Переводика: Форум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Милая Фентезийная Пьянка, рассказ-фарс. Бессмысленный на первый взгляд
Nadzorow
сообщение 16.4.2010, 22:29
Сообщение #1


Новичок
*

Группа: Дизайнеры
Сообщений: 9
Регистрация: 25.7.2009
Пользователь №: 88



Когда-то, обитая на на одном литературном форуме, я задумал создать интерактивную тему-рассказ научно-фантастического содержания, куда бы оговренные участники отписывались бы поочереди по несколько абзацев. Рассказ должен был быть содержательным, умным, объединенным общей идеей, сюжетом...
В общем уже ко второму дню существования темы, я понял, как сильно я ошибался.

В общем, тема была удалена. Ибо я не мог сдержать гомерического хохота, читая во что вырождался сюжет и вообще повествование. Апогеем этого стала "хищная биомасса", к которой нельзя было прикасаться.

Ой, умора. Не могу. Это был первостепенный бред, при чем участники все это писали с такой серьезной миной, ни на секунду не задумываясь какой вопиющий бред они пишут. Были отдельные товарищи, которые пытались вывести повествование на что-то приличное, но это тонуло в потоках несуразицы.

На месте удаленной темы я создал другую. Назвал ее "Милой Фентезийной Пьянкой". Сказал два простых правила. 1) Плодитесь и размножайтесь... в смысле пишите ваш бред сколько влезет. Никак не ограничивая поток фантазии. И чем бредовее это будет, тем лучше.
2) Единственный запрет в этом мире - упоминание "хищной биомассы".

Что из этого получилось - вы сейчас и узнаете. Только не умрите от смеха.
Итак, встречайте.


Сообщение отредактировал Nadzorow - 16.4.2010, 22:29
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Nadzorow
сообщение 16.4.2010, 22:30
Сообщение #2


Новичок
*

Группа: Дизайнеры
Сообщений: 9
Регистрация: 25.7.2009
Пользователь №: 88



...а за окном трактира дождь. Он шел уже четвертый день. Небеса заволокло темно-синим, словно кто-то наверху заснул с трубкой в руках и табачный дым заволок небо. Где-то грохотал медными сковородками бог грозы и грома. Сон сковывал его пудовыми цепями, не давал пошевелить ни ногой, ни рукой, поднять головы. По правде сказать, он и глаз-то не мог открыть. И ещё на него без остановки, могучими волнами накатывал страх - накатывал, чтобы спустя некоторое время отступить... В эти недолгие минуты передышки в мозгу рождались странные, яркие образы. Но страх сметал их тут же. Отступал. Образы рождались вновь. Они были странным образом притягательны. В них было что-то скрыто? Вопрос? Или ответ? Быть может, ни то, ни другое. Образы звали, манили, и он начал бороться. Это было очень тяжело, но у него получалась - страх слабел, волны теряли силу, уже не заглушая прекрасных образов. Ещё немного! Последняя волна замирает, застывает, словно превращённая в глыбу льда, и... Со звоном разлетается на куски. Всё вокруг умерло и родилось в один миг...
На берегу моря пришёл в себя человек - неуклюже сел и начал откашливаться, непонимающим взором смотря на грозную стихию. Кто он? Как здесь очутился? И почему ему кажется, что он сейчас бесконечно долго спал и видел сны, столь же чудесные, сколь и прекрасные?..
"Голова-то как кружится,- подумал этот человек,- перепил вчера, что ли?"
Человек разглядел во мраке надвигающейся ночи стоящий у берега моря трактир и на негнущихся ногах побрёл на весёлый огонёк. Он уже собирался открыть дверь, когда подкравшийся сзади бог грозы и грома огрел его сковородкой по башке.
- Двойную "Присказку палача" - успел сделать заказ мужчина, пробивая головой дверь в кухню.
- Сколько их ещё выносить на берег будет, бездельников? - с тоской подумал стоявший за стойкой хозяин трактира, открывая, впрочем, нужную бутылку.
Из кухни выглянула девчонка лет семнадцати, посмотрела на прилегшего под дверью мужчину и крикнула куда-то себе за спину:
- Ох, опять! Ребята, помогите!
Как по мановению волшебной палочки, рядом с телом выросли два дюжих молодца, которые подхватили мужчину и усадили за ближайший стол. Девчонка поставила перед ним кружку с напитком и оглянулась на трактирщика:
- Ну, будем надеяться, что на сегодня он последний.
-Нгет... - с заметным акцентом заметил хозяин сего заведения, спрыгивая с бочки, которую он использовал как подставку, чтоб из-за стойки казаться выше. Рыжая заплетенная борода с проседью, хитрые, слегка раскосые глаза... Гимли всегда любил рассказать пару историй о своих героических приключениях в другой книге вместе с "восьмеркой каких-то лохов". Но сейчас было не до шуток - это был уже четвертый за этот день. -Нгет! Их есть исчо больше будэт!
Девушка грустно взглянула на коротышку-гнома.
- Но коек-то нет больше! - засмотрелась, как оказавшийся у них в трактире мужик выхлебывает содержимое кружки. - Куда нам его положить?
- Чиё-нить пгридумаём! - половицы скрипели под тяжелыми гномьими сапогами, из которых Гимли не вылезал.
- А че тут думать-то? - хором заявили два детины, что до этого молча стояли по сторонам. - К свиньям его и уложим! Гы! Правда, Господин Гим?
- Ну это же не по-людски... да и не по-гномьи как-то! - капризно стукнула ножкой девчонка.
- Всэм малчат! - рявкнул хозяин, напоминая, что он хозяин, а не кто-то еще. - Крэб! Гойл!
Два "дюжих молодца", как тут уже было замечено ранее, встрепенулись в ответ.
- Отнэсытыка иго в камнату дла знытных гастей - чугет мойо серъдцэ, шо онь важыная птыца!
Еле успевший допить содержимое своей кружки, парень был унесен (в охапку) дКрэбом, да Гойлом.
- Тык, Алиса! - девчушка уже собралась было идти вслед за ними, но Гимли окликнул ее. - Алиса, а теба йа папращу остатъца!
Входная дверь заскрипела.
- Варабайба, - улыбнулась Алиса, - и как тебе удается остаться сухим под таким ливнем?
- Ну, какой бы я был бог, если бы не мог такой малости? - ответил вошедший, усаживаясь у стойки и укладывая на нее медную сковородку.
- Слухай, Бара, - опасливо глянув на сковородку, сказал (более-менее) связно, ибо боялся этого бога Фрайского Царства, как... а чего гномы боятся? Ничего! Вот как ничего он его и боялся.
- Да? - блаженно промурлыкал Варабайба, обнимая стеклянную бутыль с мутной жидкостью.
Ты чего прыперся-то? Последныго нэ было ишо!
- А его и не будет! - Варабайба веселился от души. - Эльфы лавочку прикрыли! Опасное вышло дело, как я и говорил... Вы хоть знаете, кто был этот последний? - неожиданно посерьезнел он.
Алиса испуганно поежилась:
- Ты хочешь сказать, что и у нас будут неприятности?
Гимли задумчиво теребил бороду.
- Нэ знаю, будут ли нэприатн'сти у нас, а вот у него...
- У него они уже начались. - Варабайба отхлебнул еще и вновь хихикнул, - представляете, просыпается человек, не помнит, ни где он, ни откуда, ни как зовут... А рядом - Крэб и Гойл...
- Да-а уж, - протянула Алиса. - А еще опохмелиться-то толком не успел...
Она вздохнула. Все замолчали. Задумались о том, наверное, как тяжело человеку получить сковородкой по и так (со вчерашнего) больной голове. А, может, о чем-то другом.
Только Бара улыбался во все свои двадцать семь зубов и звучно глотал жидкость из горла принесенной с собой бутылки. Хотя на входе и было написано, что "приносить и распивать принесенные с собой напитки" строжайше запрещено - Варабайбе здесь никто не был указ.
На пузыре, как по своей привычке и национальности привык называть свою бутыль Барабайба на незнакомом прочим сидящим здесь (а их было немного - Алиса да Гимли) языке было написано "Горiлка".
Никто так и не осмелился спросить, что это значит. Бара снова приложился губами к бутылке - щеки его окончательно порозовели.
Наконец Гимли подал голос.
-Слущай, а этат прищиблэнный... он хто?
- А я почём знаю? - широко улыбнулся Барабайба. - Вижу, идёт какой-то весельчак с моря, ахинею себе под нос всякую бормочет. Никак в трактир собирается. А дождик нынче на славу выдался - брательник Лабудульба расстарался - я ему, думаю, дай помогу, чтоб ему, значится, не моклось очень шибко...
- Знатно помог! - подтвердила Алиса.
- Слушай, Гармаг, дарагой, а чейто эта мил чэлавэк папрасил, кагда мымо пролитал? - обратился Гимли к трактирщику.
- Гм, "Присказку палача", - не думая, ответил здоровенный орк, забавно смотревшийся в белоснежном фартуке, - её как раз осталась последняя бутылка.
- "Присказку палача", да побыстрее! - раздалось со стороны входа. В трактир наведался сам Сивый Буравчик, глава местных банд-формирований, боровшихся с имперскими амбициями Фрайского царства.
- Сию минуту... - пробормотал Гармаг, потянувшись за бутылкой.
- И мне!!! - гаркнул новый посетитель - Питар, которого в округе прозвали Странным (ну, хотя бы потому, что никто не знал, откуда он вообще такой появился).
- И что ж вас так сегодня на неё тянет? - пробормотал под нос Гармаг, а потом громко, на всю залу объявил: "Присказки палача" осталась последняя бутылка!
Сивый Буравчик со Странным Питаром обменялись многозначительными взглядами.
- Зажгу! - констатировал факт слегка осоловевший Бара, потянувшись за сковородкой...
Снова скрипнула дверь. Между косяком и дверью робко просунулось лицо странно тёмного цвета.
- Дриззт! Захады, дарагой гостэм будэш! - гном первым заметил вновь прибывшего.
- Гимли, твою мать, я из другой сказки! Не приписывай меня к сюжету! - тёмный ёльф поспешил убраться, поняв, что попал не туда.
- Да брось! Проходи, садись, будь как дома! - пытаясь показать гостеприимство, встрял в разговор Странный Питар.
- Чего? Шо ты сказал? Я с Питарами вообще не разговариваю! - прокричал напоследок Дрист и хлопнул дверью, чуть не прищемив свой тёмноэльфийский нос.
Аудитория озадаченно посмотрела на Странного.
- Питар, так ты из ЭТИХ?!
Питар как-то странно посмотрел себе под ноги, потом, видимо, не найдя там ничего интересного, перевел глаза к потолку. Сивый Буравчик на всякий случай отодвинулся подальше - кто его знает, этого Странного, сейчас как скажет, что из ЭТИХ, и доказывай потом, что ты не с ним пришел... От необходимости отвечать Питара спас грохот, донесшийся из гостевой комнаты. Крэб и Гойл буквально выкатились на середину зала, а на лестнице, ведущей в верхние покои, появился последний вышедший из моря.
- Я просил выпивку, а не мальчиков по вызову! - взревел он.
Крэб и Гойл торопливо полезли под столы. Гармаг, невозмутимо протирая стаканы, буркнул:
- Что-то я не припомню, чтобы мне заплатили за последнюю выпитую вами кружку, сэр.
Лицо мужчины побагровело:
- Не смейте напоминать мне о деньгах! Их нет и не будет!
- Ой, да это же Дыртанан! - вырвалось у Алисы. - Сейчас он скажет, что готов убить всякого, кто поспорит с тем, что Лувр можно купить за пять экю...
- К вашему сведенью, мадмуазель, меня зовут не Дыртанан, а Д'Артаньян! И скажу я совсем другое! - он спустился еще на одну ступеньку. - И скажу я, что мне нужна "Присказка Палача"!
- Я повторяю, - пробурчал трактирщик. - Что "Присказки палача" осталась одна бутылка!
- Две цены! - завопил Буравчик. Глаза его налились кровью, как у его старого знакомого Вернона.
- Три! - ответил Дытанан (но по его словам же Д'Артаньян).
- Четыре! - Сивый вскочил со стула, что был рядом с барной стойкой.
- Пять! – не замедлил с ответом его оппонент.
Они стояли буравили друг друга взглядом. Буравчику это удавалось особенно хорошо. Бара лишь ухмылялся, глядя на них и попивая свою "Горiлку".
- Пять! - победоносно повторил гордый персонаж нашей истории, еще недавно пришибленный волной, угаром и сковородкой.
- У тебя же нет денег... - шепотом сообщил сей прискорбный факт гасконцу кто-то из присутствующих, но он сделал вид, что не услышал.
- Дык возымытэ водки! Одын хрэн!
- Два х... - начал было Буравчик, но на его голову тут же обрушилась чья-то сковородка (мы-то знаем чья, но не будем указывать пальцами). И тут же носитель сего орудия произнес:
- Задолбали... Нет, определенно, реклама плохо влияет на психику... Дайте нам все, что есть, - все замерли в ожидании - кто ж за это будет платить? - Вон, гасконец за все платит!
У того аж челюсть по полу поскакала. Сивый же, потирая ушибленное темечко, мстительно на него посмотрел.
Подобрав наконец челюсть с пола, д'Артаньян выхватил шпагу и воскликнул:
- Кто вы, сударь, что позволяете себе так оскорблять меня?!
Варабайба задумчиво покрутил в руках сковородку и невозмутимо ответил:
- Местный бог грозы и грома... А что, есть претензии?
Д'Артаньян посмотрел на свою шпагу так, как будто в первый раз ее увидел, подумал немного и убрал ее куда подальше.
- Вара... как?
- Ва-ра-бай-ба. Но для близких друзей можно Бара. Да и тебе, пожалуй, можно. Ты лучше расскажи, зачем в море полез? Погодка-то четвертый день не для купания.
Остальные заинтересованно придвинулись, и даже обиженный Сивый решил, что страшный план мести за ушибленную голову он составит попозже. Гармаг вытащил Крэба и Гойла из-под стола и отправил посмотреть, что же делают наверху еще трое потерпевших, а сам задвинул засов на двери трактира.
- Да вот так сразу и не вспомнишь... – с ходу огорчил всех слушающих наречённый Дыртананом. - С памятью у меня что-то в последнее время. Вроде как и помню, что жил в своей Гаскони, не тужил, а вот как меня в ваши края занесло - ну хоть убей. Припоминаю, что мы с мужиками каждый Новый Год в баню ходим - ну, традиция у нас такая...
- У вас шейто, банка прамо у морю стоит, э? - поинтересовался Гимли.
- Гм... А что, грамотное архитектурное решение в рамках функционального конструктивизма! - вмешался Странный Питар, - пришли, рыбки наловили, засушили и в баньку, с мужиками париться, - за последнюю фразу Питар был награждён всей публикой выразительными взглядами, и почёл за лучшее замолчать.
- Рыбки, говоришь, наловили? - задумчиво переспросил Дыртанан. - Да, точно, ловили мы кого-то, только не рыбку. Точнее, нет, рыбку - да крупную такую...
- Криминального авторитета? - поинтересовалась Алиса.
- Я выйду, пожалуй, покурю, - неожиданно решил Сивый Буравчик.
- Не криминального, но бесспорно авторитета, - пришёл к выводу Дыртанан, - и ещё какого - пол-Гаскони перед ним на цырлах ходило! Только дело не в этом - было у этого авторитета (Анидаг его звали) одно интереснейшее свойство характера...
- Чёрный воооорон!!! А Чёёёрный вооорон!!! - донеслось неожиданно из спален, после чего аккурат на центр залы приземлилось чьё-то тело - из-за одетого на голове оного ночного горшка народ не сразу понял, Крэб это был или Гойл.
- Кого ж вы там держите? - Бара привычным движением снова извлёк из широких штанин сковородку...
-Это шоб не утикли хлопци.!
Сверху раздался чей-то крик, прерванный собачьем лаем. Крэб, перескочив через перильца второго этажа прыгнул на шляпу Дыртаньяна, приняв её за седло. Гойл же медленно спустился и промямлил:
- Чоррт! Они из клана ЭТИХ! Да притом из главных. Они знакомы с особым стилем зоомазосадофилии! Сам видел. Наверху хлопнула дверь и в зале показались три лица. Без туловищ.
Варабайба крякнул и поскорее засунул бутыль ( полную!!! Жидкости не убавилось, хотя пил он долго…) куда-то за пазуху. Сковородка выпала из его рук и с мелодичным звук громыхнуло его же по ноге.
-!&$%!!! Драная – прокричал он колдунство… запахло тухлым болотом.
Эй, ребята, а че-это у вас так тухлым болотом пахнет? - трое санпедмединспекторов показались на входе.
- Гимли, лицензию отберем и пивнушку твою прикроем!- сказал главный из них (то, что он был главным всем сразу стало понятно по двуручному вантусу в его руках)
- Дойчланд гномирен нихт капитулирен! Нэ дават моя твоя лицензия!
- Оп-па, да у вас тут еще и зоомазосадофилия процветает... - загадисто произнес один из санпедмедов.
- Правда? Где? - оживился Питар и стал заинтересованно оглядываться по сторонам.
Вдруг в помещении вспыхнул яркий свет. Сработало колдунство Варабайбы. В самом центре беспорядка начал материализоваться силуэт Драной. Три лица приостановили использование своего секретного стиля на Дыртаньяне (воспользовались, гады, его всременной беспомощностью) и смущенно переглянулись.
На пол упала обнажённая, рыжая, с кое-где выдранными волосами, девушка. одноногая и беззубая.
-Варабайба, ты чё? это и есть твоя бывшая??? та, про которую ты рассказывал, как...
удар скалкой, (ну или жезлом деревянным по-русски) ( запасное оружие божка) свалил его на пол, на радость тем трём СЕКСтантам.
- ну было дело- промямлил божок... а чем заниматься, когда кругом на небе сыро, холодно и баб нет... и эта за щастье.
Дыртаньян, полуобнажённый, увлечённо болтал с здоровым санитаром, только что сделавшим ему укол от ВСЕГО.
-Дэ щчто тут происходит? КУТЫНГЕССКИЙ ДЖАЛАБ!!! - крикнул Гимли, и девушка исчезла.
- Не поминай Кутынгеского Джалаба всуе! - погрозил Бара пальцем Гимли, после чего бесцеремонно выдрал у гнома из бороду изрядный клок волос. - Трах-тибидох-тибидох!
Драная, что-то несвязно бормочущая, не успев опомниться, уже сидела одетая в что-то более или менее потребное, с последней бутылкой "Присказки палача" в руках.
- Предлагаю провести несанкционированный консорциум по консолидации концепций в условиях сложившейся острой конфронтации с адептами зоомазосадофилии! - предложил повеселевший Дыртанан. Странный Питар при этих словах боязно вжал голову в плечи, отчего стал весьма похож на три тела, которые, как только сейчас все увидели, что-то вытворяли в углу с субъектом, по ряду признаков напоминавшим сабытого всеми Дриззта.
- Э, ни трогай элфика, гадины такая, паст парву! - Гимли попытался зарубить одну из тварей секирой, но был остановлен одним из санитаров.
- Но-но-но, молодой человек! Я не позволю вам причинить вред одному из последних экземпляров Gomini Humus Nongolovus Ablativus. Бедняжки пять дней назад сбежали из нашего зоосада.
- Вы хотели сказать, зоомазосада? - интеллигентно поинтересовалась Алиса.
- Не важно, -отрезал санитар, - как бы там ни было, я их забираю.
- Нет, не делайте этого, - послышался сдавленный голос Дриззта, - они теперь мои друзья! Я пройду с ними от океана до океана, занимаясь усиленной рефлексией и массовым геноцидом орков (Гармаг нахмурился), и найду мега меч +4 силе и +1 к ловкости!
- Ребята, грузите их... ВСЕХ! - отдал распоряжение санитар.
- Ну и что? Будем бредить дальше или попробуем перейти к какому-нибудь более осознанному сюжету? - спросила Драная, потягивая "присказку" через соломинку.
- Да, рэбят, нэ па сюджету палучаитца! - Гимли со слезами на глазах трогал поредевшую бороду.
- Камера, стоп! Не верю! НЕ ВЕРЮ! Сначала! - бесновался Станиславский.
- Ширма, ё........!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 17.10.2017, 3:14
Rambler's Top100