Переводика: Форум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> ЗВОНОК В МОСКВУ. Глава I, Ралли верхних широт
Сергей СМИРНОВ
сообщение 28.4.2011, 12:57
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



ЗВОНОК В МОСКВУ


Сергей СМИРНОВ


Глава первая. РАЛЛИ ВЕРХНИХ ШИРОТ


Даут Хамратович Тахиров по натуре был очень русским человеком, и потому, высказывая в атмосферу своё отношение к «дороге», тюркских идиом практически не употреблял. Всё больше по-русски. Солнца не было. Фар - ни встречных, ни догоняющих - не было. В конусах собственных - ни черта не видать.

Шёл третий час «дороги» до рыбацкого посёлка, а сорок семь километров, которые, судя по карте, надо было до него проехать, всё не кончались. УАЗик всхрапывал, взрёвывал, чихал, сплёвывал, то застывал, то вдруг рвал вперед, буксуя в жидкой грязи, юзил на месте и в движении, но, в общем, пёр. Ландшафт за окнами был тосклив до зубной боли: от горизонта до горизонта - серая снежная простыня в чёрных проплешинах грязи. Над головой – тёмная каша. Также от горизонта до горизонта. Прямо по носу, как впрочем и по корме - нить уходящей в темень «дороги» - колея, разбитая гусеницами вездеходов и протекторами большегрузников до состояния сплошной непролазной грязи. Собственно, ехать можно было бы в любом месте и рядом, но это чёрт-те с каких времён называлось дорогой и все, как собаки Павлова, ездили именно по ней. Видимо, боясь заблудиться.

Даут Хамратыч заблудиться не боялся, но интуиция подсказывала с дороги не сходить. Он знал, что где-то левее должно быть море. И точно: линия горизонта слева иногда вдруг начинала ломаться против всех законов физики, и это означало, что Даут Хамратыч видит море. Правда, только видит, но не различает – цвет его абсолютно сливался с цветом кашеобразного неба и линия горизонта там отсутствовала вовсе. Но так как оттуда периодически истошно орали судовые ревуны, он знал точно: море - там.

Путём несложных умозаключений Хамратыч установил, что на обратном пути море будет справа, и, если не будет снегзаряда, он ни в жисть не заблудится. А припрёт, так поворачивать надо как раз к морю, и всё опять будет хорошо, потому что море Хамратычу – дом родной.

Дело в том, что Хамратыч водителем стал по недоразумению, прихватив на срочную службу водительские права. Вот его и припахали. И с точки зрения местных профессиональных шоферюг он был чайник, или, как выражались знакомые пилоты из транспортного авиаполка, «бекашник». То есть «без класса». Действительно, баранка и звон ключами на морозе Хамратычу были не близки, так как был он моряк, звали его старшина второй статьи Тахиров, а его военно-учётная специальность звучала так - «водолаз-разведчик». Личный позывной «Чингиз-хан». В миру - Хан. И сам чёрт ему был не брат.

При желании (или по приказу) старшина второй статьи Тахиров мог с лёгкостью преодолеть эти сорок семь километров пешкодралом, причём не намного дольше, чем этот страдающий астмой и ущемлением седалищного нерва заднего моста УАЗик. Но при выполнении текущего задания ему был навязан хомут, на который он время от времени оглядывался с выражением лица «убил бы, да не чужой..!».

На заднем сиденье, абсолютно провалившись в расхристанный ворот канадки, спал непосредственно его, Тахирова, начальник, старший лейтенант Семыгин, в кают-компаниях Сергей Сергеевич, а вне строя – Сергей или просто Серёга. Был он молод, энергичен и амбициозен, а в настоящее время готовился стать отцом и капитан-лейтенантом. Собственно то, что он готовился стать отцом, и потащило его за семь вёрст киселя хлебать – звонить беременной жене в Москву с переговорного пункта в рыбацком поселке. Знай он, с какими издержками цивилизации ему придётся при этом столкнуться, он, может, и не попёрся бы. Тем более, что, следуя в часть месяц назад, перекантовался-таки с семьёй почти трое суток. Да и перед переброской звонил с базы. А тут… Часть, вроде, и флотская, да уклад непривычный. И связисты – неприветливые.

Хотя, строго говоря, дело было совсем не в этом. Будни в этой командировке были пронизаны такой щемящей тоской и однообразностью, что просто необходимо было хоть как-то встряхнуться. Но… Прибытие его подразделения в нынешний пункт дислокации сопровождалось таким шорохом среди местного начальства, что всякие контакты, наводящие на мысль об их тут нахождении, могли быть просто запрещены. А этих самых прикомандированных сочли целесообразным в известность не ставить. Заметная отчужденность местных офицеров, кстати, косвенно это вполне подтверждала. До правды старлей решил не докапываться, боясь убедиться в обоснованности своих предположений, а действовать, как учили – на свой страх и риск, проявляя инициативу в зависимости от обстановки. То, что командованию бригады, куда их прикомандировали, задачи его подразделения и уровень его, Семыгина, полномочий были доведены размыто и понятны в весьма общих чертах, играло Сергею на руку и создавало свободу для манёвра – никто ж толком не знал, что им можно, а чего нельзя! Вот он и решил с целью поближе познакомиться с местностью, куда его забросила нелёгкая государева служба, произвести молниеносный одиночный разведвыход в ближайший населённый пункт. С «диверсиями» ли, нет ли – обстановка подскажет. А заодно, чтоб не убирать надолго руку с пульса семейной жизни, воспользоваться услугами Минсвязи.

Но всё это было не только за пределами части, но и вообще вне пределов запретной зоны. План рейда возник сам собой на вчерашнем вечернем инструктаже, был он до смешного прост, а, соответственно, и выполним.

После обеда Сергей забрал Хана и по дороге в офицерскую общагу проинструктировал насчёт машины. Тот, чуть не на ходу высадив старлея, лихо продемонстрировал местным «сапогам» полицейский разворот, который разучивал где-то с месяц, и погнал в расположение. В номере старший лейтенант принял «душ» из припасённого с утра ведра воды и придирчиво осмотрел своё лицо. Так как мнилось ему, что он едет в «город», нагрел кипятильником воды и тщательно побрился второй раз за день. Суровый макияж дополнили несколько пшиков «Фаренгейта» и старлей остался вполне собой доволен. Надо сказать, что Хан, надежда и опора старшего лейтенанта в мирном быту и боевых буднях, частенько подворовывал у него звонкую мелочь, да и прочую «офицерскую» мелочь тоже. Так, например, одеколоны «Рижанин» и «Арамис» кончались просто мгновенно, из чего Сергей сделал вывод, что тот нашёл им применение не только как наружным средствам. А вот «Фаренгейтом» он почему-то недальновидно пренебрёг: то ли пшикалка насторожила, то ли запах не оценил, то ли вкус… Да и как его оценишь, с пшикалкой-то?

Собственно, никаких особенных иллюзий насчёт «города» с входящим в него рыбацким посёлком у Сергея не было – он уже знал, что даже рыбаков там, во всяком случае, в привычном, «материковом» смысле этого слова, отродясь не было. Ну, может, и были когда, да уж никто не помнит. А вот с промысла - да, есть, но они скорее здесь только бывают: зайдут на сутки-двое по своим промысловым делам – и ищи-свищи..! А есть там шоферюги, бульдозеристы, экскаваторщики, пожилые, степенные моряки с сухогрузов и танкеров, бурильщики, маркшейдеры, шахтёры и нефтяники, геодезисты, гидрографы с топографами, метеорологи, геологи и океанологи, расконвоированные и уже отсидевшие зэки, бичи всех мастей, судовые ремонтники и докеры, сухопутные офицеры, а также лётчики и авиатехники - как военные, так и гражданские… Народ всё больше шебутной, непоседливый, склонный к перемене мест. А вот военные моряки – редкость.

А потому далее Сергей затянул торс в пахнущий ещё домашней стиркой вязаный рыбацкий тельник и облачился в идеально выглаженные брюки «форма три парадно-выходная». Карманы брюк были пусты. Естественно – гладил Хан. Затем из рундука была извлечена «самая жёлтая», хрустящая кремовая рубашка, которую решено было оставить без погон. Уставные «селёдки» на резиночках он решительно сдвинул в сторону, и благоговейно извлек на свет божий роскошный галстук-самовяз набивного шёлка. Добившись от галстучного узла верха совершенства, Сергей долго переводил взгляд с парадно-выходной тужурки на тёмно-синюю суконную куртку и обратно, и остановился таки на куртке. На неё были пристёгнуты погоны с шитыми золотой канителью звездочками, над правым карманом – парашютный значок, знак «За дальний поход» и, вместо вполне заслуженного, но невзрачненького синего ромбика – белый «академический». Правда, с абсолютно соответствующим истине шильдиком alma mater. Над левым и так уже была скромная планочка «За отвагу» - страна надрывала пуп в Афгане и для знающих людей такой прикид был, как анкета отдела кадров. Значок КМСа решено было не пристёгивать вовсе – после того, как количество мастеров спорта среди его подчинённых достигло пятерых, Сергей вообще перестал с ним где-либо «светиться». А довершил украшение фасада прикрученный уже под левым карманом значок в виде шлема водолаза-«трёхболтовщика». Значок был неуставной, но он практически не оставлял для окружающих никаких белых пятен в биографии владельца.

После изучения пейзажа за окном из того же рундука была извлечена куртка-канадка. Канадка у старшего лейтенанта была классная! Добрая была канадка: старого образца, кожаная, выдававшаяся раньше только экипажам подлодок, расстёгнутый капюшон которой лежал на спине огромным воротником из белой овчины. Воротник был дополнен белым парадным кашне. Осталось обуться.

Как ни радовали неуставные меховые полусапожки, бросив ещё один взгляд в окно, предусмотрительный офицер выволок из-под койки шикарные бундесверовские сапоги с дублёными, на молнии, голенищами опять же белой овчиной вовнутрь и с утягивающими ремнями на подъёмах и икрах. Сапоги Сергей взял подмышку, второй рукой цапнул шитую на заказ форменную фуражку и вышел вон.

Хан, как и положено, ждал внизу у машины и, пока командир подходил, не сводил с него рысьих скифских глаз, а потом вдруг выпалил, что нужно ещё на секундочку подскочить в расположение долить тосол, который «вот-вот подвезут, я, эта-а… договорился», и сигарет взять побольше – «неизвестно, как, эта-а… обернёмся». Командирские «Океан» показывали уже четырнадцать с минутами, но тосол – вещь серьёзная. Буркнув «мухой», Сергей полез в машину…

Из казармы Хан появился удивительно быстро, но не только без канистры, но и без бушлата. Вместо бушлата он был одет в невесть на что выменянную синюю замшевую куртку лётного состава с цигейковым воротником. Зимнюю шапку, как и Сергей фуражку, он держал в руках. Вернее, мял, нерешительно остановившись шагах в трёх-четырех и ожидая нагоняй за нарушение формы одежды.

- Ну?
- Всё… Можно ехать, - нерешительно пробормотал он.

Синие портки флотской робы в сочетании с роскошной курткой бравых летунов придавали ему такой нелепый вид, что Сергей, чтоб не расхохотаться, смог лишь сквозь зубы из себя выдавить: «Заводи, сукин сын… Завалишь дело – убью. К штабу бригады. Мухой!». И обрадованный Хан тут же окончательно разрушил им самим предложенную легенду, попросив у командира закурить.

Теперь главное - быстрота и натиск. Начштаба бригады – Сергей знал абсолютно точно - в четырнадцать-ноль-ноль убыл на береговой пост наблюдения и связи как раз по его, Сергея, делам, и доехать туда ещё ну никак не мог. Оставив машину за углом штаба, Сергей, уже в фуражке, степенно отправился к дежурному по части. Майор, в измятом после почти суточного дежурства кителе, с прилипшими ко лбу волосами и сдвинутой на затылок шапке, заполнял журнал приёма-сдачи дежурств, сверяясь с кучей бумажек на столе, журналом телефонограмм и книгой распоряжений.

- Прошу разрешения убыть с территории части по оперативной необходимости.

Майор сразу повеселел, сверкнув золотой фиксой. Странные люди, эти сухопутные. Всех, поголовно всех здесь веселило флотское «прошу разрешения».

- Ну, проси, - игриво предложил майор.
- Уже, - без тени улыбки ответил Сергей, но майор шутливого тона не оставил:
- А ну как не разрешу?
- Прошу доложить начальнику штаба бригады.

Такого оборота майор не ожидал. Чёрт их знает, этих водолазов, зачем их вообще сюда прикомандировали? И в данный момент на его, майора, голову. Что это за подразделение такое – восемнадцать человек? Взвод? Полувзвод? А офицеров среди них, как в стрелковой роте – аж шесть рыл. На дворе холод собачий – все в фуражках ходят..! На восемнадцать-то человек оборудования приволокли – целый Ми-восьмой, забитый по самое не могу! Каждый день на двух КАМАЗах мотаются туда-сюда по побережью, да ещё под охраной караульного взвода. А как приедут, двойной паёк жрут! А, главное, известно же, что нормальному военнослужащему за глаза хватает «так точно», «никак нет» и «ура!». Эти же сидят с начальником разведки, особистом и какими-то «пиджаками» и сыпят: «континентальный шельф», «азотный наркоз», «перепускные клапана́»… Майор жалобно протянул:

- А что за оперативная необходимость такая?

Сергей поглядел на него расширенными глазами и майор устыдился своей любознательности. А мысль его работала, как наскипидаренная – чёрт, кому б доложить? Начштаба убыл на объект… Начразведки – с ним… Зам по боевой в отпуске. Может, и нет никакой этой самой оперативной необходимости? Отпустишь – башку снимут. А если есть? Не отпустишь – опять снимут. Башку не башку, а с дежурства точно… Может, комбригу? Свят, свят, свят! Минимум – убьёт. До развода два часа с лишним, до смены - все три…

- Когда будешь-то? – и в голосе майора явно проступила уже надломленная воля.
- К подъёму флага.

Пришла очередь вылупить глаза майору. Господи, сапог сапогом! Тут флаги не поднимают, всё больше выносят. Да и то не каждый день… Сергей мысленно обругал себя за несообразительность и проговорил:

- К утреннему построению точно. Но планирую раньше.
- А-а-а…- вернулся в понимание обстановки майор, - До смены, стало быть, не обернёшься… Один едешь-то?
- Старшина за водителя. Я – старший на машине.

Всё, вроде, чин-чинарём: оперативная необходимость, машина, офицер за старшего. В сухопутном мозгу майора слово «старшина» слепилось в солидного служаку в годах с широким шевроном во весь погон. А-а, гори оно огнём! Передам по службе, и пусть катятся.

- Катись! – и майор протянул Сергею чистый бланк командировочного предписания, на котором всё необходимые подписи и печати, однако, уже стояли. Поблагодарив, Сергей откозырял майору и потянул дверь на себя.

- Да! – всполошился майор, - Ты когда едешь-то? Прям щас?
- Есть ещё дела, - уклончиво ответил Сергей и выскользнул за дверь.

Майор снял шапку, отослал рассыльного за чаем и долго, до красноты, тёр невыспавшиеся глаза. Затем прищурился на стенные часы, мысленно накинул старлею с полчаса на «ещё дела» и аккуратно вывел в журнале: «15.20. Прикомандированный ст. л-т Семыгин убыл с территории части». Глубоко задумался и, стряхнув оцепенение, дополнил - «по оперативной необходимости». Поставив точку, опять задумался и, пожевав губами, дописал - «с водителем».

И стал смотреть в окно, дожидаясь чая.

Где-то как раз через полчаса противно завыл зуммер оперативного телефона. Как оказалось, это сам собой обнаружился начштаба, доехавший таки до объекта. Прервав майора на середине доклада, «что в отсутствие его не случилось ничего», начштаба пророкотал:

- Вот что..! Ты пометь себе и передай по службе, что прикомандированным от ВМФ время «Ч» завтра переносится. Переносится, стало быть… С десяти-тридцати на тринадцать-ноль-ноль. Обед, стало быть, сухим пайком. По ихним нормам… По ихним!
- А-а… Ы-ы… Гм-м… - сказал майор. И добавил, - Есть!
- Ты чего мычишь? Всё понял?
- Так точно, понял… Только… Товарищ подполковник, их старший убыл с территории.

Начштаба, видимо, сам не знал, хорошо ли это или плохо, что Семыгин убыл, но категорических возражений случившемуся не нашёл. А вот сомнений в целесообразности его, Семыгина, убытии высказал так много, что майору пришлось слегка отстранить трубку от уха и пару раз промокнуть шапкой выступивший на лбу пот. Наконец начштаба спросил:

- Уже убыл? Куда?
- Не могу знать…

Не обратив внимания на полную неосведомлённость подчинённого, начштаба снова спросил, думая о чём-то о своём:

- Не в город часом?
- Не могу знать… - и, после паузы, - Да вряд ли… Не самоубийца ж!
- Вот что… Разузнай. Найди. Пусть сюда звонит. Сам на связи будь. И дежурного водителя - на «товсь»!
- Есть! Есть!!! – заорал майор в надежде, что в отпущенные им на «ещё дела» полчаса старлей не уложится.

Поиски, понятное дело, ни к чему не привели – взявший трубку в расположении лейтенант Саша Суббота, одессит (личный позывной «Бриз») и надёжный пацан, был заранее проинструктирован и голосом, в котором сквозили усердие и желание помочь, добросовестно подтвердил всю уже известную и потому абсолютно бесполезную информацию. На все же остальные, уточняющие её вопросы Саша преданно отвечал «никак нет», «не могу знать», «он мне не докладывает» и "щоб я так жил..!". Особенно упирая на оперативную необходимость.

А между тем, где-то ещё через полчаса перед майором, на случай, если старший лейтенант едет всё-таки «в город», уже лежал длинный и подробный список того, что нужно в городе старшим офицерам части и членам их семей. Включая обеденную скатерть, бюстгальтер («голубенький такой, или телесного цвета») размером С-2а-105, женские колготки в ассортименте и даже спиннинг с инерционной катушкой.

Около шестнадцати часов майор, теряя надежду, позвонил на контрольно-пропускной пункт и узнал, что «старший лейтенант Семыгин проследовал КПП части в четырнадцать-полста пять». Его истерическое «как?!!» на КПП расценили по-своему и услужливо сообщили, что на машине. После чего зачитали номер УАЗика. Стало ясно, что и на всей территории запретной зоны старлея давно след простыл. Оставалось надеяться, что свинтил он всё-таки не в город…

Так как в самом факте убытия старшего лейтенанта Семыгина командование никакого такого ЧП не обнаружило, с дежурства майора не сняли. Но учитывая, что отвечая на три основных вопроса, интересовавших командование, а именно: «когда?», «куда?» и, главное, «зачем?» - он проявил весьма нетвёрдые познания, его просто включили в список заступающего суточного наряда, датированный завтрашним числом. Правильно – дежурным по части!

А Семыгин с Ханом давно пёрли по снежной целине. Раза три-четыре они уже, чертыхаясь и матерясь, вылезали из машины, выгружали канистры с бензином, бутыль с тосолом (нашёлся таки!), запаску и всякую тяжёлую дрянь, напяливали химкомплекты и толкали стального друга в зад. Пару раз, подкладывая ему под колёса что ни попадя, выручали из вязкой беды и насыпали под передний бампер хоть какое-то подобие жёсткого грунта. Однажды практически откопали на свет божий резко провалившуюся заднюю ось, причём, пока копали, УАЗ продолжал едва заметно глазу медленно погружаться. И, наконец, машина дала как-то сходу крен градусов в тридцать на переднее правое колесо и уже решили, что хана, потому что домкрат просто ушёл в жидкую грязь, но вытащили-таки. На руках. За бампер и колёсную арку. После каждой «спасательной операции» УАЗ подолгу кряхтел стартёром и контуженно брал с места. Старлей хрипло костерил старшину за состояние матчасти, сам понимая, что не прав, потому что с тех самых пор, как всучили Хану эту колымагу, он её лизал, как родное дитя. Даже блат завёл – и в автопарке, и в танковом батальоне. И даже в гараже штаба. Хан угрюмо молчал, обиженно сопел и шарил фароискателем в поисках путей объезда. После чего с маниакальным упорством возвращался на раздолбанную вдрызг дорогу под новый взрыв командирского мата.

От дневного прикида не осталось и следа: оба были в грязно-песочного цвета «афганках» на водолазные свитера и водолазные же кальсоны. На ногах – бахилы от химкомплектов. Оба чумазые, руки грязные, куртки нараспашку. Командир периодически отрубался, а старшина в это время крутил баранку и курил его сигареты…

- Таш-нант… Таш-нант..! Кажись, приехали, - Хан тряс Семыгина за плечо, стоя коленками на водительском кресле. Убедившись, что тот адекватен окружающей действительности, Хан немедленно стрельнул у командира закурить.

На первый взгляд за окнами кардинальных изменений не произошло – та же темень, только впереди справа тянулась россыпь желтоватых огоньков. Как глаза попривыкли со сна, выяснилось, что это светящиеся окошки. А затем проступили и очертания домишек, коим эти окошки принадлежали. С одной стороны, конечно, радовало, что открывшийся взору микрорайон явно не принадлежал к образцам типовой застройки эпохи развитого социализма. С другой же стороны, архитектурное решение каждого из домов говорило, что развитому социализму ещё есть куда развиваться. Все они принадлежали к весьма распространённому на бескрайних просторах родины архитектурному стилю «баракка», но каждому был присущ свой, неповторимый колорит, выраженный в строго индивидуальной степени скособоченности, обветшалости и руинизацации. Кроме того, размещены они были в абсолютном соответствии с представлениями Сергея о хаосе и без какого-либо намека на наличие улиц. Пространство между строениями занимали многочисленные сараи, сарайчики и сараюшки, сложенные из плавуна, старых ящиков, обломков шифера и ржавых листов кровельного железа. Символами цивилизации кое-где торчали телевизионные антенны. Городского освещения не было. Обитаемый остров.

Собственно, судя по карте, весь город состоял из таких вот разбросанных по сопкам «островов», являвшимися, по сути, почти независимыми друг от друга посёлками, но именуемыми в горисполкоме важно - микрорайоны. Каждый из них гордо нёс на почтовых штемпелях название всего города и свой собственный порядковый номер. Однако каждый имел также и довольно меткую кликуху, которой местное население и пользовалось. Рыбацкий, например, назывался Багры. Вопрос в том, тот ли это посёлок.

- Ну, и..?
- Чё?
- Почтовое отделение связи.
- А-а… Ща, - сказал Хан и скрылся в темноте.

Несмотря на то, что Хан заботливо утеплил мохнатыми солдатскими одеялами и брезентовый тент, и двери, и всё, что только было можно, в УАЗике был ощутимый колотун. Два дня старшина прошаманил с электриками штабного гаража и соорудил печь, которая пахала, как в парной каменка. Но, странное дело, буквально адский жар испытывали только ноги впереди сидящих, да и то до колен. Сидящие же позади о наличии в салоне отопления могли даже не догадываться!

Сергей основательно промёрз и перебрался вперёд. Там он растопырил ладони, наклонился и надолго застыл – грелся. Когда же до натянутой на коленях «афганки» уже нельзя было дотронуться, а в кабине явно запахло палёной резиной от бахил, он полез наружу. При свете фар с трудом обнаружил метр квадратный относительно чистого снега и, как мог, вымыл руки. Потом наудачу вымыл снегом и лицо. При контроле результатов проделанного в зеркале заднего вида отразилось, что наудачу не очень-то удалось, и процедуру с лицом пришлось повторить. Затем открыл заднюю дверь, ещё раз осмотрел городской пейзаж, вздохнул и… всё-таки стал переодеваться. На морозе. В кремовую рубашку, наглаженные брюки, форменную куртку и так далее. С сомнением поглядев на галстук, мысленно поздравил себя с тем, что не развязал, а лишь распустил узел, и водрузил его на место. Как попало. И, наконец, стоя на угвазданной «афганке», решительно натянул бундесверовские сапоги, аккуратно завернув стрелки брюк вовнутрь. Молнии и ремни уютно обхватили ноги – умел супостат приодеть собственного солдата! - и Сергей без сожаления забросил полусапожки за спинки заднего сиденья – не перед кем фасонить-то..! Да и климат не тот.

Он уже убедил себя, что рейд не удался, но думать о дороге обратно без содрогания не мог. А потому решил: звоним, раз припёрлись, жрём (это не обсуждалось) и ищем попутчика помощней. Хоть до утра ищем, по ходу дела решая вопрос с ночлегом, если таковой понадобится.

В свете фар появились четыре фигуры и направились к машине. Шагов за двадцать остановились и стали обниматься, хлопать друг друга по спинам и плечам и жать друг другу руки. Потом одна фигура отделилать и затрусила к машине, прижимая что-то к груди, а остальные замахали ему руками, по-тихоньку переступая к нагромождению домиков. Подбежавшим оказался Хан. Он рванул водительскую дверцу и кинул назад газетный свёрток. Потом вскочил на подножку и заорал что-то в темноту на тарабарском, но таком понятном и родном ему языке. В ответ прилетела такая же тарабарщина и Хан плюхнулся на сиденье. В натопленной машине явно потянуло водярой, к тому же Хан старательно прижимал что-то под курткой локтем левой руки. Сергей посмотрел на свёрток и перевёл глаза на старшину.

- Рубон там, - и начал издалека, - Восьмой час. Не продают уже…
- Чё те не продают?! – взорвался Сергей, - Чё те продать-то надо?!! Уж надыбал всё! Про тебя сказано – свинья грязи найдёт!
- Я в смысле порубать… - заюлил Хан, - В расположении в восемнадцать рубаем…
- Порубаешь ещё! Ехать долго? Узнал?
- К пакгаузам, - изрёк Хан и умолк, видимо, полагая, что именно эта информация является ответом на заданный вопрос.
- Так рули!

Рулить было неудобно и Хан, стесняясь и пряча глаза, вытащил из подмышки початую бутылку «Старорусской», заткнутую опять же свернутой газетой, и бережно пристроил её в ногах.

- Ты чё, кипятить её собрался? – Сергей забрал у него бутылку и втиснул горлышком вверх во внутренний карман канадки, - Рули давай…

Хан, обиженно засопев и вперив взгляд в приборную доску, воткнул передачу. УАЗик рванул с места и помчался во тьму, ловко уворачиваясь от выскакивающих на его пути строений…

Конечно, Хан старлею, считай, вестовой, а вестовой - он больше других видит, больше других знает. И прощается ему больше, и дозволяется… Просто потому, что он вестовой! Да и никакого ГАИ в этой глухомани быть не может. А найти минут за тридцать-сорок в абсолютно незнакомом посёлке при тьме кромешной земляков, дорогу, да ещё жратвой разжиться – это вообще высший пилотаж. Но… подчинённого хвалить, считал Сергей – только портить.

Неожиданно домики ушли вправо и, переехав железнодорожное полотно (никаких знаков не было!), они выскочили на огромный заснеженный пустырь, весь изрезанный протекторами шин и гусеничными траками. Через пустырь тянулась кривая и покосившаяся линия электропередач на деревянных доисторических опорах. Городского освещения опять не было. Но строения по обеим сторонам пустыря сами себя освещали, доставалось и пустырю. Пустырь сплошь был уставлен машинами.

- Приехали, - сказал Хан и резко крутнул баранку вправо.
- Стой, стой… Здесь стой.

УАЗик попытался застыть на месте, но маленько заюзил.

- Передний мост отключи.
- Бодаться будет…
- Ничего. В городе, вроде.

Сергей вылез и осмотрелся. Раньше слева, а теперь строго позади УАЗа, тянулся длинный глухой забор с глухими же воротами, куда и уходила железнодорожная ветка. Из-за забора торчал огромный куб с двухскатной крышей, а правее его тянулись три тёмных длинных параллелепипеда. И - ни огонька..! «Пакгаузы» - догадался Сергей.

После третьего параллелепипеда забор обрывался и начиналась форменная иллюминация – явно какой-то КПП, расцвеченный разными огоньками, со шлагбаумом, с двух сторон освещенным прожекторами. Тут теплилась жизнь. Шлагбаум поминутно поднимался, пропуская машины, причём, когда он поднимался, где-то позади него начинали перемигиваться два зелёных огонька. Когда же был опущен, иногда мигали и красные. Машины только выезжали, въехали одна-две…

- КПП объекта. Позади – железнодорожный переезд… Шлагбаум и его, и на въезд-выезд с объекта самого. Только выезжают… Ну, ясно – конец рабочего дня, - неизвестно для чего рефлекторно фиксировало сознание.

После КПП забор потянулся дальше, и перед ним обнаружился приземистый барак со светящимися окошками, который никак не идентифицировался. Над забором, где-то далеко и высоко за ним тянулась ломаная линия из шести красных огоньков.

- «Гансы»… Порт. Небольшой. Ветка-то туда. А карта врёт… Конспираторы, мать их..!

Последний объект, который был различим глазом, но мешал различить всё, что за ним, поставил Сергея в тупик. Это был так же параллелепипед, но поставленный «на попа». Призма, короче… Призма из стекла и бетона! По здешним меркам, огромная – этажей в шесть-семь, забор мешал определить точно. И светилась эта призма вся снизу доверху, сгущая вокруг себя и без того непроглядную темень. В эту темень уходил и забор, и всё, что там ещё было или могло быть.

- Лас-Вегас, блин… Что за хрень и как сюда занесло..? А чё я гадаю?!!, - и Сергей махнул старшине. Когда тот подошёл, Сергей ткнул пальцем в глухой забор и огромный куб.

- Эта-а… Склады, грузовой терминал, сцепка… Жэдэ сцепка.

Сергей перевёл палец на параллелепипеды.

- Пакгаузы… На них и пёрли.

Палец на КПП.

- Проходная завода. За ней перее…
- Что за завод? Судо-ремонтный?
- Эта-а… И эта-а… тоже, - Хан запнулся и добавил «умный» оборот, - в том числе… Ремонтно-механический.
- Откуда тема?
- Так все ж сюда! Кто в ремонт, кто за запчастями…- Хан махнул на машины на пустыре.
- Хреново, - откомментировал Сергей и подумал - «попутчик-то нам исправный нужен», - затем упёр палец в огоньки уже, - Дальше..?
- Краны́, - сказал Хан с ударением на «ы», - портовые. Там… эта-а… порт. От него ветка… Жэдэ… К проходной. А потом аж сюда… Через склады. Вот, - Хан указал на рельсы, которые они только что переехали, и продолжил, - А за проходной – переезд. Отсюда не видать. И платформа. Эта-а… Под разгрузку…
- Так платформы тоже «отсюда не видать». Откуда тема?
- Зема тока с неё съехал, - чуть потемнев скулами, сказал Хан. Он не краснел никогда.

Ага, - промелькнуло в мозгу Сергея, - не все, значит, за запчастями-то…

- Что за машина у земляка-то?
- Сто тридцатый… Только он завтра на Губу пойдёт, - заторопился Хан, предвосхищая следующий вопрос командира, и, махнув в пространство, добавил, - Это аж за Камнями..! Кирпич везёт.

Браво, Хан! – подумалось командиру, - Ай, браво!

- Ну, а это что такое? – Сергей тыкнул пальцем в неидентифицированный барак. Хан вконец смутился, ещё гуще потемнел и выдавил:
- Столовка... - подумал. И добавил, - и магазин.
- Ага-а-а! – весело потянул командир. Земляк, магазин и бутылка «Старорусской» выстроились в единую логическую цепь, - А это чё за небоскрёб? – и Сергей указал на светящуюся призму.
- Дык… Заводоуправление же! – по-бабьи всплеснул руками Хан, выражая крайнюю степень удивления.

Ну, я скосоре-е-езил… Сам не допёр? – подумал Сергей, а вслух сказал:

- Вижу, что заводоуправление. А корпуса где? Заводские?
- Там, ниже… Ближе к бухте. Отсюда не видать, - и тут же поправился, - Когда темно, не видать. А как светло – видно… Наверно…

Верилось! Но старлей уже включился в игру, да и Хан начал понимать, что пошёл экзамен на профпригодность. Он подобрался и приосанился, как ученик у доски. Старлей перевёл взгляд на правую сторону пустыря, где дома стояли относительно ровно, хоть и не по линеечке. Из тьмы проступали силуэты двух-трёх жилых строений подстать тем, что видели на въезде в город. Потом снова забор, как у завода, но территория за ним была сильно освещена. Хан доложил, что зто - АТП, заводской гараж, и машины там должны быть исправны. Но вот пойдёт ли там кто-нибудь на «запретку»? Предназначение же следующего здания было очевидным. Трёхэтажный дом ещё довоенной постройки – псевдогреческий портик с четырьмя колоннами, два флигеля вразлёт и надстроенная мансарда с огромным полукруглым окном на фасад. Дом культуры горел всеми своими окнами, и оттуда довольно явственно доносилось, что кто-то «малиновки услышал голосок», а потом о чём-то настоятельно просил «в час розовый»…

- А это чего? – Сергей ткнул пальцем в ДК.

Хан всем своим видом показал, что это уж вообще издевательство, и обиженно переспросил:

- Через площадь-то?
- А-а-а… Так это пло-о-ощадь! – снова развеселился старлей, - А я думал, пустырь. И что за площадь?
- Дык… - Хан был явно озадачен и смотрел на старлея, как на дитя малое, - Ленина же!

Ну да, ну да, правильно… Кого ж ещё-то?- подумал Сергей и спросил:

- А ДК, наверное, имени Горького?
- Не могу знать, - старшина был совсем сбит с толку. И, посопев, добавил, - В нём кабак есть…
- Э-эх, Даут Хамратыч, Даут Хамратыч! Тёмный ты человек! – голос Сергея приобрёл насмешливо-покровительственный тон, - Не может быть в светоче культуры кабака! Только кафе или ресторан, где обходительные советские люди культурно принимают пищу и наслаждаются лёгкими алкогольными напитками.
- Ну, кафе…- звон разбитого стекла со стороны ДК прервал их разговор и оба посмотрели в ту сторону. После продолжительной паузы Сергей спросил:
- А где ещё есть… «ну, кафе»?, - старлей подумал, что старшина прав – ведь действительно «не продают уже». И начал надёжно прятать треугольничек кремовой рубашки с галстуком под белое кашне и застёгивать канадку. Хан воткнул палец в темноту между заводоуправлением и ДК и было начал:
- Причалы. Шесть кэмэ…
- Чьи причалы? – перебил Сергей.
- Ничьи. Все причалы тута, - старшина начал злиться и указал на огоньки портовых кранов, - Посёлок такой - Причалы. Там тоже кабак. То есть эта-а… Кафе… Или ресторан… «Ландыш»…
- А ещё?
- Ещё гостиница, - вконец разозлился старшина («жрать хочет»,- подумал Сергей),- Контора… То есть эта-а… Ментура… Ну, эта-а, милиция, в общем. Кинотеатр. Горком, горисполком и… и всякая такая байда…
- Комсомолец Тахиров, - перешёл Сергей на деланно-строгий тон, - Называя столь серьёзные учреждения «всякой байдой», вы заставляете меня усомниться в вашей лояльности к существующему строю.

Старшина скорее интуитивно и, надо признать, во многом справедливо полагал именно так, как высказался, но ничего не поняв из слов командира, уловил только, что тот в чём-то в нём сомневается, а потому заторопился:

- Дальше – Камни. Посёлок. Километра четыре… Там тоже, эта-а… ка… ка… фе. Но там пост ГАИ, - обрубил старшина, давая понять, что хватит с него на сегодня нарушений воинской дисциплины, и разговор окончен – в Камни он не поедет ни за какие коврижки.

Нет, браво… Определенно, браво! Ещё и поддать успел, – подумал Сергей. Эта игра «в разведчиков» ему уже поднадоела, но военнослужащий должен постоянно испытывать чувство стыда и неудовлетворённости от не в полной мере выполненного долга. А потому оставлять подчинённого просто так, за здорово живёшь, на коне – рушить основополагающие принципы! «Я – командир, и моё слово – заднее», - подумал Сергей и продолжил:

- А комендатура где?
- А нету! – Хан даже подхихикнул от радости, - В Кижорах! Аж восемь кэмэ!!! - и он махнул куда-то, откуда приехали.
- А аэродром?

Хан сосредоточился и, собрав брови в кучку, задумался. Потом развёл руками и, как бы сам на себя удивляясь, медленно проговорил:

- Не могу знать..., - но вдруг просветлел лицом и с неуверенной улыбкой произнес, - Таш-нант, вы что, смеётесь? Мы ж оттуда едем – за «запреткой» он..!

Ишь ты… Не ухватишь! 1:0 не в нашу пользу, - старлей посмотрел на часы:

- Девятнадцать-полста три. Хорош лясы точить. Почта где?
- Вот. Почта. Эта-а… Телеграф, телефон, - Хан показал на одноэтажный домик с высоким крыльцом и лампочкой в металлической сетке, который торчал прямо перед радиатором. На крыше, среди самых разных антенн, торчали три трубы. Над двумя из них был еле виден дымок. Домиком, собственно, и кончалась площадь великого Ленина, а начиналась огромная стихийная свалка без мусорных контейнеров, которая заканчивалась аж у железнодорожных путей.

- Тогда готовь рубон. Сухпай открой. Я очередь займу. Порубаешь – сменишь. Да, и вот ещё что… - Сергей выудил из-за заднего сиденья свой РД, порылся там и достал «московские дары»: банку шпрот, банку печени трески, полпалки сухой колбасы и растворимый кофе, - На, оживи стол. И машину поближе подгони.

Старлей ещё раз посмотрел на часы, потом почему-то в небо и, круто развернувшись на каблуках, двинулся в противоположную сторону – к магазину.

Сергей шел, обходя в беспорядке стоящие машины, и с улыбкой думал о Хане. Он появился у Сергея с год назад из севастопольской учебки и внимание привлёк сразу. Парень закончил «путягу» в Нижнекамске и успел до призыва поработать наладчиком станков с ЧПУ в Набережных Челнах (язык никак не поворачивался называть этот город Брежневым!). Кроме того, имел первый разряд по подводному ориентированию – «первый взрослый», как он говорил – и три прыжка в ДОСААФ. Чё он там, на Нижнекамском водохранилище, наориентировал, было неясно, да и наладчик-то сразу после ПТУ он был, видимо, никакой, но факт, что до армии собак не гонял. С такими данными путь ему был один – в ВДВ, куда он, с одной стороны, и рвался. Но с другой, как всякий нормальный человек, опасался Афгана: у него одна мать была да две сестрёнки-погодки, которых «надо поднимать». Так или иначе, но в ноябре со своим призывом он не пошёл. Как рассказал, из-за госзаказа, и хлопотали об отсрочке не мать да родственники, а главный инженер предприятия по ходатайству начальника цеха, что само по себе редкость – есть, значит, у парня масло в голове. Заказ, видно, гнали к концу года и, наверное, как и всё у нас, успешно сдали в срок «с незначительными доработками», и его тут же загребли спецнабором на флот.

Этот госзаказ, ровно на год удлинивший ему службу, он теперь вспоминал со смехом. Поначалу, правда, относился ко всему с прохладцей, но за полгода понял, что здесь тоже не лаптем щи хлебают, и втянулся. Учился он налету, внимание и память - феноменальные. И звериное чутьё… Разведчик от Бога!

А, кроме того, кажется не было на свете ничего такого, чего он не мог бы сделать своими руками – от налаживания сносного быта с трёхразовым питанием во льдах Арктики до мелкого ремонта любых машин и механизмов при помощи штык-ножа в условиях высокогорья или в гладкой, ровной степи!

Но разобраться в нём было тяжело. В нём, казалось, совершенно отсутствовал дух соревновательности. Баллы, очки, присуждаемые за них места, и прочие градации боевого мастерства были для него пустым звуком. Сначала казалось – пофигист. Такие опасны, потому что не надёжны. От них освобождались. Без треска, но и без сожаления. Но постепенно он в той или иной степени овладел всеми специализациями бойцов диверсионно-разведывательных подразделений, но так и не подал ни одного рапо́рта на сдачу экзамена на классность. Поставленный буквально пинками перед неизбежностью, сдавал, но значков, подтверждающих полученную классность, всё равно не носил. Страшно обрадовался значку «За дальний поход» и нацепил в тот же день. Выяснилось – «За дальний поход» на булавке, а те – на винтах. А вертеть дырки в суконной голландке Хан просто не хотел. Жлоб? Не-е-ет..! Запаслив, предусмотрителен – да. Контакты налаживал мгновенно, и было у него всё, что необходимо справному бойцу. И даже сверх того. А в его чувстве справедливости при дележе чего угодно и постоянной готовности отдать тому, кому нужнее, убеждались уже не раз, искренне веря, что уж кто-кто, а Хан-то сестрёнок поднимет. Просто парень из, мягко скажем, совсем не богатой семьи и дырявить добротную вещь не видел никакого смысла.

Дали ему старшего матроса. Две недели не пришивал новых погон, пока с ним всерьёз не поговорил ещё один «счастливый» обладатель этого звания – того буквально зачмырили «ефрейторской» лычкой, и более он нести сей груз в одиночку не хотел. Хан пришил. Того как чмырили, так и чмырят, а Хана – нет.

Дали старшину второй статьи – та же история! Тут уж с ним поговорил сам Сергей, давя на оказанное ему доверие и новый груз обязанностей, который лёг теперь на его плечи. Тот сразу заверил, что завтра на подъёме флага будет при полном параде, но сам собой сложился довольно длинный разговор, из которого Сергей понял главное – именно в новый груз обязанностей Хан с головой и окунулся в последнее время, овладев ими на «ять». А о внешней стороне дела, даже несмотря на подколы сослуживцев, он как-то не думал! Про себя Сергей не мог не оценить этого, но как быть с солдатом, который не желает быть генералом..?

Как-то какой-то персонаж, постарше Хана годом службы, напросился на работу, за которую отпуск сулили. Делал-делал, чувствует – не успевает. Привлёк Хана, вроде как помочь. Хан впрягся, но видно, что уже и вдвоём не поспеют. А тот уж пустил пыль в глаза и работу ловко представил, как законченную. Короче, укатил. А Хан всё в одиночку доделывал. Сергей, узнав, в чём суть дела, выдрал его, как сидорову козу, а в конце спросил:

- Самому-то не обидно? Ты здесь корячишься, а он хурму жрёт.
- Чё обидно? Он же не так просто смылся. Мы, эта-а… так и договаривались.

Зависти в нём было – ни капли.

Со стороны могло показаться, что парень этот - беззубая флегма, погруженная в себя, но это было не так. Он был невысок, даже несколько коренаст, но сух и поджар. Всадники Чингиз-хана оставили ему в наследство чуть кривоватые ноги, но для пловца это был только плюс. Был он, понятное дело, чёрен, имел узкий острый подбородок и короткий, с чуть заметной горбинкой, нос с широкими, длинно вырезанными ноздрями – как говорится, мозги видать. Рот узкий, с тонкими губами, почти всегда с кривой полу-ухмылкой уголком рта вниз. Прибавьте еще густые, почти сросшиеся брови, высокие скулы и какой-то странный, никогда не сходящий, прямо таки оливковый загар – и портрет степняка-кочевника готов.

Но весь он был - в глазах. Глаза, и без того чуть раскосые, были всегда полузакрыты и чуть сощурены. В командировках и при деле в них дьяволёнком отплясывал живой огонёк. В базе же они были черны и пусты – он изнемогал от тупой рутины и безделья. Но жажда деятельности бурлила и бродила в нём, и он превращался в сущее наказание. Как говорится, его б энергию, да в мирных целях. Но – редкий случай, когда Сергей мог располагать неопровержимыми фактами его, Хана, похождений. Чаще это были догадки без какой-либо доказательной базы, и на момент, когда всё уже произошло. Принцип «не бояться, не попадаться и не сознаваться» он соблюдал неукоснительно и был неуловим. Что делать, сами ж и научили! Задним числом постоянно всплывали какие-то драки с морпехами из инженерно-десантной роты, какие-то самоходы невидимо куда и прочие безобразия. Девки его, по слухам, любили, и ему всегда было – или очень быстро появлялось – куда свинтить и где перекантоваться. На разборах же был он всегда спокоен, флегматичен, чуть погружён в себя и молчалив. И всегда всё отрицал.

Исключением же из его обыкновенного отношения к достижению успехов в боевой и политической подготовке являлась физподготовка. Не-е-е, не вся – там, где нужно было показать какой-нибудь результат или выполнить норматив, он оставался форменным пофигистом: ну, не первый, ну, не пятый - в норматив уложился и жопу рвать не намерен. Исключением был рукопашный бой.

Он также с прохладцей, не перенапрягаясь, отрабатывал приёмы, удары, падения и перемещения, но в спарринг с ним становиться решался не каждый. Он просто не понимал и не принимал победы в единоборстве в чисто спортивном смысле! Какая победа по очкам? Он - дрался. Дрался каждый раз, как в последний, и не за победу даже, а за выживание. Кстати, в полном соответствии с боевым уставом – противник должен быть уничтожен, или понести такую степень поражения, которая лишит его возможности дальнейшего ведения боевых действий.

Бил хлёстко, зло, выламывал пальцы и давил на глаза, не замечая колотящих по матам ладоней, но и сам никогда хватку ослабить не просил, терпя боль до полопавшихся сосудов в глазах.

Как-то, в самом начале, группа персонажей из старослужащих решила обучить Хана правилам поведения в спортзале. Они сразу же допустили серьёзную тактическую ошибку – делать они это решили вне спортивного зала. А там для Хана запретов нет: честно, нечестно, трое на одного, ногами лежачего – разбираться некогда. Драться надо! И оружием победы может стать всё, что угодно – авторучка, вилка, черенок от лопаты… Зубы, наконец! В общем, когда часть еле отбилась от Политуправы и прокуратуры, все поняли, что этого татарчонка можно только убить, а запугать – шиш.

Качество это, может, и весьма спорное в мирном размеренном быту, здесь, по мнению старшего лейтенанта Семыгина, было более, чем к месту, и ценилось им высоко. И потом, что это за бред несут люди, отвечая на вопрос какого-нибудь вертлявого журналиста - а какие такие качества они не приемлют в людях и что они им такое ни за что не простят? Все, как заведённые, одно и то же: подлость, предательство, обман… Дурь это. Всё перечисленное – лишь производные от трёх человеческих пороков: жадности, зависти и трусости. Продать и предать можно из-за каждого из них, и если человек обладает хотя бы одним – он уже потенциальный мерзавец. А если всего даже по чуть-чуть – это просто мразь очевидная.

Так вот Хан ни одним из них не обладал. А состоял он из чувства справедливости, надёжности и злости. И если Семыгину вдруг доведётся, выбирая между жизнью и смертью, встать с кем-нибудь спина к спине, он бы хотел, чтобы это был Хан.

Сергей понимал, что осенью этого года, когда Хан отслужит два, ему с ним, хотя бы как с вестовым, расстаться придётся – негоже подгодка в «подай-прими» держать. И уже присмотрел ему замену – упрямого бычка Борьку Мышинского «с-пид Херсону» с вполне подходящим тому позывным – «Зубр». Но с мыслью, что Хан вот так вот, за здорово живёшь, отслужит и уйдёт с флота, примириться не мог. Не раз и не два Сергей заводил с ним разговор о военном училище, но сам понимал, что зря – разговоры об офицерских погонах и о «всегда есть на хлеб с маслом» на него не действовали. Он, схватывавший все с полувзгляда-полужеста, в страшном сне не мог представить себе нормальный учебный процесс с книжками да тетрадками сроком аж на пять лет!

Последний раз, уже перед самой переброской, Сергей решил зайти с другого конца. Чё бы ему, старшине второй статьи Тахирову, не пойти в школу техников по специальности? На водолаза. Но уже на водолаза профессионального, с квалификацией. Каких-то два года – и погоны мичмана, паёк, зарплата, надбавки… Женишься – жилплощадь. К тому же контракт: отслужил пять лет, не понравилось – ушёл, понравилось – продлил. Работа знакомая, на «гражданке» - не из последних… Хан долго молчал, сопел и, наконец, спросил:

- Эта-а… два года, да? А потом я… Эта-а… При вас буду? Ну… Эта-а… С вами служить?
- Вот этого я тебе, врать не буду, обещать не могу, - ответил Сергей, - Все мы люди подневольные.

Хан помолчал ещё и сказал, что подумает и по осени скажет.

- Так поступать-то летом.
- Значит, эта-а… Ещё малёк при вас буду…

…Машин на площади было действительно много - порядка сотни самых разных. Стояли как попало, будто брошенные. Из «легковых» - сплошь УАЗы, кое-где ещё «козлы»-ГАЗики, и игрушечные ЛиАЗы. Удивила «Волга» - чёрная и даже не очень грязная, с поднятой рамой и явно большими для неё колёсами. Но Сергей скользил взглядом по неповоротливым большегрузникам. Выбор был: «Уралы», КрАЗы и КАМАЗы, МАЗы и ЗиЛы… И самые разные творения «оборонки» для нужд народного хозяйства – узкие и длинные, хищные кузова вездеходов на мощных колёсных базах или на гусеничном ходу. Вот только пойдёт ли кто из них сегодня, на ночь глядя, на «запретку»-то? Или в сторону аэродрома хотя б..? Да и пойдёт ли вообще – это вопрос. Его внимание привлёк стоящий ровно посередине где-то, между почтой и магазином, низкий вездеход на узких и высоких гусеничных траках, которые местное начальство замучилось запрещать. Значит - не местные. И тут «оборонка» не то, что просматривалась – она просто в глаза пёрла. Это был в чистом виде ЛТД – лёгкий тягач десанта. Только со срезанной башней, с аккуратно, круглыми стальными нашлёпками, заваренными бойницами и вваренным же - видать, собственными умельцами – узким и длинным фризом иллюминаторов на три стороны. Тягач был ярко рыжим с широченной синей полосой по бортам. По полосе белыми буквами, и тоже очень аккуратно, было написано – «АВАРИЙНО-СПАСАТЕЛЬНАЯ СЛУЖБА». Да и вообще он был весь… ухоженный такой! По деловому - фароискатель, проблесковые маячки, прожектор, светоотражатели, где ни попадя… Все габариты с кормы были очерчены чёрно-белыми полосатыми линеечками, все лючки и горловины подписаны по трафаретам - что зачем, для чего и куда. Антенн куча. И даже шанцевый инструмент побортно был весь в наличии и выглядел, будто новенький. По номерам гражданская была служба, но всё равно ж коллеги почти – может, и договоримся..? Тем более, что у этих-то ребят что хошь найдётся – и сцепки жёсткие, и домкраты помощней…

Сергей побарабанил по броне, заглядывая в чёрные иллюминаторы…

- Похоже, нет никого… Ха́на бы сюда? «Дневальным»..? А, ладно – пусть жрёт. Авось, не прошляпим… доблестный экипаж. А пока - запас карман не тянет! Хрен его знает, как оно там повернётся..?

И он ускорил шаги к магазину.

Конечно, возможны ещё варианты. Но ночлег здесь всё более и более обретал черты реальности. Не вынужденной, нет – он ведь и планировался, в общем-то. Сейчас даже сон в УАЗике… Или сидение всю ночь напролёт на переговорном представлялись куда более привлекательной перспективой, чем обратный путь в бригаду. Однако, привлекательность такого рода отнюдь не окрыляла. Ведь в альтернативке «уезжать-ночевать» только в первой составляющей всё до донышка ясно было. Во второй же вариантов крылось – тьма-тьмущая..! От скучнейших до… весьма и весьма заманчивых – так скажем.

У Сергея в РД, в чёрной, «вражеской» фляге, у которой даже «пробочка» никогда не текла, было полтора литра шила – чистый и почти совсем прозрачный ректификат. Без «соплей». Нормальный, уважающий себя человек без такого НЗ ни в какое дело не ввяжется: спирт в Союзе – валюта. За которую можно разжиться всем из вещей дельных и, в отрыве от базы, нередко крайне необходимых. А в пересчёте на водку – это ж шесть бутылок..! Нужную тебе компанию - или коллектив - можно запросто организовать, а уже имеющуюся – немедленно к себе расположить. А входящие в них мужики, если при деле тут, наверняка ж где-то с койками. Хорошо бы, конечно, и ночлег сносный поиметь, и попутчика на завтра. Как? Да запросто – у магазина потолкаюсь, на переговорном… Да можно вообще на капоте «поляну» накрыть – через полчаса где-то от «друзей» отбоя не будет..! На худой конец, можно и татарву Ханову поискать. Но… субординация подсказывала, что выход – не лучший, и для разведчика крайне не изобретательный. Можно, конечно, и сразу в Причалы двинуть – в гостиницу. Ночлег – и всё. Ну, раздавить полбанки с нашедшимися там попутчиками, и – в койку. Полбанки… Где полбанки, там и банка, а та-а-ам… Как бы и «Старорусской» догоняться не пришлось! И опять, глядишь, чисто мужская компания сама собой материализовалась – баб в гостиницах таких мест, типа этого, отродясь не квартировало. Дежурная по этажу… Одна на всех? Драка. Как минимум.

Вариантов – два: ДК здесь, в Баграх, и «Ландыш» в Причалах. И, несмотря на такое «грузило», как Хан, оба – с продолжением. А вот к «продолжению»-то как раз Серёга был готов не очень. Не, есть тут бабы, что и вчистяк шило пьют. Мало, но есть. Вот только последующий ночлег при такой подруге не привлекал вовсе. А поголовно тут бабы «вермут» пили. Не венгерский «дерьмо-драй», а «местный» – шило пополам с соком. Ну, пополам-не пополам, а вот так как-то… А ну как сока-то у неё и не окажется? Водочку местной мадмуазель-мадам вполне предложить в рамках. Только початую бутылку на стол даме ставить – невдобня-а-ак..!

Короче, надо кое-что «взять» в незнакомом городе, когда «не продают уже».

Сразу же за углом открылся тыл «неидентифицированного» барака, который оказался самым, что ни на есть фронтом – на обращённом к КПП завода его фасаде вывески «Столовая» и «Магазин» всё ставили на свои места. На двери столовой – массивный замок. Перед дверью в магазин – массивная, непрерывно двигающаяся толпа. И приглядевшись, становилось ясно, что состоит она из множества устойчивых по составу «оперативных единиц» – по трое единой целью сплочённых мужиков. Из темноты изредко появлялись и бабы. По одной-две. Реже – группами. Бабы расхватывали за рукава каких-то только им ве́домых, внешне совершенно одинаковых мужиков, и тащили их прочь с криками и рукоприкладством. Оставшаяся «двойка» с погрустневшими взглядами переживала «потерю бойца»… с мгновение всего, ибо тут же радостным рукопожатиями встречала немедленно подоспевшее «пополнение». Если же рукоприкладство вдруг становилось обоюдным и расхристанный и несостоявшийся «язык» возвращался «к своим», то «вернувшегося в строй бойца» уже вся толпа приветствовала одобрительным гулом.

В общем, в деле «взять, когда не продают уже» Серёга столкнулся с вполне ожидаемой, но осложняющей задачу конкуренцией. К тому же и мужики, и «обороняющаяся сторона» - скрытый за дверями персонал – были местными и, по каким-то своим, общим точкам соприкосновения в местном же быту, шансов договориться имели больше.

Стало ясно, что легендирования, основ психоанализа и техники вербовки… И даже мощного заряда обаяния в придачу – мало будет. И Серёга решительно потянул на себя дверь магазина, решив действовать, как учили – на свой страх и риск, проявляя инициативу в зависимости от обстановки…

Продолжение следует…

SSS®

Сообщение отредактировал Сергей СМИРНОВ - 2.9.2014, 12:41
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 29.4.2011, 22:30
Сообщение #2


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Ета шо же такоя???? Накидали затравок, а продолжения не бублют!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Афффтара!!!!!!!! Щас буду бить ластами!!!!!!!!! "Новый мир", "Знамя" и "Звезда", и все тока первые номера!!!!!!!!! У нас, лягухов, моск масенький, туда стока протагонистов и сюжетных линий не вмещается!!!!!!!!!!!! ТРЕ-БУ-Ю ПРО-ДОЛ-ЖЕ-НИ-ЕВ!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Сообщение отредактировал Kikker - 29.4.2011, 22:36
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 29.4.2011, 22:39
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 29.4.2011, 23:30) *
Ета шо же такоя???? Накидали затравок, а продолжения не бублют!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Афффтара!!!!!!!! Щас буду бить ластами!!!!!!!!! "Новый мир", "Знамя" и "Звезда", и все тока первые номера!!!!!!!!! У нас, лягухов, моск масенький, туда стока протагонистов и сюжетных линий не вмещается!!!!!!!!!!!! ТРЕ-БУ-Ю ПРО-ДОЛ-ЖЕ-НИ-ЕВ!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Звиняй, ластоногая..! Весь - в думах о тебе...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 29.4.2011, 22:42
Сообщение #4


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 29.4.2011, 22:39) *
Звиняй, ластоногая..! Весь - в думах о тебе...

(примирительно) Штоб завтрева же была вторая серия! blink.gif
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 29.4.2011, 22:45
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 29.4.2011, 23:42) *
Цитата(SSS(R) @ 29.4.2011, 22:39) *
Звиняй, ластоногая..! Весь - в думах о тебе...

(примирительно) Штоб завтрева же была вторая серия! blink.gif

- (твёрдо) Между праздниками.
- (в сторону) Видать, зацепило...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 29.4.2011, 22:51
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Цитата(Kikker @ 29.4.2011, 23:30) *
Ета шо такоя???? Накидали затравок, а продолжения не бублют!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Афффтара!!!!!!!! Щас буду бить ластами!!!!!!!!!

Прааильно гаварите, Ваша Земноводность, вместо того чтоб по-человекчески одним куском, сначала - первое, второе, третье, он нахально демо-версиями завлекает.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 30.4.2011, 6:30
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Игорь Львович @ 29.4.2011, 22:51) *
... сначала - первое, второе, третье...

Между переменами блюд паузы необходимы! Для здорового пищеварения, так сказать... И для отдохновенных бесед "столующихся".
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 30.4.2011, 13:38
Сообщение #8


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 30.4.2011, 6:30) *
Между переменами блюд паузы необходимы! Для здорового пищеварения, так сказать... И для отдохновенных бесед "столующихся".

А между блюдами прикажете имбирем закусывать? Нам, лягуткам, приходится уже конспекты на ластах делать, чтоб не запутаться в переплетениях сюжетных линий. Площадь ласт ограничена!!!!!!!!!!!!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 30.4.2011, 13:53
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 30.4.2011, 14:38) *
Цитата(SSS(R) @ 30.4.2011, 6:30) *
Между переменами блюд паузы необходимы! Для здорового пищеварения, так сказать... И для отдохновенных бесед "столующихся".

А между блюдами прикажете имбирем закусывать? Нам, лягуткам, приходится уже конспекты на ластах делать, чтоб не запутаться в переплетениях сюжетных линий. Площадь ласт ограничена!!!!!!!!!!!!

Милая... Драгоценная моя "Подглядка"..! "Я" ж "напомню": клик - и всё! А эта-то demo'нструха хоть какое-нибудь впечатление оставила?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Kikker
сообщение 30.4.2011, 16:22
Сообщение #10


Стрекозунья-попрыга
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 675
Регистрация: 24.7.2009
Из: болота Мордора
Пользователь №: 77



Цитата(SSS(R) @ 30.4.2011, 13:53) *
Милая... Драгоценная моя "Подглядка"..! "Я" ж "напомню": клик - и всё! А эта-то demo'нструха хоть какое-нибудь впечатление оставила?

blink.gif А зачем же я тогда требую продолжения банкета?
Хочу "Интернированного" первым блюдом. (воспоминания молодости)

Сообщение отредактировал Kikker - 30.4.2011, 16:24
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 30.4.2011, 16:43
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(Kikker @ 30.4.2011, 17:22) *
blink.gif А зачем же я тогда требую продолжения банкета?
Хочу "Интернированного" первым блюдом. (воспоминания молодости)

Ах, во-о-от в чём дело-то..! Ну, должен Вас успокоить - "Интернированный..." пойдёт первым "блюдом" (или первым номером - как Вам будет больше угодно). Но "обед" объявлен на пятое, четверг , приглашения с "меню" разосланы, и перенос сроков невозможен. Правда, думаю попробовать превратить сии "обеды" в журфикс - в меру слабых сил, уважаемые... В меру слабых сил, понятное дело. Но вот принимает ли кто из читателей - кроме Игоря Львовича, конечно - живейшее участие в судьбе флотских офицеров, попадающих в самых разных точках нашей бескрайней родины в самые разные, но всегда столь нестандартные ситуации - я до сих пор так себе и не уяснил...
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
valvas
сообщение 2.5.2011, 23:32
Сообщение #12


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 6
Регистрация: 18.3.2011
Пользователь №: 1 515



Давненько я не получал такого удовольствия от чтения! Чудный язык, смачные и сочные образы, невозможно оторваться, и при этом ни капли выдумки - я так и вижу ту реальность, в которой прошла молодость.
Эх, так обидно при этом думать, что такие как Смирнов водились у нас всегда, а нам всегда скармливали полудепрессивных классиков.

Хорошо,отлично, замечательно!

Но хочется продолжения
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 3.5.2011, 6:42
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(valvas @ 3.5.2011, 0:32) *
Давненько я не получал такого удовольствия от чтения! Чудный язык, смачные и сочные образы, невозможно оторваться, и при этом ни капли выдумки - я так и вижу ту реальность, в которой прошла молодость.
Эх, так обидно при этом думать, что такие как Смирнов водились у нас всегда, а нам всегда скармливали полудепрессивных классиков.

Хорошо,отлично, замечательно!

Но хочется продолжения

А говорят, утро добрым не бывает... Ещё как бывает..! Вот прочитаешь в пасмурное, буднее утро такой вот отзыв - и всё, буквально всё и сразу же становится хорошо, отлично и замечательно! И самому за продолжение садиться хочется... Спасибо Вам..!
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
rousse
сообщение 23.5.2011, 17:10
Сообщение #14


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 97
Регистрация: 9.9.2010
Из: Южный Урал
Пользователь №: 1 236



По стилю показалось похоже на долгие (операторская ) киношную операторскую работу- длинные подробные описания. Предложения с эпитетами сравнениями, точными определениями-понравилось слово «руинизация»- существительное, содержащее в себе действие!- процесс разрушения. Читая произведение,четко представляешь себе картину, благодаря точным описаниям автора.
Выделю вот этот абзац: «И потом, что это за бред несут люди, отвечая на вопрос какого-нибудь вертлявого журналиста - а какие-такие качества они не приемлют в людях и что они им такое ни за что не простят? Все, как заведённые, одно и то же: подлость, предательство, обман… Дурь это. Всё перечисленное – лишь производные от трёх человеческих пороков: жадности, зависти и трусости. Продать и предать можно из-за каждого из них, и если человек обладает хотя бы одним – он уже потенциальный мерзавец. А если всего даже по чуть-чуть – это просто мразь очевидная».
Гениально подмечено автором!

Сообщение отредактировал rousse - 23.5.2011, 17:20
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 23.5.2011, 20:09
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(rousse @ 23.5.2011, 18:10) *
...похоже на... операторскую работу - длинные подробные описания...четко представляешь себе картину...

От-т чёрт... Спасибо. Вот спасибо - и всё! Ходишь-ходишь из угла в угол с полоумно-счастливыми глазами, садишь сигарету за сигаретой - придумал что-то! Эдакое... А заметят вообще? Оценят ли..? Или пишешь что-то, годами... десятилетиями уж для тебя очевидное, жизнью не раз доказанное - и ведь кто-то с тобой согласен, очевидное это и в твоём тексте подмечая! Значит, не один так думаю. Значит, если и жил не так, то хоть выводы научился верные делать...
Вот ей-Богу - если б только Вы это и читали, всё равно б писал, вывешивал и Ваших откликов ожидал бы..! А, чего там длинно и подробно-то - спасибо Вам, и всё тут.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
rousse
сообщение 23.5.2011, 22:14
Сообщение #16


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 97
Регистрация: 9.9.2010
Из: Южный Урал
Пользователь №: 1 236



Цитата(SSS(R) @ 23.5.2011, 21:09) *
Цитата(rousse @ 23.5.2011, 18:10) *
...похоже на... операторскую работу - длинные подробные описания...четко представляешь себе картину...

От-т чёрт... Спасибо. Вот спасибо - и всё! Ходишь-ходишь из угла в угол с полоумно-счастливыми глазами, садишь сигарету за сигаретой - придумал что-то! Эдакое... А заметят вообще? Оценят ли..? Или пишешь что-то, годами... десятилетиями уж для тебя очевидное, жизнью не раз доказанное - и ведь кто-то с тобой согласен, очевидное это и в твоём тексте подмечая! Значит, не один так думаю. Значит, если и жил не так, то хоть выводы научился верные делать...
Вот ей-Богу - если б только Вы это и читали, всё равно б писал, вывешивал и Ваших откликов ожидал бы..! А, чего там длинно и подробно-то - спасибо Вам, и всё тут.

еще пишите))
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Сергей СМИРНОВ
сообщение 23.5.2011, 22:17
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 679
Регистрация: 7.10.2009
Из: Москва и область
Пользователь №: 383



Цитата(rousse @ 23.5.2011, 23:14) *
еще пишите))

А куда ж теперь денешься-то..?
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 15.10.2019, 13:50
Rambler's Top100