Переводика: Форум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Церковь Святой Троицы, Русские люди в Канаде
Игорь Львович
сообщение 15.11.2009, 22:23
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



В октябре этого года приход церкви Святой Троицы отметил свое 60-летие, это самый большой православный приход на Американском континенте. В ознаменование 60-летия и для того чтобы Вы побольше узнали о русских людях, живущих в Канаде, я и выкладываю эти тексты.
ЧАСТЬ I

Русская Православная Зарубежная Церковь
Святой Троицы в городе Торонто (Канада)

В.П.Маликов

Краткий исторический очерк



Всем поборникам Русского Православия,
усопшим и здравствующим,
ранее потрудившимся
и ныне трудящимся
на ниве Господней для блага прихода и
Храма Святой Троицы в г. Торонто,
этот очерк посвящается.
Автор


P.S.
Данный труд – безвозмездный дар автора приходу
к 50-летнему юбилею.

Этот прекрасный, нужный и интересный очерк о жизни одного из
многочисленных приходов РПЗЦ да будет всем читателям свидетельством о том, как развивается приходская жизнь, которая является основой нашего Православного Церковного сознания.
Да благословит Господь этот труд и его автора, Василия Петровича Маликова.
С любовью о Господе
Епископ Михаил (Торонтский)

Автор: Маликов, Василий Петрович.



--------------------------------------------------------------------------------

С момента основания прихода и открытия Храма Св.Троицы в Торонто – первый казначей и член Церковного совета. Позже на протяжении 50-ти лет трижды выбирался в члены Церковного совета. Многолетний учитель русского языка Церковноприходской школы. Директор этой школы в 1968-70гг. Автор учебников русского языка для Церковноприходских школ Русского Зарубежья. Ныне на пенсии.
Сокращенные обозначения
1. ООН - Организация Объединенных Наций
2. UNRA - United Nations Refugees Association
Международная организация по делам беженцев
3. DP Camps - Displaced Persons Camps
Лагеря для перемещенных лиц
4. РПЗЦ - Русская Православная Зарубежная Церковь


Прежде чем начать настоящий очерк, необходимо обратиться в событиям, предшествовавшим приезду в Канаду второй волны русской эмиграции.
Кто мы? Как выжили и почему сюда приехали?
Май 1945г. фашистская Германия потерпела поражение. Союзники: США, Англия, Франция и СССР оккупировали ее территорию и разделили на четыре оккупационные зоны.
Оккупационные власти знали, что во время войны из оккупированных немецкими войсками стран были угнаны миллионы людей на каторжные работы в Германию.
После войны в газетах писали, что из Советского Союза было угнано более пяти миллионов человек: среди них были полуживые, измученные военнопленные, затем так называемые ostarbeiters (восточные рабочие) и бывшие советские политзаключенные, которые, боясь репрессий, уходили со своими семьями на запад перед отступлением немецких войск с оккупированной территории.
С помощью оккупационных войск союзников иностранцы были собраны в лагеря, основанные, главным образом, по принципу их государственной принадлежности. Летом 1945 года началась репатриация на Родину. Прежде всего отправляли военнопленных, а затем и остальных - гражданских лиц.
Репатриация продолжалась более года, к концу 1946 года, в основном, была закончена, однако стало известно, что на территории трех западных оккупационных зон Германии осталось около двух миллионов выходцев из СССР и других стран Восточной Европы, объявивших себя беженцами и категорически отказывавшихся от возвращения на Родину.
Тогда при ООН была создана международная организация UNRA, которая и занялась рассмотрением беженского вопроса и защитой отказников-невозвращенцев.
Советское правительство ударило в набат.
Главный палач Сталина, Генеральный Прокурор Вышинский, известный ещё в довоенные годы по процессам над «врагами народа» и представитель СССР в ООН, Громыко, обвинили своих трёх западных союзников в невыполнении Ялтинского соглашения (февраль 1945г.) по репатриации и в насильственном содержании в лагерях своих оккупационных зон граждан Советского Союза.
В результате при главной ставке оккупационных войск была создана специальная комиссия из военных представителей СССР, США, Англии и Франции. Эта комиссия имела право на беспрепятственное посещение всех лагерей беженцев в Западной Германии, а советским представителям была предоставлена возможность свободной агитации беженцев на предмет их возвращения на Родину.
Вскоре во все беженские лагеря, теперь уже полностью переданные в ведение UNRA и называвшиеся Displaced Persons Camps (Лагеря для перемещённых лиц), начали приезжать Советские офицеры (на самом деле сотрудники КГБ) в сопровождении своих коллег, англичан, американцев и французов.
Советские агитаторы произносили довольно длинные патриотические речи, обещали беженцам чуть ли не «золотые горы», но всегда уезжали без «добычи», к которой так усердно готовились. Месяца через два стало известно, что советская акция провалилась: на Родину согласились возвратиться лишь немногие беженцы.
Тогда Вышинский придумал новый трюк. Приехав лично в Нью Йорк на очередное заседание ООН, он с высокой международной трибуны обвинил своих западных союзников в том, что в лагерях для перемещенных лиц в Западной Германии они скрывают врагов советского народа: изменников, предателей, уголовников,- и отказываются от выдачи их Советскому Союзу.
После речи Вышинского военная комиссия при ставке оккупационных войск в Германии была вновь задействована, но теперь уже с правом тщательного опроса и проверки всех лиц, находившихся в лагерях для перемещенных лиц.
Поступило распоряжение на проверку (screening). Это английское слово узнали все от мала до велика, ибо с него началось хождение по мукам. Для людей русской национальности наступила пора мытарств и отчаяния, ибо сам родной язык при опросе мог дать повод к насильственной репатриации.
Единственное средство, к которому можно было прибегнуть – это непоколебимая вера в Господа Бога, в Его милость и спасение невинных, страждущих людей.
И вся лагерная Русь начала молиться денно и нощно. Православные лагерные церкви не закрывались ни днем ни ночью.
Епископы и священники ни на минуту не оставляли свою паству, ночевали вместе с ними в бараках.
В Британской зоне оккупации беженцев защищали и спасали от насильственной репатриации:
Епископ Нафанаил (ныне покойный) Западноевропейский, а затем Венский и Австрийский и архимандрит Виталий, ныне Первоиерарх РПЗЦ; в 2х других зонах то же самое делали члены Синода Зарубежной Церкви. Блаженнейший Митрополит Анастасий, глава РПЦЗ, находившийся в то время в Мюнхене, обратился с воззванием к правительствам США, Англии и Франции и ко всем свободолюбивым странам мира прекратить истязание невинных беженцев и расселить их по тем странам, которые согласятся их принять.
Его воззвание дало положительные результаты. В США жена покойного президента Элеонора Рузвельт выступила в ООН, а затем в Американском конгрессе в защиту беженцев. В Англии (благодаря содействию влиятельной королевской семьи) члены английского парламента поддержали г-жу Рузвельт. Проверка была прекращена – люди вздохнули свободнее.
В ООН, после долгих дискуссий и оппозиции со стороны Советской делегации, наконец, приняли постановление о переселении беженцев из Германии в другие страны.
Блаженнейший Митрополит Анастасий в своём послании к выдающимся деятелям Русского Зарубежья просил оказать воздействие на правительства стран, в которых они жили, о принятии закона на въезд беженцев в их страны.
В Западной Европе на просьбу первоиерарха РПЗЦ откликнулись члены Русской Императорской семьи, в Америке – русская общественность под началом князя Белосельского-Белозерского, а также Толстовский фонд под руководством дочери Л.Н.Толстого графини Александры Львовны Толстой, квакерские и другие религиозные организации. Немалое влияние оказывала свои правительства Российская общественность в странах Южной Америки.
Вскоре соответствующие законы были приняты, и беженцы, с чувством величайшей радости, принялись ожидать разрешений на переселение.
Первой страной, решившей принять беженцев, стала Бельгия. Она согласилась взять несколько тысяч беженцев на работы в угольных шахтах. За ней последовала Англия, затем страны Южной Америки: Бразилия, Парагвай, Уругвай, Чили, Аргентина, и, наконец, Канада, Австралия, а за ними и США.
В 1947 году начался массовый исход за океан обездоленных, страждущих, нищенствующих беженцев, не имевших не только денег, но, зачастую, и запасной пары белья.
В Канаду первые транспорты с беженцами пошли во второй половине 1947 года.
Сначала принимали только молодежь: холостых мужчин и незамужних девушек и женщин.
Перед отъездом в Канаду проходили медицинскую и политическую проверку, затем подписывали контракт (обычно на один год) для работы в обусловленном правительством Канады месте, а по истечении контракта можно было поселиться и самим искать работу в любой части Канады.
Прибыв в Канаду, мужчины направлялись на работы в шахты, на железные и шоссейные дороги, на лесоразработки, а женщины – работницами в больницы, дома престарелых, в дома богатых канадцев. Позже, в начале 50х годов, Канада начала принимать и семейных беженцев.
Отработав положенный срок по контракту, молодёжь съезжалась в большие города Канады. В Торонто приехали несколько десятков молодых людей. Прежде всего друзьям и знакомым нужно было искать друг друга, незнакомым знакомиться, найти место, где можно было собраться, поговорить, посоветоваться и узнать, где устроиться на работу. Русских общественных организаций здесь не было. Правда, была Федерация русских канадцев – прокоммунистическая организация, одурманенная советской пропагандой. Члены этой организации с презрением относились к новоприбывшим беженцам, называя их фашистами и врагами народа. Ясно, что к такой организации новые эмигранты примкнуть не могли.
Но нет худа без добра.
Через некоторое время нашли единственную в Торонто Православную Церковь Американской Митрополии. Воспитанные в духе Отечественного Православия и вскормленные духовной пищей Зарубежной Церковью в лагерях Германии, новые эмигранты были рады тому, что нашли временный духовный приют; приходили на Богослужения, старались быть ближе к Церкви.
Но здесь, находясь в чужой стране, нельзя было найти полного духовного удовлетворения, поэтому всё чаще велись разговоры о возможности основания в Торонто прихода РПЗЦ.
Весной 1949 года организовалась инициативная группа из семи человек, ставившая своей целью в ближайшее время открыть Храм Православной Зарубежной Церкви.
Состав инициативной группы был следующим:
1. Соловьёв Геннадий Васильевич (Председатель)
2. Благовещенский Николай Павлович
3. Безуглый Григорий Павлович
4. Гринько Иван Захарович
5. Кодлубович Владимир Александрович
6. Панасейко Григорий Нестерович (позже инок Ермоген)
7. Таран Василий Трофимович.
Все члены инициативной группы, за исключением В.Т.Тарана (он был из Белой эмиграции и жил здесь с конца 20х годов), были новыми эмигрантами, некоторые даже не имели постоянного адреса, поэтому, обыкновенно, для бесед собирались у Василия Трофимовича. Между прочим, у него, имевшего свой дом и жившего в районе Danforth & Pape, сохранился иконостас с иконами из Православной Церкви, бывшей в жилом арендованом доме в районе Spadina & Wellington и закрывшейся в 30х годах по финансовым причинам.
Инициативная группа послала запрос Митрополиту Анастасию в Мюнхен с просьбой о содействии в открытии прихода РПЗЦ в г.Торонто. Через несколько недель получили ответ с разъяснением обратиться к Владыке Иосафу, Архиепископу Эдмонтонскому и Канадскому, представителю Синода в Канаде. В письме был приложен его адрес. Обратились к нему. Владыка Иосаф сообщил в своём письме, что он благословляет начинание инициативной группы, к сожалению, из-за недостатка средств, пока посетить Торонто не может, но просит Епископа Чикагского Серафима и Епископа Вашингтонского Никона, время от времени, посещать инициативную группу, вплоть до открытия Церкви.
Всё лето 1949 г. эти Епископы, по очереди, приезжали в Торонто, останавливались в доме В.Т.Тарана, где и служили в гостиной, временно отведённой под Церковь. Осенью 1949г. Инициативная группа приняла конкретное решение: найти и взять помещение в аренду и открыть Православную Зарубежную Церковь Святой Троицы. Как раз в это время группа пополнилась тремя новыми членами. В инициативную группу вошли:
1. Григорьев Владимир Иванович
2. Кононов Сергей Васильевич
3. Маликов Василий Петрович.
Теперь группа, состоявшая уже из десяти членов, стала искать священника.
К счастью, в то время только что приехал из Бельгии со всей своей семьёй о.Матвей Андрущенко, служивший в Бельгии в одном из приходов РПЗЦ. Инициативная группа связалась с о.Матвеем. После знакомства было несколько встреч и собеседований. Переговоры велись долго и не совсем успешно (конкуренция со стороны Украинской церкви), и только тогда, когда в переговоры вступил Владыка Иосаф, от о.Матвея был получен положительный ответ. Затем, 2го ноября 1949 года, Архиепископ Иосаф Эдмонтонский и Канадский назначил о.Матвея настоятелем прихода и Церкви во имя Святой Троицы в г.Торонто.
Вскоре было взято в аренду помещение на втором этаже (над прачечной) по адресу 282 Parliament Street. Новый приход, состоявший из десяти человек, собрался в этом помещении, установили иконостас и иконы из домашней церкви В.Т.Тарана, выбрали старостой Соловьёва Г.В., казначеем Маликова В.П., секретарём Благовещенского Н.П.; остальные семь человек были членами Церковного Совета.
В одно из ближайших воскресений была отслужена первая Божественная Литургия.
Регентом церковного хора и псаломщиком была матушка о.Матвея Анастасия Алексеевна, хористами – Безуглый Г.П., Кодлубович В.А., Кононов С.В., а когда некому было петь, в хор привлекали от свечного стола и казначея.
После нескольких Богослужений Церковный Совет убедился, что помещение не годится для Церкви. Вход на второй этаж, в Церковь, был с задней части здания (с огорода), в Храм нужно было подниматься по высокой железной лестнице. С парадной стороны (с улицы) в Церковь можно было войти через люк, сделанный в полу на случай пожара.
Люк открывался только в особых случаях, например, при венчании. Кстати, первыми венчались в этой Церкви староста Соловьев Геннадий Васильевич с невестой Еленой Дмитриевной, а за ними секретарь Благовещенский Николай Павлович с Марией Николаевной.
Финансовое положение прихода было настолько трудным, что у некоторых членов небольшого прихода дело доходило до ропота и даже отчаяния. В то время люди, имевшие работу, получали 50-60 центов в час, приблизительно 25 долларов в неделю. За аренду церковного помещения платили 150 долларов в месяц, а тарелочный сбор, свечные и членские взносы составляли 70-80 долларов в месяц. Остальные 70-80 долларов члены Церковного Совета (все 10 человек) должны были доплачивать из своих собственных средств, а у большинства уже были семьи и их надо было содержать.
Отец Матвей служил бесплатно, иногда подходил к свечному ящику, осведомлялся у казначея о доходе.
Однажды с довольно угрюмым видом сказал:”Г-н казначей, смотрите, деньги – это огонь.” Содержала о.Матвея его матушка, она работала швеёй в одной из швейных мастерских.
Приход усердно молился Господу Богу, просил Господа вразумить это крошечное стадо Господне, ниспослать мудрость, дабы выйти из трудного финансового положения.
Было решено оставить это помещение и найти такое, которое смогли бы оплачивать без ущерба для своих семей.
И, действительно, с Божией помощью, нашли и взяли в аренду зал в Церкви всех наций (Queen & Spadina), которым могли пользоваться только по субботам вечером и воскресеньям утром, за 50 долларов в месяц. При первой возможности сняли иконы, иконостас привели в походное положение, чтобы ставить его в субботу ранним вечером для Вечерней службы, и снимать в воскресенье после Литургии.
Таков был договор с хозяевами. Переехали в это помещение ранней весной 1950 года.
Члены Церковного Совета Григорьев В.И. и Семерин Н.М. взяли на себя ответственную работу по установке и снятию иконостаса.
Приход начал пополняться новыми людьми, приехавшими из Германии и втупавшими в члены прихода. С увеличением прихода поправилось и финансовое положение.
Вот имена тех людей, с которых, фактически, и началось увеличение этой новой церковной семьи.
Артюховы Яков Фёдорович и Елизавета Александровна со своей большой семьёй, состоявшей преимущественно из лиц женского пола, Юзенчук В.А. с семьёй, Асмус Е.А. с дочерью, супруги Ювенские с дочерью, сестры Никольские Римма и Оля, О.Ф.Печникова с сестрой, семья Вендели, Макеевы, Козины, Семерины и другие.
Отцу Матвею была назначена небольшая заработная плата. С помощью о.Матвея был приглашен регентом хора бывший солист Киевской оперы Дометий Иосифович Березнец, согласившийся управлять хором за небольшое вознаграждение. Его супруга, тоже оперная певица, пела в хоре бесплатно.
К сожалению, самый первый староста Г.В.Соловьёв, переселившись с семьёй в район Ниагары, попросил освободить его от обязанностей старосты.
Новым старостой был избран Д.И.Вендели.
Из беженских лагерей Австрии и Германии прибывало все больше и больше семейных людей, узнав о приходе РПЗЦ они с радостью вступали в члены.
В 1951 году приход уже насчитывал около пятидесяти семейств.
В 1952 году из Англии приехал в Торонто с семьёй своей дочери, Л.С.Наумовой, отец Сергий Щукин – человек глубокого ума, высокой русской культуры и удивительного диапазона.
Инженер-химик по профессии, он ранее (до отъезда в Англию) был священником с беженском лагере Фишбек (Германия). Здесь, в Торонто, он был с радостью встречен своими лагерниками-прихожанами, приехавшими сюда раньше него.
Бессребреник, человек большой эрудиции, обаяния и душевной расположенности ко всем, он сразу включился в Церковно-общественное дело.
Став вторым священником, он прежде всего организовал Свято-Владимирский кружок, в который записалось более двадцати человек молодёжи. О.Сергий часто читал лекции на духовные темы, вел беседы по изучению истории Церкви, Жития Святых, толкованию Нового Завета, писал статьи в зарубежные газеты и журналы.
В этом же году он основал Церковноприходскую школу для детей. Занятия велись по субботам здесь же, в подвальном помещении Церкви всех наций. С открытием школы стал увеличиваться приход. Русские Православные люди, услышав об о. Сергии, приводили к нему в школу своих детей и вступали в члены прихода.
К концу 1952 года приход насчитывал около 70 семейств. Церковный совет, под началом старосты Д.И.Вендели, начал думать о приобретении своего собственного церковного помещения.
Приступили к сбору средств через добровольные пожертвования прихожан. В кратчайший срок была собрана такая сумма денег, с которой можно было начинать покупку или постройку собственного Храма.
Общее собрание прихожан постановило купить участок земли и строить своими силами Церковь. Вскоре был куплен участок на месте снесенного жилого дома по адресу 459 Duchess, теперь Richmond Street.
План здания барачного типа был представлен архитектором Н.И.Павловским бесплатно.
Началось строительство Храма. На стройке прихожане работали бесплатно.
По поручению Церковного Совета строительными работами руководил С.В. Кононов, а его помощником был В.И.Григорьев.
Покупали только строительный материал, все остальное прихожане делали собственными руками.
Подавляющее большинство тружеников работали как на постройке Храма на Dutchess Street, так и позже на реконструкции Храма на Henry Street.
О.Матвей от зари до зари был на стройке, исполнял те же работы, что и его прихожане. В его руках можно было видеть лопату, пилу, топор и молоток. Котлован под фундамент копали вручную, потом свои каменщики возводили стены из блоков, плотники и столяры трудились над работами по дереву.
С.В.Кононов и В.И.Григорьев вдвоём покрыли крышу. Храм был построен быстро, в течение нескольких месяцев. По окончании внутренних работ в Храме был установлен тот же самый складной иконостас.
Заалтарную часть Храма расписывали художники (отец с сыном) Пётр Петрович и Игорь Петрович Сухачёвы.
В 1953г. Храм был освящён Архиепископом Григорием Монреальским и Канадским.
Началась, казалось бы, нормальная приходская жизнь, но вскоре после освящения храма скончался староста Д.И.Вендели. Отпевали его Архиепископ Григорий и о.Матвей в этом Храме, которые он только что построил вместе со своими прихожанами.
Старостой (третьим по счету) был избран один из деятельных членов прихода Аким Акимович Пащенко. В Храме на Dutchess St. приход находился 13 лет; за это время количество членов прихода возросло до 100 семейств, финансовое положение стало более устойчивым, в банке даже имелся небольшой запас. В четвертый раз встал вопрос о старосте Церкви. Аким Акимович Пащенко, переехав на постоянное жительство в г.Barrie, освободился от должности старосты. После А.А.Пащенко некоторое время старостой был Е.А.Ювенский, но ввиду занятости в приходской школе, просил освободить его от этой обязанности.
В 1961г. на должность старосты был избран Д.В.Раевский, а его помощником Н.С.Слинько.
С увеличением прихода возникли предложения о приобретении более просторного и удобного помещения, ибо этот наскоро построенный Храм не имел ни подвала, ни какой-либо другой постройки, в которой можно было бы работать сестричеству, как это обычно делалось в других Храмах.
Большую проблему представляла и Церковноприходская школа, ибо школе приходилось ютиться в подвальных помещениях Англиканских и других церквей.
С увеличением числа учащихся стало труднее с арендой комнат для классов; школа часто переезжала из одного подвального помещения в другое. Хотя директор школы, о.Сергий Щукин, хорошо владевший английским языком и пользовавшийся известностью в церковных кругах Торонто, всегда вовремя находил место для школы, такая кочующая школа не устраивала ни родителей, ни приход.
По инициативе Церковноприходского Совета было созвано экстренное приходское собрание с участием Архиепископа Виталия (бывшего Эдмонтонского), назначенного в мае 1957 года Синодом РПЦЗ в объединённую Монреальскую и Канадскую епархию.
При поддержке и рекомендации Владыки Виталия постановили объявить сбор пожертвований для приобретения более подходящего Храма, где можно было бы в подсобных помещениях разместить школу для детей, иметь зал и кухню для сестричества, кроме этого на том же собрании была выбрана комиссия, которой было поручено подыскать и купить новый Храм.
В комиссию вошли: о.Георгий Скринников, Косачёва Н.Г., Раевский Д.В. (староста), Сухачёв И.П., Тыррас С.П., Гришманов Игорь.
К началу 1966г. была собрана необходимая для задатка сумма денег, и в июне того же года нашли и купили большую синагогу по адресу 23 Henry Street.
По канадскому закону купля должна быть подписана трастистами, лицами, ответственными за выплату закладной. Трастистами-поручителями были о.Матвей Андрущенко, о.Георгий Скринников, Анищенко Д.В., Косачёва Н.Г., Сухачёв И.П., Семерин Н.М., Смирнов Н.В., Слинько Н.С., Юзенчук В.В., Ювенский Е.А.
Приблизительно через месяц после подписания документов попечителями
(трастистами), купленное здание поступило в распоряжение прихода.
Теперь нужно было приступать к полной реконструкции. Ясно, что переделать бывшую синагогу в Православный Храм - нелегко. Не входя в детали, надо сказать, что это довольно длительная, трудная и кропотливая работа.
Церковный Совет решил провести реконструкцию всего здания, так же как и постройку храма на Duchess St., собственными силами.
По просьбе о.Сергия Щукина спешно начали ремонт нескольких комнат в задней части здания. Здесь должна была разместиться приходская школа. Поздней осенью 1966г. (впервые с 1952г.) школа въехала в собственное помещение.
Реконструкция Храма внутри и снаружи продолжалась около года.
Сейчас, спустя 33 года, приходится удивляться тому беспредельному энтузиазму, с каким трудились прихожане, чтобы привести свой Храм в Православный вид.
Шесть дней в неделю, после основной работы, приходили в храм по 25-30 человек; здесь им давали ужин сёстры под руководством Н.И.Орешкевич и после ужина работали допоздна.
С чувством неизъяснимой признательности и вечной благодарности вспоминаем мы прихожан, теперь уже почти всех (за исключением совсем немногих) ушедших от нас в лучший мир, которые, трудясь безвозмездно для Бога и людей, дали возможость нынешнему поколению молиться в этом великолепном Православном Храме.
Поздней весной 1967 года основные работы подходили к концу; снаружи, с парадной части Храма, на двух куполах, а также на большом центральном куполе, были установлены восьмиконечные Православные кресты Московского образца, изготовленные нашим прихожанином Л.И.Жилиным.
Внутри Храма, как положено в Православном храмостроении, поставили совершенно новый, добротно сделанный, великолепный иконостас. Роспись в главном куполе, в алтаре, на четырех колоннах и на стенах сделал известный в Зарубежье художник, наш прихожании, И.П.Сухачёв. Цветные стекла в больших окнах на втором этаже переделал, вставив Православные стеклянные кресты, Б.Л.Орешкевич.
Теперь Церковь, вместе с притвором, выгладела так, что даже придирчивые люди не могли сказать, что этот Храм, год тому назад, был неправославным.
Летом 1967 года Храм был готов к Богослужениям. За один день перевезли всю церковную утварь с Duchess Street, и, после малого освящения, начались регулярные Богослужения.
Оставленый храм (Duchess St.) был продан греческому приходу Пресвятой Богородицы, и на вырученные деньги, с добавкой других средств, удалось купить в Скарборо церковный дом для священника.
Великое освящение Храма было совершено 16го ноября 1969 года Высокопреосвященнейшим Виталием, Архиепископом Монреальским и Канадским (позднее Митрополит и Первоиерарх РПЗЦ), и тогда еще молодым, а теперь уже покойным Епископом Павлом Штудгартским (позже Архиепископ Австралийский и Новозеландский), бывшим воспитанником Владыки Виталия по лагерю Фишбек в Германии.
В последующие после Великого освящения годы приход пополнялся новыми прихожанами, и к концу 80х годов стал одним из больших и благоустроенных приходов в Канадской епархии.
В 1975 году в помощь слабеющему о.Матвею был прислан молодой священник, иерей Владимир Мальченко, который, кроме Богослужений, по просьбе Церковного Совета стал и директором Церковноприходской школы.
В 1986 году, после смерти о.Матвея, он вступил в полные обязанности приходского священника.
В середине 80-х годов приход пережил междоусобицу, закончившуюся, по милости Божией, полным примирением.
В 1984 году староста Д.В. Раевский, безвозмездно прослуживший приходу 23 года, ушел на покой, а на его место был выбран долголетний помощник старосты Н.С.Слинько.
1986 году указом Митрополита Виталия настоятелем прихода был назначен Прот.Георгий Скринников, ранее служивший здесь диаконом и священником, но через несколько месяцев он, по собственному желанию, перевелся в другой приход.
В 1996 году умер староста Н.С.Слинько, а через три месяца после его кончины умер бывший староста Д.В.Раевский.
Временно, до следующих выборов, обязанности старосты исполнял его заместитель А.В.Герасимов.
В 1997 году на общем собрании прихода старостой была избрана деятельная участница всех приходских мероприятий Александра Яковлевна Фурлани (урожденная Артюхова).
Сейчас костяк прихода, кроме совсем немногих, ещё здравствующих старожилов, составляют дети и внуки российских беженцев – эмигрантов, приехавших сюда после Второй мировой войны из лагерей Австрии и Германии, также Православных Христиан, прибывших позже из стран Западной Европы и Южной Америки.
Очень приятно и радостно видеть, что теперь Храм Св.Троицы в Торонто в воскресные и праздничные дни наполнен многими богомольцами, приехавшими сюда на постоянное жительство из России.
С Божией помощью, с течением времени эти Православные Русские люди, будем надеяться, вольются в общую приходскую семью и станут достойными приемниками Отечественного Православия в Торонто.
Растёт и крепнет приход, трудится и служит Богу и людям Православный народ. За все эти годы существования Храма из приходской семьи 13 лиц посвятили себя на служение Богу, шесть из них были рукоположены в священники.
Среди них о.Георгий Скринников, о.Никита Григорьев, о.Георгий Куртов, о.Владимир Морин, о.Борис Хендерсон, о.Михаил Любощинский.
Самой активной и деятельной в приходе благотворительной организацией является сестричество под началом старшей сестры М.Я.Слинько, вдовы покойного старосты Н.С.Слинько, уже много лет работающей на этой должности. Сестричество устраивает благотворительные базары, в воскресные дни – обеды и другие мероприятия и на вырученные деньги оказывает посильную помощь нуждающимся Православным монастырям, помогает больным, престарелым и бедным россиянам в Зарубежье и России.
По многочисленным отзывам, поступающим в приход, можно судить, что сестричество – самая лучшая благотворительная организация в Канадской епархии.
При этом кратком повествовании о наших труженицах-сестрах, вспоминаются слова нашего великого русского поэта Н.А.Некрасова, писавшего о русских женщинах так:

“В ней ясно и крепко сознанье,
Что все их спасенье в труде,
И труд ей несет воздаянье:
Семейство не бьется в нужде.”
В нашем случае “семейство” – это наша дружная Православная приходская семья, в которой они безвозмездно трудятся вот уже 50 лет.
И сказал Господь:”На камне сем построю Церковь Мою, и врата адовы не одолеют её “.
Так было, так есть и так будет.


Православные Христиане!

Будучи в Храме Св.Троицы и проходя около мемориальной доски, находящейся в правой стороне придела, не забудьте, осенив себя крестным знамением, отдать дань благодарности вашим усопшим предшественникам, которые своим безвозмездным трудом и денежными пожертвованиями дали вам возможность возносить молитвы Господу нашему Иисусу Христу в этом Храме.

Данный краткий исторический очерк не претендует на полноту.. поэтому, в заключение, я, заранее, прошу прощения у тех тружеников, чьи имена, за давностью времени, мне не удалось вспомнить и написать в этом кратком повествовании.


В.П.Маликов (автор)



Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 15.11.2009, 22:30
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



ЧАСТЬ II

«ЕСЛИ ХОТИТЕ ХОРОШО ПОМОЛИТЬСЯ, ИДИТЕ В РУССКУЮ ЦЕРКОВЬ…»


Протоиерей Владимир Мальченко с паломниками в Джорданвилле. Фото: holytrinity.ws

– Отец Владимир, вы уже более 20 лет настоятель самого большого собора в Торонто. Как изменился приход за это время?



– Изменился, конечно, и не только потому, что произошла, если можно так сказать, смена поколений. Изменилась жизнь вокруг. А в Свято-Троицком храме я уже 32 года. Сначала был вторым священником у протоиерея Матфея Андрущенко, прежнего настоятеля храма. Отец Матфей был священник старой русской традиции. И богослужение у нас всегда совершалось и сейчас, конечно же, совершается в традиционно-русском церковном стиле. Отец Матфей, будучи человеком очень музыкальным, всегда старался, чтобы было хорошее хоровое пение. И регентами в нашей церкви были люди с хорошим музыкальным образованием. Кстати, у нас все стихиры на «Господи, воззвах» поются, а так редко где бывает. Отец Матфей сам обладал прекрасным низким голосом. Он когда-то служил в Козельщанском Рождество-Богородичном женском монастыре под Полтавой. Он принял сан диакона сразу после революции. Потом большевики монастырь разорили, а его арестовали. Отец Матфей всегда говорил, что рад был тому, что его арестовали именно тогда, потому что тогда давали пять лет, а позже стали давать уже десять. Он был на дальнем русском севере на каких-то работах, потом вернулся на родину, а с Украины уехал во время Второй мировой войны.

Наш приход был организован как раз теми приехавшими в Канаду в конце 1940-х годов русскими, которые во время войны оказались в Германии и потом не захотели возвращаться в Россию, потому что знали, что их там ждут лагеря. Это были в основном люди молодые. Хотя среди прихожан были и старые эмигранты, те, кто приехал в конце 1920-х годов, люди уже пожилые. Сейчас большая часть прихода тоже молодые люди, приехавшие в Канаду после горбачевской «перестройки».

– Приехала «третья волна»?..

– Да. Торонто ведь большой иммиграционный центр, и если приезжают в Канаду, то в основном в Торонто. Наши архиереи – я говорю это без всякой гордости – при каждой встрече со мной говорят: «У вас самый большой приход за рубежом».

– А скольких человек у вас на приходе?

– У нас каждое воскресение в церкви 300 человек и 100 человек причастников. Очень много детей. В нашей приходской школе более 200 учеников. У нас старая школа, с традициями. И часто родители приводят детей к нам в школу, потому что просто хотят, чтобы дети учили русский язык, знали русские традиции, а потом сами воцерковляются и становятся прихожанами нашего храма.

– Когда приехала «третья волна» эмиграции, как принимали ваши прихожане вновь прибывших?

– Знаете, у наших прихожан очень крепкие связи с Россией. Мои две бабушки здесь жили, мои дяди и тети, мои двоюродные братья и сестры живут здесь. Я с ними переписывался, я их вижу каждый год. И так же наши прихожане. У них была живая связь с родиной. Несмотря на то, что родина принесла им очень много горя. Но все общались со своими родственниками, и родственники приезжали в Канаду. Поэтому наши прихожане в Торонто встречали новоприезжих тепло, с большим состраданием. В начале «перестройки», к примеру, было много так называемых беженцев: и болгар, и поляков, и русских. Они просили политического убежища и получали его тогда почти автоматически. Но пока они ждали оформления документов, они не имели права ни на работу, ни на государственное пособие. И наше сестричество (а при нашем храме есть сестричество) многих кормило. Мы каждое воскресение раздавали какое-то количество билетов на обед. Ощущалась большая нужда в иммиграционном совете, и вот каждое воскресение с двенадцати до трех часов в одном из помещений при церкви сидел молодой человек, который давал всем нуждающимся в этом консультации по поводу того, как получить статус в Канаде, что делать и прочее. Мы старались помочь новоприезжим, чем могли. И очень многие из них тут же вошли в сестричество, стали прихожанами. У нас преподаватели в приходской школе на 95 % – молодые люди отсюда. И секретарь церковного совета тоже из новоприезжих, и хористы наши. Конечно, не все приходы так принимали. Наверное, в маленьких приходах было по-иному.

– Синдром старшего брата из притчи?..

– Да. Нечто похожее было и тогда, когда приезжали из Советского Союза после войны. Первая эмиграция относилась к ним поначалу очень настороженно, и это понятно: сказывались большие различия в образовании, в культуре, в мировоззрении. Но это потом прошло.

– Батюшка, а как эта «третья волна» повлияла на жизнь вашего прихода?

– Большая часть новых прихожан – это довольно молодые люди, в основном в возрасте 30–40 лет, с семьями, с образованием, устроенные. Изменилась ли жизнь прихода? Очень, и в лучшую сторону. И у нас это открыто говорят теперь и на епархиальных собраниях в Нью-Йорке. Раньше, лет пятнадцать назад, можно было услышать на собраниях: «Ну, новоприезжие могут быть недостаточно воцерковленными, вы должны с ними работать, вы должны учить их, вы должны заниматься их воцерковлением…» Но сейчас на епархиальных собраниях говорят совершенно обратное: приехавшие из России принесли с собой духовность, принесли послушание, серьезность и благочестие. Ведь прожив 60 и более лет за границей, в иной культурной среде, поневоле приспосабливаешься к этой среде, к западному образу мысли, мировосприятию. Меняется и отношение к России, и отношение к русскому языку. А русский человек из России – иной. Россия есть Россия. Русский народ такой теплый народ, дружелюбный, мягкий, послушный и духовный. И приехавшие из России принесли высокую духовность и благочестие в наш приход. Сейчас есть с кем молиться во время акафиста. У нас два акафиста в неделю: в среду и в воскресение вечером. И в основном приходят новые люди. Они хотят Богу молиться. И вы знаете, они каждое воскресение исповедуются и причащаются. Нельзя сказать такого о старых прихожанах.

– Они привезли с собой новую русскую традицию, которая сложилась после «перестройки», – причащаться каждое воскресение?

– Да. И все дети в нашем приходе – это дети новоприезжих. Они подняли наши «духовные стандарты».



Интерьер Свято-Троицкого храма г. Торонто


– Они приезжали ведь еще невоцерковленными…

– Большинство приехали невоцерковленными и воцерковлялись уже в Канаде, хотя, конечно, не все. Но русских характер – специфический, он очень духовный, он очень быстро воспринимает духовность и благочестие. Если на приходе нет новоприезжих, это сразу чувствуется. Помню, один прихожанин, молодой человек, канадец, мне рассказывал, как он был в небольшом приходе в одном маленьком городке, где все прихожане – из старых эмигрантов. Так вот, он заметил, что там служба холоднее, если можно так сказать, реже крестятся, нет поясных поклонов перед иконами…

– Сухость такая…

– Да, сухость, а в нашем приходе, он говорил, он видит совершенно иное: он видит, как русский народ молится Богу всем сердцем своим. И это чувствуется, как видите, не только нами, но и посторонними. И, кстати, благодаря им наши приходы пополнились. Получилось, как уже было однажды: к тому времени, как в Америку и Канаду приехала «вторая волна» эмигрантов, после войны, многие из старых эмигрантов, тех, кто приехал из Югославии, уже отошли ко Господу, так что вновь приехавшие пополнили приходы. Прошло еще 50–60 лет, и наши ряды опять поредели, а после «перестройки» опять большое количество приехало.

– А почему приходы редеют? Из-за низкой рождаемости?

– Отчасти потому, что идет ассимиляция с местным населением, много смешанных браков. К тому же усваиваются иные ценности, тяга к комфорту, материализм. Молодое поколение, родившееся и выросшее в Америке, в Канаде, совсем не такое, как их родители, и прежде всего в духовном плане. В Церкви остается, к сожалению, меньшинство, хотя, конечно, остаются. Детей много рождается, но мало их видим в храмах.

– А как общество относится к тому, что в Канаду приехало много русских? Ведь не секрет, что русских воспринимали как каких-то дикарей. Или бандитов.

– Действительно, лет 15–20 назад в прессе много писали о русской мафии. И, вероятно, многое из того, о чем писали, было правдой. Но это все в прошлом. Престиж русских с тех пор вырос. В нашем городе русских очень много. Издаются русские газеты, устраиваются русские балы. На севере Канады даже есть русский сказочный детский парк, вроде Диснейленда, не такой, конечно, роскошный, но довольно высокого уровня. Там проводится День русской матрешки. Есть русское телевидение. Общество русских бизнесменов, Русский конгресс в Торонто, который очень много хорошего делает. Престиж русских вырос. Естественно, в этом немалая заслуга и Церкви.

– Батюшка, а канадцы ходят к вам в храм? Есть среди них православные?

– Да. И у нас есть клуб англоговорящих прихожан. И вы никогда не угадаете, что привело их к Православию. Есть у нас так называемое общество любителей русского боевого искусства. Возглавляет его Владимир Васильев. Это очень религиозный человек, очень благочестивый. Он со мной ездит каждый год на Афон. Канадцы приходят в это общество, заинтересовавшись русским боевым искусством. А пообщавшись с такой сильной православной личностью, как Владимир Васильев, почувствовав его благородство, его веру, его смирение, они начинают интересоваться и Православием. Такая личность не может не влиять на других! Я крестил столько его учеников! Крестил индуса из Индии, крестил двух девятнадцатилетних близнецов-канадцев, крестил француза, крестил немца, корейца. Так вот и образовалась у нас небольшая группа англоговорящих прихожан, человек 15. Благодаря русскому боевому искусству.

– Индусы и корейцы в Канаде?

– Жизнь в Канаде, особенно в Торонто, очень изменилась, как изменилась она во всем мире. Если вы постоите на каком-нибудь оживленном перекрестке в центре города или на станции метро, то заметите, что белых будет меньшинство. В крупных городах приезжие со всех концов света, люди разного цвета кожи, разной культуры, традиций, одежды, в конце концов.

– Маленький Вавилон?

– По их виду видно, что это не англоговорящие. Очень много китайцев, очень много корейцев, очень много филиппинцев, цейлонцев. Это заметно и на улицах, и в школах. И это очень меняет жизнь. Очень много мусульман. Строятся огромные мусульманские центры с мечетями, окруженные почти крепостными стенами. Своего рода закрытые города в городе. И обязательно на больших улицах.

Кстати, замечу, что молитва давно удалена из школ. В прессе было сообщение, что какая-то канадская женщина-судья иудейского происхождения потребовала, чтобы вынесли из здания суда ёлку, потому что ёлка – это религиозный символ, а в Канаде, мол, Церковь отделена от государства, и ёлка оскорбляет ее религиозные убеждения. О подобных случаях мы слышим все чаще и чаще. Вот в прошлом году был похожий скандал в одном американском аэропорту, там тоже один из пассажиров потребовал убрать ёлку, и опять-таки под предлогом уважения прав людей иных, нехристианских вероисповеданий. Хотя основное население Канады – христиане. Но у религиозных меньшинств сильное лобби. При этом выступают только против христианских символов и образов. Ведь если вы приедете в северную часть Торонто, где живет очень много евреев, то увидите немало огромных семисвечников…

В школах нельзя устроить рождественский утренник, или рождественский концерт, или рождественский вечер. Это должен быть обязательно «зимний» вечер. Слово «Рождество» в школе под запретом. Запрещено в школе петь рождественские песни. Хотя по радио еще передают рождественские песни, на телевидении еще есть традиционные рождественские программы. Они очень сентиментальные, их нельзя без слез слушать и смотреть, но мы очень любим эти программы: ведь мы на них выросли. И на рождественских рассказах. Я очень люблю «Рождественскую песнь» Диккенса. Это такое трогательное сочинение. И я так обрадовался (даже звонил своим друзьям, чтобы рассказать), когда узнал, что издательство Сретенского монастыря напечатало эту повесть по-русски.

Рождественские программы пока еще остались, но из общественных мест все, что говорит о христианстве, изгоняется.

– Общество готово отказаться от Бога?

– От христианского Бога! Это продуманная программа действий. Есть мощное лобби, которое добивается этого. Но есть и люди, этому противостоящие. Наш адвокат, канадец, – очень благочестивый человек, протестант. У него в конторе обязательно ставится ёлка, и он всех клиентов подчеркнуто поздравляет с Рождеством Христовым.

Вот вы спрашивали, сильно ли изменилась жизнь? В большом городе – очень сильно. Но когда я уезжаю на север, километров за 200–300 от Торонто, или когда я бываю у родителей, в их в маленьком городке, там чувствуется наша старая Канада. Там нет такого вавилонского столпотворения, нет новых канадцев, выходцев из нехристианских стран. Но в больших городах их много, и они свое дело делают.

– Вероятно, на эту общую дехристианизацию канадского общества как-то влияют и смешанные браки? Их много?

– Смешанных браков много, но много, слава Богу, и несмешанных браков. Новоприезжие, как правило, стараются жениться или выйти замуж за своих. Мы допускаем смешанные браки. Митрополит Виталий (Устинов), а его духовный авторитет много значил для нас, говорил, что если человек крестился во имя Святой Троицы – «во имя Отца и Сына и Святого Духа» (но он или протестант, или католик), то венчать можно, и мы практикуем такое. Конечно, с точки зрения строгого Православия, у супругов должна быть одна вера. Но нам не всегда это можно выдержать. Митрополит Виталий смотрел на смешанные браки как на своего рода миссионерство. Ведь когда неправославный встречается с православным человеком, а православные, как правило, сильны в своей вере, то со временем и супруг (или супруга) тоже принимает Православие. Хотя такое, к сожалению, бывает не всегда.

– Отец Владимир, вы второй раз за этот год приезжаете в Москву. Вы были здесь в мае, на торжествах, посвященных восстановлению канонического единства Русской Церкви. Вы ведь тогда приехали в Россию не впервые?

– Да, я с 1989 года каждый год приезжаю в Россию…

– А когда в первый раз?

– В первый раз я приехал еще юношей, в 1964 году, потом еще раз – в 1969-м. Для меня очень много значили те поездки. Церковь в России, благочестие русских людей, молитвенность в русских храмах – все это было для меня идеалом. И для меня было большим лишением, что, став священнослужителем, я не мог уже ездить в Россию.

– Не могли?

– Да, не мог. И не потому, что боялся советской власти.

– Вам не дали бы визу?





Протоиерей Владимир Мальченко

– Нет, визу, может быть, и дали… Понимаете, тут срабатывал политический фактор. Если мы, зарубежные русские люди, скажем прямо, принципиально против советской власти и всего того страшного, что она сделала с русским народом и с нашей родиной, то мне, русскому священнику, который не признает богоборческий режим, поехать в Россию было бы большим соблазном и искушением в глазах наших прихожан. Я даже этот вопрос не поднимал – можно ли мне ехать в Советский Союз. Я знал, что мне дороги туда нет. И это было для меня большим лишением. И большим крестом. Но я нес этот крест. И вот однажды, в самом начале «перестройки», во время какого-то пасторского совещания у митрополита Виталия в скиту Преображения Господня я говорю ему: «Владыка, знаете, мне снится (а мне и вправду снилось), что я шагаю по Москве…». А митрополит Виталий мне в ответ: «А мне снится, что я шагаю по Севастополю…» Он эвакуировался из России через Крым чуть ли не на последнем корабле, и его последнее воспоминание о России – Севастополь. И, кажется, какое-то время он даже жил в Севастополе. Он ведь был из семьи морского офицера. Вот так мы проговорились о своих заветных желаниях. И он мне сказал тогда: «Поезжайте». Это был 1989 год. Я очень обрадовался этому. Вернулся домой и говорю матушке: «Едем». Мы никому ничего не сказали, получили бизнес-визу (такую визу легко было получить). И только накануне отъезда я сказал своему приходскому совету, что лечу в Россию. И это было как бомба. До этого никто из наших не был в России, кроме, может быть, отца Виктора Потапова, который был здесь в 1988 году в связи с праздником тысячелетия крещения Руси. И то, по-моему, он ездил, как говорится, «по работе» – от радиостанции «Голос Америки». А из наших – никто. Это было табу. Можно сказать, что тогда, в 1989 году, я первый раз уже священником, а не простым мирянином, приехал в Россию. И стоял тогда в патриаршем Богоявленском соборе, где столько лет не стоял, и все вокруг было знакомое, родное и святое. И с тех пор я каждый год приезжаю в мае месяце. «Инкогнито», как сказал когда-то о моих приездах ваш патриарх. Ведь священник должен стоять во время литургии в алтаре, а для меня важно – стоять среди народа, как я стоял когда-то в 1964, 1969 годах. Конечно, у вас в Сретенском монастыре я стою в алтаре, но это я у вас, а в других приходах – стою позади народа, стою и просто Богу молюсь, потому что для меня это воспоминание тех ярких юношеских впечатлений, очень дорогих и святых.



– Расскажите, пожалуйста, о них…

– Мне было 16 лет в 1964 году, я приехал в Москву с мамой. Мы все лето провели здесь. И вот в праздник Преображения Господня пошли с бабушкой на службу в церковь на Ваганьковском кладбище. Вижу, как сейчас, это море белых платков. А моя бабушка была в заграничном – синем платке, очень выделялась среди всех. Служба была очень молитвенная, очень трогательная, и я почувствовал то же, что и послы святого князя Владимира почувствовали, когда стояли и познавали веру православную в Софийском соборе Царьграда. Они не знали, и я не знал, где я: на земле или на небе. Я чувствовал необыкновенную радость, счастье.

В 1969 году я во второй раз приехал в Москву к своим родственникам. И в тот приезд я каждый день ходил на богослужение в разные храмы, но чаще всего – в патриарший Богоявленский собор. Мне тогда был 21 год. Я был студентом университета. И то каждодневное посещение московских храмов имело огромное влияние на мою жизнь. Потому что тогда, в старое советское время, каждый приходящий в храм видел эту необыкновенную веру молящихся, их духовность, их благочестие. Вера, благочестие и молитва русских всегда трогает. И я все время вспоминаю, как митрополит Виталий, даже в то советское время, всегда поощрял нашу молодежь ездить в Россию, потому что из России они возвращались совершенно другими людьми. И не только молодые люди, но и взрослые. Они становились ближе к Церкви.

– Какое у вас осталось самое яркое воспоминание о митрополите Виталии?

– Митрополит Виталий был человеком огромной духовной силы. Его беседы были живой богословской школой. И он всегда проповедовал, сеял слово Божие. Вот мы иногда думаем, что если человек далек от Церкви или сознательно отстраняется от нее, то с ним бесполезно говорить о вере. А митрополит Виталий считал, что никогда беседа о вере, о Церкви не может быть бесполезной, что слово Божие обязательно найдет отклик в любой душе. И он всегда сеял слово Божие. А когда человек много сеет, обязательно будут плоды этого христианского сеяния. Он был настоящим пастырем. Наша церковная жизнь отличается от вашей тем, что у нас принято: если архиерей служит, то архиерей и проповедует. Он был пламенным проповедником, имел дар зажечь людей своими словами. И он был проповедником монашеского духовного подвига. Он прошел духовную школу в Ладомирово, духовным наставником его был будущий архиепископ Виталий (Максименко), тогда архимандрит Почаевской лавры, который уже в Джорданвилле, будучи архиереем, картошку собирал вместе со всеми. Вот это смирение, кротость и аскетизм! И владыка Виталий (Устинов) воспринял этот образ монашества.

В Преображенском скиту первый звон – в половине пятого утра. В пять часов начало утренних молитв. Митрополит Виталий ровно в пять часов входит. Я до сих пор слышу, как ходит он по деревянному коридору быстрыми шагами, знаете, как хозяин. И каждый день он возглавляет утреннее богослужение. Это был монах, это был аскет, это был молитвенник, это был труженик. Когда братия отдыхает (полтора часа после обеда), кто звонит, будит всех на послушание? Митрополит! Первый встает после этого отдыха.

Это был действительно отец, это был воспитатель, который мечтал только об одном – я всегда вспоминаю, как он это говорил: «Моя мечта, чтобы хотя бы один из моих монахов стал подвижником, хотя бы один». Но мы живем в Канаде, где русских не так много… Если бы мы жили в России, то монастырский храм был бы полон, было бы много молодежи, много монахов…

Я жил год у митрополита Виталия на его подворье в Монреале. И это было для меня духовной школой. Он меня венчал, он меня рукополагал.

Духовный пример владыки Виталия очень много значил для нас. Но все мы – люди. Подошла старость, память его стала сдавать, и некоторые люди воспользовались этим, и он, к сожалению, ушел из Зарубежной Церкви. Мы понимали, что это болезнь…

– Вы в первый раз оказались в храме в России сорок с лишним лет назад. С тех пор в русской церковной жизни многое изменилось, и изменилось к лучшему. Но есть ведь и то, что ушло, и о чем, может быть, стоит даже сожалеть, как вы думаете?

– В ваших храмах я вижу в основном молодежь. По крайней мере в Москве. Приходя даже на очень ранние службы в ваши храмы, я вижу очень благочестивых, хотя и довольно молодых людей, вижу, как истово они молятся. Это радует. Печалит другое: все меньше и меньше становится пожилых в храмах. Двадцать лет назад пожилых в храмах было больше, чем молодых. А ведь пожилые люди – это украшение прихода. Это смирение, это кротость, это благочестие, это доброта сплошная.

– Те бабушки в белых платочках, которые 70 лет держали Церковь, к сожалению уже отошли ко Господу…

– Известно ведь, что когда Церковь гонима, она сильна и своим благочестием, и своей молитвой. А когда Церковь свободная, в ней, может быть, нет такой крепости веры. Я все время вспоминаю 1960-е годы, эти свои два приезда – в 1964-м и в 1969-м. Какая сильная молитва была, какое благочестие! Не помню, в каком храме, я стоял около иконостаса, обернулся и вижу: у всех слезы на глазах, у всех… Я видел эти слезы не только в лавре преподобного Сергия – это понятно – такая святыня! – но и в обычной приходской церкви. И так было в любом храме России в то время. Я был этим поражен. И вот этих слез теперь я не вижу. И уже начинаю к этому привыкать, начинаю чувствовать, что так и надо – без слез. Наверное, тоже начинаю портиться.

Когда Церковь гонима, запрещена, как-то все по-другому воспринимается, а в благополучии и комфорте и вера другая. Хотя многим очень трудно в России, и говорить о благополучии и комфорте особенно не приходится. Так что многое изменилось не только в лучшую, но немножко и в худшую сторону.

– Но изменений в лучшую сторону все же больше…

– Намного больше. Да вот свежий пример. Я приехал в Москву на курсы по повышению квалификации сотрудников паломнических служб, организованные Московским Патриархатом. Нам читают лекции преподаватели Московского университета, других учебных заведений. Они не только большие профессионалы в своей области, но и глубоко православные люди. Вы знаете, я как будто прослушал курс в Московском университете! Я просто потрясен! Да и сама организация курсов прекрасная.

В России сейчас очень много делается в области церковного образования. У нас таких высоких стандартов церковного образования нет. Я видел семинаристов Сретенской духовной семинарии: очень толковые молодые люди, серьезные, воспитанные. Очень широко поставлено церковное книгоиздательство. Много делает и ваш монастырь, Сретенский.

Уже сам факт возрождения этой древней обители здесь, на Лубянке, на этом страшном месте, говорит о многом. Молитва здесь, среди братии (мало кто знает, что братия во время литургии стоит в боковом приделе, а не среди народа) особая. Это духовное напряжение очень чувствуется. Братия молится о Русской Церкви, о России. Этот молитвенный подвиг несут во всех русских монастырях.

– Осенью делегация Московского Патриархата приезжала в Америку и Канаду. Побывал там и хор Сретенского монастыря…

– Мне трудно поверить, что с момента подписания Акта о восстановлении канонического общения не прошло и года. Кажется, так давно все это было…

Это гениальная идея Святейшего Патриарха Алексия – объездить все русские центры с такой великой святыней, как Державная икона Божией Матери. Вот мы в мае подписали Акт о восстановлении канонического общения, стали единой Русской Православной Церковью, но внешне ведь для наших прихожан ничего не изменилось: наш храм все тот же храм, богослужения те же, вот только стали поминать великого господина и отца нашего Святейшего Патриарха Алексия. Для многих, да и для меня тоже, единство Церкви было некоей абстрактной идеей. Но когда привезли чудотворную икону, приехали из России три архиерея да вдобавок прекрасный хор московского Сретенского монастыря, вот тогда мы, можно сказать, прочувствовали, что мы – одна Церковь. И первое наше сослужение… Впервые ваш священнослужитель, отец Сергий, настоятель подворья Московского Патриархата в Торонто, с нами сослужил как собрат во Христе. И служили три архиерея, и пел чудесный хор, и в храме была великая святыня – Державная икона Божией Матери, вот тогда единство наше почувствовалось в полной силе. И теперь, когда мы в храме поминаем великого господина и отца нашего Святейшего Патриарха, для нас эти слова наполнены глубоким смыслом, это живое поминовение и живое ощущение нашего единства, нашей принадлежности к единой Русской Церкви.

И мы не перестаем восхищаться подвигом патриаршества Святейшего Владыки Алексия. Ведь ему скоро будет 80 лет, мы знаем, что он человек не совсем здоровый, но Господь Бог сохраняет его, дарует ему здоровье и силы нести этот подвиг первосвятительства. Для наших прихожан Святейший Патриарх – личность весьма авторитетная. Мы имели возможность смотреть и слушать многие выступления Святейшего Патриарха: это живая энциклопедия, у него каждое слово на своем месте, каждое слово дышит жизнью, все говорится просто и по существу. Нет риторики, лишних словесных красот. Это живая истина. И мы это чувствуем.

– А были среди прихожан те, кто отрицательно отнесся к подписанию Акта о восстановлении канонического единства Русской Церкви?

– Кое-кто, конечно, отнесся и отрицательно. Но большая часть прихожан, и прежде всего старых прихожан, в курсе тех больших перемен, что произошли в России за последние годы. И отношение к России у многих изменилось к лучшему. Ее уже не воспринимают как «империю зла». Когда Акт о восстановлении канонического общения был подписан, самые недовольные – их было единицы – ушли. Это были люди очень пожилого возраста, они были «политиками», и для них подписание Акта было большим искушением.

Наши прихожане следят за тем, что делается в России. Многие слушают радио «Радонеж». Мы часто в храме показываем видеофильмы о России и о Церкви в России. Еще в начале 1990-х я привозил в Россию две группы наших прихожан. Все наши прихожане общаются со своими родственниками, живущими здесь. Мы видим, что Русская Церковь сейчас свободная. Она за 15 лет – промежуток времени не такой уж и большой – столько сделала: восстановлено множество храмов и монастырей, открыто много семинарий, издано огромное количество духовной литературы… Нужно быть слепым, чтобы не видеть всего этого. И наши прихожане радуются вашим достижениями. Мы любим родину, любим Россию, любим свою Церковь. Митрополит Лавр часто повторяет: «Мы объединились, потому что мы хотим послужить Русской Православной Церкви», – и тут же прибавляет: «И русскому народу». Это очень глубокие и важные слова.

– Батюшка, а как в Канаде представлено Православие?

– В Канаде, как и в Америке, большая и сильная греческая православная община, много греческих приходов (Константинопольского Патриархата). Есть несколько сербских приходов (и даже сербский епископ). Есть и болгарский приход, недалеко от нашего храма. Есть приходы Антиохийской Православной Церкви. И, конечно, приходы Православной Церкви в Америке.

– А сколько православных приходов в самом Торонто?

– Наш – самый большой. Потом два прихода Православной Церкви в Америке – храм Христа Спасителя и церковь во имя Серафима Саровского. Есть подворье Московского Патриархата во имя святого Патриарха Московского Тихона. Там служит протоиерей Сергий Рассказовский.

В Торонто много православных. И в наш приход ходят не только русские. Ходят и греки, и сербы. Сербы, между прочим, говорят: если хотите хорошо помолиться, идите в русскую церковь.

Протоиерей Владимир Мальченко


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 15.11.2009, 23:11
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



ЧАСТЬ III

Выставка православных икон















Сообщение отредактировал Игорь Львович - 15.11.2009, 23:12
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 15.11.2009, 23:58
Сообщение #4


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



ЧАСТЬ IV

ТОРЖЕСТВО ЕДИНСТВА РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В МАЕ 2007

Одно из печальных духовных последствий Русской Революции 1917 года – разделение Русской Церкви на две основных части: Церковь на Родине, именуемую Московской Патриархией и Церковь Зарубежную, или Заграничную. Московская Патриархия на Родине жила в условиях неслыханных жестоких гонений и преследований вплоть до 1988 года и если некоторые нормы церковной жизни были нарушены в России, всем было понятно, что в таких условиях Церковь просто старалась выжить. Церковь Заграничная, пользуясь свободой в западном мире, всегда проявляла сострадание к многостардальной Русской Церкви на Родине и старалась помочь верующим в России тем, что указывала западномому миру на преследвание Церкви в Советском Союзе. Две части Русской Церкви, живя в совершенно разных исторических условиях, перестали со временем сослужить вместе, из-за несвободы Церкви в России, но обе стороны всегда признавали Благодать каждой части Русской Церкви и годами Русское Православие испытывало печальное церковное разделние.

Первый параграф устава Зарубежной Церкви гласит о том, что Заграничная Церковь – временное явление до изчезновения безбожной власти и как только богоборческая власть в России прекратит свое существование, Заграничная Церковь обязана стремиться к единству с церковью в России. Этим объясняется почему наш Синод так энергично взялся за вопрос единства Русской Церкви. До этого момента было просто немыслимо говорить о каких-то переговорах с обеими сторонами.

Архиепископ Марк назвал этот процесс переговоров «духовным подвигом» и поистине этот процесс являлся колоссальным подвигом, если учесть сколько трудов и усилий было проявлено со обоих сторон. Стало очевидно с каждым годом, что добрая воля была проявлена со стороны священноначалия двух сторон, и что совершается великое священное дело – исполняется воля Божия в деле преодоления всех преград к единству. Учасники диалогов двух сторон Русской Церкви чувствовали как десница Божия ими руководила и, если появлялись какие-то разногласия, Господня сила проявлялась и преодолены были все разгосласия. Совершилось чудо из чудес – ныне Поместная Русская Церковь едина и на мое счастье могу сказать, что 60 человек из нашего прихода в Торонто были не только свидетелями, но и живыми участниками этого исторического события, восстановления единства Русской Церкви.

Наше паломничество в Россию, прекрасно организуемое Александром Быстровым, началось 13-го мая, когда мы прилетели в Москву из Киева, после одной недели паломничества по святыням Украины: Киев, Чернигов и Почаевский монастырь. 14-го и 15-го мая наша группа посетила Дивеевский монастырь, где погружались в святом источнике Преп. Серафима, были на богослужениях в Дивеево и почти все причащались. Утром 16-го мая, в день Отдания Пасхи, мы молились за литургией в храме Святой Тройцы Голонищево на мосфильмовской улице в Москве и были трогательно встречены хлебом и солью бывшим старостой этого храма Неонилой Евгеньевой Гусейновой и предствавителем храма в живописной казацкой форме. После литургии нам была предложена обильная трапеза во время которой священники обменивались приветсвтвиями и днем все получили свои номера в паломнической гостинице Московской Патриархии «Университетская». Приближалась великая дата Вознесения 17 мая – день подписания Акта о каноническом общении нашей Церкви.

Накануне Вознесения, 16-го мая, большинство наших паломников поехало в Свято-Донской монастырь на всенощную и были тронуты до слез торжественностью службы в переполненном Донском соборе. Поскольку билеты на все три главных богослужения (Храм Христа Спасителя, освящение храма в Бутово и Литургия в Успенском соборе в Кремле) можно было получить от отца Серафима Гана в Сретенском монастыре, я тут-же городским транспортом отправился туда, и на мое приятное удивление, служба там началась на час позже и я вошел в собор к величанию. Весь монастырский двор Сретенского монастыря был наполнен нашими зарубежниками со всего мира. Многие наши священники исповедовали своих прихожан и местных людей. Собор был переполнен до отказа зарубежниками и прихожанами монастыря. Все наши владыки и священники стояли и молились в алтаре собора и чувствовалось что приближается великий, долгожданный момент когда мы будем едины с нашими собратьями в России. Трогательные были обяъвления отца Тихона, наместника Сретенского монастыря, о том, что после всенощной прихожане монастыря будут кормить во дворе обители всех зарубежных гостей ужином. Сами прихожане приносили еду и ее приготовили дома, чтобы угостить заморских гостей. Отец Тихон также добавил, что несмотря на то, что вход в Храм Христа Спасителя по билетам, если придти с западной стороны храма в 7 часов утра – будет свободный вход для всех желающих. Трапеза для духовенства была в трапезной монастыря и угощали, по-русски: просто великолепно! Если я городским транспортом добрался до Сретенского монастыря, то мне посчастливилось тем, что автобусом вернулся в свою гостиницу с знакомыми американцами. Кстати, как приятно было остановиться в паломнической гостинице где все наши делегации зарубежные останавливались. Постоянно приходилось встречать знакомых наших священников и русских из Америки в фойе и лифтах гостиницы. Этот праздник не только объединил две стороны Русской Церкви – торжество в Москве всех наших зарубежников со всего мира собрало и дало возможность пообщаться и помолиться, и где, - в Москве!

Настал день Вознесения, 17-го мая. Рано утром, в 8 часов утра, все автобусы выехали из гостиницы колонной. Они быстро доехали ко Храму Христа Спасителя и, к нашему удивлению и одобрению, им разрешили подъехать прямо на площадь храма к двери, где пускали заграничных гостей в храм. После обычной проверки, как бывает на аэродроме, священнослужители вошли в ризницу для облачения, а паломники-миряне последовали в собор. Всем многочисленным священникам выдавали прекрасное белое облачение, хотя я взял с собой свое лучшее белое облачение ради великого события на всякий случай. Было сказано – белое облачение, без всякой золотой нитки. Как все в этом храме строго и продумано. Мы облачились и терпеливо ждали. В алтаре величественного Храма Христа Спасителя все блистело золотом и чистым белым мрамором. Я долго любовался большими иконами-полотнами висевшими в алтаре храма и всем говорил, что эти большие иконы Крестного Пути Господа подлинные иконы работы Верещагина, которые долгое время хранились в запастниках Третьяковской Галереи. Родная внучка этого художника наша прихожанка в Торонто, Ирина Раевская, имела счастье увидеть эти работы когда она была в Москве, ибо всех пускали в алтарь храма до его освящения. Этот же Верещагин писал местные иконы для иконостаса храма в честь Святой Марии Магдалины в Иерусалиме.

Скоро нас начали «строить», то-есть организовали всех священников в два ряда: с левой стороны были все наша зарубежники, с правой стороны все московские пастыри. Приятно было видеть Игумению Моисею на левом клиросе с Игуменией Елизаветой из наших монастырей в Иерусалиме. Все священники вышли на середину храма в два ряда и естественно стоишь и смотришь на всех московских. Почти всех можно узнать, может быть не по имени, но по лицу каждого можно узнать. Ведь мы всех знаем по фотографиям и фильмам за все эти годы, как и они нас знают заочно. Лица очень знакомые и важно отметить, что хотя для большинства это былаа первая встреча с духовенством Московского Патриархата было чувство что мы не чужие, а все из одной большой семьи.

Вышли все архиереи, и наши и их, – их архиереев было горяздо больше чем наших – и настал момент ожидания. Торжественно вошел наш первоиерарх Митрополит Лавр со своими прислужниками из Америки, и с колокольным звоном прибыл Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий. Патриарх и Митрополит Лавр были облачены в мантию и начался короткий молебен перед началом подписания Акта о единстве, на кафедре, в середине храма. Вдруг, все заметили, что на правом клиросе один стоял президент России Владимир Владимирович Путин. Присутствие президента в храме предало этому событию особый, торжественный оттенок и показывало всем, что единство Русской Церкви – явление историческое и национально русское.

Секретари обеих сторон, с амвона, прочитали заявление по поводу соглашения комиссий по диалогу, после чего Патриах и Митрополит Лавр сели за стол на амвоне и одновременно подписали Акт о единстве канонического общения. Все в храме стояли молча с большим благоговением и трепетом сердца, сознавая важность и серьезность исторического момента достижения единства в Русской Церкви. По окончании подписания Акта, президент В.В. Путин стал между иерархами и произнес очень трогательную речь, называя единство Русской Церкви историческим моментом. Трогательно было видеть как он лобызался с Патриархом и нашим Митрополитом до и после своего выступления, сердечно поздравляя каждого. Патриах предподнес президенту складень икону с иконой Тройцы, Владимирской Иконы Божией Матери и новомучеников Российских, на память о великом событии. Затем, Патриарх последовал на середину храма облачаться к Литургии, а Митрополит Лавр вошел в алтарь для облачения.

Божественная Литургия совершалась с особым духовным подъемом. Все совершалось чинно, не торопясь, и никто не чувствовал себя чужим. Первое сослужение двух частей Русской Церкви в храме Христа Спасителя было кульминационным моментом всего этого знаменательного дня. Величественный алтарь Храма Христа Спасителя вмещал всех нас священнослужителей и наше слияние было удивительно естественным и простым процессом. Все радовались в своих сердцах что воля Божия совершается в Русской Церкви и долгожданный процесс воссоединения завершился. Долго все шли к этому радостному моменту и навсегда память об этой службе будет хранится в каждом из присутствующих. Патриах сам причащал всех священнослужителей при открытых царских вратах и этим первым совместным причащением Святых Христовых Тайн завершился процесс единства в Русской Церкви. Все зарубежные паломники также причащались за этой службой и, несмотря на то, что служба продолжалась пять часов, от радости и восторга этого дня никто не чуствовал усталость своих ног.

После литургии, в выставычном зале храма, была открыта Патриархом и Митрополитом Лавром выставка о жизни и истории Зарубежной Церкви. Все с интересом осматривали интересную выставку и, в большой трапезной при храме Христа Спасителя, духовенству и делегации была предложена праздничная трапеза. Много теплых приветственных слов было произнесено на трапезе и «Многая лета» громко и восторженно возглашалось дьяконами обеих сторон. Каждый ушел из зала с памятными подарками о знаменательном дне и чувство радости и счастья охватывало всех. Вечером наша группа паломников присутствовала на опере «Борис Годунов» в Большом театре и все наслаждались этим прекрасным русским искусством.

В пятницу, 18-го мая, мы отправились в Троице-Сергиеву Лавру на поклонение Преп. Сергию Радонежскому. В первую очередь мы посетили древний Троицкий собор, в котором почивают мощи святого Сергия, и с трепетом души прикладывались к ним. Перед мощами всегда огромная очередь паломников со всех концов России и мира, и непрерывно совершаются акафисты и молебны Преп. Сергию в течение дня. Не хотелось просто кратко посетить это поистинне святое месте и, после прикладывания, мы встали около хора молодых девиц, которые проходят здесь народное пение святому Сергию и присоединились к их пению. Во время нашего пребывания в храме, очень долго звучало густое и мощное народное пение Преп. Сергию. Настолько это посещение великой святыни русского народа и народное моление святому было трогательным до слез, нам просто не хотелось уходить оттуда. Единым сердцем и молитвенным дыханием возносили свои молитвы печальнику Русской земли, Преп. Сергию, в этот радостный день в его Лавре. В тот день там можно было увидеть членов других дегегаций Зарубежной Церкви и приятно было видеть радость и счастье на лице всех наших паломников. Обедали мы в монастырской столовой, где все было вкусно и не дорого.

В субботу, 19-го мая, утром, опять колонной автобусов, все отправились в Бутово на освящение храма в честь новомучеников и исповедников Российских. Интересно, что в 2004 году мне пришлось присутствовать на закладке этого храма, которая была совершена Патриархом и Митрополитом Лавром. Бутовский полигон находится за кольцевой дорогой, на юге Москвы, и в 1937 году здесь происходили массовые растрелы духовенства Православной Церкви и других политзаключенных. Поистинне это место можно назвать русской Голгофой, и стараниями детей и внуков святых новомучеников здесь был построен деревянный храм в честь новомучеников и воздвигнут большой поклонный крест. На больших плитах около храма красиво и солидно написаны имена всех священнослужителей, монашествущих и мирян с датой их растрела и место служения. За три года здесь был воздвигнут великолепный белокаменный храм-памятник в честь новомучеников в виде русских шатровых крыш. Храм просто красавец, с детальной каменной резбой вокруг всех дверей и окон. Внутри трехпрестольного храма красуется красивый резной деревянный иконостас с прекрасными иконами в древнем русском стиле работы курских мастеров «Щигры».

Бутовский храм дорог русскому сердцу, ибо здесь, на этой Русской Голгофе, тысячи православных мучеников принесли Господу плод великого терпения и смирения. Здесь были растрелены Митрополит Серафим Чичагов, последний наместник Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Кронид, и духовенство и монашествующие московской области. Святейший Патриарх Московский Алексий, вместе с Митрополитом Лавром, с собором архипастырей и пастырей освящали этот храм и много было теплых и трогательных слов высказано священноначалием в этот знаменательный день. Синодальный наш хор, под управлением Петра Фекулы, прекрасно пел, как и в храме Христа Спасителя, так и в Бутово, и в Кремле, и по своему замечательному звучанию был на одном и том же высоком церковном уровне, как и московские хоры. Во время крестного хода, можно было заметить большое количество народа стоящего за церковной оградой – храм не мог всех вместить. Большие хоругви с иконой Царя-Мученика также украшали храмовой комплекс.

Настоятель храма в Бутово, отец Каледа, устроил большой торжественный прием под огромным навесом на 600 человек и, как всегда, Патриарх Алексий говорил свое слово четко, от души, и с большим авторитетом. Авторитет в Русской Церкви бесспорно сам Патриарх Алексий. Рядом со мной сидел благочинный Московской области, отец Александр из Троицкого собора в Подольске. У нас была очень интересная беседа, тем более я бывал в его прекрасном храме в Подольске, и он нашу делецию встречал в Ново-Девичем монастыре в 2004 году. Я заметил, что когда Патриарх происносит слово, отец Александр перестает есть и внимательно слушает. Вообще, когда Святейший говорит, в зале всегда абсолютная тишина. Во время трапезы каждый присуствующий получил памятные подарки, а при выходе, всех в священном сане наградили другими памятными дарами. Вторая великая трогательная служба была совершена и мы с радостью уходили под большим впечатлением от Бутовского храма и готовились в воскресенье к литургии в Успенском Соборе Кремля в сердце Москвы.

В воскресенье, утром, мы опять поехали на автобусах колонной в Кремль и с трепещущей душой вступали на священную площадь московского кремля, где все храмы в большинистве своем белоснежные и сияние золотых крестов и куполов господствовали над общим прекрасным церковным видом. День был особенно яркий и солнечный, ни одного облака. Служили те же архиереи и священники, по благословению Патриарха. Здесь не все священники служили, ибо в алтаре Успенского собора места не так много и Патриарх строго ограничивает число служащих. Ничего не делается без благословения Патриарха и Святейший всегда интерисуется всеми вопросами и дает нужное руководство. Литургия была совершена с особой торжественностью и молитвенностью. Причащались почти все в храме и после сердечных приветствий и вручения подарков Святейший Патриах объявил, что сейчас все священнослужители будут прикладываться ко всем святителям московским, прося у них благословения и святых молитв на служение Церкви Православной и русскому народу. Патриарх Алексий начал этот внутренный крестный ход от раки мощей Святителя Петра Московского, находящейся в алтаре собора, затем все следовали по всем углам собора прикладываась ко всем московским святым. Это духовное молитвенное шествие на всех произвело очень сильное впечатление и мне лично напомнило о том, что перед коронацией наших царей новый император всегда прикладывался ко всем московским святителям, принося им свою присягу служить Церкви и России.

После литургии, на соборной площади произошла необыкновенная красивая картина. Конный полк президента России устроил музыкальный марш как раз перед Успенским собором и все любовались этой дивной красотой. Президент Путин устроил для официльной делегации нашей Церкви прием после службы в Гранатовой палате и восторженное возглашение «многая лета» дьяконов было слышно на площади. Так завершилась третьяя и последняя церковная служба незабываемых майских Церковных торжеств.

Вечером, в этот воскресеный день, был устроен торжественный прощальный прием для всех священнослужителей и паломников из заграницы в престижном зале Москвы молодым предпринимателем Ростиславом. Ростислав родился в далекой Венесуэле и был воспитан в любви и преданности к России. Надежда, что он вернется на свою историческую родину его никогда не покидала. Ростислав приехал в Россию после перестройки, стал успешным предпринимателем, создал русскую семью, и всячески помогает нашей Церкви. В 2004 году группа друзей Ростислава устроила прием для зарубежной делегации, во время которого целый ряд зарубежников, живущих в России, высказывались о том, что пора нашей Заграничной Церкви стараться соединяться с Московской Церковью. Мы опять испытывали широкое гостеприимство Ростислава, но на сей раз, он пригласил не только делегацию священнослужителей, но и всех паломников. Человек 400- 500 присутствовали в этом зале и прием был на самом высшем уровне.

Во время приема, была организована весьма интересная русская программа. Дети играли на древних русских инструментах, молодая девочка пела русские песни, молодой сын Ростислава с великим чувством продекламировал патриотическое стихотворение, которое сам Ростислав читал в своем детстве на Елке в Венесуэле. Ростислав сердечно поздравил всех собравшихся с еднством Русской Церкви и этот прощальный прием послужил неким венцом, завершающим все предыдущие события в Москве. Во время этих детских выступлений, мне лично было немного обидно за детей, что наш народ очевидно был немного в праздничном настроении и мог бы с большим вниманием слушать прекрасные детские номера. Митрополит Лавр сердечно поблагодарил Ростислава за радушный русский прием, а протоиерей Виктор Потапов приветствовал всех присутствующих. Один видный московский пастырь поделился со всеми присутствующими, что многие местные священники хотели принять участие в богослужениях в Храме Христа Спасителя и в Бутово и в Кремле, и даже на этом приеме, но не получили билета и что доступ к этим праздничным богослужениям был веьма ограничен. Мне показалось его выступление очень храбрым и прямым и я нашел нужным его потом поздравить с такими нужными безбоязненными высказываниями.

Итак, закончились наши неземные дни в Москве и полученная во время всех этих дивных церковных мероприятий благодать навсегда останется в наших сердцах. Мы все верим, что исполнилась воля Божия в жизни Русской Церкви и благодарим Господа Бога за радость и счастье быть участниками и свидетелями живой истории нашей Святой Православной Русской Церкви.

Протоиерей Владимир Мальченко

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 16.11.2009, 1:24
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



ЧАСТЬ V
Празднование 50-летия храма Иконы Смоленской Божьей Матери в Березках (Jakson’s Point, 2007).
Jakson’s Point - это маленький поселок примерно в ста километрах на север от Торонто, на берегу озера Симко. Место экологически чистое и очень живописное, там находится Русский Старческий Дом.
Вглядитесь в эти лица:











Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 16.11.2009, 1:25
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413














Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 16.11.2009, 1:26
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413














Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 23.12.2009, 3:50
Сообщение #8


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Фоторепортаж о праздновании 60-летия храма Святой Троицы.














Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 23.12.2009, 4:16
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413
















Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 8.12.2019, 8:49
Rambler's Top100