - история, конечно. Хотя, наверное, больше приключения вообще… Ты Конан-Дойля читал?

Тут я обиделся, удивился и воодушевился одновременно. Во-первых, это ж надо было предположить, что я Конан-Дойля не читал! Во-вторых, причём здесь вообще Конан-Дойль, если об исторических романах речь..? И, наконец, в-третьих, я с воодушевлением подхватил:

- Конан-Дойля?!! Да, конечно, читал! Всё почти – «И этюд в багровых тонах», и «Собаку Баскервиллей», и…
- Не-не-не-не-не!!! Не белиберду эту шерлок-холмовскую! Мы ж о рыцарских романах говорим! Ты «Белый отряд» у него читал? Или «Сэр Найджел»..?
- Ннне-е-ет… вроде, - я и отряд этот белый, с сэрами его, никак вспомнить не мог, и понять не мог, почему Шерлок Холмс-то белиберда.
- Зря, - опять же без наездов всяких, и очень просто проговорил Кефа, - вот «Белый отряд», например… Да, впрочем, и «Сэр Найджел» тоже – это о временах Столетней войны. Но мне лично «Белый отряд» больше нравится - там об английских лучниках. Вещь, между прочим, посильней всяких «айвенгов»-«талисманов» вальтер-скоттовских..!
- Понятно… - я хотел спросить, но раздумывал. И всё-таки спросил, - Ну, а почему Шерлок Холмс-то – белиберда?
- Ну-у-у… видишь ли… - Кефа явно подбирал слова, чтоб меня как-то не задеть или не обидеть, - Это ж только моё мнение-то… И кто сказал, что оно – единственно верное? А почему не нравится? А почему мне должно нравится, когда сюжет преступления тщательно продуман под ход будущего следствия..?
- А ты как хотел – чтоб он с сотню страниц расследовал и, в конце концов, так и не расследовал бы ни фига? – с неприкрытой иронией спросил я, - А некоторые вещи там, на одной логике, считай – потрясные просто!
- Нет там ничего потрясного, Серёг, - мгновенно «расслабился» Кефа, - Некоторые логические ходы действительно интересны… Дедуктивны крайне, как там сказано, - с лёгкой издёвкой проговорил он, - Вот только Шерлоку Холмсу-то они и не под силу..!
- Да почему?!! – всё-таки он меня малость завёл.
- Да потому что он – малообразованный тупица с крайне низким уровнем эрудиции, - Кефа чуть покосился на меня и «раскрыл», - С узким кругозором, так сказать… А эрудиция, кругозор – это знания. Информация… которая, как мой отец говорит, лишней не бывает. И которая, по известной поговорочке, матерью интуиции является. А сыщик без интуиции – ноль, Серёг! Никто. А друг этот его… Доктор Ватсон… Тот вообще впечатление полного дебила оставляет! Вопросики эти его бесконечные… об очевидном! О том, что просто на поверхности лежит..! Интеллект – четырёхлетнего ребёнка!!! Его, видать, в Афганистане-то не в руку ранило, а в башку… Контузило!

Я, позабыв про кеды, внимательно на него смотрел. Чёрт бы с ним, что его версия ломала ко всем чертям мои, казалось бы, уже устоявшиеся, убеждения – поражало знание текстов бешенного количества книг, явно не вчера прочитанных! А Кефа, чуть подуспокоившись, продолжал:

- Так что вся эта игра ума и торжество логики – не более, чем игра ума и логики самого автора. Легко ему играть, зная и весь ход следствия заранее и о самом преступлении – всё! Вот только вложил он это всё в голову персонажа, которого сам же интеллектуальным уродом и вывел.

Я молчал. Жаль мне было «моего» Шерлока Холмса – умного, проницательного и, как мне казалось, интеллигентного. Но Кефу слушать мне было тоже интересно…

- Слуша-а-ай..! – ожил после паузы Кефа, - Так может, тебе вообще приключения нравятся? Не только исторические, а и вообще..?

Я неуверенно кивнул… и глаза Кефы в мгновение заблестели за стёклышками:

- Ты Буссенара читал? Луи?!!
- Не-а, - его мгновенное радостное возбуждение тут же передалось и мне, - А про чё там?
- Ну, я не всё пока читал. Про буров у него классно – и, поймав мой растерянно-непонимающий взгляд, пояснил – Ну, про Африку…

И тут я прыснул. Ну, просто не мог сдержаться!

- Ты чё? – теперь уже за стеклышками Кефа растерянно заморгал. Но я уже просто валялся на кровати, не сдерживая смеха и тыча в него пальцем. Кефа чуть озадаченно развёл в стороны руки и окинул себя взглядом с высоты собственного роста. Постепенно губы его сами стали растягиваться в улыбку, и вскоре он уже ржал вместе со мной. Потом вдруг вытянулся в струнку и, прижав кулаки по швам и широко отставив локти, стал делать, щёлкая каблуками своих «говноступиков», чёткие повороты направо, налево и кругом…

- Африканский корпус… едрёна вошь! – наконец сквозь смех выдавил он. Насчёт корпуса я опять ничего не понял, но «колонизатор-оккупант» он был вылитый..!
- Ладно… Пойду шкары сполосну, - сказал я, отсмеявшись, - Пока до хавки ещё время есть…
- Придёшь, меня не будет – двигай в столовую прям. Я место забью, - бросил мне Кефа уже в открытую в коридор дверь…

Настроение от общения с Кефой здорово поднялось и с дурацкой улыбочкой на роже я двинулся в сторону туалета. Из-за угла холла, за которым и был туалет, буквально стремглав выскочил пацан, который сразу же отпечатался в мозгу, как «востроглазый». Выскочив в коридор, он вдруг будто на стену напоролся - его чёрненькие, маленькие, воистину остренькие шныряющие глазки мигом расширились и взгляд его, утратив всякую остроту, обратился во взгляд «в никуда». Ещё через мгновение пацан, так же стремглав, рванул обратно…

«Видимо, недосрал…» - мысленно прокомментировал я исключительно под влиянием охватившего меня настроения. Но, к удивлению моему, «востроглазого» в туалете не оказалось. На лестницу, что ль, рванул? Вернее, в «предбаннике», там где рукомойник, вообще никого не оказалось. А вот в туалете самом, на подоконнике, что напротив условных «кабинок», разделённых перегородками, восседал какой-то парень. И явно - из старшеклассников. Он сидел на подоконнике спиной ко мне, забравшись на него с ногами, и из-за плеча его выглядывала раскрытая книга, пристроенная на коленях. При взгляде на него настроение моё мигом испортилось. Не, не понтовать мне в этой богадельне в своём ZPO•Vrožlav – на парне, с ног до головы, Montana была..! Джинсы, батник – сьют, короче! И не из «родной» штатовской брезентухи, а куда лучше, хоть и лицензионной – мальтийская была Montana. В общем – сдохнуть можно!

Парень нехотя обернулся в мою сторону и мазнул взглядом без какого либо интереса. И, помолчав, всё так же без интереса, произнёс:

- Новенький?
- Ага… - я, вроде, даже оробел малость.
- Давно прибыл?
- Да только что… Сегодня то есть. - как-то торопливо ответил я.
- И надолго?

Тут я вспомнил Жеку-Женю-Евгения и постарался ответить уклончиво, но со значением:

- На год, не меньше. А там – как пойдёт… - и сразу понял, что опять «промазал».
- На го-о-од..? – лениво удивился парень, - Чё-то «ни два, ни полтора» получается, а? Тут ведь или на два, или уж сразу на все четыре… Куришь? – тут же избавил он меня своим вопросом от необходимости по ходу сочинять что-то и изворачиваться. И, сглотнув, я решительно кивнул.
- А есть у тебя? – тут же снова поставил он меня в неудобное положение, но я, хоть и чувствовал, что слегка краснею, но не менее решительно мотнул головой из стороны в сторону.

Парень свесил с подоконника ноги и выудил из грудного кармана пачку Rothmans. Мы оба прикурили от яркой плоской зажигалочки и тут уж я вообще не знал, что сказать. Пауза затянулась, и… дверь туалета вдруг распахнулась чуть не настежь, и в неё влетел сияющий востроглазый пацан. Дальше вся сцена в точности повторилась – он мгновенно остолбенел и тут же вылетел вон, с силой захлопнув за собой дверь.

- Да входи, чё ты?!! – крикнул я ему вслед, но его, видать, уже и близко не было. Парень-старшеклассник не обратил на это вообще никакого внимания – он задумчиво и отрешённо курил. Впрочем, курил он так, будто и меня тут тоже не было. И я нарушил молчание:

- Отцовские? Тыришь, что ль?
- А? – не понял он, - А-а-а… Не-е-е… У него стыришь – всё до штучки пересчитал! В баре… В открытых пачках даже..!
- Шлют, что ли? – я удивился так, что чуть не поперхнулся дымом, и слегка закашлялся.
- Не-не… Сеструха покупает.

Снова вспомнился Жекин «инструктаж» и я, всеми силами стараясь воспроизвести лениво-обыденный тон, спросил как можно небрежнее:
- В «Берёзке», что ль?

Странно, но именно этот, тщательно, казалось бы, выверенный вопрос, заставил парня на меня глаза вылупить:

- Охренел, что ли?!! Валюту на курево переводить? Да она за сертификаты эти удавится! – парень малость успокоился, и уже прежним тоном пояснил, - На практике она сейчас. В «Востокинторге». Там буфет у них. В министерстве прям… Во Внешторге самом. Там и берёт… Не у фарцы какой – у государства! За наши – по тридцать пять копеек пачка..! – уже с кривой ухмылочкой закончил он.

Все его «то́рги» с «министерствами» я как-то мимо ушей пропустил, но последним утверждением возмутился просто:
- Слуша-а-ай..! В жёсткой же пачке! Наши вон… «Столичные». Или «Российские» там… В жёстких пачках тоже - так по сорок копеек все. А эти ж – вообще фирма́..!

Парень улыбнулся мне, как юродивому, и ласково так вопросил:

- Ты где живёшь, пионер?
- Как… «где»?
- В стране победившего всех нас развитого социализма ты живёшь! А потому не может отрава никотиновая с загнивающего империализма стоить больше наилучших образцов нашей родной табачной промышленности..! Вот и тридцать пять копеек потому. Чуть подороже нашего дерьма в мягких пачках, вровень со всем табачным дерьмом братьев-болгар, и чуть подешевле нашего наилучшего… дерьма!!! И спасибо за это мудрой политике нашей родной Коммунистической партии и… кому там ещё-то? А… и советскому правительству!!! Понял? – чуть покровительственно улыбаясь, закончил он.
- По-о-онял… - процедил я с досадой, потому что так ни черта и не понял.

Молча покурили. Парень уже заканчивал, а я экономил свою сигарету, как мог, но эта падла империалистическая чой-то уж больно быстро тлела. И тут меня осенило:

- А сеструха твоя… Она что, в Москве сейчас?
- Ну… - не то утвердительно, не то вопросительно отозвался он.
- Так чё ж ты у неё-то не живёшь?
- Что значит «у неё»? Мы с ней и так в одной квартире живём… вместе со «шнурками»!
- Не, я к тому, что чё ж ты тогда здесь-то паришься?
- А-а, это… Это «шнурки» так распорядились – диплом у неё в конце года. Госэкзамены… Стажировки всякие. Не отвлекал чтоб, значит… Не мешал чтоб сеструхе, - парень хмыкнул, - в их постели-то трахаться!

Я как-то смутился чуток… когда он о сестре-то… так. И решил тему слегка сменить:

- Студентка, значит… А что заканчивает?
- «Что-что»..! Что и все тут – МИМО.
- Молоде-е-ец, - нет, я действительно с одобрением сказал. Но парень вдруг стал на меня смотреть… чуть внимательней, что ли? Но меня интересовало совсем другое и я спросил, - А что… всем обязательно МИМО заканчивать?
- А что ж ещё-то? Здешние ми́мо МИМО́ не пролетают, - хохотнул он. И тут же его улыбка стала чуть издевательской, - А ты, пионер, видать, в универ собрался? Или, может, в Мориса Тереза вообще..?
- Нет. Да я и не решил ещё, - просто сказал я, - Может, в ВИИЯ. А может…
- В виия? Это чё за хрень..? – озадаченно спросил парень.

Надо сказать, что я его вопросу тоже изрядно удивился, но договорить хотел, а потому пояснил буквально скороговоркой:

- Институт это… военный ин’яз. А может, и в военное училище просто.

Наконец-то я его, похоже, не просто заинтересовал, а в натуре поразил – брови его уползли под чёлку, а широко открытыми оказались не только глаза, но и рот:

- Военный?!! Да на фига тебе это надо-то..?! Всю жизнь «на пра…-на ле…» да под долбо…бами..?

Я опешил…

- Как «на фига»..? Семья… Традиции… Вот у тебя отец в каком звании?
- В каком звании..? – парень был явно сбит с толку, - Ну… это… зам начальника объединения…
- Да нет, не должность, - перебил я, - Звание у него какое? Вот у моего – полковник. А у твоего..?

Лицо парня окаменело. Он вперил, казалось бы, внимательный и пристальный взгляд в унитаз напротив, но впечатление, что он его не видит, было полным.

- Вот что… - он деревянно отогнул манжет рубашки, взглянул на часы и так же деревянно продолжил, - Двадцать две минуты уже… четвёртого… Жрать скоро, - и соскочив с подоконника, суетливо как-то, но одновременно с прежним, абсолютно безжизненным лицом, засеменил к двери, - Пойду уже… И ты… не опаздывай. Бывай, в общем! – и… слинял.
- Бывай, - растерянно проговорил я в уже закрытую дверь.

Сигарета буржуйская всё-таки дотлела и «забычарить на потом» было уже нечего. Я швырнул окурок в унитаз и, выйдя в «предбанник», уже собрался было забрать из раковины так и не вымытые кеды, как входная дверь стала тихонечко приоткрываться. Из-за неё, против обыкновения, крайне неторопливо высунулся снова сияющий востроглазый пацан. На этот раз он не остолбенел, встретившись со мной глазами, а начал ужом убираться обратно.

- Ты уж проссышься наконец? – беззлобно проворчал я и обернулся к раковине. Над ней, в прямоугольном зеркале, чётко отразилось, что дверь снова медленно открывается…

Продолжение следует…

SSS®

Сообщение отредактировал SSS(R) - 16.4.2012, 17:01
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 9.5.2011, 2:48
Сообщение #2


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата
Продолжение следует…

Хорошо, что не "окончание". Просимо, просимо... (шлепает ластами)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 9.5.2011, 5:20
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 9.5.2011, 3:48) *
Хорошо, что не "окончание". Просимо, просимо... (шлепает ластами)

А что, прям так нравится, что окончание Вас в самом деле расстроит?

Сообщение отредактировал SSS(R) - 9.5.2011, 5:25
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 9.5.2011, 11:26
Сообщение #4


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 9.5.2011, 5:20) *
Цитата(Kikker @ 9.5.2011, 3:48) *
Хорошо, что не "окончание". Просимо, просимо... (шлепает ластами)

А что, прям так нравится, что окончание Вас в самом деле расстроит?

Расстроит. Мало того, что гомеопатическими дозами пытают, так еще и окончанием грозятся! blink.gif Даешь "Войну и мир" интернированным!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 9.5.2011, 11:59
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 9.5.2011, 11:26) *
Расстроит. Мало того, что гомеопатическими дозами пытают, так еще и окончанием грозятся! blink.gif Даешь "Войну и мир" интернированным!

Всё конечно. И гомеопатия тоже (у каждого по-своему...). А вообще-то - фига се гомеопатия!!! Каждая глава - тыщ по пийсят знаков будет..! И "Война и мир" Вам (и вам) тоже будет - как "Рейд на Констанц" допишу, так сразу и будет. До встреч в "подвалах" ещё не написанных глав...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 9.5.2011, 16:41
Сообщение #6


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 9.5.2011, 11:59) *
[А вообще-то - фига се гомеопатия!!! Каждая глава - тыщ по пийсят знаков будет..!

Лягушко - животное прожорливое! blink.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 9.5.2011, 17:24
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 9.5.2011, 16:41) *
Лягушко - животное прожорливое! blink.gif

А с моих "комаров" икра будет?

Сообщение отредактировал SSS(R) - 9.5.2011, 20:17
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 10.5.2011, 14:15
Сообщение #8


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 9.5.2011, 17:24) *
Цитата(Kikker @ 9.5.2011, 16:41) *
Лягушко - животное прожорливое! blink.gif

А с моих "комаров" икра будет?

Это к белугам. tongue.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 10.5.2011, 16:10
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 10.5.2011, 15:15) *
Это к белугам. tongue.gif

Не идут, заразы! Как ни "прикармливал"... Может, "водоём" такой..?

Сообщение отредактировал SSS(R) - 10.5.2011, 16:11
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 10.5.2011, 18:03
Сообщение #10


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 10.5.2011, 17:10) *
Не идут, заразы! Как ни "прикармливал"... Может, "водоём" такой..?

...Наш гонец давай их звать,
Сухарями их прельщать:
Крошки сыплет - всё напрасно
(Видно кормятся не тем)....

(сперто у аса Пушкина)

Сообщение отредактировал Kikker - 10.5.2011, 18:04
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 10.5.2011, 18:07
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 10.5.2011, 19:03) *
Цитата(SSS(R) @ 10.5.2011, 17:10) *
Не идут, заразы! Как ни "прикармливал"... Может, "водоём" такой..?

...Наш гонец давай их звать,
Сухарями их прельщать:
Крошки сыплет - всё напрасно
(Видно кормятся не тем)....

(сперто у аса Пушкина)

Дык... согласен я с этим... лётчиком-то..! А делать-то чего?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
tata_rr
сообщение 13.5.2011, 11:51
Сообщение #12


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 108
Регистрация: 16.6.2010
Из: Юг Руси
Пользователь №: 1 007



Цитата(Kikker @ 10.5.2011, 19:03) *
...Наш гонец давай их звать,
Сухарями их прельщать:
Крошки сыплет - всё напрасно
(Видно кормятся не тем)....

(сперто у аса Пушкина)

rolleyes.gif Что цитируем biggrin.gif
Интересно сколько народу знает что приманывается гонцом? Я знаю.

Сообщение отредактировал tata_rr - 13.5.2011, 11:52
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 13.5.2011, 14:02
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(tata_rr @ 13.5.2011, 11:51) *
rolleyes.gif Что цитируем biggrin.gif
Интересно сколько народу знает что приманывается гонцом? Я знаю.

Не, tata, "Царь Никита и..." была даже опубликована в пушкинском 37-митомнике советских времён. Так что народу, думаю, предостаточно - того, что "родом оттуда" (я времена имею ввиду)..! wink.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
tata_rr
сообщение 15.5.2011, 15:22
Сообщение #14


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 108
Регистрация: 16.6.2010
Из: Юг Руси
Пользователь №: 1 007



Оставим Пушкина.
Сергей, у меня сложное отношение к прочитанному Вашему.
С одной стороны мои воспоминанания о детстве как раз в то время не так зацикленны на вещизме, но с другой стороны в жизни детворы в рабочем поселке интересы несколько другие.

При этом я нисколько не сомневаюсь что в повести все описано правдиво. И возникает ощущение, что сдача СССР с такой элитой была не избежна.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 15.5.2011, 21:14
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(tata_rr @ 15.5.2011, 15:22) *
Оставим Пушкина.
Сергей, у меня сложное отношение к прочитанному Вашему.
С одной стороны мои воспоминанания о детстве как раз в то время не так зацикленны на вещизме, но с другой стороны в жизни детворы в рабочем поселке интересы несколько другие.

При этом я нисколько не сомневаюсь что в повести все описано правдиво. И возникает ощущение, что сдача СССР с такой элитой была не избежна.

Милая, внимательная, вдумчивая tata..! Давайте не будем торопить события и забегать вперёд. Может, и вещизму - главного героя, по крайней мере - объяснение найдётся..? Когда до самых разных посёлков дело-то дойдет... Хотя кое в чём Вы, безусловно, правы.

P.S. И как это "оставим Пушкина"?!! Сами ж сетовали - мало, мол, взаимоотношений "мальчик-девочка"! Так хоть так вот... wink.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
vikGermanius
сообщение 27.1.2012, 3:30
Сообщение #16


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 9
Регистрация: 24.1.2012
Из: Германия
Пользователь №: 1 994



Цитата(tata_rr @ 15.5.2011, 16:22) *
Оставим Пушкина.
Сергей, у меня сложное отношение к прочитанному Вашему.
С одной стороны мои воспоминанания о детстве как раз в то время не так зацикленны на вещизме, но с другой стороны в жизни детворы в рабочем поселке интересы несколько другие.

При этом я нисколько не сомневаюсь что в повести все описано правдиво. И возникает ощущение, что сдача СССР с такой элитой была не избежна.


Хорошо сказано, ну прям "большим пальцем в солнечное". В рабочих посёлках, по себе помню, мы сбивались в стаи и постояно шныряли в поисках где бы, что бы пожрать. Воробья подстрелить, на костре подсмолить и разделить на всех, залезть в сад или в огород и вернуться к ожидавшим в бурьяне пацанам с полной майкой яблок или помидор с огурцами. Это было как подвиг Матросова совершить. Ибо сторожихи то же не дремали и били тем что под руками было... А ещё и "бычок" подобрать и покурить...
В 68 -м заканчивая институт, геолого-разведочный факультет, я как то, был приглашён на вечеринку в дом к парню из элиты, который побывал на летних каникулах где то в капстранах. Парень, листая глянцевый журнал Америка, вяло объяснял нам, что так, как они живут (элита), жить вообще невозможно... Вот там, да, это жизнь - далее перечислялось всё на чем ездят, что носят, и в каких домах живут, какие деньги на развлечения тратят и прочие чудеса... Короче, парень озвучивал мнение всего нарождающегося элитного корпуса, для которого уже были готовы должности в различных министерствах. Вот с такой идеологией и партбилетом в кармане их туда и интернировали, служить отечеству... Через пару десятков лет эти парни свои желания успешно реализовали /vikGermanius, 27.01.12/
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 31.1.2012, 11:45
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(vikGermanius @ 27.1.2012, 4:30) *
Цитата(tata_rr @ 15.5.2011, 16:22) *

Сергей, у меня сложное отношение к прочитанному Вашему.
С одной стороны мои воспоминанания о детстве как раз в то время не так зацикленны на вещизме, но с другой стороны в жизни детворы в рабочем поселке интересы несколько другие.


В рабочих посёлках, по себе помню, мы сбивались в стаи и постояно шныряли в поисках где бы, что бы пожрать. Воробья подстрелить, на костре подсмолить и разделить на всех, залезть в сад или в огород и вернуться к ожидавшим в бурьяне пацанам с полной майкой яблок или помидор с огурцами. Это было как подвиг Матросова совершить. Ибо сторожихи то же не дремали и били тем что под руками было... А ещё и "бычок" подобрать и покурить...


Виктор Ильич, хоть и не мне написано, а tata_rr, но влезу. Вы радуете меня оба - судя по обоим вашим комментариям, мною задуманное мне вполне удалось... Вернее, удаётся. Пока... Потому что, хоть "герой" и не из "рабочего посёлка", что очевидно, но "классовую составляющую", так сказать, Вы оба уловили точно. А вот причём она здесь - будущее покажет. Надо только дочитать. Ну, а мне - дописать, понятное дело...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 16.7.2019, 21:11
Rambler's Top100