Переводика: Форум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> First Nations, Индейские мотивы в истории Канады
Игорь Львович
сообщение 16.11.2009, 23:11
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Валентина Зелинская
ИНДЕЙСКИЕ МОТИВЫ В ИСТОРИИ КАНАДЫ

Часть первая


Все люди, как известно, разные, и что важно для одного — не важно для другого. Для моего внутреннего комфорта всегда важно знать геологию, географию, климат местности, где живёшь: какая почва под ногами, что там на севере, на юге, что принесёт ветер, восточный, например, или западный. Кстати, не перестаю удивляться, почему дожди в Торонто приходят всегда с запада, при любом направлении ветра.

История коренных жителей континента представляет особый интерес, как некий неотъемлемый фон, на котором разворачивались события, связанные со становлением Канады, события порой весьма жестокие, с последствиями поистине драматическими.

Первые жители на территории Северной Америки появились в незапамятные времена. Европейцы назвали их индейцами, и к настоящему времени описано около 240 индейских племён, которые в короткой статье невозможно даже перечислить. Вот лишь некоторые из названий, которыe, уверена, вызовут у читателя определённые ассоциации: оттава, эри, ниписсинг, маями, иллиноис, массачусет, мичигамеа (со знаменитым вождём Чикаго).

Большинство историй о своём прошлом индейцы передавали из поколения в поколение устно или в виде рисунков на бересте и грифельных досках. С помощью изображений они наносили карты, тексты песен, ритуалы, а с помощью сложных математических выкладок передавали знания по астрономии. Носителями информации были также пояса из бус, которые имели религиозное, торговое или военное значение.

Более подробное описание жизни индейцев в новые времена можно найти в воспоминаниях французских путешественников — первых посетителей континента и в отчётах французских миссионеров — проповедников христианства среди индейцев Нового Света, хотя специалисты считают, что в этих ”Иезуитских реляциях”, как они называются, есть много неточностей.

Бесспорным является одно: к моменту знакомства французских торговцев с индейскими племенами в начале XVII века они делились на две основные языковые группы — алгонкинскую и ирокезскую и имели несколько объединений племён в союзы. Собственно, ирокезы — это и был Союз пяти народов: онондага, сенека, каюга, oнейда и могaвк, созданный в 1570 году. Через 150 лет к ним присоединилось племя тускарор, и он же стал называться Союзом шести. Надо сказать, что в названиях племён существует большая путаница, потому что одно и то же племя могло называться по-разному — им самим, его соседями, а также англичанами и французами. Так, адерондеки по-английски — это те же племена, которые французы называли алгонкинами, а Союз пяти народов, который по-английски так и звучит ”The Five Nations”, французы назвали ирокезами от алгонкинского слова ”ироку” — ”настоящие гадюки”. Такое имя им дали алгонкины. Сами же себя они называли ”ходеносауни”, что означало ”народ длинного дома”.

Здесь использованы наиболее распространённые, привычные нам названия, вне зависимости от их происхождения.

К ирокезской языковой группе относятся также племена гуронов, которые не только не вошли в лигу, но были их злейшими врагами. Эта вражда из-за территорий, уходящая корнями в далёкое прошлое, в конце концов, привела к тому, что ирокезы разгромили их и вытеснили за пределы Канады.

Ядром алгонкинской языковой семьи, тоже враждебной ирокезам, было племя оджибве — потомки древнейших аборигенов анишинабе. Оджибве состояло из нескольких подгрупп, в одну из них входило племя миссиссага, у которого в конце XVIII века англичане купили землю для строительства столицы Верхней Канады, будущего Торонто.

Описать территориальное распределение племён представляется весьма сложным, поскольку они часто перемещались с одного места на другое в поисках либо лучших условий для жилья и охоты, либо укрытия во время разрушительных междоусобных войн. К моменту появления на континенте европейцев гуроны жили к северу от реки Св. Лаврентия, а на западе — до берегов озера Гурон. Севернее от них и восточнее, до самого побережья Атлантического океана, были территории алгонкинских племён. Самая многочисленная группа алгонкин — оджибве селилась на берегах Великих Озёр — Верхнего, Гурона и Мичигана. Эти земли издавна были известны, как страна оджибве. Племя оттава более ни менее кучно располагалось на берегу залива Джорджиан, а племена миссиссага были рассеяны почти по всему югу нынешней провинции Онтарио. Им принадлежала и деревня Торонто, название которой унаследовала столица провинции.

Земли ирокезов лежали к югу от озера Онтарио, до самой реки Гудзон. Когда-то, в XIV-XV вв., они тоже селились к северу от озера, но потом туда мигрировали алгонкины, и ирокезы оказались в зависимом от них положении. Жак Картье, впервые посетивший эту землю в 1535 году, видел в районе Квебека много деревень ирокезоязычных племён. Видел он их и в свой второй приезд в 1541 году, но когда французы вернулись сюда через 60 лет, на их месте стояли уже алгонкинские деревни. Ирокезы, во избежание истребления, отступили на юг, в штат Нью Йорк, хотя и эта территория подвергалась постоянным нападениям алгонкинских племён. Объединившись в союз, ирокезы стали мощной военной силой и начали совершать набеги на территории своих северных соседей-соперников, взяв реванш за все прошлые унижения. XVII век стал веком экспансии ирокезов, когда они захватили такие пространства, которые уже физически не могли освоить.

Считается, что алгонкины научили ирокезов вести сельское хозяйство. Формой социального устройства у ирокезских и большинства алгонкинских племён был матриархат. Дом и земельные угодья вокруг дома принадлежали женщине, она владела собственностью. Муж после женитьбы приходил к ней в дом, и вся родня, клан, объединялся по материнской линии. Женщины занимались полевыми работами, мужчины расчищали новые участки, строили дома и каноэ, охотились, ловили рыбу, воевали. Постоянной армии не было — каждый мужчина был и охотник, и воин.

Индейцы выращивали три основных сельскохозяйственных культуры: тыкву, маис (кукуруза) и фасоль, ”три сестры”, как их называют. Землю использовали экономно и сажали их обычно вместе на одном и том же поле. Они хорошо соседствовали: кукуруза служила опорой для фасолевой лозы, фасоль обогащала землю азотом, а большие листья тыквы стелились по земле, предохраняя её от сорняков и сохраняя влагу. Большинство племён занималось также собирательством ягод, дикого риса, был знаком им и кленовый сок.

Великий мудрец и оратор, идейный вдохновитель и организатор конфедерации ирокезов Гаявата, легенды о котором столетиями передавались из уст в уста, создавая лигу пяти народов, дал ей символическое название: ”Люди, строящие длинный дом”, что означало — жить в мире, как одна семья. Но ирокезы и другие ирокезоязычные племена и в буквальном смысле жили в длинных домах, и тот, кто побывал в музее индейцев в Гуронии, видел, что они собой представляют. Снаружи дом по форме напоминает длинную трубу: одна дверь на востоке, другая — на западе. Внутри — коридор, вдоль одной из стен которого непрерывно тянутся покрытые шкурами нары. Несмотря на всю убогость жилища, стены украшены рисунками, примитивными на наш взгляд, но очень светлыми в своём наивном восприятии мира. В таких домах могло жить до 60 человек — несколько близких или родственных семей. Это были прекрасные условия для распространения инфекций, и от завезенных европейцами болезней, таких как туберкулёз и чума, индейцы умирали тысячами.

Дома большинства алгонкинов имели округлую форму с конической или куполообразной крышей. Самый примитивный по конструкции дом такого типа назывался вигвам. Вигвамы, кстати, использовали и ирокезы в качестве временных охотничьих домиков. В больших домах алгонкинов тоже могло располагаться 2-3 родственных семьи, и жили они очень обособленно. Ирокезы объединялись в деревни, окружённые частоколом из брёвен в несколько рядов и напоминавшие собой хорошо укреплённые крепости.

Во главе племени у тех и других стоял вождь. Несмотря на все привилегии, женщина не могла быть вождём племени (правда, некоторые племена оджибве были исключением). Но женщина выбирала из числа самых уважаемых и старейших мужчин клана кандидата и выдвигала его на пост вождя, который должен был быть избран всеми единогласно. Если такого единства не получалось, назначали нового кандидата. Вождь избирался пожизненно, хотя мог быть и отозван в случае некомпетентности или нарушения установленных правил. Военные вожди избирались только воинами из числа наиболее способных и опытных.

Уникальная политическая система ирокезов заслуживает того, чтобы на ней остановиться особо. Поскольку она была создана до контакта с европейцами, влияние их исключается, и, возможно, всё наоборот — у них учились европейцы и американцы. Совет лиги состоял из 50 вождей-шахемов, избранных в совет от каждого племени в соответствии с численностью его населения. Главный вождь, ”Хранитель огня совета”, всегда был из племени онондага. Четыре других племени составляли как бы две фракции совета (прообраз двухпалатной ситемы): I фракция — могавки и онейда, II — сенека и каюга. Для принятия любого решения обе стороны должны были прийти к соглашению — решение лиги должно было быть единогласным.

Благодаря своей превосходной политической организации, искусной дипломатии и сплочённости, ирокезы побеждали врага, вдвое превышавшего их численностью. Они на равных боролись с европейцами и доминировали в регионе в течение века, вытеснив гуронов и алгонкинов не только с территории Квебека, но и с их самых святых мест.

Знаменитый мореплаватель и географ, основатель Квебек-сити, Самюэль де Шамплейн впервые прибыл в Канаду в 1603 году как путешественник, вместе с французскими торговцами. Французы были очень миролюбиво настроены по отношению к индейцам и завязывали с гуронами и алгонкинами торговые и дружеские отношения. Не вдаваясь в подробности их вражды с ирокезами, они поддерживали своих торговых партнёров и военной силой. Так будущий губернатор Новой Франции Шамплейн совершил роковую ошибку, вступив в вооружённый конфликт с ирокезами, ошибку, которая привела, в конечном счёте, к потере Францией колонии в Северной Америке.

Ни англичане, ни французы не имели в Америке достаточного контингента войск и потому и те, и другие были заинтересованы в поддержке со стороны индейских племён, на плечи которых тоже ложились тяготы будущих войн. Союз англичан с ирокезами, их торговые контакты достались им ”по наследству” от голландцев, которые поселились на острове Манхеттен в 1614 году и вошли в альянс с ирокезами. В 1664 году англичане, вытеснив голландцев, переняли их дружбу и союзничество с ирокезами. Ирокезы поддержали англичан в их борьбе за Канаду в Семилетней войне, которая здесь называлась франко-индейской войной.

Эпизод франко-индейской войны
Однако, после сдачи французами Канады осенью 1760 года, они почувствовали разницу между благожелательным, почти опекунским отношением к себе французского режима и сдержанным, даже пренебрежительным, которое характеризовало британское правление. Были даже попытки восстаний. Тем не менее, десятью годами позже, во время американской войны за независимость, большинство членов ирокезской лиги, но не все, выступили на стороне Британской короны. Это решение привело не только к распаду лиги, но чуть ли не к полному истреблению ирокезoв. Победившие колонисты направили в 1779 году против них карательную экспедицию под руководством генерала Сулливана, которая разрушила их деревни и выжгла их поля. Уцелевшие ирокезы, согнанные с своих земель в штате Нью Йорк, бежали на запад, погибая в дороге от холода и голода. Часть из них спаслась в Канаде, где, благодаря ходатайству их лидера Джозефа Бранта, они получили от Британского королевства, в знак компенсации, земли вдоль реки Гранд. Города Каюга, Онондага, Сенека-Онондага Роуд, Могавк Парк на берегах этой реки — свидетели тех событий.

Так закончилась эпопея великой лиги. Великие воины, которым, как выяснилось, неведом страх высоты, сегодня выполняют в Канаде все верхолазные работы при строительстве мостов и небоскрёбов.

А воинами ирокезы были отличными: тактика внезапного нападения и молниеносность действия всегда имела успех и наводила ужас на противника. Не зря их прозвали змеями — они бесшумно приближались, молниеносно наносили удар и исчезали прежде, чем враг успевал опомниться. Мужчин, как правило, в плен не брали. Пленных женщин и детей принимали в племя, часто даже в какую-нибудь семью, которая потеряла родственников в бою. Существовал специальный обряд посвящения. Численность племени, благодаря этому обычаю, после крупных сражений возрастала в несколько раз. Приёмных детей обучали, как собственных, так что через некоторое время они забывали прежний дом и обычаи. Но новые члены племени никогда не допускались к политической власти, в этом смысле они навсегда оставались людьми второго сорта. Массовая адаптация чужеплеменников объясняет, почему ирокезы были так жестоки к побеждённым врагам — они всегда боялись восстания изнутри. Обычно кого-нибудь из пленных, для устрашения остальных, казнили мученической смертью, известны случаи и ритуального каннибализма. Были ли они более жестокими, чем мы? Вряд ли. Любовь и коварство, предательство и дружба, соперничество и ревность — всё у них было, как у нас. Просто у них были одни обычаи, у нас — другие. Когда индейцы впервые увидели казнь через повешение, они пришли в такой ужас, что военные конфликты прекратились на 20 лет. Будучи ближе к природе, чем мы, они были искренней и простодушней в проявлении своих чувств, и порой кажутся даже более духовными. Охотники просили прощения у убитого ими животного, молились за его душу, а косточки хоронили в знак уважения и с суеверной надеждой на удачную охоту в будущем.

Индейцы верили в высшее божество, в духов, которые вселялись в животных и растения, придавая им форму и содержание, одухотворяли неодушевлённые предметы и явления природы — озёра, звёзды, бури. Их религиозные обряды состояли в том, чтобы поддерживать с духами дружеские отношения. У индейцев было мало различия между религией, магией и медициной.

Индейские шаманы были искусными лекарями, проницательными психологами и хорошими психотерапевтами. Тысячелетиями складывалась их культура врачевания. Стать шаманом было не просто — он должен был пройти все муки ада, чтобы знать, что такое человеческое страдание. Они лечили раны, болезни тела и души и пользовались огромным авторитетом у соплеменников. Если шаман терял это доверие — он уходил из племени.

В противоположность высокой духовной и политической культуре, ремесло у индейцев находилось на чрезвычайно низком уровне. Все необходимые в хозяйстве товары индейцы изготовляли сами из подручных природных материалов — дерева, коры, камня. Сети для рыбной ловли они плели из волокон растений, ножи, наконечники для копий и стрел изготовляли из кремния, шила — из кости, из глины делали грубые керамические изделия, дома строили из прутьев, покрывая крышу берестой, из коры берёзы делали также каноэ, одежду шили из шкур животных. Я так подробно говорю об этом, чтобы более чётко представить себе конфликт при столкновении двух миров, когда в каменном веке вдруг появляются европейцы с их товарами — металлической посудой, изделиями из тканей, стекла и огнестрельным оружием. Конечно, греть воду в металлическом чайнике намного удобнее, чем бросать разогретый камень в кожаный мешок с водой!

Европейские товары производят настоящий переворот в жизни индейцев, они попадают в такую зависимость от них, что уже не могут без них существовать. Что делать? Они начинают взамен ”продавать” европейцам пушнину, а потом и землю. Начиная с 1781 года, племя миссиссага заключает целый ряд сделок с Британской Короной о передаче земель, значительная часть которых в настоящее время является южной частью провинции Онтарио. С тех пор существуют десятки договоров (treaty) на каждый клочок земли: кто, кому, сколько чего и за что должен. Каждый договор — это отдельная история, за каждым длительные и иногда мучительные переговоры. Хочу сказать лишь одно, что, согласно этим договорам, индейцам за передачу земель оставлялись заповедные территории, зарезервированные для индейцев, на которых британское правительство гарантировало им защиту от европейских поселенцев. Они назывались Indian reserve – неприкосновенно, зарезервировано на вечные времена — и то, что со временем превратилось в постыдное слово ”резервация”, поначалу не выглядело таким ужасным.

История с покупкой Торонто тоже оказалась не такой уж простой. В конце XVIII века земля в районе нынешнего Торонто принадлежала племени миссиссага. В 1787 году сэр Джон Джонсон по поручению и от лица губернатора Канады лорда Дорчестера встретился с главными вождями племени миссиссага и заключил с ними договор о передаче ими около 100 тысяч гектаров земли севернее озера Онтарио — договор, ставший известным, как ”Покупка Торонто”. За землю было заплачено 1700 английскими фунтами (US $ 9000), а также одеялами, одеждой, тканями, шляпами, ружьями, порохом, рыболовецкими крючками, табаком, 96 галлонами рома и ещё множеством других мелочей, полный список которых можно найти в замечательной книге Клары Макей ”История Торонто” (Claire Mackay ”The Toronto Story”).

Однако следующим летом землемеры обнаружили несоответствие инспектируемой площади с тем, как это понимали вожди миссиссага. В 1793 году, при закладке города Торонто, генерал-губернаор Джон Симко обратился к документу и обнаружил незаполненный бланк с прикреплёнными к нему воском тотемами трёх вождей племени. Действие документа было прекращено, но ситуация не менялась до 1798 года, пока Питер Рассел, глава Индейского департамента Верхней Канады, не дал распоряжение исправить ситуацию, считая, что дальнейшее сокрытие правды от индейцев может привести к опасным последствиям. 1 августа 1805 года было подписано новое соглашение, которое подтвердило ”Покупку Торонто” 1787 года. С тех пор документ так и фигурирует под двумя датами.

Острова Торонто не были включены ни в договор 1787, ни 1805 года. О значении островов для индейцев миссиссага Элизабет Симко писала в своих дневниках: они использовали их благоприятный климат для лечения, считали их священными и проводили там свои церемонии. Город Торонто получил острова в 1867 году от федерального правительства Канады, которое, однако, признаёт право собственности аборигенов на землю. Во время Второй мировой войны на одном из островов был военный аэродром, впоследствии разрушенный, были построены отели и дома, потом снесены. Сейчас значительную часть территории Centre Island занимает городской парк. Землёй и в настоящее время ”владеет” город, а племя миссиссага пока обдумывает, как воспользоваться своим правом собственности.

Я часто думаю, как должны были поступить европейцы, когда они обнаружили малонаселённые просторы Америки, чтобы избежать презрительного названия ”колонист” и порочащих честь страны резерваций? Извиниться и уйти? И понимаю, что этого не могло случиться, никогда, потому что это противоречит нашей общечеловеческой природе, нашему древнему всепобеждающему инстинкту. Экспансия! О ней написал когда-то один из известных советских астрофизиков, обсуждая проблему внеземных цивилизаций: если бы во Вселенной были подобные нам существа, мы узнали бы о них потому, что они непременно начали бы осваивать космос.

(часть вторая)
В начале марта этого года Торонто отпраздновал своё 175-летие. Это был юбилей возвращения городу его индейского названия. Англичане, и, в первую очередь, основатель города губернатор Симко, которые строили Англию вдали от Англии, пытались искоренить здесь индейский дух, потому Торонто первые 40 лет просуществовал под именем Йорк. Но Йорк-Торонто никогда не был деревней, даже когда население его составляло 250 человек. Он был задуман и строился, как столица, и на первом же заседании парламента во Дворце Правительства в 1797 году был провозглашён столицей Верхней Канады (Онтарио).
Примерно в то же время, когда Йорк был переименован в Торонто, видный государственный и общественный деятель Верхней Канады, врач и юрист, Вильям Болдуин (William Baldwin) построил дом на холме, с прекрасным видом на oзеро, рядом с тем местом, где сейчас находится Casa Loma. Свой дом он назвал \"Спадина\" от индейского слова \"эспадинонг\" - холм. Доктор Болдуин проложил к дому и улицу, по обе стороны которой сам посадил каштановые деревья. Улица получила то же название, что и дом, только со временем приобрела английское звучание - Спадайна.
Spadina Road и её продолжение Spadina Avenue стали главными улицами центральной части города, а дом Болдуина на холме много раз достраивался, перестраивался, наконец, в 1982 году был подарен его потомками городу и превращён в музей Spadina House как образец быта процветающей семьи викторианской эпохи.
Однако вводить в обиход индейские названия так в моду и не вошло. Лишь изредка можно встретить то тут, то там улицу, названную именем какого-нибудь индейского племени: Huron Street, Seneca Street, Cayuga Avenue.
Но есть в западной части города, к востоку от High Park, небольшой \"пятачок\" с улицами: Indian Valley, Indian Grove, Indian Road (Индейская долина, Индейская роща, Индейская дорога). Так назвал их человек, которому принадлежала эта земля лет 150 тому назад.
Находился его участок тогда далеко за городом, по нему проходили индейские тропы, которыми индейцы продолжали пользоваться. Человек этот был первым профессиональным архитектором Торонто, его главным инженером и землемером, а кроме того, замечательным художником-акварелистом. Звали его Джон Говард (John Howard). Ему принадлежал и High Park, который он подарил городу. Говард спроектировал в Торонто множество улиц, зданий, государственных и частных, кажется, ни одно из них не сохранилось, но сохранились его рисунки с изображением городских пейзажей, написанные рукой мастера и со знанием дела, которые дают представление об облике раннего Торонто.
На карте упорядоченно расположенных улиц Торонто обращает на себя внимание Davenport Road, которая вьётся, явно подчиняясь каким-то своим законам. Оказалось, она проложена по траку, который остался на земле в том месте, где индейцы волоком перетаскивали свои каноэ от реки Дон к реке Хамбер (Humber River). И тут мы приблизились к устью реки Хамбер, где первый европеец увидел озеро Онтарио и место будущего Торонто. Это было в 1615 году, a человек этот - французский путешественник и исследователь Этьен Брюле (Etienne Brule), личность яркая и противоречивая, о котором вот уже 400 лет спoрят, чего же он сделал больше в этом мире - добра или зла.

Этьен Брюле родился в 1592 году в предместье Парижа в семье фермеров. Этот сельский мальчик оказался страстным любителем приключений и каким-то, никому не известным образом, в 1608 году он присоединился к очередной экспедиции Самюэля Шамплейна (Samuel de Champlain) в Новый Свет. Это был уже четвёртый визит Шамплейна в Северную Америку, и на этот раз он взял с собой 16-летнего Этьена. Шамплейн часто возвращался во Францию - отвозил составленные им карты местности и делал доклады правительству о том, как много здесь, в Америке, плодородных земель и богатых пушниной лесов. Теперь он вёз с собой оборудование и плотников, чтобы осуществить мечту, которую он вынашивал уже лет пять - построить в Квебеке столицу Новой Франции.
Пока Шамплейн занимался строительством города, Этьен исследовал окрестности: пороги на реке Св. Лаврентия, берега реки Саганэ. Здесь в районе Тадоусак произошло первое знакомство Брюле с индейцами. Они напряжённо всматривались в лица друг друга, не подозревая ещё, как переплетутся их судьбы.
Летом 1610 года Шамплейн договорился с дружественным ему племенем гуронов, принять Брюле к себе на год для изучения их языка и быта, готовя, таким образом, себе помощника - проводника и переводчика - в торговых делах и в исследовании новых территорий. Взамен он взял с собой во Францию молодого индейца - так Брюле стал первым известным миру студентом по обмену. Неординарный и общительный Этьен за год подружился с гуронами, выучил их язык и следующим летом на том месте, где должен был состояться \"обратный\" обмен, он появился в сопровождении огромного числа гуронов с пушниной, сам в индейском наряде и безо всякого намерения возвращаться обратно. Вольная жизнь индейцев оказалась Этьену больше по душе, чем втиснутая в рамки законов жизнь белых людей. Сменив европейскую цивилизацию на культуру каменного века, он без сожаления простился с белой расой, перенял привычки индейцев и провёл с ними в общей сложности 23 года, надолго исчезая из поля зрения Шамплейна. Тем не менее, он официально служил у Шамплейна, получал у него \"зарплату\", должен был выполнять его поручения и присылать регулярные отчёты. Связь поддерживалась через французских миссионеров,\"отцов\" и \"братьев\", которых Этьен обучал индейскому языку. Они периодически наезжали в Гуронию, где он обосновался, хотя часто и там его не находили - он месяцами бывал в походах.
Известно несколько совместных экспедиций Брюле с Шамплейном. Одна из их была на север в Гуронию, другая - к южному берегу озера Онтарио, во время военной кампании Шамплейна вместе с гуронами против ирокезов. Там произошло событие, которое негативно сказалось на их дальнейших отношениях. Для победы над ирокезами Шамплейну нужна была помощь, и он послал за ней Брюле ещё с 12-ю отборными храбрецами-гуронами, которым предстояло пробраться через территорию ирокезов. (Кстати, именно тогда, по дороге, и произошло то событие, которое художник запечатлел на своей картине: гуроны вывели Брюле к устью реки Хамбер). Помощь Шамплейну не подоспела во-время и ему пришлось отступить. Кроме того, он дважды был ранен, после ранения уже мало путешествовал, занимаясь большей частью административными делами колонии.
Индейцы приняли Брюле в племя, как равного среди равных. Человек редкой отваги, сильный и мужественный, он никогда не упускал возможность следовать за ними в самые дальние дикие места. Это была страсть - не ради денег и славы отправлялся он в рискованные путешествия через вражеские территории; не раз смекалка спасала его в самых критических ситуациях. Этьен Брюле оказался первым белым человеком, который увидел Великие Озёра, Ниагарский Водопад, озеро Ниписсинг, место будущей столицы Канады Оттавы. Он открыл для европейцев многое из того, что сейчас является провинциями Квебек и Онтарио, штатами Мичиган и Пенсильвания. Человек явно способный к изучению языков, он, к сожалению, не был писателем, его мысли и чувства остались никому не известными. Все его походы плохо документированы, о многих из них можно узнать лишь косвенно из других источников, прежде всего, докладов самого Шамплейна и французских миссионеров. Самюэль Шамплейн был историк и летописец, географ и картограф, солдат и дипломат. Он посылал во Францию отчёты, чтобы получать новые гранты на развитие колонии.
Этьену же по возвращении из походов, после кутежей и танцев победы, нравилось предаваться любви. Он любил и был любим индейскими женщинами, у которых не было запрета на любовь с мужчинами до замужества, пока они не выбрали себе наилучшего. Конечно, молодой красавец, белый гурон, как его называли, пользовался у них большим успехом. Говорят, что в индейской деревне Toanche, где он жил (теперь это район Midland на юге Georgian Bay), было много полукровок, отцом которых он был.
Французские миссионеры, считали предательством то, что Брюле перенял привычки и стиль жизни \"дикарей\", а его развратное поведение - порочащим белую расу и христианскую религию, которую они проповедовали. Свобода нравов Брюле возмущала Шамплейна, как человека строгих правил, тоже. Их отношения становились всё хуже и хуже. Брюле уходил из-под контроля, ходили даже слухи, что он тайно заключал частные сделки с торговцами пушниной. Но всё это были ещё простительные грехи. Главное пятно, которое лежит на его чести и совести - предательство интересов Франции и своего патрона, Шамплейна, во время англо-французской войны 1629-32 гг.

Пособничество Брюле победе англичан заключалось в том, что он провёл английские суда по реке Св. Лаврентия от устья до Квебек-сити. Говорят, это были слухи, которым Шамплейн легко поверил, потому что никто не знал эти места лучше, чем Брюле. По другой версии, Брюле за свои прегрешения был выслан в Европу без права возвращения в Новую Францию, что как-то обьясняет его альянс с англичанами. Как бы то ни было, Квебек-сити, после непродолжительной осады сдался, сам Шамплейн, как пленный, был отправлен в Англию, а Этьен Брюле вернулся к гуронам. Но гуроны встретили его недружелюбно. Может быть потому, что Брюле, несмотря на свою романтичность, был достаточно предприимчивым человеком и теперь вёл торговые дела с англичанами, сюзниками ирокезов - их злейших врагов. Гуроны же во время английского правления чувствовали себя униженно и стали ценить французов ещё больше.
Победа англичан, однако, оказалась временной. Военные успехи Франции в Европе вынудили их вернуть Квебек французам. Самюэль Шамплейн прибыл в Новую Францию в качестве губернатора восстанавливать опустошённую колонию, а Этьен Брюле через три месяца после его приезда был казнён своими же собратьями по племени. Они мучили его, четвертовали, наконец, сварили и съели, и сами ужаснулись тому, что сделали. Это преступление довлело над всем племенем гуронов. Напасти и кошмары преследовали жителей деревни Toanche до тех пор, пока они не покинули это место. Когда миссионеры пришли туда через пару лет, от деревни не было и следа. К середине XVII века гуроны были полностью разгромлены ирокезами, а уцелевшие ушли с территории Канады.
Мотивы этого окутанного тайной преступления гуронов по сей день остаются не ясными до конца, оно так и осталось первым неразгаданным убийством Онтарио. По одной версии, гуроны заподозрили Брюле в тайных связаях с ирокезами, по другой - это была месть на почве ревности. Но самым вероятным остаётся предположение, что это было отмщение за Шамплейна, их великого белого вождя, на помощь которого они всегда могли расчитывать и в мирное, и в военное время, который не раз укрывал их женщин и детей в стенах своего города во время нападения ирокезов.
Своей мученической смертью Этьен Брюле наверное искупил свои грехи. Но, несмотря ни на что, он был и остаётся первооткрывателем этих мест, за ним пришли десятки и тысячи будущих исследователей. Память о нём как о \"Колумбе Великих Озёр\" бессмертна, а имя его по праву может стоять рядом с именами таких первопроходцев, как Кабот, Картье и сам Шамплейн. В Торонто его именем названы улицы и чудесный парк в том месте, которое ему впервые показали гуроны: устье реки Хамбер и великое озеро - \"где деревья стоят в воде\".
И уж коль мы коснулись \"индейской\" темы, невозможно не упомянуть имя ещё одного поразительного человека, наверное, самого известного северо-американского индейца своего поколения, лидера могавков и британского военного офицера Джозефа Бранта.

Если Этьен Брюле изменил своей белой расе и перенял стиль жизни индейцев, то индеец Тайенданегеа (Thayendanegеa, Joseph Brant - его христианское имя), наоборот, стремился жить, как белые люди, поощрял индейцев в принятии образа жизни белых людей, хотя в то же время вёл их на войну с белыми. Человек двух культур, в постоянной борьбе с самим собой, у него во всём просматривалась двойственность - два начала, и даже его имя в переводе с могавского обозначало \"тот, кто ставит на двоих\".

Он был высокообразованным человеком, знал английский язык, встречался с Джорджем Вашингтоном, неоднократно бывал в Лондоне. Одни ругали его, другие хвалили, одни восхищались, другие ненавидели. В нём совмещалось много несовместимых вещей - он мог быть милосердным и жестоким, мог появиться в высшем свете с лорнетом, \"как денди лондонский одет\", а через время в перьях и боевой раскраске вести индейцев в атаку.

В Лондоне он был принят в масонскую ложу и масонский фартук (запон) ему вручил ни кто иной, как сам король Георг III.
Джозеф Брант родился в 1742 году. Его родители, принявшие христианство ирокезы, жили в штате Нью Йорк - самом центре британскх колоний на американском континенте. Отец был из племени могавков, мать - из ассимилированных могавками пленённых гуронов. Отец рано умер, и мать вскоре вышла замуж за вождя могавков Бранта. Это улучшило материальное положение семьи, но Джозеф никогда не мог бы стать шахемом (вождь - член совета конфедерации), поскольку у ирокезов статус в обществе наследовался по материнской линии, а бывшие пленные к политической власти не допускались. Он мог стать и стал военным вождём (chief).
Жизнь Джозефа Бранта коренным образом изменилась, когда его старшая сестра вышла замуж за британского Уполномоченного по делам индейцев Вильяма Джонсона (William Johnson). Понимая важность для интересов Британии дружбы с индейцами, Джонсон, благодаря честной торговле и искусной дипломтии, сумел наладить с ними доверительные отношения. Они даже дали ему своё индейское имя: \"тот, кто делает великие дела\". Позднее Джонсона назначили также полковником индейских военных подразделений, и они бок о бок сражались в войнах с Францией за господство Англии в Северной Америке.
Богатый дом Джонсона так поразил 12-летнего Джозефа, что приехав однажды к сестре в гости, он так у них и остался. Говорят, последний дом Бранта был точной копией этого дома. Вильям Джонсон оставался другом и покровителем Джозефа Бранта до конца его дней. Подростком Брант сопровождал его в походах во время франко-индейской войны, которая, по сути, была американским филиалом Семилетней войны между Англией и Францией.
Джонсон способствовал тому, чтобы Бранта приняли в благотворительную христианскую школу для индейских детей в штате Коннектикут. Руководитель школы характеризовал Бранта, как умного, смелого, сдержанного, с покладистым характером и обходительными манерами. Обучение в школе дало Бранту знание английского языка и основ западной литературы и искусства, сделав из него светского человека.
После смерти В. Джонсона управление индейскими делами возглавил его зять, наиболее компетентный в делах с ирокезами, а Брант стал его секретаром. Они оба, вместе с лоялистами, создали в преддверии Американской революции организацию добровольцев по борьбе с сепаратистами. Английское колониальное правительство, конечно, проигрывало по сравнению с французским в либерализме по отношению к индейцам, тем не менее, оно поддерживало на территориях относительное материальное благололучие и имело своей целью постепенное становление единого смешанного государства. Политика же колонистов была более жёсткая, расчитанная на вытеснение индейцев, и их приход к власти Брант расценивал, как полное истребление индейцев. Поэтому в 1775 году он отправился в Лондон выразить свою преданность Британской Короне и получить от английского правительства заверения в лояльности к индейским племенам. Правительство Англии пообещало индейцам земли в Канаде, если они в случае открытого конфликта с колонистами окажут Англии военную помощь. Вернувшись в Америку, Брант начал свою агитационную деятельность - ездил из одной индейской деревни в другую, убеждая индейцев поддержать Британское правительство. Некоторые деревни полным составом переходили на его сторону. Но вожди конфедерации на первом заседании совета, посвящённом назревающему конфликту между Английским Королевством и его колонией, решили в случае войны держать нейтралитет - пусть белые сами решают свои проблемы. Но уже через год, когда стало ясно, что военный конфликт неизбежен, четыре племени из шести решили выступить под руководством Бранта на сторoне англичан, а два других, онейда и тускарора, присоединиться к колонистам.


Во время войны индейское воины под руководством Бранта принимали участие во множестве сражений, одержали много значительных побед; они наводили ужас на противника и продолжали сопротивление даже там, где отступали британские войска. На войне Брант прославился своей храбростью, а от колонистов получил прозвище - \"Монстр Брант\". Война отличалась жестокостью с обеих сторон, что называется была не на жизнь, а на смерть, ведь речь шла об изменении государственного строя. Достаточно сказать, что Брант сжёг свой родной город, потому что его оккупировали колонисты, город, где был дом его родителей, где он сам когда-то жил со своей семьёй. Во многих случаях Брант отрицал свою вину в совершении массовых убийств, и, как выяснилось через много лет, когда страсти улеглись, он был прав. Говорят, он был гуманным, сострадательным и милосерденым к гражданскому населению, особенно женщинам и детям. Один из офицеров колониальной армии сказал, что он предпочёл бы попасть в плен к Бранту, чем к лоялистам или тори.
Поражение в войне Англии накликало на ирокезов ужасные беды - экспедицию Сулливана, которая разрушила их дома и выжгла их земли. При заключении мирного договора между Англией и Америкой в 1783 году вопрос о суверенитете индейцев даже не обсуждался. В 1785 году Брант отправился в Англию во второй раз договориться о возмещении индейцам нанесённого войной ущерба. Правительство Англии в благодарность за помощь во время войны наградило ирокезов землёй в Онтарио: 6 миль по обоим берегам реки Гранд - от истоков до устья, а лично Бранту король Георг III подарил три с половинй тысячи акров земли в заливе Бурлингтон, где он построил свой великолепный дом (теперь Музей Бранта).
Последние годы жизни Джозефа Бранта были посвящены налаживанию жизни резервации в долине реки Гранд, куда за ним последовало около двух тысяч индейцев. Он строил вместе с ними дома, и на том месте, где был их первый посёлок, сейчас находится город Брантфорд. В Брантфорде Английское Королевство построило для могавков христианскую церковь, как символ их союза во время Семилетней войны и Американской войны за независимость.
Это самая старая протестанская церковь в Онтарио и единственная, которая является собственностью Королевского двора в Северной Америке. Ревностный христианин, Брант всю жизнь проповедовал христианство и на склоне лет занялся переводом Библии на могавский язык. Он был трижды женат и только от последнего брака имел семерых детей.
Умер Джозеф Брант в 1807 году, его могила находится рядом с церковью могавков в Брантфорде. На надгробной плите написаны его последние слова: \"Пожалей бедных индейцев. Если имеешь какое-то влияние на сильных мира сего, постарайся использовать его для их блага\".


Яркая личность Бранта и его славные дела незабвенны. В Торонто его именем названа одна из улиц в центре города. Помимо города Брантфорда в Онтарио, есть город Брант в штате Нью Йорк в США. В Оттаве в \"Мемориале Ветеранов\", где увековечены 14 ведущих военных лидеров Канады, есть памятник и Джозефу Бранту. И, опуская множество других почестей, хочется лишь упомянуть, что в 2007 году, была выпущена
юбилейная долларовая монета с портретом Бранта на лицевой стороне и королевы Елизаветы II на оборотой.

На торжественной церемонии презентации юбилейного доллара в городе Бурлингтоне присутствовали потомки Бранта шестого поколения.
В заключение, немного перефразировав слова Джозефа Бранта, хочется сказать: если можешь делать добро - делай.
Валентина Зелинская
Торонто
Дополнение к тексту: Индейский праздник в резервации Six Nations Reserve возле Брантфорда











Ещё об индейцах - http://perevodika.ru/forum/index.php?s=&am...ost&p=21260
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 20.11.2009, 3:02
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Жизнь Джозефа Бранта коренным образом изменилась, когда его старшая сестра вышла замуж за британского Уполномоченного по делам индейцев Вильяма Джонсона (William Johnson). Понимая важность для интересов Британии дружбы с индейцами, Джонсон, благодаря честной торговле и искусной дипломтии, сумел наладить с ними доверительные отношения. Они даже дали ему своё индейское имя: \"тот, кто делает великие дела\". Позднее Джонсона назначили также полковником индейских военных подразделений, и они бок о бок сражались в войнах с Францией за господство Англии в Северной Америке.
Богатый дом Джонсона так поразил 12-летнего Джозефа, что приехав однажды к сестре в гости, он так у них и остался. Говорят, последний дом Бранта был точной копией этого дома. Вильям Джонсон оставался другом и покровителем Джозефа Бранта до конца его дней.


Сейчас ”Старый Форт Джонсон” - дом, построенный сэром Вильямом Джонсоном, это музей быта белых поселенцев.
Здесь я привожу снимки действующей эскпозиции музея.

Палатка британского офицера





Лагерь британского отряда





Пушка и ружейные козлы


Маркитантки







Сообщение отредактировал Игорь Львович - 20.11.2009, 3:07
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 20.11.2009, 3:08
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Усадьба богатого землевладельца










Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.11.2009, 0:53
Сообщение #4


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



В эти дни (27, 28, 29 ноября) в Гамильтонском Колизеуме проходило крупнейшее событие года - фестиваль индейской культуры - Canadian Aboriginal Festival. На сайте http://www.canab.com/mainpages/festivalinformation.html Вы можете узнать о нем поподробнее, посмотреть видео и послушать музыку. А я хочу выложить небольшой фоторепортаж о третьем дне фестиваля (первые два я пропустил, т.к. это мои рабочие дни).
Copps Coliseum in Hamilton, Ontario CANADA

На входе - несколько стендов канадской армии




Офицер канадской армии (индеец), на снимке не видно, а попросить его стать в профиль я постеснялся, у него замечательная коса до пояса.


Ну, а дальше, по всем подтрибунным помещениям и коридорам расставлены ларьки с продукцией индейцев.



Это тоже – индейцы
И это..





Стенд индейского бюро канадской полиции









Продолжение следует....

Сообщение отредактировал Игорь Львович - 30.11.2009, 2:20
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.11.2009, 4:24
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413











Специальный камень для изготовления боевой раскраски, камень растирается в порошок и смешивается с водой.







Продолжение следует
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.11.2009, 17:55
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413





По-моему, это называется «пинетки»






Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.11.2009, 18:18
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413










Я таки не удержался: скульптурная композиция «Игорь Львович и Чингачгук». Чингачгук – справа.
Продолжение следует.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.11.2009, 18:34
Сообщение #8


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Участники фестиваля готовятся к Большому Выходу.









Продолжение следует
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.11.2009, 18:52
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413




Это одна из «команд» ударных. Всего их было 6 или 7. Они задавали ритм и пели.








Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 2.12.2009, 2:25
Сообщение #10


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



А это уже собственно Большой Выход всех участников. Аккамулятора моего фотоаппарата хватило только доснимать Выход до конца, а на последовавший концерт-закрытие уже нет.















Продолжение следует

Сообщение отредактировал Игорь Львович - 2.12.2009, 2:26
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 2.12.2009, 2:49
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413















Окончание следует
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 2.12.2009, 3:18
Сообщение #12


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413







Глядя на этого мужика, я четко понял, что именно так выглядели майя, ацтеки, инки








Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 16.12.2009, 1:52
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



«Индейцы могут стать главным этносом в американской православной церкви»
Митрополит Иона (Паффхаузен), Православие.Ru
Актуальные темы / 16.12.2009


Беседа с Архиепископом Вашингтонским, Митрополитом всей Америки и Канады Ионой …

Православная Церковь в Америке является неотъемлемой частью русского Православия. У ее истоков стояли монахи-миссионеры из Валаамского монастыря, направленные Святейшим Синодом Русской Православной Церкви на остров Кадьяк (Аляска) в 1794 году для создания духовной миссии. В 1840 году Синод учредил Камчатскую, Курильскую и Алеутскую епархию, которую возглавил епископ, впоследствии митрополит Московский и Коломенский Иннокентий (Вениаминов; 1797–1879), «апостол Америки и Сибири», прославленный в лике святых.

В 1924 году Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке провозгласила временную автономию, а в 1937 году – полную автономию в статусе митрополичьего округа. В 1946 году VII Всеамериканский Собор в Кливленде (штат Огайо) принял решение о вхождении митрополии в юрисдикцию Московского Патриархата. Но контакты с Москвой начались лишь в 1960-е годы, а 31 марта 1970 года состоялось восстановление канонических отношений. 10 апреля того же года Русская Православная Церковь даровала Американской митрополии автокефалию.

Сегодня Православная Церковь в Америке объединяет более 700 приходов, при которых окормляются более миллиона верующих.

Предстоятель Православной Церкви в Америке именуется Архиепископом Вашингтонским, Митрополитом всей Америки и Канады. Более года этот титул носит Блаженнейший Митрополит Иона (в миру – Джеймс Паффхаузен).

Он родился в Чикаго (штат Иллинойс) в 1959 году и принял крещение в Епископальной Церкви США. Впоследствии его семья переехала в Калифорнию. Джеймс получил образование в Калифорнийском университете в Сан-Диего и Калифорнийском университете в Санта-Круз. В 1978 году присоединился к Православию в Казанском храме Московского Патриархата в Сан-Диего. Обучался в Свято-Владимирской семинарии Православной Церкви в Америке в Крествуде (штат Нью-Йорк). Получил степени магистра богословия и магистра теологии в области догматики.

В конце 1980-х годов некоторое время провел в СССР, где изучал русский язык, сотрудничал с Издательским отделом Московской Патриархии, знакомился с жизнью Русской Православной Церкви, проявляя особый интерес к монастырскому деланию. Духовным отцом Джеймса Паффхаузена стал наместник Валаамского монастыря архимандрит (ныне епископ Троицкий) Панкратий (Жердев).

В 1994 году был рукоположен в диакона, затем во священника. В 1995 году принял монашество в Свято-Тихоновском монастыре в Саут-Кейнане (штат Пенсильвания) с именем Иона. По возвращении в Калифорнию служил в нескольких миссиях, основал монастырь и ряд миссионерских общин. Весной 2008 года поставлен в архимандрита.

1 ноября 2008 года отец Иона был хиротонисан во епископа Форт-Уортского, викария Южной епархии. 12 ноября того же года XV Всеамериканский Собор в Питтсбурге (штат Пенсильвания) избрал его Архиепископом Вашингтонским и Нью-Йоркским, Митрополитом всей Америки и Канады. 28 декабря 2008 года в Николаевском соборе в Вашингтоне Архиерейский Синод Православной Церкви в Америке торжественно возвел епископа Иону на первосвятительскую кафедру.

Публикуемая ниже беседа состоялась в первых числах декабря 2009 года, в ходе визита Митрополита Ионы в Россию по случаю празднования 15-летия московского представительства Православной Церкви в Америке, и посвящена деятельности этой Церкви в Латинской Америке.

– Ваше Блаженство, в каких латиноамериканских странах представлена Православная Церковь в Америке?

– Юрисдикция нашей Церкви распространяется на Мексику. Раньше мы располагали приходами также в Аргентине, Бразилии, Перу и Венесуэле. Но одни из них ушли в Русскую Зарубежную Церковь, другие закрылись.

Несколько общин в Латинской Америке хотят войти в состав Американской Православной Церкви. Мы были бы рады принять этих верующих, но о них некому будет заботиться, поскольку у нас крайне мало священнослужителей, говорящих на испанском или португальском языках.

Один священник – надеюсь, он скоро станет епископом, – начал миссию в Эквадоре, в городе Гуаякиль, где осела крупная палестинская колония. К сожалению, в последние годы его благая инициатива затухла. Я слышал, что в центральноамериканских странах, в частности в Сальвадоре, живет много палестинцев. Любопытно, что они не посещают приходы Антиохийской Церкви и просятся под наш омофор.

Константинопольский и Антиохийский Патриархаты предпочитают окормлять греческую и арабскую диаспоры. Мы не понимаем этого. Церковь должна давать пастырскую опеку, прежде всего, местным духовным чадам. Такова принципиальная позиция Православной Церкви в Америке.

– Когда был образован Мексиканский экзархат?

– Мексиканский экзархат существует с начала 1970-х годов. В тот период епископ Мексиканской национальной старокатолической Церкви Хосе (Кортес-и-Ольмос) завязал контакты с нашей Церковью и вместе со своей общиной перешел в Православие. Благодаря его трудам сотни мексиканцев прониклись православной верой.

Недавно 5 тысяч индейцев из 23 населенных пунктов штата Веракрус крестились в Православие. Однако на такую огромную массу прихожан приходится всего один батюшка. В Мексиканском экзархате вообще очень мало клириков. Все они – мексиканцы, в том числе правящий архиерей – епископ Алехо (Пачеко-Вера).

– Бывали ли вы в Латинской Америке?

– Я посещал только Мексику. Сейчас собираюсь в Гватемалу. Там живет моя знакомая – игумения Инес (Айау), настоятельница Свято-Троицкого женского монастыря, который находится в юрисдикции Антиохийского Патриархата.

В Гватемале мое внимание привлекает многотысячная группа людей, желающая принять Православие. Большая ее часть принадлежит к народу майя. Если мы возьмем к себе этих гватемальцев, а также представителей коренного населения из других стран Латинской Америки, то индейцы могут стать главным этносом в Американской Православной Церкви. Лично я был бы рад этому.

– Видно, что вы симпатизируете исконным обитателям Американского континента…

– Я испытываю самые теплые чувства к индейцам. В университете я изучал антропологию, увлекался культурами майя и ацтеков. Это огромные и удивительные цивилизации.

Мне нравится Латинская Америка в целом – ее искусство, музыка, литература, кухня. Латиноамериканцы любят жизнь, они открытые и гостеприимные люди. Я рос в Калифорнии – одном из самых испанизированных штатов США, от своих друзей-мексиканцев немного усвоил испанский язык (хотя говорю на нем плохо). Священник, присоединивший меня к Православной Церкви, был мексиканцем. Звали его отец Рамон Мерлос.

– Что общего и различного в миссионерской работе с индейцами США и Латинской Америки?

– Честно говоря, я пока не знаю… Наша Церковь имеет опыт миссионерства на Аляске, где служит замечательный священник – протоиерей Майкл Олекса, антрополог по специальности. Он карпаторос, а его жена – из автохтонной народности юпик. Отец Майкл хочет провести на Аляске съезд православных индейцев Америки. Это будет крайне интересное мероприятие.

В бытность ректором семинарии отец Майкл предложил общине из Гватемалы, алчущей Православия, направить двух своих членов для получения богословского образования. Идея, безусловно, хорошая, но люди, привыкшие к тропическому климату, вряд ли бы вынесли аляскинские морозы.

– Встречаются ли латиноамериканцы среди ваших прихожан в США?

– Конечно. В Калифорнии 35% населения – латиноамериканцы, в Техасе – еще больше. Латины присутствуют и в пастве, и в духовенстве нашей Церкви. В Свято-Тихоновской семинарии учится мексиканец с индейскими корнями, по имени Авраам. Он несет послушание иподиакона. Один иподиакон в Сан-Франциско имеет колумбийское происхождение. В конце ноября этого года я освятил новый женский монастырь в честь Рождества Господня в Далласе, настоятельница которого – бразильянка.

– Что, на ваш взгляд, привлекает латиноамериканцев в Православии?

– Латины любят нашу литургию и иконы, их пленяет глубокое почитание Божией Матери, присущее Православной Церкви.

Надо сказать, что Католическая Церковь стремительно теряет влияние в Латинской Америке, виной чему – ее тесные связи с высшими классами общества. Значительная часть бедных слоев, составляющих большинство населения региона, разочаровалась в католических пастырях и примкнула к протестантам, мормонам и другим сектантам.

Митрополит Андрес (Хирон), глава Ордена белого духовенства имени святителя Василия Великого в Гватемале, ранее был католическим священником. Он видел, что его руководство ориентируется на богатых, и в начале 1990-х годов оставил Католическую Церковь, так как хотел трудиться для народа. Недавно митрополит Андрес сказал мне: «Я уже старый и больной. Пожалуйста, возьми моих людей в свою Церковь ради их спасения». Его общину трудно назвать православной, но она постепенно познает православное вероучение и приобщается к традициям Православной Церкви. Помимо Гватемалы, владыка Андрес открыл приходы в Лос-Анджелесе, Сан-Франциско и других городах США, в которых обосновались его соотечественники.

– Вы не боитесь конфликта с Католической Церковью? Все-таки, несмотря ни на что, Латинская Америка по-прежнему считается «главной епархией Ватикана».

– Никакого конфликта не случится. Католическая Церковь лояльно относится к Православию. Более того, я вижу немалый потенциал у соработничества с Католической Церковью, в первую очередь в противостоянии сектантству.

С Митрополитом Ионой беседовал Мигель Паласио
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 11.1.2010, 4:12
Сообщение #14


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



ВРАНГЕЛЬ Ф. П.
Обитатели северо-западных берегов Америки
(Обязанностью почитаем благодарить за сообщение сей статьи, содержащей в себе драгоценные, на месте собранные сведения, знаменитого мореплавателя нашего, Барона Ф. П. Врангеля. Ред. С. О.)
Текст воспроизведен по изданию: Обитатели северо-западных берегов Америки // Сын отечества, Том 7. 1839

Угаленцы.

Мыс св. Илии можно принять за границу жительства приморских Колош, к северо-западу. Далее к западу обитают Угаленцы, поколение малолюдное, в коем считается 38 семейств. Зимою они живут в бухточке, восточнее острова Каяк, a к лету переходят к восточному устью р. Медной, для рыбных промыслов. Земля, занимаемая ими, поотдаль морского берега, изобилует речными бобрами более окрестностей Якутата; они добывают в год от 5-ти до 7-ми сот сих животных, и для продажи шкур их приезждют на батах (подобных Колошенским) в Константиновский редут, к ведомству коего они и причислены. Народ сей миролюбив и покорен; живет в бревенчатых сараях над землею, в коих по сторонам отделены для каждого семейства особые места, a по средине разводят огонь для всех вообще; от 2 до 6 родных между собою семейств, занимают таким образом один сарай. Понятиями, поверьями и образом жизни Угаленцы сходствуют [52] с Колошами, с коими (Якутатскими) и перероднились; язык их, хотя и разнствует от Колошенского, однакожь происходит от одного корня, и оба сии народа суть два различные поколения одного племени. Смежные с ними Якутатские Колоши и жители Медной Реки называют их тем именем, под коим они в колониях известны.

Медновские.

Небольшое сие поколение, в коем ныне считается до 60 семейств, обитает по берегам реки Атны и называет себя Атнахитяне. Они миролюбивы,живут в согласии со всеми соседними поколениями, и имеют торговые связи с Чугачами, Угаленцами, Koлошами, Кольчанами, Кенайцами. У всех сих народов страна Медновская славилась прежде (с прихода сюда Европейцов) медью, в ней находимой; туземцы выковывали из сего металла топоры, ножи, нагрудники, для себя и в продажу Угаленцам, Колошам и другим соседям. И теперь они единственные кузнецы, умеющие ковать железо, получаемое ими от Руских; ни Колоши, ни другие народы в колониях, не знают сего искуства. Атнахтяне называют Руских: Кетчетняи, от кетчи, железо.

Главное занятие Медновских составляет охота за дикими оленями. Весною, когда льды на реках и озерах еще крепки, заганивают они табуны являющихся тогда оленей, в нарочно поставленные из жердей загоны, наподобие лежащей Римской цыфры <, коей отверстие иногда на 10 верст простирается. Когда звери войдут в самый угол загона и начнут тесниться, тогда дикари колют их. Другая поколка оленей случается осенью, на обратном переходе оленей к местам, где они [53] проводят зиму; их заганивают в озера, и на лодочках в воде закалывают. На удачном промысле оленей основано самое существование народа: олень доставляет ему и одежду и пищу; рыба не доходит до жительства Медновских в таком изобилии, чтобы они могли запасать ее на целую зиму, и от того случается, что после неудачных оленьих поколок, народ подвергается ужасному голоду и целые семейства умирают. Так, в 1828 году, при подобном несчастии, более 100 человек взрослых и детей соделались жертвами голодной смерти. Для собственной одежды и на продажу, Медновские добывают также лосей, которые к ним забегают, тарбаганов, еврашек, лисиц и черных медведей, но речных бобров они не бьют, хотя и водится сие животное в их стране. Величайшим богатством почитают они бисер; зажиточнейшие собирают его сколько могут, закапывают в землю и передают, как сокровище, наследникам, которые стараются умножить его.

В языке Атнахтян гортанные слоги Колош не заметны, и часто встречаемое окончание тль в словах колошенских, заменено y Медновски гласными буквами яй и е; вообще язык их легок и звучнее Колошенского наречия.

Медновские разделяют год на 15 месяцев, которых не называют особенными именами, a считают: первый, второй, и так далее, 10 месяцев зимних и осенних, да 5 весенних и летних. Зажиточные имели y себя калгов, рабов, которых покупали от Кольчан, однакожь они не приносили их в жертву умершим старшинам, как то делают Кольчане и Колоши. Впрочем, подобно сим последним, они сожигают трупы, собравши кости завертывают в чистые, недержанные ровдуги (выделанные без шерсти оленьи кожи), и в ящике хранят их на столбе, или на дереве. Поминки умерших родственников празднуются каждогодно. Атнахтяне, подобно Колошам и прочим поколениям сего племени; приписывают создание земли и человека, ворону, который похищал где-то стихии, одну за другою. Сказание о могучей птице, сотворившей вселенную, украшенное поэтическими вымыслами y Книстено, Чипивейан, и других дикарей восточных равнин Северной Америки, превратилось на западном берегу в простую сказку о вороне. О всеобщем потопе не сохранилось здесь никакого предания.

Кольчане или Гальцане.

Поколения, занявшия северные и восточные реки и речки, в Атну впадающия, и те, кои живут еще далее за хребтами, называются Медновскими Кольчане, что означает: чужие люди. Они различают ближних от дальних Кольчан; с первыми [55] торгуются, получая лосьи шкуры, рысей, речных бобров, a дальних знают только по слухам. Ближние Кольчане посещают нередко и нашу Медновскую одиночку, для продажи речных бобров и других звериных шкур, спускаясь вниз по течению речек на лодочках, обтянутых сырыми оленьими шкурами, нередко внутрь, куда нагружают все промыслы, приобретенные летом у хребтов и на озерах. Приплыв к одиночке, лодочки разбираются, оленьи шкуры выделываются в меха, или ровдуги, на продажу, а сами дикари возвращаются пешком домой, с полученным бисером и табаком.

Разные поколения Кольчан враждуют между собою; дальних описывают весьма свирепыми, и сказывают, что они употребляют человеческое мясо для утоления голода при недостатках. Ближние принадлежат к одному племени с Медновскими и Кенайцами, и хотя говорят другим наречием, однакожь друг друга понимают.

Кенайцы называют их Гальцане, то есть, гости, также те поколения, которые бродят в верховьях рек, текущих в Берингово море, известны им под тем же именем. Они сходятся с теми и другими Гальцанами во время оленьих промыслов, в исходе лета, за хребтами, на озерах, и выменивают y Медновских Гальцан лосиные кожи, a от других получают соболей и речных бобров. Самое ближнее к северным Кенайцам жилище сих последних Гальцан называется Титлогать, откуда в 10 дней, через хребты, они приходят к озеру Кнытыбен, для оленьей поколки, a к сему озеру, для свидания и торговли с Титлогатскими дикарями, приходят Кенайцы, промышляющие оленей на озере Хтубен, лежащем в 6-ти дневных [56] переходах южнее Кнытыбена; от озера же Хтубень до северного угла Кенайского залива, расстояние 14 переходов: Медновских Гольцан самое ближнее жило к Кенайцам называется Нутатльгат, и отсюда жители приходят иногда к озеру Хтубень для торга с Кенайцами, достигая его в 10 дней самого скорого хода чрез хребты. От Нутатльгатских Гальцан Кенайцы получают иногда Английской работы ружья, медные деньги и корольки, не Русского привоза, сказывая, что вещи сии переходят к ним чрез третьи руки, от народа, торгующего с людьми, живущими в крепости {Сообразив сбивчивые сведения о стране, в которой мнимая сия крепость находится, делается вероятным, что Английские изделия и ружья передаются от Чилъхатских (Ljnn's Canal) Колош, которые получают их от торгующих в проливах Американцев Соединенных Штатов. Вр.}. За дальними Гальцанами, в воображении Кенайцев, живут народы с хвостами.

Кенайцы.

Они называют самих себя: Тнайна, от Тнай, то есть, человек, a Кадьякцам известны под названием Кина-ют, что принято и Рускими. — Народ сей, в числе 460 семейств, обитающий по берегам и в окрестностях Кенайского залива (Cookie Inlet), и около озер Илямны и Кызжах, принадлежит к тому же коренному племени, как и Гальцане, Кольчане, Атнахтяне и Колоши. В том свидетельствует не токмо сходство, сохранившееся в некоторых словах языков сих народов (которое, правда, в языке Колош едва уже становится заметным и почти исчезло), и не токмо одинаковость в их поверьях и обрядах, но мнение сие наиболее подтверждается общим разделением на два главные поколения, подразделенные на роды, [57] известные род различными именами. Кенаец вороньего рода принимается, как родственник, Гальцаном, Медновским, Угаленцом, или Колошею того же рода, или того же поколения:, хотя бы он и не понимал разговора другого. Общих отличительных знаков, для познания, к какому роду принадлежат они, кажется, не существует, и простое о том объявление принимается всегда дикарями с полною верою.

По преданиям Кенайцев, ворон сотворил из различных веществ двух женщин, из коих каждая сделалась родоначальницею особого поколения. Одно из сих поколений произошло от 6 родов одной, a другое поколение от 5 родов другой жеящины. Имена первых шести родов суть: Кахгия от крика ворона, Кали от рыбьего хвоста, Тлахтана от травяной цыновки, Монтохтана от заднего угла в избе, Чихей от краски, и Нухиии, упавший с неба. Вторые пять родов называются Тульчина, от охоты купаться в холодной воде, когда она осенью уже начинает замерзать, Катлухтана, охотницы нанизывать бисер, Шшулахтана, обманщики, подобно ворону, который при сотворении земли и людей безпрестанно сих последних обманывал, Нучихги и Цальтана, от горы около озера Скилях (близ вершины р. Коктну. По древнему постановлению, мужчины поколения шести родов не могут жениться в тех же родах, a должны выбирать своих жен в другом поколении, так, что всегда должно избрать жену в поколении приятелей, a не в поколении своих (родственников). Дети причисляются к тому роду и поколению, к которому принадлежит мать. Постановление сие в настоящее время не строго соблюдается, и дозволено жениться в своем роде; однакожь старики [58] приписывают сему кровосмешению великую смертность, постигшую Кенайцев. Ближайшим наследником почитается дитя, рожденное от сестры, a сын наследует весьма малую часть от отца, потому, что еще при жизни родителя выбрал свою долю пищею и одеждою.

Обряды сватовства весьма просты. Жених рано утром является в дом отца избранной им невесты, и не говоря ни слова, топит баню, таскает воду, добывает пищу, что продолжается, пока не спросят его: кто он такой и для чего так трудится? Тогда объявляет он о своем желании, и будучи обнадежен, остается целый год в доме работником. По истечении года, отец невесты отдает жениху соразмерную плату за его прислугу, и дикарь уводит запросто молодую жену в свою барабору. Свадебных обрядов ни каких не бывает. Зажиточные имеют по три и по четыре жены. Жена, хотя и трудолюбивейшая работница в семействе, но не рабыня своего мужа; она имеет право возвратиться в дом отца своего, и муж должен в таком случае возвратить и плату, полученную им за работу при сватовстве. Жена полная владетельница принадлежащих ей, или приобретаемых ею вещей, и нередко муж покупает их y жены; когда же y него жен более одной, то каждая имеет свое отдельное хозяйство, неприкосновенное для остальных жен, или членов семейства.

Умершего оплакивает целое поколение. Собираются к ближайшему родственнику покойного, садятся вкруг огня и воют; родственник, хозяин бараборы, надевает лучшее свое платье и головной убор из орлиных перьев, продевает сквозь носовой хрящ орлиное перо, и с вычерненным лицом является перед собранием плакать. Держа в [59] обеих руках побрякушки, сделанные довольно красиво из топорковых посков, запевает он надгробную песню; голосом твердым, гремя побрякушками, и делая всем телом, a особенно одною ногою, сильные движения, топая в землю, но не сходя с места. Он воспоминает славные подвиги покойного; слово его принимается за текст стиху, составляемому экспромтом всем собранием, которое хором поет его, ударяя в бубен, и по окончании каждого стиха плачет громко в один голос, между тем, как хозяин наклоняется телом вперед, опускает голову на грудь, и отдыхает от сильного напряжения, пока почувствует себя опять в состоянии продолжать плакание. Обряд сей есть изображение глубокой печали грубого неизнеженного дикаря, жителя Севера, одаренного чувством сильным, продолжительным, безпритворным. Приведу содержание одной, слышанной мною песни:

Ближайший родственник.

«Он лучший был промышленник!»

Хор, родное поколение.

«Он всех смелей гонялся за белугами;
«Никогда не возвращался домой без добычи;
«Пойдет ли на хребты за оленями,
«Стрела его летала прямо в сердце зверя;
«Встретит ли медведя в лесу,
«Не упускал он ни черного, ни бурого!»

Ближайший родственник.

«Был щедр и веселил других!»

Хор:

«Всегда делился он промыслами.
«Что добудет в море ли, на хребтах, ли,
«Он все раздаст и бедным помогает;
«Когда работал с своими вместе,
«Он песни пел, плясал и веселился!» [60]

После пения, хозяин раздает платье и прочее имущество умершего между родственниками его, принявшими участие при плакании. Лучшие приятели покойного, из другого поколения, приходят без зову к сему обряду, и дарят разными звериными шкурами ближайшего родственника, но не поют и не плачут. Тотчас после смерти, они сожигают тело умершего, и собранные кости хоронят в землю, не допуская ни кого из родного поколения упредить исполнение сего обряда. Ближайший родственник покойного старается в течение целого года, или более, добыть сколько ему возможно оленьих шкур, ровдуг и звериных кож, и тогда празднует поминки о покойнике,— делает игрушку. Он сзывает своих, и тех приятелей, которые схоронили кости, угощает приятелей до пресыщения, одаривает их за прежнее приношение и за труды погребения, расточая свое имущество, в чем ставят величайшую славу и стараются превзойти друг друга; родственники пляшут, поют печальные песни, и стараются заслужить одобрение от гостей-приятелей. Имя покойника не должно произносить более пред ближайшим родственником, и сей переменяет также свое имя, которым звал его покойник при жизни. Кто осмелится нарушить первое условие и выговорить имя умершего, того вызывает родственник на бой, если виноватый принадлежит к поколению приятелей, и он должен откупиться подарками; между своими же подобные взыскания не соблюдаются, a довольствуются одними выговорами. Бедняк не редко вводит богатого приятеля в искушение, а сей, заметя замыслы другого, не медлит назвать покойника по имени, дабы с хвастливою щедростью утешить пробудившуюся печаль и гнев бедняка. [61]

Кенайцы употребляют разные способы для поправления расстроенного состояния. Например, бедняк выжидает, пока зимою озерко, y которого поселился, не промерзнет до дна, так, что в окрестностях не случится воды; тогда он сзывает богатых приятелей другого поколения на игрушку, и подчивает их растаянным снегом. Родственники его между тем замечают насмешливые гримасы приятелей, и подслушав их речи, сказывают о том хозяину, который тотчас выбегает из бараборы, надевает свое лучшее платье, вооружается луком со стрелою, и в бешеном виде являясь перед гостьми, вызывает дерзновенного, осмелившегося над ним насмехаться; он втыкает стрелу себе в щеку, губу или лядвею, в удостоверение, что предпочитает смерть поношению своего имени. Присутствовавшие, разумеется, предвидели подобное представление; богач-насмешник объявляет себя готовым заплатить раненому, и тем вполне удовлетворяет оскорбленного честолюбца и хитрого спекулянта, подобные которому, может быть, найдутся и в других странах.

Игрушки, то есть, пляски, пения, угощение и подарки, делаются по разным поводам. От тяжкой болезни исцелившийся делает игрушку для тех, кто показывал сожаление о больном, приходил к нему в жило и плакал, заботился о нем, приносил лучшую пищу и лечил его. Кто в состоянии при игрушках расточительностью наиболее удивить единоземцев своих, тот пользуется и наибольшим уважением в своем жиле и в целом поколении; прочие внимают его советам и ни в чем ему не прекословят. Таково начало тоёнства, или лучше сказать, уважение к нему; [62] власть старшины (кьиика) не основана на родословной, хотя большею частию переходят к наследнику; она притом условна, и всяк волен признать старшину, или переселиться в другое жило, куда ему заблагорассудится, a также жить отдельно от всех.

Между двумя поколениями сего народа, заметно щекотливое соревнование, даже в самых безделицах. Смертоубийство, или обида, нанесенные, своим отомщаются обиженным лицом, или ближайшим его родственником, убийством же, или побоями, без всякого в том участия сторонних людей; но когда подобный случай коснулся приятеля другого поколения, тогда все роды его готовы защитить честь обиженного семейства, и в важных случаях возжигались междоусобные войны, которые однакож стараются скорее утушить, и пленных никогда не употребляют в невольники, a возвращают за плату. До занятия страны сей Россиянами, оба поколения соединенно ходили войною на Кадьякцев, и должны были отбивать нападения сих последних; пленники были обращаемы в невольники, почему Кенайцы и называют природных жителей Кадьяка: Ульчна, от ульчага, то есть, невольник. Ныне брани прекратились; несогласия между семействами, или поколениями передаются на решение управляющего Николаевским редутом, который старается кончить каждое дело миролюбно.

Кенайцы роста среднего, сложены стройны, складом лица и цветом тела обнаруживают прямое Американское происхождение; многие имеют высокий рост, однакож я не видал в другом народе в колониях столько горбатых, как здесь. Нрава они веселого; каждую работу сопровождают пеньем, и при окончании ее в пляске отдыхают. [63] Зимние их хижины подобны Угаленским и Медновским: обширный, высокий бревенчатый сарай, с очагами в средине, разделенный по сторонам на столько отделений, сколько родных семейств, расположилось жить вместе, и с двумя, или более банями на концах, в коих проводят большую часть зимы. Бани сии похожи на Алеутские жупаны, но не так просторны и светлы; оне более уподобляются берлогам медвежьим, завалены со всех сторон землею, так, что оставляется со стороны сарая только круглое отверстие, чрез которое человек с трудом влезает; нагреваются оне раскаленными камнями.

Упомянув выше о некоторых обрядах Кенайцев, замечу здесь, что по учению шаманов (лыкин), и Кенайский народ обязан своим происхожднеием ворону, который находил особенное удовольствие беспрестанно обманывать свое создание — человека. По смерти люди продолжают жить внутри земли, где не тепло, не светло, и где ведут жизнь, подобную жизни оставшихся над землей, с тою разностию, что там спят, когда здесь бодрствуют, и на оборот.

Думать должно, что Кенайцы пришли к местам, ныне ими занимаемым, из-за хребтов. Это народ горный, бродячий, сделавшийся в последствии приморским и полуоседлым: употребляемые ими некогда на реках и озерах челноки из березовой коры, остались и теперь при них, a лафтаками (выделанные кожи морских животных) обтянутые байдарки и байдары переняты, вероятно, y Кадьякцев, или Чугач, с коими Кенайцы далеко не могут равняться в искустве и смелости байдарочного плавания. Любимейшим занятием их осталась звериная ловля в лесах, за хребтами. [64]

При устьях речек, или на берегу самого залива, на струе прилива и отлива, расположены летники Кенайцев для рыбной ловли, Чавыча, красная, горбуша, голец, кижучь, и пр. проходят в величайшем множестве из моря в залив, и во все речки и ручья, с весны до осени. Употребляемый дикарями способ ловить рыбу, идущую всегда против течения, крайне прост: из кореньев, наподобие невода сплетенные корзины привязаны к длинным шестам, на коих оне опускаются в воду, и вынимаются, как скоро в них зайдет несколько рыб; таким черпанием рыбы из воды занимаются старики и дети. Для большего удобства ставят поперек струи течения, на несколько сажен, род перил на козлах, кои во время густого хода рыбы, усеяны бывают рыболовами, вооруженными саками, на длинных шестах. Женщины вялят юколу, приготовляют икру, собирают ягоды, сараку, и вываривают жир из маленькой рыбки, называемой здесь сак, или из белуг (Delphinus leucas), добываемых лучшими промышленниками следующим образом: на мелководных местах вблизи берегов: на струях течения, куда белуги приходят гоняясь за рыбами, вбиты столбы, на коих садятся промышленники и сторожат рыбу; коль скоро она довольно приблизится, то со столба бросает Кенаец стрелу, или, лучше сказать, копьецо, стрелки, воткнутое в шест, 1 1/2 сажени длиною, и привязанное к ремню, сажен 10 длины, с надутым пузырем на конце; белуга, с вонзившеюся стрелкою, быстро уплывает, a пузырь на воде показывает место животного, за которым в готовой байдарке промышленник тотчас пускается в погоню, и поймав шест, освободившийся от стрелки, вкладывает аспидные [65] носки, колет белугу еще несколько раз, и наконец пробуксировывает мертвую к берегу. Киты хотя и заходят в залив, но Кенайцами не промышляются, a когда выбросит кита на берег, то они пользуются мясом и жиром его. Сии занятия прекращаются в Июле; в начале Августа все, кроме слабых и хворых, уходят на хребты гор, подышать горным воздухом древней родины, погоняться за лесными зверьми и повидаться с Гальцанами. Отправляются с детьми и женами, которые добывают тарбаганов и еврашек, между тем, как мужчины гоняются за оленями. Живущие около средней и южной части Кенайского залива уходят на ближние горы, где, вместо оленей, промышляют горных баранов. Северные же Кенайцы, из жил Кныку и р. Сушитны, предпринимают гораздо дальнеший путь; от самого северного угла залива идут они к северо-востоку, следуя падями между гор, и достигают в 7 дней скорого, или в 10-ть обыкновенного хода, высокого горного хребта, где оставляют жен, детей и посредственных промышленников, a лучшие переходят чрез хребет, и в 7 дней достигают до небольшого озера Хтубен, лежащего на лесной равнине между гор, близ верховья р. Сушитны. Здесь водится великое множество оленей, которые там и зимуют. Промышленники выгоняют их табунами из лесов в озеро и колют на воде, плавая в челноках из берестовой коры. Сюда приходят и Атнахтяне (Медновские), от озера Мантыльбана, в 14 дней; также Медновские Гальцане чрез хребты, в 10 дней самого скорого пути, для свидания и торговли с западными Гальцанами, Кенайцы проходят еще далее 6 дней, до озерка, где их встречают. Все сии народы имеют решительную [66] склонность меняться произведениями своими, и с утонченностью знатоков избирают и оценивают вещи лучшей доброты. Так, например, иглы дикобраза, употребляемые для вышивания узоров на камлеях, почитаются лучшими привозимые с р. Атны, и особенно уважаются выкрашенные в красный цвет; Медновские употребляют на то клюкву, a Кенайцы бруснику. Кончив промысел, в исходе Сентября, или в Октябре, спускаются в лодках, обтянутых оленьими, невыделанными шкурами, вниз по быстрому течению р. Сушитны, и в 4 дня приплывают в Кенайский залив; оставленные же y хребта семейства возвращаются домой прежним путем. От трудов, переносимых на сих переходах и промыслах, возвращаются они с хребтов домой изнуренные и тощие. Однакожь, если не настали еще сильные морозы, то спешат упромыслить в окрестностях своих жил речных бобров, и уже с наступлением зимы предаются увеселениям и отдыху, празднуют игрушки, расточают плоды летних и осенних трудов своих, и под конец претерпевают недостаток в съестных припасах, но весна и свежий привал рыбы избавляют их от продолжительной голодовки. Вот образ жизни, которому следовать есть величайшее блаженство туземцов, a изменить древнему обычаю отцов своих, почитается y них первым шагом в бездну злополучий.

Чугачи и Кадьякцы.

Первые суть пришельцы с острова Кадьяка, прогнанные в междоусобные брани к местам, ныне ими занимаемым, по берегам Чугацкого залива (Prince William's Sound) и к западу до самого входа в Кенайский залив. Они принадлежат бесспорно [67] к одному племени с Кадьякцами, говорят тем же языком, сходствуют в поверьях и образе жизни, и разнствуют от вышеописанного племени Американцев в двух главных статьях: происходят не от ворона, a от собаки, и не разделены на два главные поколения, отличающия племя, к коему принадлежат Колоши, Угаленцы, Медновские, Кольчане, Гальцане, и Кенайцы. Сверх того Чугачи и Кадьякцы суть народы исключительно приморские; на своих байдарках, обтянутых лахтаками, объявляют они непримиримую войну всем морским животным, бьют сиучей, нерп, китов, морских бобров, одеваются не в оленьи кожи, как прочие народы сего края, a шьют свои парки из птичьих шкур, и камлеи из кишок и горл морских и земноводных животных. По преданиям пришли они от севера, где по всему берегу, от губы Бристоль до Берингова пролива, находят и поднес своих единоземцов.

В настоящее время Чугачи, Кадьякцы и жители всей Алеутской гряды, от долгого сношения с Россиянами, изменились в обычаях и утратили предания народные, почему и не представляю здесь описания сего народа, коего первобытное состояние подробно описано Гг. Сарычевым, Давыдовым и Лангсдорфом. Ограничусь замечанием, что Чугачи и Кадьякцы перемешались с другими Американскими народами, коих жен брали в плен; от того, и под влиянием умеренного климата, в наружном виде гораздо более походят на горных Американцев, чем на Эскимосов севера. Чугачи называют себя Чугачик; их теперь считается около 100 семейств.

Инкюлюхлюаты.

Ha p. Хулитне, в верховьях Кускоквима и [68] Квикпака, обитает племя, известное в Александровском и Михайловском редутах под названием Инкюлюхлюатов. Их описывают весьма похожими на Колош, как в наружном виде, так и нравами и обычаями. Г. Васильев говорит о Хулитновских Инкюлюхлюатах следующее: «Для пляски, они осыпают себя лебяжьим пухом и все тело раскрашивают в красный цвет; песни и пляски их очень много сходствуют с Колошенскими; плясуны, подобно Колошам, имеют в руках копья, или ножи, коими вертят над головами, и делают пример сражения, беспрестанно произнося: ха! ха! и оголе! еоле! Оружие дикарей состоит из стрел, луков, копий и кинжалов; копьецы y стрелок сделаны из железа и красной меди; первое получают они от Кенайцев, a последнюю от Тутнов. Парки, штаны и зимние торбаса носят из бобровых и выхухольих шкур, камлейки же из рыбьей шкуры, преимущественно чавычьей. Домашняя посуда деревянные чашки, глиняные, узкие горшки. Домы их рубятся из бревен, на подобие Русских. но весьма низки, и многие обложены дерном, y некоторых же настоящия Колошенские барабары, с круглым напереди отверстием вместо дверей; байдарок не имеют, a употребляют лодочки, вмещающие не более двух человек, и столь легкие, что оне могут быть носимы одною рукою, куда угодно. Инкюлюхлюаты воинственны и храбры: не более 100 человек, живущих на р. Хулитве, нимало не страшатся многочисленности Кускоквимцев.

Следующие, собранные Г. Васильевым, слова языка Инкюлюхлюатов также указывают на сходство сего племени с Кенайцами, Медновскими и Колошами. Кенайцы называют Гальцами тех из них, [69] кои живут в верховьях р. Квиклока, a Хулитновских именуют Тутнами, наранке с Киятенцами и Агалегмютами, обитателями около рек и озер Нушагакских, хотя сии последние и принадлежат к племени, совершенно различному от Инкюлюхлюатов.

Далее, Инкюлюхлюатов Квикпакских, внутри земли обитают Чынкаты, о коих идет молва, что они имеют природный хвост, и обросли, как звери, шерстью. Квикпакские Инкюлюхлюаты сообщаются с низовыми жителями чрез посредство Магачмюнов, племени, сходного с Инкалитами.

Инкалиты.

Так называются народы, обитающие по рекам Квикпака, Кускоквима, и по другим, в них впадающим, и составляющим среднее звено между прибрежными и горными жителями. Глазунов делает следующее описание Инкалитов: «Они говорят языком совершенно различным от прибрежного, который есть язык Кадьякских Алеутов; наречие Инкалитов есть смесь языков Кенайцов, Кадеякцов, Уналашкинцов и Медновских. Это народ [70] крупный, смуглый; волосы имеют грубые, черные губы прорезаны, и в прорезах вставлены камешки и корольки; женщины имеют чистые лица, и лишь по подбородку проведены две синия узенькие черты; их длинные волосы заплетаются в косы по обеим сторонам, и изукрашены разноцветным бисером; мужчины же до кожи выбривают головы, посредством острого камня. Одежда мужчин почти вся сшита из кож речных бобров, какъ-то: парки, штаны, шапки, рукавицы, торбасы, и самые одеяла и постели, a в мокрые погоды надевают они камлеи и верхния торбасы из рыбьих кож; парки для женщин шьются из собольих, выхухольих и заячьих мехов. Домашняя посуда деревянная, гнутая, весьма чистой работы, и выкрашенная разноцветною глиною в красный, зеленый и голубой цвета; для варения пищи употребляют глиняные пережженые горшки. Летом плавают по речкам и озерам в берестяных челноках, очень хорошей работы, a зимою ездят на нартах, запряженных собаками. По реке Квикпаку главное их селение, и смежное с народами, говорящими прибрежным языком, называется Анилухтахпак; здесь считается до 700 жителей; Анвигмюты и Магимюты суть также Ивкалиты.

Народы, говорящие общим языком прибрежных жителей, весьма сходным с Кадьякским.

Аголегмюты, на устьях рек Нушагака и Пакнек, числом около 500 душ; Киятенцы, или Киятайгмюты, по рекам Нушагаку и Ильгаяку, около 400 душ; Кускоквимцы по р. Кускоквиму, и другим речкам, в сию впадающим; и около озер, лежащих южнее р. Кускоквима, числом, по [71] мнению Г. Васильева, до 7000 душ; Квихнакцы, со всеми их подразделениями на Магмютов (на р. Кыжунак), Агульмютов (на р. Квихлюваке), Паштулиглиютов (на р. Паштуле); Тачигмюты (около Михайловского редута), Малимюты (близ берегов губы Шактулах, или Шактоль), Аклыгмюты (в заливе Головнина), Чнагмюты (к северу от Иаштулигмютов, и к западу до мыса Родней). Кувихнагмюты (на р. Кувихналъ); все сии народы говорят одним языком, и, принадлежат к одному племени, которое простирается и далее к северу вдоль берегов Америки, по замечанию капитана Бичи, до широты 71° 24'. Бичи полагает южною границею на западных берегах Америки поколения, называемого им Западными Эскимосами, широту 60° 34'. И в языке, чертах лица и обычаях, находит он тесную связь сего поколения с Восточными Эскимосами залива Гудзона, Гренландии, Иглюлика, и вообще северных приморских берегов Америки. Не менее того заметил он сходство западных Эскимосов с Чукчами, от коих и полагает их происшедшими. Кук думал видеть в Чугачах и Алеутах острова Уналашки отрасли Эскимосов Гренландии. Жители Кадьяка говорят почти одним языком с Чугачами и обитателями приморского берега между бухтой Бристоль и заливом Нортона. Таким образом, мы встречаем язык Эскимосов y Берингова Пролива, и вдоль берегов Америки к югу, до Чугач, и к востоку до Гренландии и по всей Алеутской гряде и Кадьяку. Однакоже, вникая основательнее в состав наречий сих, сродных между собою народов, и сличая их обычаи, поверья и облики лиц, открываем разительные различия. Именно, островитяне Алеутской гряды во многом разнствуют [72]от Кадьякцов и Чугач, хотя в языках сих народов и встречаются слова, похожия между собою, но таких слов мало. Уналашкинец вовсе не понимает Кадьякца; в названиях предметов, так сказать, неразлучных в понятиях о существовании Эскимосов, не видим ни малейшего, даже весьма отдаленного сходства:


С первого взгляда на островитянина Алеутской гряды видишь в нем происхождение Азиятское, Монгольское, или Манджурское, и бывшие в Нижне-Архангельске Японцы, с разбитого на Сандвичевых островах судна, напоминали собою жителей Уналашки. Напротив того, Кадьякцы ближе подходят к Американским племенам, и в наружном виде во-все не сходствуют с Эскимосами, или с Азиятскими народами. Вероятно, они смешались с Американскими племенами, и сохранив язык, утратили тип образования Азии в телосложении и облике лица. По преданиям народным, Кадьякцы, Чугачи, Кускоквимцы, и прочие, им сопредельные народы, пришли от севера к местам, ныне ими занимаемым, Уналашкинцы же от запада. Если сопричислить все сии народы к одному коренному племени Эскимосов, то, основываясь на различии [73] в наречиях, наружном виде и преданиях их, мы можем сделать следующее разделение: Эскимосов Берингова Пролива, и обитающих по всему протяжению северных берегов Америки до Гренландии, назовем Севверными. Эскимосов, обитающих южнее Пролива Берингова (начиная около мыса Родней) до полуострова Аляски, на острове Кадьяке и в Чугацком заливе, назовем Южными, a островитян Алеутской гряды — Западными. Северные Эскимосы, и в особенности восточная отрасль оных, занимая самую холодную и бедную страну и живя отдельными, малочисленными обществами, остались на самой низкой степени умственного развития; Южные, обладая страною уже не безлесною, в которой водятся не одни песцы и волки, но и речные бобры и выдры, столкнувшись с горными поколениями, кои спускались к приморским берегам, приобрели множество новых понятий и смешались с другими народами; Западные, пришед с другой стороны света, и при общем движении Эскимосского племени к востоку не коснувшись полярных стран, представляют наименьше сходства с другими отраслями; их умственные способности и душевные качества соделывают весьма способными к принятию просвещения, гораздо более Кадьякцов.

Почтенный и трудолюбивый священник Иоанн Вениаминов, изучив язык и характер Уналашкинских Алеутов, составил грамматику и словарь, которые, вероятно, будут изданы в свет {Катихизис на языке Уналашкинских Алеутов уже напечатан.}. Отец Иоанн доставит публике самые верные сведения о сем народе, почему я здесь говорить о нем не буду. Северные Эскимосы известны по описаниям Кранца, Парри, Росса, Бичи, и других; Кадьякцы [74]описаны Давыдовым, Лисянским и Лангсдорфом. Остается пополнить сии сведения известиями о Куококвимцах, Квилполках, обитателях заливов Бристоль и Нортон. Ограничусь описанием Кускоквимцов, с которыми познакомился Г. Васильев; из его журнала почерпнута мною большая часть сведений о сем народе.

Кускоквимцы.

Направления водных истоков, составляющих систему реки Кускоквима, в стране, по которой сия река протекает, становятся нам известны от устья реки Хулитны, вниз по течению до моря; вершины ея еще не были посещаемы. Г. Васильев описывает местоположение, от устья р. Хулитны до впадения р. Маналяктули, весьма приятным; берега образуют не высокия горы, обросшия густыми лесами листвяницы, ели, тополя и березы, a холмы испещрены травами и цветами. Далее же к устью, река Кускоквим протекает по низменной, болотистой равнине, которая далее 80 миль от устья реки становится вовсе неплодородною, состоя из жидкого, наносного ила, на коем, кроме жесткой травы и низких кустарников ничего не произрастает. С прекращением лесов прекращаются и жилища речных бобров. Леса обитаемы черными медведями, Американскими соболями (род куниц), выхухолями и лисицами, которые зимою забегают и к приморским местам; дикие олени водятся в значительном множестве. Река изобильна рыбою различных родов, и морская белуга заходит в нее на большое расстояние. На всем пространстве своего течения, р. Кускоквим не имеет порогов и судоходна для гребных судов, a хотя устье ее и забросано лесами, но в высокия воды оно от них [75] очищается; обыкновенное возвышение вод бывает до 11 футов выше низкого их стояния. В осыпях песочных яров, образующих местами берега реки, или ручьев, в первую впадающих, находят клыки мамонтов; по мнению диких, это были большой величины олени, которые в древние времена приходили от востока, но ныне никогда уже более не появляются, потому, что какой-то великий чародей, живший на вершине р. Квикпака, умирая, с досады уморил и всех тех больших оленей, до одного; однакоже другие говорят, что мамонты ревут еще. и доныне под землею, откуда выходят только на одну ночь в году. Озера, лежащия на равнинах и в долинах, изобилуют рыбою.

В сей-то стране, заключенной между течениями рек Нушагака, Ильгаяка, Хулитны и Кускоквима, до морского берега, обитают Кускоквимцы, и наибольшая населенность их сосредоточилась на берегах сей последней реки, к западу от впадения в нее реки Анигак. Г. Васильев полагает сих дикарей не менее 7000 душ обоего пола и всех возрастов. Их называют также Кушкукхвакъмютами, от Кушкукхвак, означающего то же, что Кускоквим.

Аголегмюты и Киятайгмюты, или Киятенцы, ни в чем не различествуют от Кускоквимцов, и последние считаются одним с ними народом. Аголегмюты и Кускоквимцы разделены враждою, бывшею причиной изгнания первых от мест родины, с берегов реки Кускоквима. Настоящее имя присвоено ими от одного селения Аголегма, в котором они жили во время осады; наконец одна часть удалилась на остров Нунивок, a другая к устью Нушагака, где, под покровительством начальника Александровского редута, соделалась [76] оседлою, не опасаясь более набегов Кускоквимцов; однакоже в песнях оплакивают и поныне древнюю свою родину. Аголегмюты в свою очередь вытеснили природных обитателей устья Нушагала, которые переселились на восточную половину полуострова Аляски, и известны нам теперь под названиями Северновских и Угашенцов.

Кускоквимцов нельзя назвать ни кочующим, ни бродячим народом. Зимою съезжаются они всегда в постоянные селения, расположенные на берегу реки; летом же расходятся для запаса пищею по разным местам. Их привязанность к местам жительства предков весьма сильна, и участки земли, в коих производили они промыслы и охотничали зверей, почитаются родовою принадлежностью.

В каждом селении находится одно общественное здание, кожим, величиною соответствующее населению жила, коего мужчины все должны помещаться в нем; для сего вокруг стен расставлены скамьи в несколько ярусов, по средине очаг, a свет входит из верхнего отверстия над очагом. Кожимы, как и частные хижины, строятся из бревен, бывают углублены в землю, и со всех сторон завалены землею. В общественном кожиме собирается народ целого селения, для совещания о важных происшествиях, войне и мире, народных празднествах, и т. п.; в обыкновенное же время, он служит общим жилищем всех мужчин селения, кроме стариков и детей. Этот обычай весьма замечателен, и в связи с дневными занятиями Кускоквимцов и других поколений одного с ними происхождения. По закате солнца, все ложатся спать, взрослые мужчины в кожиме, a женщины, дети, старики, хворые и шаманы в [77] юртах своих. Рано утром, до восхода солнца, зажигает жировые плошки в юртах мальчик, нарочно для сего приставленный; жены тотчас встают и принимаются приготовлять пищу мужьям и родным: толочь ягоды и мешать их с жиром, кровью (оленя) и вареною травой особого рода. Шаман надевает платья свои, берет бубен, и с помощником своим уходят в кожим, где мужчины, уже одетые, готовы принять их. Начинается шаманство — богослужение сего народа. По совершении обряда, жены приносят пищу мужьям и родственникам в кожим; после их едят в своих юртах прочие члены семейства, и насытившись, отправляются все, девки и дети в поле для сбора дров, которые должны быть припасены на целый день для кожима и каждой юрты, еще до рассвета; Когда рассветает, мужчины отправляются на промысел, кто куда хочет, в байдарках, зимою на нартах с собаками, a иной остается дома. Возвратившись домой, промышленник выходит из байдарки, или из нарты не заботясь прибрать их, и прямо уходят в кожим, где садится y огня; жена, сестра, или мать уносит привезенную добычу, распрягают нарту, относят байдарку и спешат накормить приехавшего и просушить его платье. Должно заметить, что женатые мужчины посещают жен своих ночью, не раньше того, когда в кожиме все заснут; тогда они выходят тихонько, и возвращаются в кожим, пока прочие не встали. Луки, стрелы, копья, ножи и вообще все оружия мужчин висят по стенам кожима. Народные увеселения, игрушки, даются в кожиме. С наступлением зимних морозов, по окончании промыслов, в каждом селении дается годовая игрушка, непременно в каждом году. [78] Для сего празднества приготовления бывают немалые, ибо цель его — народная выставка промыслов и знаменитости каждого, от мала до велика, и это, льстя честолюбию, напрягает общую деятельность. Мать семейства собирает тщательно всех птичек, пташек, мышенков, и т. п., застреленных, или пойманных ея малолетными сыновьями в течение целого года, делает из них Чучелы, нанизывает их на нитки, и по средине привязывает к шнуру вырезанную из дерева птичку, с распущенными крыльями; такой прибор подвешивается в кожиме, и под деревянною птицей на полу зажигается жировая плошка; всех нитей и плошек собирается весьма большое число. На очаге среди кожима горит костер сухих дров, когда мужчины и женщины собрались и расселись на скамьях по старшинству, выступает на средину один из лучших промышленников; к нему пристают все его родственники, становятся с ним рядом, и начинается пляска, под звуки бубнов и песней, раздающихся в собрании. Кончив, плясуны возвращаются на свои места; мужчина-промышленник раздает между присутствующими плоды своих трудов, даря каждого чем нибудь, лоскутком звериной шкуры, иль лафтака, целою одеждою, съестными припасами, украшением, и пр., наделяя преимущественно стариков, старух и неимущих; количеством и добротою разданных вещей измеряется удальство и богатство промышленника, a числом родственников, становившихся с ним рядом при пляске, знаменитость его. По раздаче подарков, жена ставит в огромных посудинах различные ества пред собранием, в доказательство запасливости в хозяйстве, и угощает гостей с возможным усердием. Потом [79] наступает очередь другому, третьему, и вообще все, один за другим, являются на сцене. Иногда случается, что промышленник, не женатый и лишившийся ближних родственников, выступая на средину,остается одиноким, но природное чувство сих дикарей таково, что никогда не оставляют его надолго посмешищем в сем положении, и обыкновенно отыскивается какая либо старуха, или и несколько, которые вспомня дальнее родство с мужчиной, становятся к нему, и тем объявляют что готовы ему помогать, пока он одинок. Разумеется, что такая игрушка в больших селениях должна продолжаться много дней; также заметно, что как ни похвальна первоначальная цель сего обряда, однакоже люди везде одинаковы, и Кускоквимцы на народных пиршествах расточают имущества и запасы свои из хвастливости так, что под конец зимы терпят голод. Но голодовка не бесславит их, a щедрое угощение становит на высокую степень общественного уважения, и тщеславию дикаря покаряется рассчетливость его в предохранении себя от недостатков.

Кроме народных игрушек бывают и частные, по разнообразным поводам. Например, в Чуждом селении умертвили y кого нибудь ближнего родственника, исправного промышленника; мститель созывает в кожим всех мужчин своего жила, и из других соседних селений, одаривает каждого какою либо вещью, угощает их, и потом открывает им об обиде, нанесенной его роду, приглашая соединенно с ним отмстить. Тотчас закипает война, которая прекращается убийством одного человека того рода, к которому принадлежит зачинщик ссоры. Конечно, не всегда месть остается в сих границах, и за одного [80] падает нередко несколько человек; в таких случаях война становится иногда наследственною между двух родов, и кончится иногда изгнанием целого поколения из мест, им занимаемых. Замечательно, что дикари никогда не убивают стариков и детей; женщин уводят в неволю, a прочих пленников предают смерти, и кровью их мажут лица своих детей, для того, как говорят, чтобы они не страшились умирать. Колоши, как известно, обращают пленников в невольники, и при примирениях с другими поколениями аманатятся; Кускоквимцам чужды сии обряды.

К совещаниям не допускаются женщины в кожим, да и в празднествах народных те только женщины могут присутствовать, которые были когда либо всенародно введены в него, Этот обряд введения женщины в кожим исполняется после потери ее девственности, хотя бы она и не была еще замужем. Ближний родственник сзывает народ, дарит присутствующих, угощает их, и потом представляет родственницу свою. При сем случае подносят жертву шаману, состоящую из бисера, табаку и лучшего платья, что все передается им духам, воле коих приписывается рождение удалых бойцов в народе. Шаман объявляет, что по обязанности своей, или по особенной благосклонности к родителям девушки, лишил ее девственности, и она была бы недостойна предстать пред собранием, если бы отдала свою первую любовь не шаману. Пляски и песни, относящияся к предмету празднества, кончают обряд. Разумеется, бедные девки навсегда бывают исключены из кожимных собраний, потому, что не были введены в сие святилище,

Каждый Кускоквимец, добыв животное, [81] оставляет y себя какой либо знак в память: или нарисует это животное на луке своем, или (обыкновеннее) выбив y него один зуб, составляет наконец из большого числа зубов убитых оленей пояс, который надевает в собраниях, не мало гордясь таким знаком отличия.

Кускоквимцы страстные охотники до бань, и зимою парятся ежедневно по 3 и 4 раза — одни в кожиме, другие в малых банях, особенно пристроенных к каждой юрте, где нагревается воздух раскаленными каменьями. Тайны никто не передает своему другу в другом месте и иначе, как запершись с ним наедине в бане, и облившись потом от жестокого жара. Если отец имеет неудовольствие на взрослого сына, то он, не сказав виновному ни слова, приглашает близкого своего приятеля к себе в баню, и тут, открывая ему свою скорбь, просит сказать сыну, чтобы поправился и что отец на него гневается.

Кускоквимцы меряют расстояния числом ночей, проведенных на переходе, или переезде его. Они не ошибаются во временах года, и всегда верно определяют день равноденствия, или солнцестояния; распознают даже некоторые созвездия и планеты: Большую Медведицу называют Тунтунок — Олень, Ориона Миссюшкит — восходящий, Плеяд Каввягат — лисьи норы, Алдебарана Азьгук, Венеру Улюхтугалья — убийца лисиц и зайцов, Сириуса Агьяхляк — изобилие зверей. Год составляют из 12 месяцов, начиная с Сентября, под следующими названиями:

Сентябрь Нулигун — самцы скопляют маток, Октябрь Кангуян — иней; Ноябрь Кангуя гучих — шуга; Декабрь и Январь Игалюльх — время великих морозов; Февраль Кыпныхчак — [82] куропатки начинают пестреть; Март Тынгвагвак и Клюгвсак — предвестник птиц; Апрель Якулы, гик — появляются перелетные птицы; Май Куляват, Игальвит — олени плодятся; Июнь Тагъякват и Гальват — чавыча появляется; Июль Ныкыть, Шакт Игальват — красная рыба приходит; Август Амагайгун — олени рога снимают.

Кускоквимцы, говоря вообще, среднего роста, стройны проворны, и часто сильны; тело y них, большею частью, смуглое, но много и таких, кои белизною тела превосходят Европейца; волосы черные, y иных русые и даже рыжие. Мужчины красивее женщин; они прорезывают себе нижнюю губу, и вставляют в отверстие корольки, кости, или камешки; носовой хрящ также бывает пронят. Обыкновенные болезни их: лом в костях, грудная боль и чирьи. Шаманы и старухи знают много различных средств лечения. Между многими врачебными веществами, в большом уважении, них то масляное вещество, которое находится y речного бобра, в двух меньших пузырьках, около заднего прохода; им лечат ревматизмы, колотья, кровохаркание, грудную боль; в последнем случае жарят сии пузырьки на огне и употребляють внутрь, съедая по паре за каждый прием.

Ограничиваюсь сими замечаниями. Предания, поверья и понятия религиозные обитателей той страны нам еще столь поверхностно известны, что невозможно сказать чего либо положительного о столь важном и любопытном предмете. Описания одежды, утвари домашней и оружий не включаю, потому, что вещи сии суть общи всем диким племенам севера и не представляют ничего замечательного.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 25.1.2010, 23:31
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



О путешествии Александра Маккензия по Северной Америке

Текст воспроизведен по изданию: О путешествии Александра Маккензия по Северной Америке // Вестник Европы, Часть 108. № 23-24. 1819



В непостоянстве и переменчивости сердца человеческого, по мнению моему, должно искать причины любопытства, обыкновенно возбуждаемого чтением путешествий. - Утомленные общественною жизнию и заботами нас окружающими, мы любим отдыхать, размышляя о народах и странах, от нас отдаленных и нам неизвестных: если народы, о которых нам рассказывают; счастливее нас - их благополучие нас успокоивает; если несчастливее - мы утешаемся при мысли, что не мы одни несчастливы. -

Но, по мере умножения путешествий, охота к чтению их уменьшается. - При философическом рассмотрении предметов уничтожаются прелести пустынные ("Les bois desenchantes ont perdu leurs miracle...." Ла Фонтень).

Когда Французы в первый раз достигли до берегов Канадских и описывали озера - морям подобные, водопады - как бы с небес падающие, леса - непроходимые для странствователей; само по себе разумеется, что ум человеческий был более [241] поражен, нежели при описании какого нибудь Английского купца, или новейшего путешественника, который проникнул всю глубину лесов, даже до берегов Тихого моря, и обстоятельно описывая водопад Ниагарский, сказывает нам, что все его падение составляет 144 фута в вышину.

Приобретая более точных познаний, мы теряем силу воображения; ибо истины, открываемые математикою, ограничивают его область. - Кто были первые странствователи в древности? - Законодатели, поеты, герои: Ликург, Пифагор, Гомер, Геркулес, Александр. - Тогда было, или казалось все чудесным - и понятия оканчивались одною мыслию: там земли безвестные и моря безмерные! - Мы по природе нашей нетерпим ограниченного; можно сказать, что самый шар земный сделался мал для человека с тех пор, как он обошел его вокруг. - Если ночь более способна к возбуждению высоких мыслей, нежели день, то верно от того что, скрывая видимые границы всех вещей, она представляет вид бесконечности. -

Французские и Английские путешественники (как и самые народы, их соотчичи) разделили между собою царство Океана и царство земли: нет ничего непроницаемого Таверньерам, Шарденам, Паренненам и Шарльвоа на земле, и Ансонам, [242] Биронам, Кукам, Ванкуверам на морях. - Французы познали нравы и обычаи народов; Англичане более их содействовали успехам всеобщей Географии - правда, что Португальцы и Испанцы должны разделять с ними славу открытия новых, дотоле неизвестных морей и познания пределов земли. -

Чудесные успехи мореплавания могут подать наблюдателю высокую мысль о силе ума человеческого. - Кто не удивляется и не трепещет, видя Колумба, блуждающего среди безвестных пространств Океана; Васко-де-Гаму, приближающегося к мысу бурь; Магеллана, плывущего из обширного моря и вступающего в новое, еще обширнейшее; Кука, летающего от одного полюса к другому и сжатого среди громадных ледяных гор, без надежды спасения кораблю своему!....

Какие величественные зрелища представляет нам сей великий мореплаватель, когда видим его изыскивающего новые страны, не для порабощения обитателей тамошних, но для просвещения их, для благодеяний сим добрым детям Природы; когда он научает всем необходимым потребностям жизни бедных дикарей, заключает с ними союзы мира; среди Австральных хладов посевает семена, свойственные климатам стран, наслаждающихся более [243] благорастворенным воздухом - и показывает нам руку Провидения, спасающую благодетеля народов от кораблекрушения и бедствий!

Смерть Капитана Кука остановила его смелые открытия, и Капитан Ванкувер был назначен Английским правительством для обозрения всего северо-западного берега Америки от Калифорнии даже до Куковой реки, чтоб решить недоразумения, которые могли встречаться в познании сей части нового света. В то же время, когда Ванкувер с искусством и отважностию, свойственными опытному мореплавателю, исполнял вверенное ему предприятие, другой Английский путешественник, отправившийся из Верхней Канады, проник чрез леса и пустыни в одну сторону даже до берегов Ледовитого, а в другую до Тихого моря. -

Маккензий, о путешествии которого хочу я говорить, не желал приобрести славы ни ученого, ни писателя: производя меховую торговлю между Американскими народами, он просто описывал свои путешествия в повседневных замечаниях. - Иногда журнала его прерывается описанием величественных зрелищ Природы, или нравов дикарей; но Маккензий совсем не знал искусства сделать описания свои занимательными, подобными описаниям некоторых [244] других путешественников: нет изъявлений восторга при достижения к морю - предмету всех его трудов; нет подробных описаний пути возвратного; словом - читатель не переправляется со странником чрез величайшие реки, и не знает ни ужасов его, ни надежд, ни опасностей!

Другая важная погрешность в сочинения Маккензия та, что оно есть только простой, повседневной, неясной журнал. - Маккензий темно рассказывает о предмете своего путешествия: он не объясняет, какая крепость Чипуан (откуда он отправляется), и какие были уже сделаны открытия прежде его странствования? - Если место, где он останавливается при Ледовитом море есть залив, или лучше сказать впадение реки (как можно догадываться); то почему он узнал, что большая река, текущая на запад (которую он называет Такучетессе) (Tacoutche - Tesse), есть река Колумбия? ибо он не доходил в то время до впадения сей реки в море! Каким образом часть реки, которой он невидал, положена им на карте?.. и проч. и проч.

Не взирая на многие подобные недостатки достоинство Записок Маккензия весьма велико, хотя при них необходимо [245] нужны пояснения, как для того чтобы иметь понятие о местах, где странствует путешественник, так и для украшения холодности в слоге и в описаниях его, а вообще для ясности сообщаемых им известий географических. - Я постараюсь представить здесь небольшой опыт таковых пояснений. -

Испания, Франция и Англия обязаны своими Американскими владениями открытиям трех Италиянцов, и именно: Колумба, Кабота и Веразания. - Ум Италиянцов, возвышаясь иногда из развалин прежнего величия своего, как гигант из под гор, его подавляющих, удивлял свет смелыми предприятиями. Около 1525 года Франциск I решился отправить Иоанна Веразания для открытия новых земель; и сей славный мореплаватель открыл и описал более шести миль, вдоль по берегу Северной Америки, но неосновал там селений. -

Ему последовал Иаков Картье. - Он обозрел всю страну, именуемую ныне Канадою (Название Канады происходит от слова Канната, которое на языке Гуронов значит куча хижин. - Испанцы оспоривают честь открытия оной, и некоторые писатели утверждают, что имя ее происходит от Испанских слов Ассапада. - Шатобр.), плыл вверх обширною [246] рекою, названною им рекою Свят. Лаврентия, и доходил даже до острова Монреаля, которой назывался тогда Гошелага. -

Роберваль наименован был наконец в 1540 году Вице-Королем Канадским. - Он и брат его, которого по причине мужества Франциск I называл Аннибаловым воином (le gendarme d'Annibal), старались переселить туда многие семейства из Франции, но претерпели в 1540 году кораблекрушение. - "С ними" говорит Шарльвуа "разрушились все надежды основать селения в Америке; ибо никто нельстился успеть в предприятии, которого только славные и искусные мужи исполнить немогли."...

Смятения, вскоре после того восставшие во Франции и продолжавшиеся более сорока лет, препятствовали правительству заняться столь отдаленными и неверными предметами. Наконец Генрих IV, успокоив внутренние несогласия, горячо принялся за прежние предприятия. - Маркиз Ла Рош отправился в 1598 году искать своего счастия; но покушение его было неудачно. - Такой же успех имело путешествие Шовена. - Наконец Коммодор Катт, получа в 1603 году начальство над подобным предприятием, передал управление оным Самуилу де Шампеленю, которого имя напоминает нам [247] основателя Квебека и селений Французских в Северной Америке. -

С сего времени Иезуиты начали и ревностно продолжали делать открытия во внутренности лесов Канадских. - Тогда составились те знаменитые миссии, которые распространили область Французских владения от берегов Атлантического моря до льдов Гудзонских и до рек Мексиканского залива. - Отец Виар и отец Енемон-Маас прошли всю Акадию; отец Иосиф достиг на севере Канады до озера Нуписсина (Noupissing); Бребе и Даниель посетили величественные пустыни Гуронские, заключающиеся в пространстве между озерами Гуронским, Мишиганом и Ерио; от. Ламбервиль проник до озера Онтарио и обозрел пять селений Ирокойских. - Ободренные славою мученичества, повествованиями о терпении и благочестии своих предшественников, новые проповедники Евангелия стекались отвсюду и проходили во все пустыни. - "С радостию шли они" говорит сочинитель Истории новой Франции "шли, исполняя завет Спасителя мира, проповедывать Евангелие во концы земли."...

Открытие озера Огио и Мешасебы на западе. Верхнего озера (superieur) и озера Лесов на северо-западе, реки Бурбонов и всей внутренней стороны около залива [248] Джамеса на севере - было следствием сих путешествий. - Миссионеры узнали даже хребет гор Каменных (Они были названы тогда les montagnes des Pierres Brillantes. - Шатобр.), которые Маккензий перешел на пути к Тихому Океану, и большую реку, которая (как и тогда думали) течет на запад. - Я безошибочно полагаю, что сия самая река после названа Колумбиею: - стoит взглянуть на старинные ландкарты Иезуитов, чтобы убедиться в истине моего повествования. -

Следовательно, все главные открытия уже были чинены, или по крайней мере начаты во внутренности Северной Америки, когда Англичане покорили Канаду. - Переменяя снова имена озер, гор и рек, или искажая прежние Французские названия. они сделали только великой беспорядок, а не успех в географических описаниях; они не более успели в измерениях широты и долготы известных мест, которые прежде их были наблюдаемы Французскими миссионерами (Арросмит, есть ныне наилучший Географ в Англии; но сравнивая его большую карту Соединенных Штатов с новейшими картами Имлея, находим чрезвычайную разницу в положении земель между озерами Канадскими и Огио; на, напротив, карты миссионеров очень сходны с Имлеевыми картами. Шатобр.). [249] Чтобы сделать себе настоящее понятие о месте, откуда отправился в путь Маккензий, кажется, за верное можно предположить следующее:

Французские миссионеры и путешественники простирали открытия свои до озера Уйнипик или Уйнипигон (По Французским картам оно лежит под 50, а по Английским под 55° долготы N. Шатобр.) на западе, и до озера Ассинибуасло на севере. - Кажется, что первое из них есть то самое, которой Маккензий называет озером Невольников. -

Английско-Канадское общество, производящее меховую торговлю, учредило свою контору в крепости Чыпиуан, при озере, именуемом Горное, которое соединяется с озером Невольников рекою. -

Из озера Невольников течет на север река, которую Маккензий назвал своим именем. - Река Маккензия впадает в Северное море под 69° 14 сев. шир. и 135° долготы западной, от Гренвичского меридиана. -

Открытие сей реки и познание по ней плавания до Северного моря было целию первого путешествия Маккензия. - Отправившись из крепости Чипиуан 3-го Июня 1789 года, он возвратился в нее 12-го Сентября того же года. - [250] 10-го Октября 1792 года Маккензий отправился во вторый раз из Чипиуана и начал новое путешествие. - Направляя путь свой на запад, он прошел Горное озеро и плыл вверьх по реке Мирной, или Уигигану, которая выходит из гор Каменных. - Большая река течет также из сих гор на запад и впадает в Тихое море; ее-то именуют Такуче-Тессе, или Колумбия. -

Известие о течении реки Мирной и реки Колулмбия, о том что сия последняя удобна для судоходства, по крайней мере до того места, где Маккензий оставил свою лодку и начал путешествие сухим путем к Тихому морю - таковы были открытия, ознаменовавшие второе странствование Английского путешественника, которой после двенадцати-месячного отсутствия благополучно возвратился в Чипиуан, откуда отправился. -

Должно заметить, что река Мирная выходит из гор Каменных и впадает в один из рукавов (bras) озера Горного; что озеро сие соединятеся с озером Невольников рекою, носящею то же имя; что озеро Невольников, в свою очередь чрез реку Маккензия изливает воды в Северное море, и из сего можно заключить, что реки Мирная, Невольников и Маккензийя собственно составляют одну [251] великую реку, вытекающую из гор Каменных и впадающую наконец в Северное море. - Последуем за нашим путешественников по реке Маккензия даже до берегов сего Гиперборейского моря.

Прошедши озеро Горное, он плыл рекою Невольников до озера, носящего то же имя, и открыл наконец большую реку Маккензия. - "От самого озера до сего места" говорит он, "земли к северу низки и лесисты; к стороне юга местоположение возвышенное, но лесов еще более. - Мы видели множество дерев ниспроверженных и почерневших от действия огня, между коими возвышались молодые тополы, возникшие уже после пожара. - Достойно замечания, что если лес сосновый и березовый сгарает, то вместо оного выростают тополы, хотя прежде того на сем пространстве не находилось ни одного дерева сего рода."

Естество-испытатели могут оспоривать справедливость замечания Маккензиева: ибо все что неподходит к порядку наших сведений, мы привыкли считать ошибкою, или мечтою; но, чего ученые немогут оспоривать, а все искусства ни описать, ни изобразить - ето красота течения больших рек в пустынях Нового света. Пусть вообразят неизмеримую реку, текущую среди дремучих лесов и [252] дерева осеняющие берега оной в картинном положении: - черные дубы, упавшие от древности в воду и с обширными своими ветвями в ней плавающие; высокостеблистые восточные растения, которые с берегов, кажется, смотрятся в воду и на них серые белки и белые горностаи карабкаются по ветвям, или прыгают на вершину; гордые Канадские Сикоморы (Дерево, похожее на наш клен. - Переводч.), стоящие купами (en groupe); Виргинские тополы, растущие или длинными рядами, или рассеянные по чаще дерев другого рода; там небольшую речку, вытекающую из глубины пустыни, образующую среди распутия лесов величественное слияние с какою-либо большою рекою; в другом месте гремящий водопад, закрывающий скат гор своими лазуревыми брызгами: ручьи бегут, извиваются, удаляются, соединяются и вливаются в реку; здесь наклонились над ними скалы; там деревья в равновесии с корнями, их еще поддерживающими; - повсюду слышан неописанный и неумолчный шум: лягушки особенного рода (Bull-frog. Шатобр.) мычат как быки; другой род лягушек живет в пнях (Tree-frog. Шатобр.), и крик их, отзываясь в [253] разных отголосках, уподобляется блеянию овец и лаю собак ("Они живут в дуплах полусогнивших дерев... Они не квакают, как лягушки Европейские, но во время ночи лают подобно собакам." - От. де Тертр, Histoire natur. des Antill. Tom. III.
Шатобр.), так что путешественник среди дикого леса, приятно обманутый, мыслит приближаться к хижине доброго земледельца и внимать шум от идущего стада. - Вдруг поднимается ветер; шум его наполняет пространство леса и кажется песнями Гамадриады; он утихает и мало помалу теряется в вершинах кедров и дубов, так что невозможно совершенно приметить мгновения, в которое шум переходит к молчанию... Странник мыслит еще внимать свист ветра - и не понимает, не в мечте ли он ему представился....

Маккензий, продолжая идти открытою им рекою, встретил орды Индийцев-невольников. - От них узнал он, что далее по течение реки встретятся ему другие Индийцы, именуемые Заячьими, а за ними к самому морю Ескимойцы.

"Во время краткого нашего пребывания у сего небольшого поколения, оно вздумало забавлять нас пляскою при пении своих песен. Пляска их состоит в [254] различных прыжках и кривляньях; женщины опускали руки и показывали вид, будто не могут ими пошевелить...."

Песни и пляски диких всегда отличаются или меланхолическими, или сладострастными положениями. - "Одни" говорит от. де Тертр "играют в дудку, другие поют, и тем составляют хор музыки, для них весьма приятный." - Если верить Лукрецию, люди сначала старались выражать голосом пение птиц, и долго спустя потом сладостное согласие слов, соединяемых с звуками лиры, мало помалу начало очаровывать слух их (... At liquidam avium voces imitarier ore Ante fuit multo quam carmina cantu Concelebrare homines possent, auresque juvare..).

Иногда из толпы диких выступает бедная Американка, не взирая на усталость и согбенное от трудов тело; к ней присоединяется молодой дикой с лицем, блестящим веселостию; но, смотря на их пляску, вы удивитесь странной противоположности: женщина делается бодрою и удивляет неожиданным проворством - мущина пляшет тихо, подпевая унылую песню; кажется, первая хочет изобразить быстрые движения огромных дерев своей пустыни, а другой выражает тихой шум, листьями оных производимый. [255] Когда пляски и пение происходят на берегу реки и во глубине лесов, удивленное ехо повторяет диким окрестностям неизвестные дотоле звуки человеческого голоса, а медведь с крутизны утеса взирает на веселие диких: невозможно неудивляться даже самой угрюмости картины и непогрузиться в задумчивость, видя сих детей Природы, пляшущих в долине, где дотоле не бывал след ноги человеческой - и может быть снова не будет целые веки - пляшущих, и вскоре сокрытых под влажным мхом пустыни, где ничто не напомнит бытия их потомкам!...

Проходя далее. Маккензий встретил цепь бесплодных гор и с трудом переходил оные, в сопровождении нескольких Канадских охотников (Сим словом, мне кажется, можно выразить le traiteur - собственно харчевник, трактирщик; а здесь принимается оно в смысле мелочного торговца. - Шатобриан, наслышавшись в Америке, называет их les coureurs des bois; они ходят между дикими и торгуют всем, что ни попало, даже и людьми. - В Сибири почти подобных людей называют промышленниками. - Переводч.). - Четыре цепи гор как будто разделяют Северную Америку на четыре великие пространства. - [256] Первая, начинаясь от Мексики, есть продолжение Андских гор, пересекающих Панамский перешеек и распространяется от юга к северу в длину Южного Океана, унижаясь постепенно до Куковой реки. - Маккензий перешел их под именем гор Каменных между реками Мирною и Колумбиею, проходя к Тихому морю.

Вторая цепь начинается в Апалахах, на восточном берегу Мекасебы, продолжается к северо-востоку, под именем гор Аллеганских, Синих и Лавровых; обходя позади Флориды, Виргинии, Новой Англии чрез внутренние земли Акадии, теряется под заливе Святого Лаврентия. - Она разделяет воды, текущие в Атлантической Океан, от тех, кои впадают в Мекасебу, Огио и вообще в озера Нижней Канады. -

Можно заключать, что сия цепь некогда простиралась по берегам Атлантического Океана и служила ему как бы границею, равно как первая простирается доныне по Индийскому Океану. - Вероятно, что древле твердая земля Америки начиналась позади сих гор. - По крайней мере три различные плоскости земли, столь правильно обозначенные, начиная с долин Пенсильвании лесов Флориды, показывают, что сей материк в различные епохи [257] был покрыт водами, которые потом слились с оным. -

Против берега залива Св. Лаврентия (где, как я уже сказал, оканчивается вторая цепь гор), на стороне Лабрадора возвышается третья цепь, почти столь же длинная как и две первые. - Она идет сначала на юго-запад до Утауа (Outaouas), разделяя реки, текущие в Гудзонов залив от рек впадающих в залив Св. Лаврентия; потом, простираясь на северо-запад, по северному берегу Верхнего озера, при озере Св. Анны развиливается (forme une fourche) к юго-западу и северо-западу.

Южной рукав ее идет на юг озера Уйнипик между болот, где начинается река Албанская, к заливу Джамеса и истоку Мекасебы.

Северной рукав, опоясывая озеро Лебяжье и селения Онасбург, проходит по реке Северн, достигает реки Нельсонова порта, и простираясь к северу от озера Уйнипик, сливается наконец с четвертою цепью гор. -

Сия последняя, простирающаяся менее всех других, начинается около реки Суефсачиуан, идет к северо-востоку между реками Елланой и Чурчиллем, потом к северу даже до 57° широты, и разделяется на два хребта, на коих один, [258] простираясь далее к северу, достигает до Ледовитого моря, а другой, проходя на запад, встречается с рекою Маккензия. Хранилище вечных снегов, увенчевающих сии громады, происходит в одну сторону реки, текущие в Гудзонов залив, а в другую текущие к Северному морю. -

Чрез сии-то горы хотел проникнуть Маккензий со своими спутниками. - Видевши горы Альпийские и Пиринейские, невозможно еще иметь ясного понятия о сих ужасных громадах Гиперборейских великанов, на которых, как после потопа, чудесные звери блуждают по горам безвестным (rara per ignotos errent animalia montes). - Облака, или лучше сказать влажные туманы вечно покрывают вершины диких сынов пустыни; утесы беспрестанно падают на низ, обнажают черные бока гор и уподобляются нескладною величиною и многоразличием обломков призракам, являющимся среди лесов при безмолвии пустыни. -

Между горами видны в разных местах глубокие долины, заваленные гранитными обломками, поростшие мхом, где шумит множество источников. - Рахитические сосны, из род называемых Англичанами Spruce, и небольшие озера соленоватой воды, не только не развлекают, но еще более увеличивают единообразие [259] картины и умножают грусть. - Там слышны только необычайные крики северных птиц. - Прекрасные лебеди, плавающие на тусклых водах озер, и превеликие кусты малины, растущие на скалах, суть единственные утешительные предметы, напоминающие страннику, что и в сих ужасных пустынях Провидение бдит над его участью. - Нигде зрелище не бывает столь ужасно, как на берегах Северного моря: с одной стороны простирается бесконечное пространство льдов, с коими сражается синее, разноцветное море, где никогда незабелеются парусы дерзкого корабля; с другой ограничивают горизонт ужасные скалы, за которых Природа, кажется, испустила последний вздох. - Взор теряет из вида бесконечное протяжение берегов, образующих беспорядочные заливы и безобразные полуострова. - Наступает вечер - странник скрывается в какую нибудь ущелину скалы; морской орел (l'aigle marin), ужаснувшийся его неожиданного прихода, вылетает из оной с ужасным криком. - Во всю ночь слышен грозный рев валов и ветра, отдающийся в гранитных пещерах берега, и трест льдов, плавающих по волнам и разбивающихся о скалы.

Моккензий дошел к берегам, или лучше сказать к заливу Ледовитого моря, [260] 12 Июля 1789 года. - Он видел китов и приметил прилив и отлив воды. - Потом переправился на остров, коего широту полагает под 69° 14' N. Здесь был предел первого его путешествия! - Льды, недостаток съестных припасов, изнурение сопутников воспрепятствовали ему достигнуть к берегу открытого моря, который вероятно был недалеко от того места, где Маккензий остановился. В продолжение немалого времени его странствований солнце не скрывалось уже за горизонт; он видел сие светило бледным, увеличившимся и как будто с грустию текущим по хладному небу

(... Miserable they
Who, here entangled in the gathing ice;
Take their last look of the descening sun!
While, full of death; and fierce with tenfold frost -
The long, long night, incu,bent o'er ther head,
Falls horrible...
Thomson

Вот слабый прозаический перевод:

"Горе страннику, заблудившемуся среди громадных льдов!.. Он провождает последними взорами заходящее солнце!.... Исполненная смертию и страшными мразами долгая, долгая ночь, несется над его главою и приближается к ужасу несчастливца... Томсон - Четыре времени года. - Переводч.). [261]

Оставя залив, чтобы возвратиться в крепость Чипуан, Маккензий прошел четыре селения Американцев, кои показались ему вновь прибывшими. -

"Мы приставали к небольшому круглому острову;" говорит Маккензий: "мне кажется, что Американцы уважают его как некое священное место, ибо на всех окрестных возвышенностях находится множество могил. - Там видели мы небольшую лодку, деревянные чаши, блюда и разные домашние снаряды, которые прежде принадлежали погребенным в сем месте; ето обыкновенный обряд диких: наследники оставляют покойникам несколько любимых ими вещей, как будто и по смерти они будут иметь в оных надобность." -

Маккензий многократно упоминает о религии диких народов и особенно о величайшем благоговении к могилам предков. - Какая противуположность!... Непросвещенный дикарь на полярных льдах благословляет Бога и из самой бедности своей видит надежду на будущую, лучшую жизнь - и в то же время просвещенный Европеец отвергает бытие души своей, бытие благого Творца, живя под благословенным небом, будучи одарен всеми дарами Провидения!... [262]

И так мы видели обитателей сих диких стран, пляшущих при источнике реки, по которой странствовал наш путешественник; а вблизи моря, при втечении сей реки в необозримый океан, мы видим их могилы: разительный образ человеческой жизни!... Не так ли течет она от источника веселого, резвого младенчества, до хладного моря безвестной вечности, поглощающего и горести и радости нашего бытия!....

Кладбища диких, рассеянные по лесам, суть небольшие поляны, гладкие, очищенные от леса. - Холмы конической фигуры составляют насыпи над могилами; остовы и кости лосей и ориналов, рассеянные по траве, перемешаны с костями и скелетами человеческими. - И мне случалось видать унылого пеликана, сидящего на сих разрушающихся, полусогнивших памятниках бытия: положением и молчанием походит он на дряхлого дикаря, горюющего на могилах любезных сердцу людей. - Европейские торговцы и Канадские охотники, производящие меховый торг с Американцами, мимоходом сеют разных сортов хлеб на кладбищах, где места, как я сказал, бывают расчищены. - Путешественник изумляется, встречая среди пустынь знакомы ему Европейские произведения между природных, [263] неизвестных, диких растений, свойственных сим отдаленным странам. Часто семена падают далее и хлеб растет среди леса, если почва более ему свойственна: так изгнанник в чуждой стороне избирает жилище в месте, похожем на его родимое пепелище!

12 Сентября 1789 года, после 102-дневного отсутствия, Маккензий возвратился в крепость Чипуан. - Три года спустя по возвращении своем, он отправился во вторый раз из сей крепости, прошел Горное озеро, достиг Мирной реки, плыл по сей реке двадцать дней и 1-го Ноября 1792 года прибыл в некоторое место, где решился построить хижину и прожить зиму. - В продолжение зимованья, он торговал с дикими и разведывал о своем пути.

"20-го Апреля 1793 г. река была еще покрыта льдом. - На противном берегу начал таять снег; трава показывалась; скоро распустились деревья; некоторые растения начали цвесть." - То, что называют в Северной Америке большою оттепелью, представляет взорам Европейца зрелище сколь величественное, столько же и необыкновенное. - С 1-го по 15 ч. Апреля облака, которые до того времени беспрестанно идут с северо-запада, мало помалу останавливаются и несколько времени носятся во все стороны. - [264] Жители ждут решительной минуты, выходят из хижин и вскоре раздается крик: вот юг победитель! - В мгновение начинает дуть теплый ветер и облака удаляются к северу - тогда все переменяется в лесах и долинах!... Острые вершины мшистых утесов первые начинают показываться из под белого покрова снегов, их закрывавших; ели зеленеют и ранние цветы покрывают поля, до того времени снегом покрытые; - кажется, Природа по мере приближения солнца снимает постепенно снежную свою одежду. - Может быть, некогда поеты Американские будут ее уподоблять юной деве: она робка, она как бы с горестию снимает брачную одежду - открывает и - старается еще скрыть свои прелести от юного супруга....

Тогда дикие, которые прихаживали к Маккензию зимою, совершенно оставили зимние убежища свои, и с радостию расселились по лесам: - подобно как птиц северных стран, зима заставляет диких собираться в места, где они живут обществом, а весною рассыпаются везде: почти каждое семейство приходит в то место, где жило в прошедшем лете, и строит хижину, чтобы снов провести лето. -

Начало весны, когда все приходит в движение в лесах Американских, было [265] нашим путешественникам знaком к продолжению их предприятия. - В четверток, 9 Мая 1793 г., Маккензий отправился в корковой лодке с шестью дикими и двумя Канадскими охотниками. - Если бы с берегов реки Мирной он мог видеть, что в сие время происходило в Европе, среди просвещеннейшего народа (!!); то хижины Ескимосцев показались бы ему предпочтительнее Королевских чертогов, а дикая пустыня многолюдного города!...

Мы должны заметить, что сотоварищи Маккензия, исключая одного, все происходили от Французов. - Французы весьма легко привыкают к дикой жизни и бывают любимы Американцами. - Когда в 1729 году Канада досталась Англичанам, дикие скоро приметили перемену в нраве народа, ими обладавшего. - "Англичане" говорит от Шарльвуа "в краткое время своего владычества потеряли всякое уважение в глазах диких: Гуроны не показывались более в Квебеке; другие народы, ближайшие соседи сей Канадской столицы, из коих многие по причине неудовольствий при самом появлении Англичан объявили себя их союзниками, также показывались очень редко; особенно все расстроилось, когда дикие, привыкши во время бытности [266] Французов обращаться с ними свободно, возбудили своими поступками неудовольствие Англичан. - Дело дошло до того, что диких начали выгонять палками из домов, куда они прежде ходили столь же свободно, как и в свои хижины. - Тогда они удалились от Англичан - и в последствии ничто столько их не привязало к Французам, как различие в поступках и видимая противоположность характеров сих двух народов, обладавших Канадою. Миссионеры, узнавши о впечатлении, произведенном разностию обхождения, умели тем воспользоваться для обращения диких в христианскую веру. - Французы перестали думать об образовании диких, но сами сделались дикими: первое было трудно, даже невозможно, а последнее им нравилось. - Скоро дикие начали считать их братьями: они видели в них искуснейших охотников и бесстрашных воинов. - Твердость Французов в мучениях удивляла Ирокойцев. а ярость делала их в свою очередь ужасными мучителями в военное время. - Чему приписать такую способность к дикой жизни? - Не уже ли просвещение, дошедши до высшей степени совершенства, может наскучить, может заставить человека обратиться в первобытное дикое состояние? - Или ето должно приписать вообще характеру Французов, который делает их [267] способными ко всякому климату, ко всякому образу жизни (Последняя причина кажется вероятнее. Перев.)? Как бы то ни было, Французы и Гуроны оказывали одинакую храбрость и презрение к жизни, одинакую предусмотрительность обстоятельств, отвращение от работ земледелия и промышленности, равное бескорыстие к имению, твердость в дружбе, ветренность в любви, страсть к пляске, пению, войне, охоте и пиршествам - разумеется, что подобное сходство нравов легко сближает два различные народа, и обитателя шумного Парижа делает Канадским охотником.

Описывая свое плавание по реке Мирной, Маккензий упоминает о красоте зрелищ Природы, ему представлявшихся. -

"От места, где мы начали свое плавание" говорит он "западный берег представляет прекраснейшие местоположения, каких нигде и никогда я невидывал: земля с самого берега постепенно возвышается небольшими долинами, одна другой выше расположенными, даже до чрезвычайно высоты, и взор блуждает по неизмеримому пространству. Всякая долина представляет несколько наклоненную плоскость, пересекаемую высокими и [268] низкими деревьями, вершины коих достигают до подошвы другой долины. Все оне покрыты зеленью, а горизонт ограничивается лесом. На пространстве сих величественных амфитеатров растут дерева всяких пород, среди коих обитает множество различных зверей..."

Подобные местоположения, или амфитеатры, в Америке встречаются довольно часто. Вблизи Апалахских гор, во Флориде, около реки Шаталеш: местоположение постепенно и как бы до облаков простирается на необозримом пространстве; но сие постепенное возвышение совершенно отлично от обыкновенного возвышения наших Европейских долин и косогоров: оно представляет террасы, правильно, как будто руками человеческими в саду какого нибудь богача устроенные одна над другою. Все террасы покрыты различных родов деревами и орошаются множеством ручьев, коих воды, освещаясь восходящим солнцем, блестят среди зелени, или падают каскадами по бокам мшистых утесов. Вдали видны скалы с растущими на них громадными соснами. - Смотря вдоль берега реки на сию чудесную лестницу и вершины гор увенчанных облаками, кажется, видит вершину колонн храма натуры и великолепный подъезд к оному. [269]

Маккензий с товарищами прибыл к подошве Каменных гор и разными излучинами пробирался между оных. - Препятствия и опасности умножились: иногда они должны были нести не себе лодку, снаряды и припасы, чтоб удалиться от ужасных водопадов и быстрых, все увлекающих потоков; иногда пускаться в быстроту их, или поднимать лодку на высоту веревками. - Все описание Маккензия о переходе через сии горы весьма любопытно; - в иных местах он принужден был прочитать дорогу среди дремучих лесов, перелезать через ряды огромных упадших дерев, или с опасностию жизни перепрыгивать с утеса на утес над безднами и переносить друг друга на плечах. Наконец, в то время, когда они по веревке поднимали лодку на высокой утес, веревка оборвалась, лодка упала в ущелину - дикие его товарищи пришли в отчаяние и отказались идти далее. - Ни увещения, ни просьбы Маккензия непомогали, напрасно Маккензий взял на себя труд отыскать реку, которая, как за верное полагал он, недалеко от того места течет на запад. - Один, оставя товарищей дожидаться, он бродил несколько времени по горам. - Вдруг, с ужасом слышит несколько ружейных выстрелов, раздавшихся в безмолвии пустыни! - Опасаясь встречи с свирепыми неприятелями, [270] он взлез на высокое дерево - и ничего не приметил, кроме грозных утесов, вершин гор, увенчанных снегом, инде рассеянных берез и сосен - зрение ограничивалось бесконечными лесами!...

Ничто не может навести такого уныния, как взгляд на подобные местоположения среди гор Нового света. - Иногда видны долины, постепенно понижающиеся по мере отдаления от вершины гор: он подобны волнам утихающего моря и, кажется, уменьшаются по мере своего отдаления. - Ближайшие покрыты ослепляющею, яркою зеленью; отдаленные принимают легкой оттенок лазури, а оканчивающие горизонт зрения, кажется, сливаются с небом. - Не видя никакой опасности, Маккензий слезает с дерева, спешит присоединиться к товарищам, и - судите об его ужасе! - не находит уже их на том месте, где оставил - не находит даже и лодки!... он бежит, возвращается, всходит на утесы, спускается в долины... - наконец, после неописанных трудов и смертельного, 24 часа продолжавшегося беспокойства - находит друзей своих. - Вскоре им встретилось несколько человек Американцев. - Сначала, на все предлагаемые вопросы, они отвечали, что совсем нет реки, текущей на запад; но потом один старик, обольщенный [271] ласками и подарками Маккензия, показывая рукою к верховью Мирной реки, сказал ему, что если пройдут еще три небольшие озера и столько же болот, то достигнут до маленькой реки, которая впадает в большую реку, текущую очень далеко.

Изобразить невозможно радости нашего путешественника, узнавшего столь счастливую новость!... Он тотчас изготовился к дальнейшему путешествию, имея проводником дикого, который согласился проводить его до большой неизвестной реки. - Они перестали следовать течению Мирной реки, перенесли лодку в проток небольшой реки, текущей из озера, проплыли и реку сию и озеро, а наконец, переходя из рек в озера, из озер в реки, после различных трудностей, опасностей и приключений, выплыли 18-го Июня 1793 года на большую реку Такуче-Тессе или Колумбию, которая, протекая великое пространство, впадает в Тихой Океан. -

Между двух обширных хребтов гор расстилается величественная долина, покрытая в иных местах огромными тополами, кедрами и березами, из среды коих в разных сторонах виден дым, показывающий места, где живут дикие. - Огромные утесы, вдали из гор высунувшиеся, инде покрытые белою и красною глиной, уподобляются развалинам [272] старинных змaков. - Среди сей прекрасной долины течет величественная Колумбия и на многочисленных островах, ею образуемых, видны большие, в половину сосновыми рощами закрытые хижины, где Американцы живут летом. -

Несколько Американцов появилось на берегу, и Маккензий, приставши к оному, обласкал диких и получил некоторые полезные известия. -

Они сказали ему, что река течет на большом пространстве, всегда с одинаковою быстротою; но в трех местах великие водопады препятствуют плаванию. - Кроме опасностей и трудности пути, на берегах оной живет много племен народов диких и жестоких, весьма многочисленных, с которыми необходимо надобно сражаться. -

Такие рассказы привели Маккензия в великое смущение, а товарищи его потеряли всю надежду. - Маккензий старался скрыть свое беспокойство и еще несколько времени плыл по течению реки. Он встретил других обитателей, которые подтвердили ему достоверность повествований, слышанных им от первых; но присовокупили к тому, что если он оставит свое плавание и пойдет вправо чрез леса, то в несколько дней может достигнуть до открытого моря дорогою [273] весьма нетрудною и известною многим жителям.

Маккензий решился последовать их советам. - Он доплыл Колумбиею до впадения в оную небольшой реки, и с общего согласия оставя там в безопасности свою лодку, пустился в глубину лесов, полагаясь на честность одного дикого, который вызвался быть его проводником. Надобно иметь большую твердость духа и неустрашимость в высшей степени, чтоб отважиться на подобный подвиг и положиться на дикаря, которой при малейшем неудовольствии может изменить и предать в руки бесчеловечных диких, или, наскуча трудностями, оставить во мраке дремучих лесов!...

Каждый из сопутников Маккензия, исключая ружье, несколько пороху и пуль, нес на плечах более 90 фунтов тяжести. - Сам Маккензий, кроме оружия и телескопа, нес разных съестных припасов и железных мелких вещей более семидесяти фунтов. -

Надежда, необходимость продолжать путешествие и какая-то твердость духа, которая приобретается при виде беспрерывных опасностей, скоро возвратили нашим путешественникам всю прежнюю их бодрость. - Днем неутомимо проходя [274] лесами, долинами и перелесками, иногда палимые солнечным зноем, иногда цепенея от проливных дождей - вечером Маккензий спокойно засыпал при пении сотоварищей, всегда оканчивающих день песнями.

"Пение их" говорит Маккензий "состоит в протяжных, меланхолических выражениях, составляющих довольно приятное согласие и несколько похожих на церковное пение." - Когда путешественник, уснувши в лесу Американском, пробуждается ночью и слышит вдалеке тихое пение диких, прерываемое шумом ветра и повременным молчанием - ничто так живо не изобразит ему той воздушной гармонии, о коей говорит Оссиан, и которую восторженные Барды, при свете луны, мечтали внимать на скалах Слиморы. - Наши путешественники проходили некоторое селение Американцев, и Маккензий весьма трогательно описывает добродетель и нравы тамошних жителей. - Он видел престарелую, почти слепую женщину, которую дети поочередно носили на руках, ибо от старости она немогла уже ходить; другая, молодая женщина, сидевшая подле ручья с ребенком, видя усталость путешественника, поднесла ему полной кувшин свежей воды, говоря; подобно Ревекке, наполнившей сосуд из колодца Нахорова, для утоления жажды служителя [275] Аврааамова: "пий ты и вельблюды твоя напою (Бытия гл. XXIV, ст. 46. Переводч.)....

И мне во время моего путешествия встретилось подобное миролюбивое поколение, где приняли меня дружески: величайшим знаком дружества их бывает то, когда, увидевши странника, они начинают плакать - всякой странник напоминает им умерших друзей, отправившихся по их мнению в страну душ и с давнего времени находящихся в дороге...

В Американских пустынях все занимает путешественника: - там следы человеческие, недавно проложенные среди дремучего леса, важнее для него, нежели остатки древности на полях Еллады. - Расставшись с вышеупомянутым миролюбивым народом, Маккензий прошел еще через селение, обитаемое дикими, отличными по своему гостеприимству. - Тут видел он подле каждой хижины могилы, где погребены умершие их друзья и родственники. Отсель, перешедши несколько гор, они пришли к берегам реки Сомоны, текущей в Тихий Океан. - Народ многочисленный, живущий опрятнее и имеющий в жизни удобств более всех виденных Маккензием народов, принял его с великою ласковостию. - Почтенный [276] старик, протеснившись сквозь толпу народа, собравшегося вокруг Маккензия, обнял его дружески. - Потом приготовили большой пир, а на дорогу снабдили в изобилии всякими припасами. - Один молодой человек снял с плеч своих прекрасный плащ и надел на нашего путешественника - вот сцена гостеприимства, подобная прелестным сценам, изображенным у Гомера! - Маккензий гостил несколько дней у сего доброго народа. - Он осматривал их кладбище, то есть большой кедровый лес, где они сжигали мертвых, и храм, где торжествуют всякой год два праздника: один весною, другой осенью. - В то время, когда он ходил по деревне, ему представляли больных, спрашивая, не может ли он их исцелить?... трогательный знак невинности сердечной!... Люди по природной простоте мыслят, что превосходство знаний, примечаемое ими, должно быть всегда обращено только на пользу подобных себе. -

Наконец начальник диких дал в проводники Маккензию родного своего сына, а для плавания к морю большую кедровую лодку. - Он рассказывал притом, что десять зим прошло с того времени, как он сам ездил к морю с 40 Американцами, и видел там два корабля, наполненные белыми людьми, которыми командовал [277] добрый Тулер. Ето было Капитан Кук, коего воспоминание чрез долгое время будет драгоценно для обитателей берегов Тихого Океана!...

В субботу, 20 Июля 1793 года, в 9 часов утра Маккензий выплыл из реки Сомоны в морской залив, куда она впадает многими рукавами. - Нам ненужно следовать за Маккензием в его путешествии по сему заливу, где он находил повсюду следы бытности там Капитана Ванкувера. - Широта места по наблюдению оказалась 52° 21' 31''. - На каменной скале Маккензий написал краскою из сурика следующие слова: Александр Маккензий дошел в сие место из Канады 20 Июля 1793 года.

Открытия Маккензия могут произвести два важные последствия для торговли и Географии: - в рассуждении первой, Англичане увидели из наблюдений сего путешественника, что для них может открыться новый источник богатств и новые связи между их Индийскими и Китайскими конторами (Из новейших политических известий видно, что сообщение в Тихим морем чрез реку Колумбию уже приводится в действие предприимчивыми Американцами. - Богатство и беспрестанно увеличивающееся народонаселение сего смелого народа подает способы к исполнению предприятия, коего польза очевидна. - Переводч.). [278]

Что касается до Географии, то по сей части второе путешествие Маккензия не столь важно, как первое, совершенное им к Северному Океану; но соображая, что Капитан Ванкувер рачительно обозревал берега Тихого Океана, и от Нутки-Зунда даже до Куковой реки не нашел никакой приметы, которая бы доказывала существование пролива, или большой реки на восток, мы можем сказать, что, благодаря трудам Маккензия, нам уже немного нужно к совершенному назначению всего Тихого и Северного Океанов. -

Губа Отказа в Гудзоном заливе находится почти под 68° широты северной и 85° долготы восточной от Гренвичского меридиана. -

В 1772 году Г. Херн при медной реке достиг почти 69° широты и 100° с несколькими минутами долготы. -

Следовательно остается только 5 - 6° долготы неизвестного пространства от Гудзонова залива до места при Северном море, где был Херн. -

При широте, столь удаленной от Екватора, градусы долготы суть небольшого пространства: предполагая их по 12 миль, остается 72 мили для [279] исследования между двумя вышеозначенными известными местами. -

Чрез 5° долготы, на запад от впадения в море Медной реки, Маккензий достиг моря под 69° 7' N.

Следуя правилам первого нашего исчисления, расстояние по берегу от места, открытого Херном, до моря, открытого Маккензием, составит шестьдесять миль. -

Обозревая берег далее к западу, мы находим Берингов пролив. - Капитан Кук приближался к берегам, его составляющим, около 69 - 70° широты N, и 275° долготы запад. - Следовательно 72 мили, или с небольшим 6° долготы остается неизвестного пространства между открытиями Кука и Меккензия. -

При подобном рассматривании мы видим цепь открытий, учиненных по берегам Северного моря, от Берингова пролива до Гудзонова залива. - Остается исследовать по сухому пути три означенные промежутки, которые составляют протяжение неболее 250 миль, и тогда мы будем знать: совершенно ли материк Америки ограничивается к северу океаном? - Может быть откроется, что сей безвестный океан удобен для мореплавания.

Да позволят мне присовокупить здесь собственно мое замечание. - Маккензий доставил своим предприятием Англии [280] честь, о которой я размышлял прежде его; даже предлагал Французскому правительству, предоставляя себе все труды сего предприятия, которое доставило бы Франции славу и пользу. - Может быть исполненное иностранцем, оно не будет более казаться мечтою. - Будучи в невозможности подобно другим содействовать к умножении славы и благополучия своей отчизны, я хотел с опасностию жизни перенесть имя Французов на берега Тихого Океана, доставить Франции удобность основать селения на берегах оного, исторгнуть из рук могущественной соперницы богатую торговлю и воспрепятствовать ей открыть новый путь к Индию. -

Рассказывая о путешествии Маккензия, я мог бы к его описаниям присовокупить и мои наблюдения, ибо мы оба имели одну цель, и в то время, когда он странствовал к Северному Океану, я также блуждал среди неизмеримых степей Американских: но он в предприятии своем имел всю возможную помощь, был окружен друзьями и видел отечество свое свободным и счастливым; а я был лишен подобного благополучия...

Шатобриан.

Курск, 1819
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 13.2.2010, 4:44
Сообщение #16


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Поют индейцы

Buffy Sainte Marie - No No Keshagesh
http://www.youtube.com/watch?v=XKmAb1gNN74...layer_embedded#
http://www.youtube.com/watch?v=oo6bf88iHHU...feature=related

Red Bull Singers - Darling Don't Cry
http://www.youtube.com/watch?v=T_NWPDb6rjM...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 14.2.2010, 6:21
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Лица Настоящих Американцев http://www.youtube.com/watch?v=IDpZtgXXInI
Музыка индейцев http://www.youtube.com/watch?v=UV4ZjQQVzIk...feature=related
http://www.youtube.com/watch?v=fMNMWZM1Jp8&NR=1
Искусство индейцев http://www.youtube.com/watch?v=X6Y4kpZ7xQk...feature=related

Сообщение отредактировал Игорь Львович - 14.2.2010, 6:54
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 15.2.2010, 1:39
Сообщение #18


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Индейцы Британской Колумбии приглашают http://www.vancouver2010.com/olympic-video...288-p10-gd.html
Культура индейцев Британской Колумбии http://www.vancouver2010.com/olympic-video...0288-p9-xL.html
Aboriginal Arts and Culture http://www.vancouver2010.com/olympic-video...g110288-GQ.html


Сообщение отредактировал Игорь Львович - 1.3.2010, 3:35
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 17.2.2010, 2:14
Сообщение #19


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Канада празднует День Индейца ( National Aboriginal Day) http://www.youtube.com/watch?v=RhvBMWdVnHo
День Индейца в Торонто http://www.youtube.com/watch?v=nf1HTFxtD2U...feature=related
Портреты индейцев в национальных костюмах (2007) http://www.youtube.com/watch?v=8uUNzeU5RMQ...feature=related
Индейский праздник (Pow Wow) http://www.youtube.com/watch?v=3s9z3IOpH1g...feature=related
Round Round Round http://www.vancouver2010.com/olympic-video...6000-p3-UA.html

Сообщение отредактировал Игорь Львович - 24.2.2010, 3:58
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 24.2.2010, 4:17
Сообщение #20


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Bury My Heart At Wounded Knee - Music Video http://www.youtube.com/watch?v=mFqbyvgAkPY&feature=fvw
Последний из могикан http://www.youtube.com/watch?v=ygNuRpwZqRU...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rebel_tm
сообщение 24.2.2010, 10:44
Сообщение #21


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6 199
Регистрация: 22.7.2009
Пользователь №: 10



ОГРОМНОЕ СПАСИБО!!!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 25.2.2010, 7:55
Сообщение #22


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



EL CONDOR PASA http://www.youtube.com/watch?v=i8eGnOM7YCg
Джеронимо - последний свободный апач http://www.youtube.com/watch?v=Eum4xW4c4X8&feature=fvw
Легенда о Безумной Лошади http://www.youtube.com/watch?v=O-0Y6yrF4hM...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 6.3.2010, 5:56
Сообщение #23


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Великие Вожди индейцев Северной Америки http://www.youtube.com/watch?v=YVB2grQOLNg...feature=related
Песня Войны http://www.youtube.com/watch?v=ZNuNsKwG1RI...feature=related
Песня индейцев Лакота http://www.youtube.com/watch?v=ZNuNsKwG1RI...feature=related
Утренняя песня Чероки http://www.youtube.com/watch?v=1VqoxOcEqpk...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 14.3.2010, 3:05
Сообщение #24


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Сокол http://www.youtube.com/watch?v=uLKruK1yx8k...feature=related
Индейцы Америки http://www.youtube.com/watch?v=1c9KOgnbCX0...feature=related
Маленькая индеанка http://www.youtube.com/watch?v=GVhse7O3WuI...feature=related
Индейская песня http://www.youtube.com/watch?v=eaQW5jWMu8Y...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 10.4.2010, 4:29
Сообщение #25


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Франко-индейская война http://www.youtube.com/watch?v=jMwuqq2JZkc&feature=fvw
http://www.youtube.com/watch?v=keewRkg46MA...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 15.4.2010, 3:39
Сообщение #26


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



История индейцев Северной Америки. Часть 1 http://www.youtube.com/watch?v=8YR2FgxalCU...feature=related
История индейцев Северной Америки. Часть 2 http://www.youtube.com/watch?v=qubUz25Uxj0...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 16.4.2010, 1:14
Сообщение #27


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



История индейцев Северной Америки. Часть 3 http://www.youtube.com/watch?v=1BVO4qnQtj8...feature=related
История индейцев Северной Америки. Часть 4 http://www.youtube.com/watch?v=28IAI6F0DZc...feature=related

Американский Холокост - уничтожение американских индейцев Часть 1. http://www.youtube.com/watch?v=eO-eVe2xJZs...feature=related

Сообщение отредактировал Игорь Львович - 16.4.2010, 1:21
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 21.4.2010, 4:04
Сообщение #28


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Слова, оскорбительные для индейцев

В Соединенных Штатах с переменным успехом идет война, объявленная Американским движением индейцев (АДИ).

Организация поставила целью изъятие из числа географических названий США слова «squaw», которое, согласно американскому толковому словарю, означает «женщина, или индейская женщина».

Индейцы доказывают, что слово «скво» имеет совсем иное значение...

Оказывается, американцы, европейцы и жители далекой Австралии, воспитанные на романах Фенимора Купера, введены в заблуждение.

На самом деле «скво» переводится, как женский половой орган.

Возможно, что так презрительно называли индейцы тех своих соотечественниц, которые пренебрегли старинными индейскими законами и стали сожительствовать с презренными «бледнолицыми».

Англичане-переселенцы автоматически переняли жаргон, и пошло, и поехало...

Сейчас наиболее влиятельные представители индейского движения в Америке считают употребление этого слова «оскорбительным», «расистским» и.. «не отвечающим содержанию».

По требованию АДИ уже переименовано несколько десятков географических названий в районе Великих Озер и в нескольких северных городках.

Дело осложняется тем, что многие штаты не желают менять названия, так как именно такие пикантные достопримечательности и привлекают туристов.

Дескать, многие путешественники рвутся в их места только потому, что им ужасно хочется переночевать на берегу живописного озера не в «бьютифул плейс», а именно в «скво виллидж».
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 27.4.2010, 1:10
Сообщение #29


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Воинские традиции индейцев навахо http://www.youtube.com/watch?v=tXaMASPe7ys&feature=fvw
Навахо во Второй Мировой Войне PART 1/5 http://www.youtube.com/watch?v=Wy9wXCxVxhw...feature=related
Навахо были связистами-шифровальщиками на той войне и их язык так и не был расшифрован противником.
Навахо во Второй Мировой Войне PART 2/5 http://www.youtube.com/watch?v=Wy9wXCxVxhw...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 29.4.2010, 1:21
Сообщение #30


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Американский Холокост - уничтожение американских индейцев Часть 2 http://www.youtube.com/watch?v=MH9Sw5A07xI...feature=related
Американский Холокост - уничтожение американских индейцев Часть 3 http://www.youtube.com/watch?v=NcaADxbHNUI...feature=related
Американский Холокост - уничтожение американских индейцев Часть 4 http://www.youtube.com/watch?v=mkCnHm9aPXE...feature=related
Американский Холокост - уничтожение американских индейцев Часть 5 http://www.youtube.com/watch?v=nRhDYiQ-bSc...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 3.5.2010, 23:54
Сообщение #31


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Навахо во Второй Мировой Войне PART 3/5 http://www.youtube.com/watch?v=6Gh68la-Y30...feature=related
Навахо во Второй Мировой Войне PART 4/5 http://www.youtube.com/watch?v=MZpivOrZiZs...feature=related
Навахо во Второй Мировой Войне PART 5/5 http://www.youtube.com/watch?v=iUZxUGNQXQM...feature=related
Навахо: наши герои http://www.youtube.com/watch?v=2JPIeyBPum0...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 8.5.2010, 1:25
Сообщение #32


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Песни американских индейцев http://www.youtube.com/watch?v=uI4PytCTGiE...feature=related
На празднике племени сиу http://www.youtube.com/watch?v=zKPmSOPGZ6w...feature=related
На празднике племени сиу http://www.youtube.com/watch?v=T_lLxWbFLCE...feature=related
Red Earth Festival 2007 http://www.youtube.com/watch?v=P5qfOpP8f68...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 21.5.2010, 3:54
Сообщение #33


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Музыка и песни индейцев
mother i feel you http://www.youtube.com/watch?v=HsVXcbAOviE...feature=related
Indian Dreams - Sacred Spirit http://www.youtube.com/watch?v=zpRNjoL-BjM&feature=fvw
Medicin for mother earth http://www.youtube.com/watch?v=4pF5bai_44s...feature=related
Spirit of land http://www.youtube.com/watch?v=7rpLPOXXUrA...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 6.7.2010, 2:03
Сообщение #34


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Dela Dela - Sacred Spirit - Native American Chant http://www.youtube.com/watch?v=UUP6yz3BR04&feature=fvsr
O-Loa-Ki-Lee http://www.youtube.com/watch?v=GHFIH1_H0AY...feature=related
sacred spirit - Yeha Noha http://www.youtube.com/watch?v=XPd9be8R5bA...feature=related
Wolf / Wolves Song ----- Apurimac, Flying Condor http://www.youtube.com/watch?v=qn9XaBX9GVU...feature=related
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 25.2.2020, 3:00
Rambler's Top100