Переводика: Форум

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> "....в рассеянии сущих", Русские люди за пределами России
Игорь Львович
сообщение 20.12.2009, 21:45
Сообщение #1


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Община духоборов в Канаде
Сейчас в Канаде насчитывается до 30 тысяч потомков духоборов

Секты духоборов в России появились в начале XVIII века на территории Слободской Украины и быстро распространились в Новороссии, Тамбовской и Воронежской губерниях, на землях Войска Донского. Социально секта формировалась в основном из инородцев и казачества, т.е. из тех слоев населения, для которых были характерны осознание собственной значимости и дух вольности. Утверждая, что в каждом человеке, в памяти, разуме и воле, присутствует Святая Троица, духоборческое учение высоко подняло личность человека, поставив его рядом с Богом. Убийство человека духоборы рассматривали как посягательство на самого Бога. Они отвергали церковь, таинства, кресты и иконы, не признавали посредничество священников между Богом и людьми, полагали, что государственные законы нужны только тем, кто еще не пошел по правильному пути. На основании этого секта считалась "особо вредной" и всегда преследовалась.

Название "духобор" говорило само за себя. Главным оружием человека в борьбе со злом, насилием, несправедливостью и другими античеловеческими явлениями, по их мнению, является сила человеческого духа, вера в божескую силу и стремление жить по законам Божьим – без войн и убийств. Следуя этим убеждениям, духоборы 29 июня (11 июля) 1895 г. в день святых апостолов Петра и Павла в Грузии в знак протеста против войн и насилия публично сожгли все имевшееся у них оружие.

Правительство сурово расправилось с участниками акции. Усилились репрессии против всех духоборов: их сажали в тюрьмы, истязали, убивали, морили голодом, начались массовые ссылки в Сибирь. Трагическая судьба духоборов начала привлекать все большее внимание российской и мировой общественности. Ими заинтересовался Л.Н. Толстой. Великий русский писатель вел упорную кампанию помощи духоборам. В их пользу он передал гонорар за роман "Воскресение". Вскоре Толстой обратился в британское консульство в Батуми и просил передать в Лондон, что духоборы являются хорошими земледельцами, прилежными тружениками и вполне подходят для целей освоения пустынных земель канадского запада. В мае 1898 г. духоборам было разрешено уехать из страны.

Первая группа духоборов прибыла в Канаду в январе 1899 года. Вскоре последовала вторая группа. В апреле-мае того же года было совершено еще два рейса. В воспоминаниях помощника Л.Н. Толстого Л.А. Сулержицкого, который сопровождал духоборов за океан, сохранилось любопытное свидетельство о том, как восторженно встречали гонимых сектантов жители морского порта Сент-Джон: "Канадцы плотной стеной стояли по обеим сторонам дороги от парохода до вагонов. Появление на трапе первого духобора привело толпу в неистовый восторг. И пока он шел к поезду, ему махали руками, шапками, выкрикивали приветствия. Смутившийся, не ожидавший ничего подобного духобор кланялся на все стороны с серьезным лицом, приговаривая: "Спаси, Господи!" и, должно быть, немало обрадовался, когда, наконец, попал в роскошный вагон с кожаными сиденьями и бронзовыми ручками, где его заботливо усаживал чиновник от железнодорожной компании. Появление каждого духобора встречалось новым взрывом приветствий. Когда же по трапу спустилась женщина-духоборка с двумя ребятишками, возбуждение толпы дошло до какого-то экстаза. При входе в пакгауз стояло несколько емкостей, наполненных мешочками с конфетами – это дамы из Монреаля приготовили сладости для раздачи духоборским детям и девушкам".

До весны 1899 г. все духоборы (свыше двух тысяч человек) размещались в иммиграционных домах Виннипега – главного центра иммиграции, и других близлежащих городах. Впоследствии канадское правительство отвело переселенцам землю на необжитых местах. Начались неимоверно тяжелые работы: раскорчевка леса, строительство жилья. Первую зиму духоборы голодали. Мужчины вынуждены были уходить на заработки в различные компании. Оставались одни женщины. Они вместо лошадей впрягались в плуги и поднимали целину. В конце концов трудности были преодолены, были построены дома, амбары, бани, возделаны земли.

В Канаде духоборы селились селами, как и в России, землю обрабатывали сообща, как это делали на родине. Однако это противоречило канадским законам. Земля в стране выдавалась в частную собственность отдельным лицам, а не коллективам. Правительство потребовало разделить землю на участки по семьям. Это был первый серьезный конфликт между духоборами и канадским правительством.

Тем не менее, духоборы приложили немало усилий для сохранения своего мировоззрения и коммунального образа жизни. Им это в какой-то степени удалось. В 1934 г. канадским правительством была утверждена декларация духоборов, в которой отображены их идеалы и условия проживания в стране. В целях сохранения единства и своего образа жизни духоборами в том же году была создана организация "Союз духовных общин Христа". Члены союза и неприсоединившиеся духоборы поселились в основном в двух провинциях – Британская Колумбия и Саскачеван. В годы второй мировой войны духоборы активно включились в благородное дело оказания помощи советскому народу в его борьбе с фашизмом. На их средства, добровольные пожертвования собиралась теплая одежда, закупались медицинское оборудование, медикаменты, и все это направлялось в СССР.

По мере дальнейшего обживания в Канаде духоборы сталкивались с большими трудностями. Правительство, недовольное тем, что земля продолжала обрабатываться не индивидуально, а находилась фактически в общинном пользовании, конфисковывало ее у духоборов. Каждой семье оставляли по 15 акров, но не в собственность, а в аренду.

От духоборов требовали принять британское подданство и признать английского короля (поскольку Канада до сих пор является членом Британского Содружества). Духоборы ответили, что они приехали в Канаду с условиями оставаться иностранцами. В годы первой мировой войны духоборы отказались от службы в армии и открыто заявили о своем отрицательном отношении к войне. То же самое повторилось и во время второй мировой войны. Духоборы отказывались встать на военный учет и не являлись даже на регистрацию. В связи с игнорированием законов страны канадцы подняли вопрос о том, чтобы отобрать у них земли и отдать их демобилизованным солдатам. Дело дошло до требований о высылке духоборов из страны. Был распущен слух об их связях с Коминтерном.

В Саскачеване духоборам пришлось оставлять обработанные земли, конфискованные властями, собирать деньги, брать ссуды и займы у ростовщиков и переселяться на необжитые участки, покрытые лесами. Около тысячи духоборов не захотели уезжать из Саскачевана и остались на своих 15 акрах земли. Из них многие приняли канадское гражданство и получили по 160 акров в личное пользование. В Британской Колумбии духоборы сумели сохранить элементы общинной жизни. В этом они видели возможность выживания.

В настоящее время основная масса духоборов занимается сельским хозяйством и работает в лесной промышленности. Это опытные фермеры, столяры, плотники, строители. Упомянутый "Союз духовных общин Христа" и значительная часть его членов являются владельцами земельных участков. На общественные средства духоборами построены и активно функционируют два крупных современных культурных центра, музеи духоборческой культуры, работают кооперативный магазин и ресторан, издается журнал "Искра".

Духоборы гордятся традиционными народными промыслами, сохранившимися здесь во всей своей красоте и неповторимости – женщины прядут, ткут платки, расшивая их русскими узорами, мужчины занимаются резьбой по дереву, и знаменитые деревянные ложки с фирменным клеймом "Николай Денисов" пользуются большой популярностью на канадском рынке. В русской речи старшего поколения часто можно услышать слова, вышедшие из употребления: "дюже", "ужо", "давеча".

Однако вековое пребывание духоборов в Канаде не могло пройти для них бесследно. Сейчас их деятельность все меньше носит религиозную окраску. Религиозные начала существуют в основном как символ объединения русских людей на чужбине и как удовлетворение эстетических потребностей – культ хорового многоголосого пения. К тому же молодое поколение духоборов получило образование и воспитание в совершенно иных условиях, а некоторые из них создали семьи с представителями других конфессий. Так что, не исключено, к сожалению, что в ближайшем будущем эта уникальная этнографическая группа наших соотечественников растворится в "плавильном котле" канадского общества.
По материалам "Новая и новейшая история"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 22.12.2009, 1:56
Сообщение #2


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Скончалась русская легенда Северной Африки
Анастасия Александровна Ширинская



«Ничто не исчезает бесследно, надо только сильно помнить!» – эти слова принадлежат русской легенде Северной Африки, старейшине русской общины Туниса, пережившей в годы Гражданской войны исход и гибель Российского Императорского флота – Анастасии Александровне Ширинской.

На 98 году жизни в Тунисе в городе Бизерта скончалась Анастасия Александровна Ширинская – истинный патриот, мужественная женщина, талантливый человек, хранительница памяти о Русской Эскадре и ее моряках. Во многом благодаря ее усилиям в Тунисе действуют два русских православных храма – храм Александра Невского в Бизерте и Храм Воскресения Христова в столице Туниса.

Анастасия Александровна, самая знаменитая учительница математики Туниса , ее так и называли – мадам Учительница, всей душой любя Тунис, так и прожила в течении 70 лет с Нансовским паспортом (паспорт беженки выдаваемый в 20-х годах), не имея права покидать пределы Туниса без специального разрешения. И только в 1999 году, когда это стало возможным, она снова получила гражданство России и, приехав на Родину, навестила свое бывшее родовое имение на Дону.

«Я ждала русского гражданства, – говорит Анастасия Александровна. – Советское не хотела. Потом ждала, когда паспорт будет с двуглавым орлом – посольство предлагало с гербом интернационала, я дождалась с орлом. Такая я упрямая старуха».

За вклад в развитие культуры Туниса она, истинно русская женщина, была удостоена тунисского государственного ордена «Командора культуры». В 2004 году из Московской патриархии пришла награда. За большую деятельность по сбережению русских морских традиций, за заботу о храмах и могилах русских моряков и беженцев в Тунисе Анастасии Александровне Ширинской был вручен патриарший орден «Святой равноапостольной княгини Ольги», которая сеяла на Руси семена веры Православной.

Все мы кто знали Анастасию Александровну и кто только слышал о ней, все мы глубоко скорбим и никогда не перестанем восхищаться ее мужеством, благородством, скромностью и преданностью Отечеству! Она живой пример чести и достоинства!


Мы унесли с собой русский дух
Теперь Россия – здесь

Ко дню рождения русской гордости Туниса муниципалитет города Бизерты принял решение переименовать одну из площадей, на которой находится православный храм, и назвать ее именем – Анастасии Ширинской. Это единственная площадь во всей Северной Африке, носящая имя живой русской легенды. Истинному патриоту, мужественной женщине, талантливому человеку, хранительнице памяти о русской эскадре и ее моряках. Больше никто и никогда из наших соотечественников не удостаивался такой высокой чести.

* * *

Судьба Ширинской – это судьба первой волны русской эмиграции. Она помнит слова отца, морского офицера, командира миноносца «Жаркий»: «Мы унесли с собой русский дух. Теперь Россия – здесь».

1920 – м году, когда она оказалась в Африке – во французской колонии, – ей было 8 лет. Только на этом континенте согласились приютить остатки армии барона Врангеля – 6 тысяч человек.

Бизертское озеро – самая северная точка Африки. Тридцати трем кораблям Императорского Черноморского флота, ушедшим из Севастополя, здесь было тесно. Они стояли, плотно прижавшись бортами, и между палубами были переброшены мостики. Моряки говорили, что это – военно-морская Венеция или последняя стоянка тех, кто остался верен своему Императору. Каждое утро поднимался Андреевский стяг.

Здесь был настоящий русский городок на воде – морской корпус для гардемаринов на крейсере «Генерал Карнилов», православная церковь и школа для девочек на «Георгии Победоносце», ремонтные мастерские на «Кронштадте». Моряки готовили корабли к дальнему плаванию – обратно в Россию. На сушу выходить было запрещено – французы обнесли корабли желтыми буйками и поставили карантин. Так продолжалось четыре года.

В 1924 году Франция признала молодую Советскую республику. Начался торг – Москва требовала вернуть корабли Черноморской эскадры, Париж хотел оплаты царских займов и проживания моряков в Тунисе. Договориться не удалось.

Корабли пошли под нож. Настал, пожалуй, самый трагический момент в жизни российских моряков. 29 октября 1924 года раздалась последняя команда – «Флаг и гюйс спустить». Тихо спускались флаги с изображением креста Святого Андрея Первозванного, символ Флота, символ былой, почти 250-летней славы и величия России…

Русским было предложено принять французское гражданство, но не все этим воспользовались. Отец Анастасии – Александр Манштейн заявил, что присягал России и навсегда останется русскоподданым. Тем самым он лишил себя официальной работы. Началась горькая эмигрантская жизнь...

Блестящие флотские офицеры строили дороги в пустыне, а их жены пошли работать в богатые местные семьи. Кто гувернанткой, а кто и прачкой. «Мама говорила мне, – вспоминает Анастасия Александровна, – что ей не стыдно мыть чужую посуду, чтобы заработать деньги для своих детей. Мне стыдно их плохо мыть».

Тоска по Родине, африканский климат и невыносимые условия существования делали свое дело. Русский угол на европейском кладбище все расширялся. Многие уехали в Европу и Америку в поисках лучшей доли и стали гражданами других стран.

Но Ширинская изо всех сил стремилась сохранить память о русской эскадре и ее моряках. На свои скромные средства и средства немногих русских тунисцев она ухаживала за могилами, ремонтировала церковь. Но время неумолимо разрушало кладбище, ветшал храм.

И только в 90-е годы в Бизерте начали происходить изменения. Патриарх Алексий II направил сюда православного священника, а на старом кладбище установили памятник морякам российской эскадры. И среди африканских пальм вновь прогремел любимый марш моряков «Прощание славянки».

Ее первая книга с помощью мэра Парижа и российских дипломатов была вручена президенту Владимиру Путину. Через некоторое время почтальон принес бандероль из Москвы. На другой книге было написано – «Анастасии Александровне Манштейн-Ширинской. В благодарность и на добрую память. Владимир Путин».

Анастасия Александровна, всей душой любя Тунис, так и прожила в течении 70 лет с Нансовским паспортом (паспорт беженки выдаваемый в 20-х годах), не имея права покидать пределы Туниса без специального разрешения. И только в 1999 году, когда это стало возможным, она снова получила гражданство России и, приехав на Родину, навестила свое бывшее родовое имение на Дону.

«Я ждала русского гражданства, – говорит Анастасия Александровна. – Советское не хотела. Потом ждала, когда паспорт будет с двуглавым орлом – посольство предлагало с гербом интернационала, я дождалась с орлом. Такая я упрямая старуха».

Она самая известная учительница математики в Тунисе. Ее так и называют – мадам учительница. Бывшие ученики, приходившие к ней домой за частными уроками, стали большими людьми. Сплошные министры, олигархи и нынешний мэр Парижа – Бертрано Делано.

«Вообще-то я мечтала писать детские сказки, – призналась Анастасия Александровна. – Но должна была вдалбливать алгебру в головы школяров, чтобы заработать на хлеб».

Вместе с мужем (Сервер Ширинский – прямой потомок старинного татарского рода) она воспитала троих детей. В Тунисе с матерью остался только сын Сергей – ему уже далеко за 60. Дочери Татьяна и Тамара давно во Франции. Мать настояла, чтобы они уехали и стали физиками. «Только точные науки могут спасти от нищеты», – убеждена Анастасия Александровна.

Зато два ее внука, Жорж и Стефан, настоящие французы. Они совсем не говорят по-русски, но все равно обожают русскую бабушку. Степа – архитектор, живет в Ницце. Жорж работал у голливудского режиссера Спилберга, а сейчас рисует мультфильмы у Диснея.

У Анастасии Александровны прекрасный русский язык, великолепные знания русской культуры и истории. В ее доме простая, но очень русская атмосфера. Мебель, иконы, книги – все русское. Тунис начинается за окном. «Приходит момент, – говорит Анастасия Александровна, – когда ты понимаешь, что должна сделать свидетельство о том, что видела и знаешь… Это, наверное, называется чувством долга?.. Я вот написала книгу – «Бизерта. Последняя стоянка». Это семейная хроника, хроника послереволюционной России. А главное – рассказ о трагической судьбе русского флота, который нашел причал у берегов Туниса, и судьбах тех людей, которые пытались его спасти».

В 2005 году за воспоминания, вышедшие в серии «Редкая книга», Анастасии Александровне была вручена специальная награда Всероссийской литературной премии «Александр Невский», которая называется «За труды и Отечество». Именно этот девиз был выгравирован на ордене Святого Александра Невского, учрежденном Петром I.

Тунисские кинематографисты в 90-х годах сняли документальный фильм «Анастасия из Бизерты», посвященный Ширинской. За вклад в развитие культуры Туниса она, истинно русская женщина, была удостоена тунисского государственного ордена «Командора культуры». В 2004 году из Московской патриархии пришла награда. За большую деятельность по сбережению русских морских традиций, за заботу о храмах и могилах русских моряков и беженцев в Тунисе Анастасии Александровне Ширинской был вручен патриарший орден «Святой равноапостольной княгини Ольги», которая сеяла на Руси семена веры Православной.

И вот новая награда... Площадь в Бизерте, на которой стоит Храм Александра Невского, который строили бывшие черноморцы в середине прошлого века в память о своей погибшей эскадре, названа в ее честь.

* * *

Сегодня сюда приезжают венчаться петербургские моряки. Голубые купола. Радостный перезвон колоколов, заглушаемый зычным пением муллы из соседней мечети. Это ее площадь. Она говорит, что счастлива. Дождалась – на русских кораблях снова поднимается Андреевский флаг…

Галли Монастырева

Сообщение отредактировал Игорь Львович - 30.12.2009, 1:31
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 23.12.2009, 2:24
Сообщение #3


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Староверы из Латинской Америки выживают в уссурийской тайге
Произошло невероятное: три семьи старообрядцев вернулись в село, где жили их предки.

Совсем недавно в крошечном селе Дерсу жили всего 12 человек - в основном мужчины, в основном пьющие. Неудивительно, что сюда, на самый север Приморья, в глушь, в тайгу, никто не хотел ехать: дороги, которую можно было бы назвать приличной, нет, как нет школы и магазина. Но недавно в Дерсу переселились староверы. И не откуда-нибудь, а из Латинской Америки.

Там, где пехота не пройдет...

Раньше Дерсу называлось Лаули. Но после советско-китайского конфликта на о. Даманском все китайские названия сел и рек заменили. Еще до революции в Лаулях замкнутой общиной жили староверы. Занимались скотоводством, бортничеством, сельским хозяйством. А как власть переменилась, начались гонения на верующих и раскулачивания. Приморские старообрядцы уехали в Китай. Но и там не нашли покоя, поехали в Гонконг. Затем - в Бразилию, откуда разъехались по всей Латинской Америке - Уругвай, Парагвай, Чили...

И вот недавно произошло невероятное: три семьи старообрядцев вернулись в село, где жили их предки.
Добраться сюда непросто. В начале июля, когда мы приехали в гости к "возвращенцам", из-за непрерывных дождей спокойно проехать можно было только до Рощино - а это километрах в ста от Дерсу. Дальше по пути текут самые настоящие реки. Надо добраться до Большой Уссурки, на другой берег - и еще несколько километров по страшным ухабам через тайгу.

В Дерсу воды, к счастью, было не очень много, а вот соседние деревни буквально плавали. Однажды река в этих краях разлилась настолько, что вода подошла вплотную к домам: жители прямо с крыльца щуку поймали. Неудивительно, что когда несколько лет назад купила в Лаулях дом староверка Агриппина, вскоре пришлось ей этот дом продавать: сказала родственникам, что здесь трудно, и уехала. Но переубедить остальных не удалось: зимой сюда приехали Алексей Килин и Василий Реутов, а в марте этого года в селе было уже 17 старообрядцев.

Василий Реутов: "Остальных пока не зовем"

Российское гражданство пока что только у одной семьи Реутовых: Василия, его жены Ольги и пятерых ребятишек. Василий "по бумагам" и считается главным в общине. Хотя "по церкви" главный - Федор Силантьевич Килин, отец Ольги (он самый старший из "возвращенцев").

Реутовы живут на пасеке, в двух километрах от самого поселка. "Улица Лесная" - гласит надпись на табличке. Несколько домиков (спальня, столовая, баня...) около речки. Со всех сторон тайга. Вечерами на пасеку периодически заглядывает медведь - поесть меду. Но накануне Алексей кинул ему под лапы дымовую шашку, косолапый и ушел себе в лес. Теперь, перепуганный, еще несколько дней точно сюда не сунется.

Пасеку и дома в поселке староверы арендуют у одного из жителей района, работая на его земле и ухаживая за ульями.
- Все остальные получили разрешение на временное проживание в России на три года, - рассказывает Василий. - В Белгородской области прожили минувший год. А потом подались в Приморье. Дом у собственника мы можем выкупить, да и заявление на получение земли уже подали. Хотим заниматься сельским хозяйством. Заведем около 2000 голов птицы, крупного рогатого скота - голов 100. Для себя и на продажу. Но сейчас у членов общины почти нет своего скота. 50 цыплят я купил - не знаю, сколько выживет.

Староверы приехали в Россию сами, на собственные деньги, заработанные в Латинской Америке, не по программам МИД, не с чьей-то помощью. Развивать свое хозяйство тоже планируют сами, без получения кредитов. А представители МИД и власти обещали оказать посильную поддержку...
- В следующем году, может, сюда приедет еще 10-15 семей - из Уругвая, Австралии. Все смотрят на нас. Если нам тут понравится, дадим знак, чтобы остальные ехали, - продолжает Реутов. - Но пока все не утрясется, звать никого, конечно, не будем.

Семья Василия жила в Уругвае. С Ольгой они познакомились в 1989 году в Боливии - она приехала погостить к сестре. Там и решили пожениться. Сам Василий говорит на пяти языках: русском (правда, почему-то с украинским акцентом), старославянском (его здесь даже дети знают), испанском, португальском, английском, свободно переходя с одного языка на другой. Но с детьми в семье говорят только по-русски, изредка вставляя португальские словечки.

- Почему сюда приехали? - переспрашивает Василий Ефремович. - Просто интересно стало. Нам тут климат нравится, природа. Люди местные очень помогают. Что не по душе... Непонятно, почему решить вопросы быстро не могут. В остальном все нормально. Наши предки здесь жили. По рассказам, по легендам мы примерно знаем эти места. Нам понравилось, сразу понравилось.

От дури в голове

В общине староверов женщину в брюках не встретишь: все - в рубахах и длинных, до самых пят, сарафанах. У незамужних волосы заплетены в косу, у замужних - спрятаны под платок. Посты здесь соблюдают неукоснительно.
Староверы осваивают приготовление нового для себя блюда - соленого папоротника. Орляк растет в приморской тайге очень бурно, а вот в Латинской Америке его нет. Папоротник надо несколько раз пересыпать солью, а потом положить под пресс. "Пока не знаем, что выйдет - первый раз в жизни такой папоротник видим. Но нам сказали, что получится вкусно", - говорит Ольга. Кстати, сама она изначально представилась как Олгэ - так правильно звучит ее имя.

К воспитанию детей особый подход: на них не кричат, но каким-то волшебным образом младшие всегда слушаются старших. Наверное, оттого что их не ругают, а стараются логично все объяснить. К мелочам не придираются - обращают внимание только на принципиально важные в жизни вещи. И, главное, изначально воспитывают по вере. Все женщины тут прекрасно вышивают.

- Всю зиму вышиваем приданое, - делятся девочки. - Замуж некоторые рано выходят. Тетка Агафья, например, в 13 лет вышла. Когда делать нечего, всегда вышиваем.
Староверы говорят, если будет спрос, могут продавать вышивку - в городах сегодня мало кто умеет делать такие красивые работы.

- Для нас главное, чтобы они чем-то заняты были, - проходя мимо, говорит Василий. - Дурные мысли в голову не лезут.Кстати, никто в общине староверов не курит. И просят, чтобы в селе не курили - дети не должны видеть плохого.

С чужими старообрядцы, особенно девушки, не особо разговорчивы. Хотя, говорят сотрудники национального парка "Удэгейская легенда" (село Дерсу расположено на сопредельной с парком территории), уже одно присутствие аккуратных, строгих, красивых особ женского пола заставляет местных мужчин ограничивать свой дневной "рацион" спиртного. "Мужики даже как-то подтянулись все - пытаются соответствовать!" - смеются парковцы.

Впрочем, строгие порядки отнюдь не мешают им быть вполне современными людьми. Староверы умеют пользоваться и мобильниками, и интернетом (например, когда Василий выезжает из села, у него всегда работает сотовый). А по вечерам здесь все вместе смотрят DVD - популярные фильмы. Правда, с купюрами.
- Кирьяна, перемотай! - командует Ольга на том месте, где Верунчик из "Вокзала для двоих" начинает расстегивать пуговицы в купе проводницы.
Кирьяна послушно перематывает. Чтобы дурные мысли в голову не лезли.

Надумали - поехали

Алексей Килин, самый, пожалуй, разговорчивый молодой человек из общины, поведал, что по воскресеньям и праздникам (а в эти дни у староверов по религии работать запрещается) он ходит и фотографирует природу. Чтобы потом снимки выслать родственникам по электронке. Хотя к фотографированию здесь отношение неоднозначное. Например, Федор Килин, отец Алексея, сниматься долго отказывался, "потому что это грех", как и запись на диктофон, кстати. Василий - того и вовсе уговорить не удалось. Остальным, судя по всему, тоже не очень нравилось фотографироваться. А вот Алексей "греху" особо не сопротивлялся.

- Я жил в Уругвае. Приехал в Россию год назад, - рассказывает Алексей. - Сначала жили в Белгородской области: около города Шебекино, в Кошлакове. Там нам дали дома, местный губернатор очень помог. Но там населения шибко много. Когда людей меньше, легче жить. Мы с миром не мешаемся. У нас своя посуда, мы ее моем на речке и пользуемся только сами. Одежду чаще покупаем, иногда сами шьем. Вот церкви здесь нет, дома молимся пока.
Предки Алексея жили в Приморье, потом разъехались. Кто-то сейчас в Канаде, на Аляске, в Австралии.

- Почему решили поехать в Россию?

- Надумали... Поехали... К нам посол приехал российский. Мы поняли, что в России сейчас свободно, решили поехать посмотреть. Поехали - и вот остались. Мы там жили в деревнях, сами по себе, общиной. И нас особо не трогали. Там хорошо к нам относились местные власти. Но и удержать не пытались. Веру тоже достаточно легко сохранили - нас там не принуждали. Приезжали, правда, миссионеры какие-то, уговаривали перейти в другую религию. Но у нас-то все по книгам. Они нам объясняют одно, а мы им говорим "по отпечатанному". Мы ответим - а им нечего сказать больше. Многие разводят руками: "С вами бесполезно спорить".

- В Приморье нравится? В Латинской Америке ведь отношение властей к людям, наверное, получше будет?

- Очень нравится. В России все равно лучше. Оно как-то тянет само собой сюда. Люди здесь добрые, отзывчивые. Я в Россию с 14 лет хотел. Вот впервые в жизни здесь увидел снег. Понравилось.
Всякий раз, когда Алексей шагает домой с пасеки, набирает охапку цветов. И не перестает удивляться - сколько их тут. Одинаковые цветы старается не срывать - букеты все время разные.

Любопытство - это все

Дедушка Федор Савельевич, отец Алексея и Ольги, вспоминает, что его отец из России еще сообщал, пока в Поднебесной жили, что на Родине делать нечего.
- Коммунизма была. Отец в Китае был - его увезли в Россию на 13 лет, в лагерях сидел. А оттуда уехали, потому что там безобразие шло, - вспоминает Федор Килин. - Никакой власти не было. Японцы какую-то власть установили, да русские их выгнали. У нас случай был. Раз перед рождественским постом, в самый сезон охоты, зашли в поселок хунхузы. Было это у реки Муданцзян, ниже самого города. Мужиков в поселке не было - одни женщины да дети. Китайцы все стащили, вплоть до женской одежды.

- Надели женские рубахи и похаживают, - продолжает его жена Татьяна Ивановна Килина. - Мужики это узнали, собрались вместе на сопке, стали думать. А женщины, когда пошли молиться утром рано, после церкви, через речку, по кустам - так и ушли под сопку, на которой в засаде их мужья были. Русских всего-то 12 человек было...
- Сам я там воевал, - рассказывает Федор Силантьевич. - Хотели мы фанзу их поджечь, да не вышло. Человек 70 китайцев до обеда перебили. Остальные затаились - знали, что потемну уйдут...

- Как в Латинской Америке вы держали связь между разными странами?

- По телефону, письма писали, в гости друг к другу ездили, - Татьяна Килина удивляется вопросу. Она приехала в Латинскую Америку в 14, а уехала оттуда на 65-м году. Предки ее жили в Каменке, недалеко от Дерсу. - Здесь нам нравится. Там маленечко горочки есть - и все. А сюда приехали - столь цветов, горы, цветет все. Красива Россия, не сравнишь ни с какой страной. В Австралии мы были, на Аляске были, в Орегоне были, в Китае были, в Боливии, Канаде, Бразилии... Но такой красоты нигде нет. Воздух чистый. Нам очень нравится. В Приморье два месяца мы. А до этого, с августа минувшего года, жили в Кошлакове, недалеко от Белгорода. Там 300 семей поморцев - хорошие люди. Мама еще рассказывала, как тут хорошо. Она умерла в Бразилии, а отец и того раньше, в Китае.

- Вы, наверное, слышали, что здесь зимы холодные? До минус 35 бывает.

- Слыхали. В Кошлакове мы зиму прожили, там не очень большие снега были. А минус 35 - это что, холодно? Вот мы в Китае жили, было минус 60. Где холодно, там здоровше человек.

- А почему вы решили вернуться в Россию?

- Любопытство это. Интересно было. Я с маленьких лет собиралась в Россию. А в прошлом году вот выехали. В Америке же нету ни цветов, ни лесов, ни ягод, ни груздей. Тут все есть. Мы удивляемся, как тут посадка растет. Вон уже какие помидоры на цвету, а мы их еще ни разу не орошали. А там только начала помидорочка расти, ее сразу брызгать надо. Вырастет - ее белая мошка одолевает. А белую мошку ничем не вывести... Нам тут нравится шибко. Народ весь вежливый, нам помогают все. Только мы приехали - нам все дали: и есть, и пить, и носить. За это мы очень довольны. Пока не ошиблись, посмотрим, что дальше будет.

- Как смогли язык сохранить?

- А потому что у нас религия. Кто без религии жил, все забыл. Много же русских за границу переехало. Одно русское слово - два-три испанских, так и говорят. У нас и школы русские были, и сами учили детей. Дети читают, пишут, все поют по-старославянски. Говорят и на португальском. Девочек дедушка научил петь - по книге, как в церкви поют.
Кстати, в Приморье дети старообрядцев, скорее всего, не будут ходить в школу - поблизости ее попросту нет.
- Долго говорили нам, что здесь, в России, пока ничего не уладилось. А когда ж уладится-то? - смеется Татьяна Ивановна. - Вот мы приехали - а тут все нормально.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 26.12.2009, 2:55
Сообщение #4


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Жизнь русского Шанхая
Беседа с Михаилом Дроздовым, председателем Русского клуба в Шанхае

– Михаил, среди наших читателей есть немало людей, чьё детство прошло в Шанхае и кто в конце сороковых, через филиппинский лагерь Тубабао или другими путями, должен был уехать оттуда и оказался в Австралии. Расскажите о нынешнем русском Шанхае и о том, какую работу ведёт ваш клуб.

– Наш клуб был основан в декабре 1998 года. В прошлом году мы праздновали десятилетие. На сегодняшний день это самая старая организация диаспоры, которая действует в Китае. Дело в том, что все те многочисленные организации, которые действовали в русском Китае и Шанхае, в частности в 30–50-х годах, переместились вместе с людьми, которые их создавали и в них участвовали, в Австралию, США, Бразилию, Россию и другие страны. И наш Русский клуб стал первой новой русской организацией российских соотечественников.

Когда мы его создавали, главной целью было восполнить недостаток в общении, который мы тогда испытывали. Через некоторое время мы поняли, что этого недостаточно. И, помимо ежемесячных встреч, мы стали проводить много других тематических мероприятий, на которые приходят люди, которым интересна та или иная тема встречи.

Мы проводили вечера, посвящённые знаменитым русским "шанхайцам" Александру Вертинскому, Олегу Лундстрему. Кстати, Олег приезжал в Шанхай в 2002 году и дал согласие стать почётным членом нашего клуба. Позже я был в гостях у него на даче в Валентиновке под Москвой. Мы не теряли связь с ним вплоть до его смерти.

Помимо этих тематических вечеров мы проводим встречи с интересными людьми, приезжающими в Шанхай из России: среди них писатели, артисты, политические деятели. Запомнились встречи с писателем Юрием Поляковым, со знаменитым китаистом Владимиром Малявиным. Была у нас в клубе на встрече писательская делегация из 10 человек, среди них такие известные люди, как Валентин Распутин, критик Владимир Бондаренко, Леонид Бородин, Валерий Ганичев и другие. Мы имеем опыт организации концертов. Например, по нашему приглашению приезжала популярная российская группа "Мумми тролль". Мы организовали несколько их концертов в Пекине и Шанхае.

Вся эта работа ведётся на некоммерческой основе, мы не ставим задачу зарабатывать на этом деньги. У нас нет своего здания, как в ваших клубах и русских домах. Для наших мероприятий мы снимаем необходимые помещения. Костяк нашего клуба составляют люди достаточно молодые, до 40 лет, которые имеют стабильную работу, доход, но которым хочется большего участия в культурной жизни. Слава Богу, Шанхай даёт такую возможность, потому что это город с традициями. Всего в Шанхае россиян около полутора тысяч. В списке членов нашего клуба, которым мы отправляем регулярную рассылку наших событий, примерно шестьсот человек. А организационная группа самых активных, включает шесть человек. Это подтверждает формулу, что общественно активными бывают около 1 процента участников. Поскольку в Австралии проживает значительно больше людей с российскими корнями, то и количество общественно активных людей у вас существенно больше.

Ещё одно направление работы нашего клуба – это проведение исследовательской, научной работы. Историк Лариса Петровна Черникова около 7 лет провела в шанхайских архивах, получила массу информации. И на нашем сайте мы публикуем довольно много исторических материалов, связанных с русским присутствием в Шанхае. Это работа будет продолжаться и в будущем. Сейчас мы готовим к изданию книгу "Русские в Китае".

– Расскажите немного о Шанхае. Ведь у него интересная, богатая история. В Китае другие масштабы, население одного этого города почти равняется населению всей Австралии. Сохранилась ли архитектура старого города?

– Шанхай действительно очень многоликий город, в котором, на мой взгляд, никогда не будешь скучать. Историческую часть Шанхая составляют территории бывших английской и французской концессий. Они имеют собственное лицо, собственную архитектуру и даже собственный стиль жизни. На улицах французской концессии расположены небольшие 2-х и 3-х этажные особняки с красными черепичными крышами, с зелёными двориками, палисадниками. Улицы засажены платанами, кроны которых смыкаются, создавая тенистые тихие улицы.

На этой территории сохранились два православных храма. Кафедральный собор Божьей Матери и Свято-Николаевский храм-памятник. До недавнего времени, к сожалению, оба храма использовались не по назначению: в одном находился ночной клуб, а в другом – ресторан французской кухни. Наш Русский клуб в Шанхае был, наверное, первым, кто официально обратил внимание шанхайских властей на это безобразие. Мы собрали много подписей и составили письмо к мэру Шанхая.

Как ни странно, это письмо получило большой резонанс, причём не столько в Шанхае, сколько в России. И, видимо, благодаря и этому письму гостем нашего клуба в 2003 году стал тогда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, наш нынешний Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Именно он достаточно быстро и эффективно вывел этот вопрос на высокий политический уровень, и я знаю, что и президент, и премьер-министр России обращались к китайским властям с просьбой решить вопрос, связанный с храмами. В настоящее время увеселительные заведения из храмов выведены, в кафедральном соборе сделан ремонт. Считалось, что там не сохранились никакой росписи, но во время ремонта вокруг купола после снятия верхнего слоя краски обнаружена часть старой росписи. Оба храма не действуют, что в них будет пока не ясно. Власти Китая хранят молчание, но мы надеемся на лучшее. Тем не менее в Шанхае православные службы проходят еженедельно на территории российского консульства.

В зависимости от того, в какой части города вы окажетесь, у вас могут сложиться самые разные впечатления. Как-то сюда приехали наши музыканты, их поселили в современном районе в одном из небоскрёбов, и там же недалеко они и выступали. Когда они уезжали после концерта, я их спросил, какое впечатление они получили от города.

– Шанхай – это современнейший мегаполис, с огромными небоскрёбами и широкими проспектами, – сказали они.

А других гостей прямо из аэропорта привезли на территорию французской концессии и там же поселили. У них не было времени посмотреть весь город. И когда я спросил их, какое у них впечатление о Шанхае, они сказали:

– Нам запомнились маленькие узенькие улочки, небольшие домишки, прилепленные друг к другу, и так далее.

Эта многоликость Шанхая придаёт ему особое обаяние и не даёт скучать. Если вы хотите увидеть мощный современный город небоскрёбов, то приезжайте в район Пудун, а если вам захотелось прикоснуться к истории, то можно побывать на территории французской концессии или прийти в старый китайский город, там вы увидите Китай прошлых веков: изогнутые крыши, массу народа, крикливых продавцов, которые торгуют чаем, шёлком, фарфором. Там же будут небольшие пруды, через которые переброшены горбатые мостики, где плавают золотые рыбки. И вы скажете: да, Шанхай – это настоящий Китай.

– А какие люди в Шанхае, под стать новому или старому городу?

– Шанхайцы всегда отличались своей предприимчивостью, и, может быть, поэтому их не очень любят в Китае. Они всегда самые богатые, самые активные. Если вы оказываетесь в компании местных жителей, то главным образом они будут говорить не о женщинах, литературе или других привычных для нас темах, а о бизнесе, эта тема интересует их в первую очередь.

Шанхай меняется на глазах. В следующем году здесь будет проходить всемирная выставка "Экспо-2010". Сейчас идёт активная подготовка, строительные площадки видны по всему городу, многие улицы перекопаны, открываются новые станции метро. Город развивается настолько динамично, что Шанхай, в который я приехал 13 лет назад, и сегодняшний – это два совершенно разных города. Нас, живущих здесь, конечно, заботит, чтобы те старые районы города, где когда-то проживали наши русские эмигранты, не исчезли полностью с лица города.

– Политика одного ребёнка в Китае должна была остановить рост населения. Замечается ли это в Шанхае, ведь население города растёт?

– Безусловно, политика одного ребёнка дала свои плоды. Но, как это часто бывает, на селе, где традиционно считалось, что чем больше детей, тем обеспеченнее старость, многие крестьяне не задумываются о том, сколько иметь детей. Причём они бедны, и государство не может взять с них тех штрафов, которые накладываются за рождение следующих детей. Вот эти дети и подпитывают большие мегаполисы вроде Шанхая. Но сейчас в Китае обсуждается другая беда, проблема старения населения. Уровень и продолжительность жизни здесь достаточно высоки. А учитывая, что уже почти 30 лет, как ведётся политика одного ребёнка, целое поколение по численности значительно уступает тем старикам, которых они должны теперь кормить. Поэтому сейчас заметно явное послабление в этой политике. Если муж и жена были единственные дети в своих семьях, то им уже разрешается иметь двоих детей. Но горожане, как происходит и во всех мировых мегаполисах, уже сами не стремятся иметь больше одного ребёнка.

Вообще, китайцы практически мононациональная страна. Около 92 процентов населения относятся к хайцам – китайцам, а на 8 процентов приходится около 60 различных малых народностей, на которые не распространяется политика одного ребёнка. Этим пользовались некоторые китайцы, выдавая себя за представителей малых народностей. В северо-западных частях страны есть места, где многие китайцы по паспорту числятся русскими. И даже в Китайском парламенте есть один депутат, который представляет русских китайцев.

– Что бы вы сказали русским австралийцам, кто хочет навестить места юности в Шанхае?

– Сохранились старые районы английской и французских концессий, здания православных храмов, найдёте вы и памятник Пушкину, а также здание старого русского консульства, которое было открыто в январе 1917 года. Если у кого-то появятся вопросы, вы можете послать их нам в клуб по электронной почте: info@russianshanghai.com. Если у вас есть старые фотографии или документы, связанные с жизнью русских в Шанхае, пожалуйста, свяжитесь с нами, мы очень интересуемся этим периодом истории, а материалы помогут нашим исследованиям и будущим публикациям о жизни русского Шанхая.

Владимир Кузьмин, газета "Единение" (Австралия), Русский мир
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 28.12.2009, 5:42
Сообщение #5


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



"В Кейптаунском порту…"
Русские в Южной Африке

История русской диаспоры в ЮАР фактически не изучена. "Южноафриканская энциклопедия" сообщает только, что в начале 70-х годов прошлого века в этой стране жили "шестьдесят человек, родившихся в России и говорящих по-русски". Мне удалось узнать, что в тематическом каталоге Кейптаунской библиотеки в разделе "Русские в Южной Африке" есть всего одна библиографическая карточка. Это название романа Жюля Верна "Приключения трех русских и трех англичан в Южной Африке". Тем не менее, южноафриканская русская диаспора – это реальность.

Словосочетание "русская Африка" в отличие от "русского Парижа" или "русской Америки" для слуха непривычно и диковато – это все равно что сказать "черная Сибирь".

Первые сведения о связях России с этой дальней землей восходят к эпохе Петра Великого, как известно, питавшего слабость к Голландии, где под именем Петра Михайлова молодой царь учился корабельному делу. Капская же колония, центром которой был город Кейптаун (по-голландски - Капстад), принадлежала в те времена голландской Ост-Индийской компании. На ее верфях и плотничали Петр, Меньшиков и Апраксин.

Решив строить российский флот, Петр пригласил опытных голландских корабельщиков и мореходов, многие из которых знали о дальних африканских землях не понаслышке. От голландцев Петр I получил информацию о Капстаде и других заморских владениях Ост-Индской компании. Интерес к этим территориям был велик: не случайно Петр направил экспедицию российского флота, поставив перед ней задачу обогнуть мыс Доброй Надежды. Впрочем, мероприятие закончилось, толком не успев начаться: флагманский корабль вышел из строя во время шторма на Балтийском море.

О том, когда и как на мысе Доброй Надежды стали появляться русские поселенцы, можно только гадать. На этот счет, правда, существует несколько полулегендарных историй. По семейному преданию одного из известнейших африканерских (бурских) родов Илоффов (который, кстати, был в родстве с семьей президента Трансвааля Крюгером), его родоначальник – некий русский невозвращенец, посланный Петром учиться в Голландию корабельному делу. Он же вместо учебы решил жениться и переселился с молодой супругой в Кейптаун. И хотя реконструировать русское звучание фамилии Илофф довольно затруднительно, легенда до сих пор жива.

А вот судьба другой семьи – исторически достоверный факт, попавший даже в пятитомный "Южноафриканский словарь биографий". В 1697 году в Капстаде поселился коренной москвич Иоханнес Свелленгребель, родившийся в 1671 году. Его отец был голландским купцом и вел дела в Москве, где и скончался в 1699 году. Иоханнес же поступил на службу в Ост-Индскую компанию. Его старший сын Хендрик Свелленгребель впоследствии стал губернатором Капской колонии.

Находили на этой земле убежище и русские беглые моряки, и ссыльные. Когда в 1808 году первый российский корабль бросил якорь у мыса Доброй Надежды, его встретили два наших соотечественника. В судовых записях капитана шлюпа "Диана" об одном из них говорится кратко: "уроженец Риги, служит сержантом в английском гарнизоне".

История второго человека описана подробнее. Проживал он неподалеку от Кейптауна – в долине, именуемой Готтентотской Голландией. Тамошние обитатели звали его Ганц-Рус. Испугавшись насильственной высылки на родину, сей Ганц попытался поначалу выдать себя за француза, но капитан быстро вывел его на чистую воду: не понимал тот бедолага ни слова на языке, который для русского офицерства был роднее родного. Пришлось признаться, что зовут его Иваном Сезиомовым, по батюшке – Степанычем, что родом он из Нижнего Новгорода. Рассказ этого Ганца-Руса был путаным. Говорил, что побывал и в Турции, и во Франции, и в Голландии. Отслужил семь лет на корабле голландской Ост-Индской компании, заходил даже в Японию. Потом осел в Капской колонии, работал у кузнеца, выучился делать фуры. Женился, обзавелся тремя детьми. Стал промышлять продажей кур, изюма, картофеля и разной огородной зелени.

Писатель И.А.Гончаров, посетивший в 1853 году мыс Доброй Надежды на фрегате "Паллада", встретил там некоего крестьянина Орловской губернии, который сообщил ему следующее: "В 1814 году взят французами в плен, завезен сюда, женился на черной, имею шестерых детей". И это при том, что в 1814 году русские войска уже стояли в Париже, а французские корабли и носу не смели показать в заморские английские владения.

Они помогали Родине победить

По переписи 1875 года в Кейптауне числилось 82 выходца из России. Крупная эмиграция началась с воцарением Александра III и первой еврейской волной, хлынувшей из Российской империи в основном из украинских губерний - Херсонской, Киевской, Екатеринославской, Черниговской, Волынской, Полтавской, Подольской. С 80-х годов XIX века до 1914 года империю покинули более трех миллионов евреев. Из них около сорока тысяч человек осели в Южной Африке. При этом многие не теряли связей с исторической родиной. Как раз в этот период развиваются экономические отношения Капской колонии с Россией. К началу первой мировой войны в Кейптауне, Йоханнесбурге, Претории и Порт-Элизабете работали российские консульства. Они просуществовали до 1917 года.

Первая волна собственно русских эмигрантов докатилась до Южной Африки после большевистской революции. При этом мало кто из них приехал туда прямиком из России: перед тем, как сойти на африканский берег, наши соотечественники, как правило, успевали вдоволь поскитаться по Европе или Дальнему Востоку. Они прибывали на кораблях в Кейптаун, а оседали в основном в глубине страны. Настоящая русская колония сложилась в Йоханнесбурге. Среди первых, кто достиг успеха на новой родине, был петербургский профессор геологии, специалист по металлам платиновой группы Павел Ковалев. В 1930-м в Южной Африке поселился другой известный геолог и горный инженер – Павел Назаров, долгие годы проработавший в Сибири и Средней Азии. В 1918 году большевики приговорили Павла Степановича к расстрелу, но ему удалось бежать в Китай, затем в Индию. До переезда в Южную Африку он работал в Родезии и Анголе. Много русских переселилось в страну после второй мировой войны – это были преимущественно беженцы из Харбина и Шанхая.

С 30-х годов в Южной Африке функционировала коминтерновская организация "Общество друзей Советского Союза", пропагандировавшая словом и делом большевизм среди пролетариев и черного населения, однако эмигранты предпочитали это общество избегать. Когда разразилась вторая мировая война, наши соотечественники организовали общество "Медицинская помощь России", занимавшееся отправкой в СССР медикаментов, одежды, крови для раненых. Только с января 1942-го по июнь 1944 года эта организация собрала пожертвований на 700 тыс. фунтов стерлингов, что по тем временам было внушительной суммой. В деятельности общества активно участвовала знаменитая певица Ксения Бельмас, которая с успехом пела в опере "Снегурочка", поставленной по инициативе русской диаспоры в Йоханнесбурге. Благотворительные спектакли принесли 15 тыс. фунтов стерлингов – тоже немалые деньги, на которые общество закупило для России медикаменты и медицинское оборудование.

Есть женщины в бурских селениях

В судьбе Ксении Бельмас, этой удивительной женщины, создавшей школу пения в Дурбане, много загадочного. Она родилась в России и училась в Киевской консерватории. В годы революции ее родители погибли, и Ксения нелегально перебралась в Европу. Со сменой белья в чемодане, мелочью в одном кармане и рекомендательным письмом в другом юная особа отправилась покорять Париж. И ей это удалось.

За первые три месяца Бельмас дала 16 концертов. Она пела с ведущими оркестрами Франции. На Парижской выставке 1926 года певица дала 17 концертов в "Гранд-Пале". После этого ошеломительного успеха ее пригласили петь в "Гранд-Опера". Просили петь в "Фаусте", но она предпочла "Аиду" – и добилась своего. Это был взлет невероятной карьеры. Мадам Бельмас гастролировала в Германии (там было записано большинство ее пластинок), Польше, Скандинавии, Австралии, снова во Франции.

Полгода выступала вместе со знаменитой балериной Анной Павловой. Но долгие международные гастроли не позволили ей получить французский паспорт – для этого певице нужно было несколько лет безвыездно прожить во Франции. Кочевая жизнь Ксении Бельмас закончилась в Южной Африке, где она с невероятным успехом выступила в 1934 году.

Другой блестящей русской женщиной была Евгения Петровна Ладыженская. Она родилась в 1893 году в Саратовской губернии в семье предводителя дворянства, воспитывалась в Институте благородных девиц в Петербурге. После революции семья бежала в Батум, где Евгения работала секретарем азербайджанского консула. Потом были Константинополь, Берлин, Ницца. Там она познакомилась с казацким офицером, который направлялся в Америку, чтобы приобрести нефтяную скважину в Техасе. Для этого требовались немалые деньги. Ладыженская отдала этому человеку все оставшиеся у нее фамильные драгоценности. Но корабль, на котором плыл офицер, пошел ко дну, а с ним и мечты Ладыженской о богатстве. Тогда она, как многие русские аристократки, открыла бутик, а потом и Дом моды для богатых американских туристов. Быстро преуспела, купила роскошный автомобиль и стала одной из первых женщин-автомобилисток Европы.

В Ницце Ладыженская дружила с такими знаменитостями, как Сомерсет Моэм, Сергей Дягилев, Иван Бунин и Ян Сибелиус. Она была молода, красива и любила приключения. Однажды, во время завтрака в шикарной лондонской гостинице "Савой", Евгения Петровна познакомилась с женой генерал-губернатора Южной Африки сэра Патрика Данкэна, уговорившей ее попытать счастья на краю света.

Оказавшись в Йоханнесбурге, Евгения Петровна снова занялась изготовлением модной одежды. Ее бизнес процветал, она еще больше разбогатела. Не было отбоя от клиентов, желавших заказать модное платье у русской дворянки. В Европе мастериц с такой биографией было много. В Южной Африке она была единственной. Ладыженская быстро овладела языком африкаанс и завела знакомства в среде тогдашних южноафриканских сановников. Среди ее друзей были премьер-министр Южно-Африканского Союза генерал Ян Смэтс и королева Греции Фредерика, которая в годы второй мировой войны жила в Южной Африке со своей семьей.

Однако Ладыженская на этом не успокоилась. В 1941 году она закрыла процветающий Дом моды и купила плантацию в Восточном Трансваале. Но тут дела пошли не столь успешно. Чернокожие африканцы, работавшие на ее ферме, решили убить свою хозяйку. Евгения Петровна была вынуждена посреди ночи босиком бежать с собственной плантации. Вскоре она окончательно разорилась. Пришлось вернуться в Йоханнесбург, где в университете она начала преподавать русский язык.

В 1968 году иммигранты из России организовали в городе общинный центр "Русский дом". Помимо небольшого помещения для собраний и трапез там была оборудована часовня св. Николая Чудотворца. Стены и иконостас в ней расписал известный в Южной Африке художник и карикатурист Виктор Архипович Иванов. Ладыженская поселилась в "Русском доме", став его хранительницей. Здесь она принимала учеников, здесь чувствовала себя хозяйкой и вновь была в центре всеобщего внимания и уважения. В конце жизни Евгения Петровна переехала в Кейптаун, где вела курсы русского языка для научных работников при местном университете, давала частные уроки, выполняла технические и юридические переводы.

Православный крест на чужой земле

К концу 60-х годов русская община в ЮАР заметно ослабела. С воцарением после второй мировой войны в Южной Африке режима апартеида русские старались не афишировать свое происхождение. Власти с подозрением относились к нашим соотечественникам независимо от их политических взглядов. К тому же между СССР и Южной Африкой десятилетиями не было не только дипломатических отношений, но и торговых и культурных связей. Лицам с южноафриканскими паспортами въезд в СССР был закрыт.

Старики доживали свой век в доме для престарелых, который создало "Русское общество", организованное в Йоханнесбурге в 1952 году. Молодежь уже толком не говорила по-русски. У общины не хватало денег даже на оплату труда православного священника. Архимандриту Алексею Черному, назначенному в 1959 году главой всех приходов Русской Православной Церкви за Границей в Южной, Центральной и Восточной Африке, пришлось отбыть в Америку. С его отъездом общинная жизнь переместилась в "Русский дом". Община продолжала находиться в лоне Зарубежной Церкви, но постоянного священника так и не обрела. Иногда богослужения совершались сербскими и греческими клириками.

В 1988 году верующие обратились в Московскую Патриархию с просьбой о помощи в создании православной общины. И уже на следующий год в ЮАР для открытия там временного домового храма был направлен священник из Петербурга протоиерей Сергий Рассказовский. Приход, настоятелем которого он был назначен, получил в небесные покровители прп. Сергия Радонежского. Весной 2000 года в пригороде Йоханнесбурга Мидранде на собранные прихожанами и благотворителями средства был приобретен участок земли для строительства православного храма. Собрали церковную утварь и иконы. В сентябре того же года в городскую управу был подан проект здания будущей церкви, сделанный петербургским архитектором Юрием Кирсом, известным своим участием в реставрации собора в честь Владимирской иконы Божией Матери и часовни блж. Ксении Петербуржской в Санкт-Петербурге.

В апреле 2001 года к Пасхе вышел первый в Южной Африке православный журнал на русском языке "Вестник", учрежденный приходом прп. Сергия Радонежского и адресованный главным образом выходцам из России и сопредельных государств, проживающих ныне в ЮАР. В мае 2001 года к настоятелю обратились прихожане "Русского дома" в Йоханнесбурге, принадлежавшего Русской Православной Церкви За Границей, с просьбой принять их в свою общину вместе с часовней и домом, находившимися в одном из самых престижных районов города.

Пятнадцатого декабря 2001 года по благословению предстоятелей двух поместных Православных Церквей - Блаженнейшего Папы и Патриарха Александрийского и всей Африки Петра VII и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II - в Йоханнесбурге состоялась закладка первого русского православного храма на Юге Африки. На церемонии присутствовало множество верующих. В основание храма была заложена капсула с памятной грамотой, в которой, в частности, сказано, что по благословению патриархов Александрийского и Московского "начинается создание русского православного храма в честь и память преподобного Сергия Радонежского".

Новые эмигранты из России стали появляться в ЮАР в 80-х годах. Туда потянулись прежде всего ученые и высококвалифицированные специалисты, однако среди переселенцев оказалось немало и тех, кто решил заняться бизнесом. Сколько их сейчас в стране, точно неизвестно, статистические подсчеты отсутствуют, тем более что большинство вновь прибывших не получило еще южноафриканского гражданства. По оценкам посольства ЮАР в Москве, сегодня в этой стране проживают и имеют свой бизнес около 270 тыс. россиян. За эмигрантскими визами в консульский отдел посольства обращаются до восьмидесяти человек ежемесячно.

"Так похоже на Россию…"

Обычно русские содержат небольшие ювелирные магазины, автомастерские, фабрики по выделке шкур и изготовлению изделий из кожи. Многие открыли туристический бизнес, что в ЮАР весьма прибыльно. Влечет туда предпринимателей прежде всего очень приятный налоговый климат. Например, малые предприятия в ЮАР освобождаются от налога на прибыль. Бизнесмену достаточно указать в налоговой декларации, что он вкладывает полученный доход в развитие своего дела – и в этом случае законодательство освобождает его от налога.

Впрочем, есть тут и свои законы и сложности. По мнению одного преуспевшего в ЮАР выходца из России, "Южная Африка – страна обывателей и снобов, где презирают тех, кто не уделяет внимания собственной респектабельности. Приехав на прием в машине чуть дешевле среднего уровня других гостей, можно быть уверенным, что никто с вами больше знаться не будет. А если, приглашая к себе в гости, вы произносите название не самого престижного пригорода, где поселились экономии ради, не сомневайтесь: никто к вам не придет, а ваша "экономия" обернется крахом всего дела. Обосновавшись же в престижном районе, надо поддерживать быт своего дома на принятом у соседей уровне". Согласитесь, можно провести параллели с нынешней московской предпринимательской тусовкой...

Конечно, русский человек может преуспеть везде, но современная Южная Африка уже перестала быть раем для иммигрантов. Она превращается в страну, из которой белые спешат уехать в Англию, США, Канаду или Австралию.

Федор Погодин// Россия в красках

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Rebel_tm
сообщение 28.12.2009, 8:49
Сообщение #6


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 6 199
Регистрация: 22.7.2009
Пользователь №: 10



Цитата(Игорь Львович @ 28.12.2009, 5:42) *
"В Кейптаунском порту…"
Русские в Южной Африке


Конечно, русский человек может преуспеть везде, но современная Южная Африка уже перестала быть раем для иммигрантов. Она превращается в страну, из которой белые спешат уехать в Англию, США, Канаду или Австралию.

Федор Погодин// Россия в красках


У ERG на ИФ про них статья интересная была. Даже фотографии.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 28.12.2009, 23:05
Сообщение #7


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Цитата(Rebel_tm @ 28.12.2009, 9:49) *
У ERG на ИФ про них статья интересная была. Даже фотографии.

Это было про Южную Америку, а не про Южную Африку. Но все равно по теме и очень интересно. Спасибо что напомнили Rebel_tm. Я попросил разрешения ERG и выкладываю ту статью:
Цитата(ERG @ 25.9.2009, 4:25) *
Русские барбудас: старообрядцы в Уругвае

Ничто не говорит о том, что где-то поблизости расположен населенный пункт, но здоровенный пикап Никиты Зыкова неожиданно съезжает с шоссе. Пять кило-метров тряски по ухабистой дороге — и мы оказываемся в ночной деревушке: ни одного столба с фонарем, ни единого звука. Привычная рус-ская калитка, тропинка, дом. У плиты — Анна в строгом платье и платке, за столом — молоденькая девушка Ефросиния с книгой «Житие преподоб-ного Василия Нового». У печи несколько молодых парней с чуть за-метными бородками чистят винтов-ки. «Не страшно браконьерничать?» — спрашиваю. «А кто ж нас поймает?» — со смехом отвечают они на неуловимо странном русском языке. Это не российская глубинка. Мы в поселении русских староверов, в 170 километрах от Монтевидео, в Восточной Республике Уругвай, в Южной Америке. У деревни нет офи-циального названия, местные уруг-вайцы зовут ее Колония Офир, в счетах электрической компании она именуется Camino de los barbudos (Дорога бородачей).



В старообрядческой деревне в Уругвае

С середины XIX века — в эпоху царствования Николая I — предки сидящих у печи молодых «бородачей-барбудос» начали селиться в Хабаровском крае, скрываясь от религиозных преследований. В начале 1930-х годов они бежали от коммунистов в Манчжурию. Под Харбином прославились трудолюбием и опасным ремеслом: отловом живых тигров для зоопарков. После 1945 года коммунизм снова настиг староверов — Манчжурия вошла в состав Китайской Народной Республики. В 1958 году чуть больше тысячи человек при помощи Красного Креста покинули КНР че-рез британский Гонконг. Одни направились в Австралию и Новую Зеландию, другие — в Бразилию, где в штате Парана при посредничестве Всемирного совета церквей получили 2500 гектаров земли. Однако жара, неурожаи, низкие цены на зерно вынуждали харбинских староверов продолжать поиски земли обетованной. При помощи нью-йоркского Фонда Толстого часть из них обосновалась в амери-канских штатах Орегон и Аляска, в Канаде, Боливии, Чили. А 16 семей в 1966 году при поддержке прави-тельства президента Хестидо приехали из Бразилии в Уругвай. Обрабатывали поначалу 51 гектар земли, работали по найму. Сейчас у староверов 800 гектаров, у каждой семьи по два-три трактора.

Никита сидит за столом, составляет компанию, но не ест. Староверам запрещается вкушать пищу (на сей раз это пельмени из мяса косули — свежая охотничья добыча — с домашней сметаной) вместе с иноверцами и даже использовать их посуду. Для меня накрыли стол в от-дельной комнате и из дальнего угла буфета достали специальную посуду и приборы. В углу — иконы, на буфете — фотографии. Все они свадебные (других фотографий уругвайские староверы не признают, чужакам фотографировать у них строго-настрого запрещено): на них разные лица, эпохи и страны, но неизменны наряды. Остаться со староверами навсегда можно, надо лишь принять их веру и жениться. Недавно так поступил российский моряк -осколок разорившегося и брошенного российского флота. «Очень хороший человек, очень душевно читает наши книги», — говорит Анна.

Староверы не пьют чужую воду (так демоны могут проникнуть в тело), не принимают алкоголь со стороны. На праздники готовят брагу из яблок. Собираются на поляне, старики обсуждают жизнь, молодежь танцует или играет в лапту. «Дерутся?» — спрашиваю я с надеждой. — «Бывает и подерутся». На холме неподалеку — полуразрушенный дом. «Наш один строил второпях, экономил, при первом же ветре и завалило», — смеется Никита. «А где хозяин?» — «На Аляске на заработках». Колонии в США — штаты Орегон и Аляска — большие и зажиточные. В Орегоне в основном рубят лес и строят. «Если видишь бородача на новой машине — значит, наш», — говорит Никита. Но старикам кажется, что в Орегоне уж очень много соблазнов для молодых. В 1967 году четверо строгих бородачей отправились из Орегона на Аляску и нашли более уединенное от цивилизации место — возникло и разрослось новое поселение. На Аляске староверы занимаются рыболовством, имеют большой рыболовецкий флот, владеют крупными компаниями.

Женятся староверы рано — в 14-15 лет, браки заключаются только между единоверцами. Разводы запрещены за единственным исключением — если кто-то из супругов угрожает другому смертью. До сих пор в деревне был всего один развод. Найти пару, особенно в небольшой колонии, нелегко. Помогает «диаспора»: родители посылают детей к единоверцам, живущим в других странах и на других материках, пусть поживут у родных и знакомых, приглядятся, может быть, найдут свою судьбу (чистящий у печи винтовку Иван приехал из Боливии и внимательно поглядывает на читающую Ефросинию).

Никита пару лет назад привез жену с Аляски. Чтобы не скучала по Америке, купил ей гигантский пикап Ford. Но Филонида все равно скучает, летает время от времени к родителям. Прасковье Берестовой уже под сорок, но она не замужем. Однако уругвайская колония известна среди единоверцев строгими нравами, в поисках невест сюда приезжают женихи из многих стран. И Прасковья не унывает, к тому же она лучшая вышивальщица в деревне, заказы на ее работы — до 200 долларов за изделие — поступают из многих зарубежных колоний, особенно из США. На вырученные деньги Прасковья вместе с братом Василием (очки, черная борода, жилет поверх подпоясанной рубахи) съездили на родину предков и познакомились с родными в селе Шивера Красноярского края.

Двадцатилетняя Агния Ануфриева вышла замуж и покинула свою родную колонию в Мато Гроссо (Бразилия) в 15 лет. У ее родителей 2 тысячи гектаров земли, несколько тракторов и автомобилей, сотовые телефоны. «Там дети ходят в бразильскую школу и учат португальский, мне было нелегко привыкать», — говорит она. Дети старове-ров в Орегоне и на Аляске учатся в американских школах до шестого-седьмого класса, чтобы знать математику и английский.

В уругвайской колонии говорят исключительно по-русски и не отдают детей в местные школы, упорно сопротивляясь нажиму властей. Все дети по несколько часов в день занимаются в своей школе, в едином для всех классе, с преподавателем из своих же. Читают церковные книги на церковнославянском языке, изучают русский язык, арифметику и немного испанский. «Много и ненужно, чтобы получить заем в банке, и этого хватает», — говорит сорокалетний Марк Чупров, сосредоточенно латающий развешанные на кольях рыбацкие сети (рыболовство в реках Уругвай и Рио-Негро начинает приносить ощутимый доход).

По единственной трехсотметровой улице с дюжиной домов по обе стороны едет американский трактор Massey Fergusson. За рулем -десятилетний мальчишка. С ранних лет все в деревне работают: выращивают овощи, кукурузу, пшеницу, подсолнечник и ячмень для пивных гигантов Pilsen и Nortena. Женщины готовят творог, сыр и диковинную для Южной Америки сметану и продают все это, обходя дома, в провинциальном центре Пайсанду, что в 40 километрах от деревни. Староверы Уругвая не смотрят телевизор, не слушают радио, не читают газет, поездки в Пайсанду помогают им быть в курсе налоговой системы и национальной политики. «С телевизором начнутся проблемы, будет отвлекать от работы, да и обман там один», — говорит стоящий у большого дома семидесятилетний Иван Берестов — настоятель, избранный односельчанами читать молебны в праздничные дни (священников у уругвайских староверов нет, они так называемые беспоповцы).

У Ивана окладистая борода (мужчинам запрещено бриться), традиционная яркая рубашка навыпуск подпоясана тесьмой, вышитый ворот. Одежду — рубашки и сарафаны — женщины колонии шьют сами, ткани и обувь покупают. Я достаю фотоаппарат, но Иван просит ничего не фотографировать: «Наши будут смеяться».

До недавнего времени колония с недоверием относилась к врачам, но при родах умерла первая жена Чупрова, погибли несколько новорожденных, и сейчас в тяжелых случаях и при беременности староверы едут в провинциальный госпиталь. Стараются лишь не пить неосвященную воду и, поев мирской пищи, должны потом замолить грех — число молитв соответствует проступку.

Родители иногда находят припрятанные радиоприемники — дети тайком слушают и танцуют. Что делают с радиотехникой? «Ломают или жгут», — говорит Иван. Многие годы с этим спорил, ругался и нарушал картину всеобщего послушания деревенский знахарь Филат Зыков — умерший в прошлом году отец Никиты Зыкова, самый колоритный из местных жителей.

У Филата одиннадцать детей, и для поддержания семьи он за свою жизнь чем только не занимался: отливал иконы из бронзы, мыл золото, выделывал кожи. Но основная его страсть — врачевание. Родился он в Манчжурии, учился у китайского фармацевта. Каждый месяц Филат на неделю приезжал в Монтевидео для приема больных, имел врачебную практику в Аргентине, ставил диагноз по пульсу, лечил травами и настоями. Несколько раз власти сажали его в тюрьму за незаконную практику, но пациенты устраивали публичные акции протеста, и департамент здравоохранения дал-таки Филату «добро».

Его приемная была забита посетителями, русских обслуживал бесплатно. В китайском ресторане увидел как-то российского баскетболиста, приехавшего в Уругвай по контракту и попавшего в беду. Укрыл его у себя и отвез на ближайший самолет в Москву. Для сбора трав он на своем фургоне объезжал колонии единоверцев в Боливии, Чили и Аргентине, получал посылки из Китая, мечтал вырастить в саду русскую облепиху и сирень. В начале 1990-х побывал вместе с женой в России на конгрессе эмигрантов и был потрясен обнищанием народа. Филат строго соблюдал посты, но слушал радио, смотрел телевизор, выпивал рюмочку анисовки перед тем как сесть за руль и переживал, что Америка стала сильнее России.

Сегодня собирает целебные травы и лечит уругвайцев старший сын Филата Арсений. Кроме того, он работает на мельнице, ищет любую возможность поднять семью. А это нелегко: Уругвай переживает сложные времена, экономика буксует.

Староверы равнодушны к политике, но в выборах исправно участвуют (это в Уругвае обязательно). «За какую партию голосуют?» — спрашиваю. «Голосование тайное», — смеется Арсений. «А как определиться с выбором, если не смотреть телевизор?» — настаиваю я. «В газете читаю иногда новости — про Россию, про Америку, про войну в Афганистане, но о политике размышлять некогда», — отвечает он. Сам он в уругвайских выборах не участвует. У него китайский паспорт (родился в Манчжурии), но собирается «справить» в консульстве паспорт российский и съездить на родину предков. Там он еще никогда не был, хотя по-русски говорит лучше большинства из нас.

В марте 1999 года уругвайские газеты запестрели истерическими заголовками: «Русские идут!», «Задержаны девять русских с арсеналом оружия и боеприпасов!», «Русская мафия в союзе с экс-КГБ у порога!», «Под угрозой основы безопасности страны!»…

Тогда в столичном аэропорту Carrasco задержали две семьи русских староверов: двадцативосьмилетних Антона Чупрова и Василия Ефимова с женами и детьми. Они прибыли в Монтевидео рейсом United Airlines из Портленда (США), сделав пересадки в Майами и Сан-Паулу. И лишь на уругвайской таможне в их багаже (15 коробок и несколько чемоданов) обнаружили за-вернутые в алюминиевую фольгу три винтовки 22-го калибра, охотничье ружье, пистолет и револьвер 22-го калибра, четыре оптических прице-ла, 5 килограммов пороха, 15 тысяч патронов, охотничьи ножи и устройства для изготовления патронов. На все вопросы представителей таможни и спецслужб Чупров и Ефимов отвечали немногословно, на ломаном испанском и английском, переходя то и дело на чистый, хоть и несколько устаревший русский: «Мы будем жить в поселении русских старове-ров и заниматься охотой».

Ефимову и Чупрову предъявили обвинение в контрабанде оружия и посягательстве на безопасность авиаперелетов. Прокуратура обещала серьезно расследовать деятельность русской колонии в Уругвае, из спецслужб в прессу просочилась информация, что «по крайней мере один из задержанных может быть связан с международным терроризмом», что «прослеживает-ся возможная связь с „русской мафией” и отставными агентами КГБ„.

”Это обычное спортивное оружие, — заявил между тем владелец одного оружейного магазинчика в Монтевидео. — Достаточно достичь 18-летнего возраста и изучить соответствующую инструкцию, чтобы беспрепятственно купить его в Уругвае. Но здесь оно на 30-50% дороже, чем в США». Тем не менее скандал достиг такой силы, что высказаться пришлось министру внутренних дел: фактов, указывающих на связи задержанных с терроризмом или мафией, нет. Российское посольство в Монтевидео заявило, что «сенсационный характер комментариев по делу дезориентирует уругвайскую публику и культивирует искаженный образ России и ее народа». В заявлении, впрочем, подчеркивается, что задержанные не являются гражданами России. Ва-силий Ефимов родился и жил в Уругвае, в 1993 году переехал в колонию староверов в Орегоне, женился, паспорт у него американский. Антон Чупров родился в Бразилии (паспорт бразильский), два года прожил в Уругвае у родственников, где подружился с Василием. Приехав на Аляску, женился, разыскал товарища, и они решили вернуться в Уругвай вместе с семьями. Родственники и односельчане Чупрова и Ефимова обратились к властям с просьбой перевести задержанных в ближайшую тюрьму, чтобы им в камеру могли передавать пищу, соответствующую сорокадневному Великому посту. Через полтора месяца «террористов» отпустили, обязав регулярно регистрироваться в ближайшем полицейском участке.

В 15 километрах от Колонии Офир находится другое русское поселение — Сан-Хавьер. «Мы с ними не имеем ничего общего, для нас они странные существа», — говорят здесь о староверах. В 1891 году двадцатидвухлетний российский подданный Василий Лубков вышел из православия и стал духовным лидером общины «Новый Израиль», обосновавшейся в Закавказье. В 1911 году он побывал в США в поисках убежища для своих последователей. Страна ему не приглянулась, но там Лубков познакомился с уругвайским консулом Хосе Ричлингом. В 1912 году представители уругвайского президента Батлье и Ордоньеса приехали в Закавказье посмотреть на потенциальных переселенцев. Эмиссары столь высоко оценили трудолюбие и деловые качества последователей Лубкова, что уже 27 июля 1913 года крейсер «18 de Julio» и пароход «Taongarupa» высадили 300 русских семей на берегу реки Уругвай в 164 километрах от Монтевидео.

За 89 лет Сан-Хавьер полностью ассимилировался с уругвайской действительностью, хотя в годы Второй мировой войны жители Сан-Хавьера отправляли бойцам Советской армии через Красный Крест посылки (варежки и свитера). Сейчас молодежь уже не знает русского языка и массово уезжает в столицу, сельское хозяйство в упадке, село в запустении. «Я всегда думал, что Гарсия Маркес увидел наше поселение во сне во всех его подробностях», — пишет один из его жителей в газету, ссылаясь на столетнее одиночество Макондо.

В 1972 году к власти в Уругвае, как во многих странах Латинской Америки в то время, пришли военные. Грузовики с солдатами зачастили в Сан-Хавьер — искали книги, оружие, радиостанции. Библиотеку клуба имени Максима Горького разгромили и сожгли. Что было из книг по домам — люди сожгли сами или закопали в садах. Арестовывали выпускников советских вузов (в 60-е годы молодые уругвайцы, среди них и многие этнические русские, выезжали в СССР на учебу). Примечательно, что эти гонения не мешали военным властям сотрудничать с Москвой — в 1979 году в разгар военной диктатуры Советский Союз поставил на строящуюся ГЭС Саль-то-Гранде 14 турбин по 135 тыс. кВт.

Между тем к староверам за годы диктатуры военные грузовики заезжали всего несколько раз, медленно проезжали они по единственной улице, разворачивались и больше не появлялись. Серьезный повод для конфликта возник лишь однажды: для борьбы с конспирацией левых повстанцев-тупамарос военные власти запретили фотографироваться на удостоверения личности с бородой. По настоятельной просьбе староверов Колонии Офир для них сделали исключение — военные на конфликт не пошли. Русские барбудос победили диктатуру.

Андрей Злобин
«Второй Паспорт» Монтевидео-Москва
По материалам газеты «Время новостей»


Сообщение отредактировал Игорь Львович - 28.12.2009, 23:07
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.12.2009, 1:43
Сообщение #8


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Русская община Израиля
Более 40% всех русскоязычных израильских семей – это смешанные семьи.

Кто МЫ? МЫ — официально зарегистрированная 23 февраля 2004 года некоммерческая общественная организация «Русский информационно-культурный центр в государстве Израиль». Наш центр является юридическим лицом русской национальной общины, и представляет интересы русского национально-религиозного меньшинства в еврейском национальном государстве Израиль. Население Израиля значительно увеличилось в короткий промежуток времени (1990-2000) за счёт евреев-репатриантов, вернувшихся на свою историческую Родину из республик бывшего СССР.

Конечно же, невозможно было бы ожидать приезда чистокровных евреев, особенно из бывшего СССР, не обременённых нееврейскими родственниками и нееврейскими членами семей. Более 40% всех русскоязычных израильских семей – это смешанные семьи. Вот, мы, собственно говоря, этими русскими «неевреями, членами семей евреев» и являемся. Живём в Израиле, работаем, служим в Армии, гибнем в терактах, вертимся как и все.

Однако, учитывая специфику нашего нового государства проживания, предполагающую его еврейский национальный характер, иные национальности в расчёт здесь не берутся, арабы (1 200 000 тыс. человек), друзы и бедуины (по сотне тысяч каждые) национальными меньшинствами признаются с огромной натяжкой. Каждый пятый русскоязычный гражданин Израиля идентифицирует себя с русским народом (около 200 тысяч человек), но русские государством не замечаются, статистическому учёту не подвергаются, их культурно-религиозные нужды никак не учитываются и не удовлетворяются. Ни одной русской национальной школы в Израиле нет!

Всё это происходит на фоне насильственно-добровольной ассимиляции — перехода в иудаизм (гиюр). Вместо культурно-интеграционных программ русским гражданам страны на государственном уровне предлагается поменять религию, отказаться от православия в пользу иудаизма. Лишь тогда исчезнут многие препятствия, осложняющие жизнь неевреев в Израиле. Лишь тогда вашему ребёнку, возможно (!), не будут чинить препятствия уже в его жизни за гойских папу или маму. Определением национальности граждан в Израиле занимается государство, оно же проводит государственные программы ассимиляции – перехода неевреев в иудаизм.

Русским сложно приспосабливаться к жизни в Израиле. Наверное, сложнее, чем русским Прибалтике. Там у наших сотечественников хотя бы есть русские школы. Там хоть Россия поближе. Наш русский центр впору переименовать в центр по выживанию русских в Израиле.
Государство Израиль не даёт нам ни шекеля на наши общинные культурные, информационные, образовательные, правозащитные, социальные программы. Русского меньшинства для него не существует, не существует, следовательно, и бюджетной статьи. Русскоязычные меценаты предпочитают не трясти мошной в тех случаях, когда их могут обвинить в излишних симпатиях к русским, а следовательно – к России.

Мы обращаемся ко всем национально мыслящим людям, кому небезразлична судьба многовекового русского присутствия на Святой Земле. Братья, земля эта всегда была святой для русского человека, слова «Палестина», «Иерусалим» всегда находили себе место в тёплом русском сердце.

Без денег в современном обществе никуда. Мы не можем сделать многого из того, что могли бы без адекватной спонсорской поддержки. Всё, что мы делали и делаем для российских соотечественников в Израиле все эти годы, финансируется из собственных сбережений. Отрывая от своих семей, мы пытаемся помогать попавшим в беду русским людям, не очень русским и совсем не русским, ведь в наш центр часто обращаются и коренные израильтяне, ищущие справедливости и поддержки у России, но пока находящие лишь поддержку и участие Русской общины.
Сергей Петров

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 3.1.2010, 4:50
Сообщение #9


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу...
Долгое русское рассеяние

В 1949 году, 60 лет назад, перед захватом Шанхая китайской Красной армией, из города были эвакуированы пять с половиной тысяч бывших граждан России и их детей, рождённых в эмиграции… Мы, в 1991 году оказавшиеся в эмиграции не выходя из дома, время от времени с тревожной заинтересованностью вглядываемся в судьбы своих предшественников, покинувших родину против своей воли… Предшественники – это, конечно, не искатели лучшей доли 1970-90-х (за редким исключением то «утечка пищеварительных систем»); предшественники наши – миллионы русских, покинувших Крым и Архангельск в 1920-м, Владивосток – в 1922-м… Российское рассеяние, ставшее Русским Зарубежьем…

Это как взрыв, как цепная реакция: оторванный осколок со временем сам разрывался на части, отправляя русских в новые скитания… И вот уже под нашими ногами взрывная волна ударяет в расшатанный фундамент, и сам Русский континент начинает распадаться на куски. Неизбежен ли дальнейший распад? Может ли он быть остановлен и как?

«Я понять тебя хочу, смысла я в тебе ищу...», – как-то в бессонницу пробормотал об утраченном Пушкин.


Об одном итоге Гражданской войны

В 1949 году из Китая эвакуироваться сумели не все желающие. Лиц старше 60-ти Запад спасать отказался. В Шанхае возник ажиотаж, составление и пересоставление списков, интриги, вычёркивания; эвакуация в неизвестное сделалось мечтой…

В Шанхай съехались, как в крайнюю точку. Как прежде в Крым, Архангельск и Владивосток. Это были никому на свете не нужные русские – крошечный осколок из горы осколков исторической России. Международная беженская организация (International Refugee Organization), подведомственная ООН, обратилась к некоторым правительствам стран «свободного мира» с просьбой предоставить им временный приют. Откликнулась Филиппинская республика. И больше никто. Беженцам на четыре месяца предоставили необитаемую, покрытую джунглями часть крошечного острова Тубабао, соединённого мостом с островом Самар.

Чтобы представить, какого качества были те русские люди на Тубабао, взглянем на некоторых из них, тогда ещё детей и юношей, воспитанников кадетских корпусов, оказавшихся во Владивостоке 1921 года. У многих из кадет, прошедших дорогами гражданской войны, на груди были георгиевские кресты и памятные знаки легендарных походов. Старшие роты наряду с учёбой, случалось, принимали участие в боевых операциях. Надо сказать, что занятия в «Русском восточном кадетском корпусе», сформированном из нескольких кадетских корпусов, проводились по полной программе 1897 года. Занятия проводили профессора Академии Генерального Штаба… Примечательно, что грязь, кровь и слёзы Гражданской войны не убили, но выявили в детях русский дух, породили в них желание очиститься и очистить от гнили Россию. Ещё при адмирале А.В.Колчаке в Сибири силами кадетских корпусов и семинаристами было организовано «Православное кадетское библиотечное общество», позже возрожденное и во Владивостоке. Тогда же, ещё при Колчаке, кадеты разогнали левацкую скаутскую организацию, а взамен сформировали отряд юных разведчиков им. Ермака Тимофеевича… Во Владивостоке кадеты влияли и на общественную жизнь города.

Собственно вот почему здесь мы о них вспомнили.

Во Владивостоке на улице Светланской располагалось (при правительстве эсера А.Медведева) кафе "Би-Ба-Бо" – притон декадентствующих лиц, «сборище кокаинистов-футуристов и гурманов-эротоманов», как охарактеризовал его Дмитрий Корнеев, автор исторического очерка о кадетах в гражданскую войну. «Весной 1921 года, – пишет он, – воспитанники "Русского восточного кадетского корпуса" решили совершить акцию по воспитанию посетителей "очага культуры". 20 мая 1921 года до пятидесяти кадет, вооруженных тесаками и палками, посетили вышеназванное кафе. Результатом визита явился полный разгром заведения и порка розгами "гениального и непревзойденного мастера слова и кисти" Давида Бурлюка – короля русского футуризма. "Оранжевый мотылек городского бомонда" поэтесса Варвара Статная отделалась измазанным дегтем платьем… 20-го же мая кадеты разгромили мастерские художников-абстракционистов на Алеутской улице и редакцию "Свободной газеты Вельзевул". Воздух во Владивостоке стал чище».

В этом малый, но явно золотой «плюс» всей Гражданской войны. И даже не важно, на какой срок воздух стал чище. Важно, что в годы общего упадка, разрушения нравственного закона, из более чем одной тысячи кадет отчислено из Корпуса было лишь 20 человек (0.2%!) Пусть на короткое время, но здоровое православное молодёжное сообщество в России, уже на самом краю, было воссоздано.

Значит, возможно это и в будущем.

Не исключено, что участь Бурлюка была бы уготована и некоторым иным «королям» декаданса, случись они в тот день в «Би-Ба-Бо»… Напрасно, конечно.

«Король поэтов» эгофутурист Игорь Северянин, пройдя через модернистские кривляния эпохи, оказавшись, не выезжая за пределы Российской империи, в эмиграции, в какой-то момент вдруг осознал, что утеряно. В Эстонии он грезил Россией, ища объяснение свершившейся катастрофе, вразумляя и себя, и эмиграцию:

Ты потерял свою Россию.

Противоставил ли стихию

Добра стихии мрачной зла?

Нет? Так умолкни: увела

Тебя судьба не без причины

В края неласковой чужбины.

Что толку охать и тужить —

Россию нужно заслужить!

И он же нашёл образ России, «что не раз, казалось, умирала, как любовь, как солнце, как весна», но «Божьей волей воскресала снова, — Как весна, как солнце, как Христос!»

Вскоре во Владивостоке всё смешалось; в октябре 1922 года началась эвакуация. В пути погибло несколько судов, в том числе и с кадетами на борту. Флотилия адмирала Г.К. Старка с трудом, но попала в Шанхай – единственный пункт на Дальнем Востоке, где в ту пору ещё не были введены запретительные правила для въезда наших беженцев…

Через четверть века, в 1947 году, в Шанхай устремились русские со всего Китая, сквозь варево войны, мечтая уже о неведомых Филиппинах…


О фундаменте Русского континента

Филиппины – это тропики; это ливни и адская жара, это сезонные тайфуны (два раза в год), ядовитые сколопендры, змеи, тучи кровососущих… Для палаточного городка поначалу следовало очистить от непроходимых дебрей пространство. Люди болели, некоторые надорвались в том труде.

В палатках и бараках многим пришлось прожить вместо ожидаемых 4 месяцев два года. Тяжело прожить. Выражение «жизнь на чемоданах» – не совсем метафора. Каждую понадобившуюся вещь, приходилось подолгу отыскивать в багаже.

Участник эвакуации из Шанхая, известный литератор Никита Валерианович Моравский (он родился в Шанхае в 1923 году) в книге «Остров Тубабао. 1949–1951: Последнее пристанище российской дальневосточной эмиграции» рассказывает: «В первые же дни нашего пребывания на Тубабао русское православное духовенство — священники, монашки — и миряне приступили к созданию церковной жизни, основав и обустроив на территории лагеря две палаточные церкви: Свято-Серафимовскую и Свято-Архангело-Михайловскую. Кроме того, филиппинские власти передали во временное пользование православных здание бывшей американской военной церкви. Эта церковь, ставшая православным Богородицким кафедральным собором, находилась за чертой лагеря, но к ней вёл свободный проход. Группа наших строителей водрузила большой православный крест над входом в храм, рядом с ним построила колокольню, а интерьер собора отремонтировала и установила в нем иконостас». Кроме этого был учреждён монастырь…

Тогда русские ещё точно знали: вера Православная – русский фундамент.

Разрушен был фундамент – рухнула историческая Россия. После катастрофического взрыва многие осколки Святой Руси разнесло по свету.

Самой яркой личностью – как в Шанхае, так и на Тубабао – был, безусловно, человек о котором замечено: «Каждый, кто встречался с ним взглядом, ощущал себя самым любимым существом на земле». Речь, конечно, об архиепископе Иоанне (Максимовиче), причисленном к лику святых всей полнотой Церкви в 2008 году, Шанхайском и Сан-Францисском чудотворце.

Владыка принадлежал к известному малороссийскому роду, представителями которого был просветитель Сибири XVII века святой Иоанн Тобольский (Максимович) и первый ректор Киевского университета Михаил Александрович Максимович (1804-1873).

Когда-то митрополит Антоний (Храповицкий), глава РПЦЗ, так отрекомендовал молодого епископа: «…этот маленький, слабый физически человек, по виду почти как дитя — есть чудо аскетической стойкости и строгости». О владыке Иоанне (1896-1966), о его необыкновенной подвижнической жизни и о явленных им чудесах сохранено множество свидетельств. (См., например книгу игумена Александра (Милиант) «Жизнь, чудеса и поучения великого святого 20-го века – Архиепископа Иоанна Шанхайского (Максимовича)», книгу протоиерея Петра Перекрестова «Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья» и др.)

Здесь приведём лишь одно из свидетельств, мгновенно воссоздающее портрет деятельного молитвенника владыки Иоанна.

На Филиппинах, как прежде и в Китае, святитель посещал всех, кто нуждался в нём – в тюрьмах и приютах, в домах и больницах. Вспоминает протоиерей Георгий Ларин, тогда руководитель церковного округа на Тубабао, сопровождавший владыку в больницу города Гюан на Самаре (на Тубабао был свой госпиталь, но тяжёлых отправляли на Самар): «Как-то, войдя в русское больничное отделение, мы услышали страшные крики, доходившие издалека. На вопрос владыки о причине этих криков русская сестра сказала, что это безнадежная больная, которую, как беспокоящую своим криком больных, поместили в прилегающий к этому зданию бывший американский военный госпиталь. Владыка немедленно решил идти к больной, но русская сестра не советовала ему это делать, так как от больной исходит зловоние. “Это не имеет значения”, — сказал владыка и быстрыми шагами направился в другое здание. Я последовал за ним. Действительно, от больной женщины исходил неприятный запах. Подойдя к ней, владыка положил ей на голову крест и стал молиться. Я вышел. Владыка молился долго, затем исповедал больную и причастил. Когда мы уходили, она уже больше не кричала, но только тихо стонала. Через какое-то время мы снова поехали в госпиталь и едва успели въехать на нашем джипе во двор, как из госпиталя выбежала женщина и бросилась к ногам владыки. Это была та “безнадежная” больная, за которую он молился».

Дивен Бог во святых Своих. Мир, увидев владыку Иоанна, увидел воочию Святую Русь.

Чтобы добиться разрешения на выезд беженцев с Филиппин в более благоприятные страны, святитель отправился в США. Для получения разрешения нужно было – ни много ни мало – изменение Сенатом закона о беженцах. Владыка и его сподвижники проделали огромнейшую работу, преодолели бумажную волокиту, подготовили и провели все необходимое, озвучили обращения…

В течение двадцати семи месяцев, которые русские провели на Тубабао, тайфуны обходили лагерь стороной. По соседству на островах гибли люди. На Тубабао жертв не было. Мало кто сомневался, что причина в молитвенной помощи архиепископа Иоанна.

Последняя большая группа тубабаовцев, как о том пишет Никита Моравский, несколько сот человек, была доставлена в Сан-Франциско в июне 1951 года. В декабре на Самар и Тубабао обрушился чудовищный тайфун «Ами». В русском лагере оставались ещё более ста человек. Во время тайфуна, по свидетельству другого очевидца, «наводящим ужас на людей был момент, когда, как карточные домики, стали рушиться и превращаться в груду развалин деревянные и железные бараки…». Люди прятались в овраги, забивались под полы, привязывались к толстым деревьям. Несколько деревень и город Гюан были разрушены. Число погибших среди местного населения не поддавалось подсчёту. Все русские были ранены, но погибли двое, мужчина и женщина.

Владыка откликнулся полным сочувствия письмом. Обращение его содержало и наставление, адресованное, по сути, всему Русскому Зарубежью: «Почему природа, в продолжение почти трех лет щадившая нашедших себе убежище на Тубабао, ныне так безжалостно разразилась на небольшой остаток, когда близко окончательное расселение? Нам вспоминаются слова Спасителя: Думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала башня Силоамская и побила их, виновнее были всех, живущих во Иерусалиме? Нет, говорю вам, но если не покаетесь, все так же погибнете (Лк 13, 4–5). Совершившееся ныне есть напоминание всем прежде бывшим там о том, что могло их постигнуть и чего они избежали. Оно есть предостережение всем спасшимся, где бы они ныне ни находились…»

Здесь понимание и смысл вообще всей Русской катастрофы.


О смысле Русской катастрофы

Укрепление порушенного фундамента Русского континента гипсом коммунистической идеи оказалось косметическим, недолговечным ремонтом. Гипс выкрошился, вымылся, энергия законсервированного взрыва вырвалась наружу уже у нас под ногами, в 1991-м. Также, несомненно, выкрошится и новенький гипсовый раствор, замешанный на «ценностях и институтах демократии», ценностях, атеистических по сути. И что тогда?.. Интересна ли Господу Русь без веры?!

И без неё подобного пруд пруди.

Сподвижник владыки Иоанна, известный богослов архимандрит Константин (Зайцев), также бывший обитатель Тубабао, писал, что нельзя представить себе обновлённую Россию как возникновение чего-то нового, это было бы пустой мечтой. Он утверждал: "Может идти речь только о возстановлении исторической России».

Святитель Иоанн Шанхайский и Сан-Францисский чудотворец видел грядущее возрождение обновлённой России в покаянии народа за грех отступничества, в преодолении апостасии. «Россия возстанет так же, как она возставала и раньше, – писал он в статье "Россия”. – Возстанет, когда разгорится вера. Когда люди духовно возстанут, когда снова им будет дорога ясная, твердая вера в правду слов Спасителя: "Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его и вся сия приложатся вам"…»

Тогда и воскреснет Русь, когда любимым нашим делом будет посещение храма и участие в Божественной Литургии.

Олег Слепынин




Сообщение отредактировал Игорь Львович - 3.1.2010, 4:57
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 11.1.2010, 18:13
Сообщение #10


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413




Митрополит Белокриницкий и всех древлеправославных христиан Леонтий (в миру – Лаврентий Терентьевич Изот (Изотов) родился 23 августа 1966 года в селе Русская Слава области Тульча (Румыния) в очень верующей старообрядческой семье. В день его рождения родители – Терентий и Екатерина - избрали ему имя в честь святого того же дня – архидиакона Лаврентия.

Корни…

Отец будущего митрополита, Терентий, был жителем села Русская Слава, а мать, Екатерина, родилась в селе Барши, населенном в то время исключительно староверами-беспоповцами.

Ее отец Сампсон, дед будущего митрополита, долгое время был настоятелем беспоповцев в селе. Но в 1950 г. он убедил свое стадо принять священство Белокриницкой иерархии. Не сразу жители села приняли священство. Но настоятель Сампсон был мудрым человеком. Любовью и убеждением, постепенно, не допуская раздоров среди своей паствы, он убедил прихожан сделать этот шаг. Все это время представители сельской общины ездили в соседнее белокриницкое село Новенькое, в монастыри и другие приходы, чтобы убедиться, что белокриницкие старообрядцы соблюдают правила св. отцов, служат по старым, а не по исправленным никонианским книгам (такие слухи ходили тогда между староверами-беспоповцами). И, наконец, в 1950 г. все село Барши мирно приняло священство.

Настоятель Сампсон не стал священником, пастырем у вчерашних беспоповцев стал о.Кирик, старовер из с.Новенькое (мы рассказывали о нем, когда размещали рассказ о селе). Но он всегда оставался горячо верующим человеком, и так же воспитал своих детей. Почти все его дети ушли в монастырь: сыновья в мужской Славский, а дочери – в женский. Так Екатерина Сампсоновна, мать будущего митрополита, стала послушницей женского Славского монастыря.

Екатерина стала послушницей у инокини Аллы (а та, в свою очередь, была когда-то послушницей у игумении Аллы, бежавшей когда-то из Бесарабии и чудесно переправившейся через Дунай – о судьбе этой удивительной женщины мы также рассказывали). Молодая, энергичная Екатерина много работала в монастыре, на монастырском поле, а также, будучи грамотной, зная устав, стала незаменимой на службе. Она читала, пела, выполняла обязанности уставщицы, и если матушка игумения Поликсения управляла правым клиросом, то Екатерина руководила левым.

В то время Екатерина не представляла себе иной стези, кроме иноческой. Но жизнь распорядилась по-другому…

В монастыре Екатерина пробыла всего несколько лет. Коммунистическая власть установилась и в Румынии, и сразу же начали страдать церкви и монастыри. Поступило распоряжение: всем послушникам и послушницам, не успевшим принять иноческий образ, в 24 часа покинуть территорию монастырей. Екатерина была вынуждена подчиниться. Но она очень любила монастырь, ставший для нее родным. Живя в поселке рядом с монастырем, у своих знакомых, она проводила в женском Славском монастыре все праздники и выходные: читала и пела на клиросе, помогала всем, чем могла.

Жизнь шла своим чередом... Екатерина вышла замуж за старовера Терентия. Терентий, как и жена, с детства мечтал посвятить себя Богу, постоянно помогал в мужском Славском монастыре, но, как и Екатерина, был вынужден покинуть его. У супругов появилось трое детей - два сына и дочь: Артем, Лаврентий и Парасковия.

Староверческое село Русская Слава -родина митрополита Белокриницкого Леонтия

Шли годы… Артем женился на староверке из села Сарикёй, Парасковия вышла замуж за старовера из Тульчи. Родители ожидали, что теперь пришел черед заводить семью юному Лаврентию…

Путь…

Еще будучи маленьким мальчиком, Лаврентий сказал родителям, что уйдет в монастырь. Тогда его слова всерьез не восприняли: мало ли что говорит ребенок. Шло время… Лаврентий с детства знал монастырскую жизнь: он бывал в монастыре очень часто, и в детстве, и в юности помогал инокам, работал, посещал монастырские службы. По окончании школы он ушел служить в армию, а когда в 1988 г. вернулся со службы, родители стали думать о женитьбе, но Лаврентий твердо сказал, что станет иноком.

Мать просила его очень хорошо подумать: она не была против ухода сына в монастырь, но прекрасно понимала, что в то время этот шаг может быть опасным. Конец 80-х в Румынии – это время самого жестокого преследования верующих за весь период существования коммунистической диктатуры. Мать будущего митрополита знала, что молодых людей, которые отказывались покинуть монастырь, могло ожидать длительное тюремное заключение. Но сын ее был тверд в своем выборе, хотя также знал о том, что этот выбор может принести ему немало тягот. Окончательное решение уйти в монастырь он принял еще в армии.


От села Русская Слава до монастыря всего 4 километра, но немногие решаются пройти этот путь. Юный Лаврентий решился...

Долго плакала в те дни его мать: и от радости, что ее сын посвятит себя Богу, и от страха за его судьбу. Лаврентий попросил благословения у отца и матери, родители дали свое благословение, и он навсегда покинул дом.

Родители будущего митрополита также сразу ушли в монастырь: отец – в мужской Славский, где и умер в 1994 г., а мать вновь вернулась в женский Славский, откуда в свое время была вынуждена уйти. Екатерина Сампсоновна сразу же приняла иноческий постриг с наречением имени Евсевия. К инокине Евсевии потянулись люди – и не только из с.Русская Слава, но и из других мест. Говорят, у инокини Евсевии особый дар - много людей, ранее не верующих, а иногда и отпавших от Бога, ведущих грешную, распутную жизнь, после разговора с ней круто меняли свою жизнь, приходили к вере.

В 1994 г. Афанасий, епископ Молдавский, стал просить инокиню Евсевию принять игуменский посох и стать настоятельницей женского Мануйловского монастыря, так как прежняя настоятельница умерла и монастырь нуждался в наставнице. Трудно было инокине Евсевии вновь покинуть Славский монастырь, о котором она мечтала с детства, в котором надеялась жить и умереть. Она была привязана к монастырю, сестрам-инокиням. Но она понимала и другое – Мануйловским монастырем нужно управлять, дело это угодно Богу, и потому она решилась – в преклонном возрасте покинула родной Славский монастырь и стала игуменией женского Мануйловского монастыря, где и подвизается по сей день.

Но вернемся к юному Лаврентию… В мужском Славском монастыре в те годы было всего 12 насельников: несколько иноков, остальные – послушники, причем все – весьма преклонного возраста, от 60-ти и старше. Лаврентий был единственным молодым человеком в обители. Полный сил, энергичный, он горел желанием трудиться и служить.

Мужской Славский монастырь. Здесь началось иноческое житие митрополита Леонтия

Епископ Славский Леонид, исполнявший и обязанности игумена монастыря, взял Лаврентия к себе в послушники, а через некоторое время, 21 июля 1988 года, на праздник Казанской Пресвятой Богородицы, состоялось поставление Лаврентия во чтецы.

Ровно через год, 21 июля 1989 года, владыка Леонид рукоположил чтеца Лаврентия в диаконы. Хиротония состоялась на праздничной службе в женском Славском монастыре, где Казанская – престольный праздник. Можно только представить себе, как счастлива была в тот день его мать, инокиня Евсевия!


Купола монастыря видны из села... Монастырь расположен в красивейшем месте, его окружают горы, поросшие липовыми лесами. В июне, когда липа зацветает, воздух наполняется чудесным ароматом. А по территории монастыря протекает река Слава.

В 1990 г., в самом начале Великого поста, в мужском Славском монастыре диакон Лаврентий принял иноческий постриг с наречением имени Леонтий. После этого новопостриженный архидиакон Леонтий 40 дней находился в затворе, соблюдал строжайший пост, молился двойное правило…

После того, как будущий владыка Леонтий стал архидиаконом, епископ Славский Леонид оставил монастырь, поручив управление им именно архидиакону Леонтию. В то время в Славском мужском монастыре жили еще архимандрит Исайя и священноинок Давид, после смерти архимандрита Исайи в монастыре вместе со священноиноком Давидом проживал архимандрит Кирил, но именно архидиакон Леонтий занимался всеми вопросами жизни монастыря.

И при этом он с 1989 по 1996 год он находил время для того, чтобы обучать во время летних каникул крюковому пению и церковному уставу всех желающих. За эти годы на обучение к нему в монастырь приезжали очень многие. Кто-то уже стал священником и служит в храме, кто-то служит уставщиком или поет на клиросе. Авторитет молодого архидиакона как знатока церковного пения и церковного устава был столь велик, что учиться к нему приезжали даже старообрядцы других согласий: чада Русской Древлеправославной Церкви и староверы-беспоповцы. У него Леонтия обучались, в частности, священник храма РДЦ во имя св. мч. Григория Победоносца о. Трофим и его сын, служащий в этом храме уставщиком.

На Освященном Соборе в мае 1996 года архидиакон Леонтий был избран в епископы на Браило-Тульчинскую епархию, которая, после преставления в июне 1994 года епископа Никодима, была вдовствующей.

Вскоре преставился митрополит Белокриницкий Тимон, и на Освященном Соборе в октябре 1996 года епископ Браило-Тульчинский Леонтий был избран митрополитом Белокриницким и всех древлеправославных христиан.

Не все и не сразу приняли решение голосовать за епископа Леонтия: многих смущала его молодость – ко дню избрания митрополитом владыке Леонтию исполнилось всего тридцать лет. В сомнении – сможет ли молодой епископ понести столь тяжкий крест – управлять Церковью – были даже самые близкие: мать владыки игумения Евсевия и его родные дяди, служившие священниками.

Но «Бог наш на небеси и на земли вся, елико восхоте и сотвори». Владыка Леонтий был избран митрополитом Белокриницким и всех древлеправославных христиан. В октябре нынешнего года исполнится уже десять лет его архипастырского служения.


1996 год. Первый визит румынской делегации в Белую Криницу.На фото слева направо: игумения Евсевия (мать митрополита Леонтия), игумения Анатолия, митрополит Леонтий

Одним из первых официальных мероприятий новоизбранного митрополита стала поездка на Всемирный Собор в Белую Криницу.

В 1996 году на Собор в Белой Кринице впервые собралась вся Церковь – христиане как из Румынии и иных зарубежных приходов, так и из России и бывших республик СССР.



1996 год. Белая Криница. Митрополит Леонтий и митрополит Московский и всея Руси Алимпий с жителями села

Владыка энергичен и мобилен: он не забывает свою паству, в том числе, и разбросанную по разным странам. Даже за недолгое время работы нашего сайта мы сообщали о поездках владыки Леонтия в Болгарию, Испанию, Португалию. Не остаются без архипастырского попечения и румынские приходы: владыка регулярно посещает их, проводит праздничные богослужения, встречается с христианами.
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 20.1.2010, 4:40
Сообщение #11


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Вы русские? Мы тоже. Или «Сидя на сопках Маньчжурии»
Северная часть Китая неразрывно связана с Россией и КВЖД. Исторически так сложилось, что эта территория вместе с расположенными на ней русскими сёлами отошла братскому китайскому народу. Как рассказывают местные жители, после смерти Сталина русские стали возвращаться на Родину, а потому численность местного русского населения сократилась; однако другая часть осталась на прежних местах, сформировав со временем русское национальное меньшинство. Шивэй-Русская национальная волость была создана в апреле 2001 г. Эта волость – место компактного проживания русских и потомков смешанных браков с китайцами.

В настоящее время в г. Лабдарин существует Исследовательское общество по изучению русского национального меньшинства. Действует оно уже около трёх лет. Непосредственно за организацию исследовательской деятельности отвечают пять человек, среди которых председатель общества, секретарь и ответственные за изучение вопросов русской культуры. У некоторых из них есть русские корни, и они немного говорят по-русски. О деятельности данного Общества мне рассказал его секретарь г-н Чжан Баошань.

Представители русского национального меньшинства живут в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, а также на севере Внутренней Монголии. Но только во Внутренней Монголии существует специальная административная единица – Шивэй-Русская национальная волость. Численность русских и потомков смешанных браков в Китае составляет около 7000 человек, но эта цифра не точная. Сложность заключается в том, что многие потомки русских называют себя ханьцами, хотя по крови они русские.

Как и во многих других странах в Китае есть титульная нация (ханьцы) и национальные меньшинства. Кроме того, здесь существуют так называемые малочисленные народы, численность которых меньше 100 тыс. человек. К числу малочисленных народов относится и русское национальное меньшинство. С целью оказать помощь экономическому и культурному развитию русских в Китае, правительством было принято решение создать Исследовательское общество по изучению русского национального меньшинства.

При поддержке этого общества жизнь русских в Китае постепенно стала налаживаться, у них появилась возможность зарабатывать на своей национальной специфике. На мой вопрос о том, есть ли у русских возможность изучать в школе свой язык, г-н Чжан Баошань ответил, что данное предложение уже рассматривается, ведь приезжающие в Шивэй китайцы-южане надеются увидеть национальный колорит, услышать русскую речь,, а видят лишь русские лица. Чжан Баошань рассказал, что в настоящее время с местными жителями ведётся работа по изучению русского фольклора и возрождению национальных традиций. Жители Шивэя и Эньхэ разучивают русские песни и танцы.

Маленьким тиражом вышло два номера журнала Исследовательского общества, в которых были опубликованы материалы китайских исследователей по данному вопросу. Ожидается, что в 2009 г. выйдет ещё один номер. Хотя пока это издание для так называемого внутреннего использования. При поддержке Общества в г. Лабдарин и в селе Шивэй вывески всех магазинов помимо китайского и монгольского языка дублируются ещё и на русском, смешном, неграмотном, но всё-таки понятном русском языке («Всё для мужуины», «Реально влюблённости», «Беременным детям», «Вельвет пирожок», «Печёная овца Лиюань»).

Когда-то в Лабдарине существовало несколько русских храмов. В годы культурной революции они были разрушены. Вместо них около десяти лет назад был построен новый православный храм. Непонятно по каким причинам, но он до сих пор так и не был открыт, то ли сказывается китайская осторожность в отношении всего инородного, то ли нерасторопность русских, но храм пока закрыт. При мне г-ну Чжан Баошаню позвонил председатель Общества и сообщил, что в воскресенье, 30 августа, в 8 часов утра состоится церемония открытия храма. Данный телефонный звонок был сделан в пятницу, 28 августа.

Утром того же дня храм был заполнен строительным мусором, а строители спешно замазывали штукатуркой потолок и стены. На вопрос о том, почему храм, который был построен столько лет тому назад , доделывается в авральном режиме в последние перед открытием дни, мне никто не смог дать вразумительного ответа, более того, никто не смог сказать, будет ли вообще открываться храм. Строители и прораб единодушно сказали, что они лишь рабочие и ничего не знают. По дороге из храма водитель такси, у которого, как выяснилось, не только русская бабушка и имя Володя, но и православная душа, сказал, что храм был построен уже очень давно, но всё почему-то не открывается. Лично я узнала об открывающемся храме от старосты русской православной церкви в Харбине Любови Николаевны Ли (Шитовой).

Шёпотом она рассказала мне, что на 28 августа планируется открытие второго в Китае православного храма. Но сама она не знает, когда точно это произойдёт и что будет на церемонии открытия. И вообще просила меня не говорить об этом вслух. А также сказала, чтобы я ехала отдельно от неё, потому как она будет ехать в сопровождении представителя отдела по делам религии, и говорить лишнее ей не полагается. Другими словами, русская православная церковь будет открыта, об этом говорят, но когда это произойдёт, неясно, что для этого нужно, тоже не ясно, и узнать об этом неоткуда.

Напротив российского села Олочи Нерчинско-Заводского района Забайкальского края, на берегу реки Аргунь расположено китайское село Шивэй, которое при поддержке китайских властей постепенно стало превращаться в туристический центр. Его главная достопримечательность – люди, относящие себя к «русским» - национальному меньшинству Китая. Въезд в село украшает скульптурная композиция: мужчина с русской внешностью управляет повозкой, запряжённой двумя лошадьми. Село совсем небольшое. При въезде – большая новая двухэтажная школа, где обучаются дети местных жителей.

Прямые асфальтированные улицы подчёркивают строгую планировку села. Внимание привлекают здешние дома. Здесь есть и столетние, рубленные из цельной сосны, а потому уже почерневшие, но всё ещё очень крепкие русские дома. Даже крыша у них первоначальная, только покрылась рыжим лишайником. Другие дома – саманные, то есть сделанные из глины, песка, навоза, соломы и воды. Такой материал очень пластичен, а потому при строительстве не нужно никакое оборудование, кроме рук мастера.

Местные жители говорят, что зимой в таких домах очень тепло. Часть домиков покосилась от времени, а часть с нарисованными на фасаде яркими цветами теперь принимает гостей, потому что местные жители понаоткрывали в них небольших частных гостиниц. Те туристы, которые хотят провести время в русской деревне, за 40 юаней могут остановиться в них на ночь. Другие дома совсем новые, построенные с расчётом на туристов.

Во многих из них расположены лавки с «русскими сувенирами» (пластмассовые скульптуры лошадей, сов, шкатулки с блестящие китайскими стразами, альбомы для марок, с изображённым на обложке Лениным и надписью «Ёмкость храненя»). На деле все сувениры оказываются произведёнными в Китае, но, как рассказывают владельцы, китайцы-южане верят в их русское происхождение и очень любят подобные вещи. В городе Лабдарин всем владельцам частных гостиниц выдали деревянные таблички на русском языке, с написанными на них «Домик у тёти Тони» или «Русская национальная семья».

Одной из крупных «русских национальных семей» с. Шивэй является семья Лины Васильевны Ведерниковой, одной из старейших местных жительниц. В этом году ей исполнилось 83 года. Мама Лины Васильевны была родом из г. Тайнинска, рано лишившись родителей, она прожила тяжёлую жизнь. «Мама всяку жизнь приняла. Мать её после родов сразу и померла. Дедушка отдал её другим в дети [отдал на воспитание в другую семью, прим. авт.]. Потом арестовка была большая, когда красный с белым воевал. Однако вскоре народ слобождать стали. И мамин дедушка пожелал её сюды [в село Шивэй, прим. автора], и она пришла».

В Шивэе она вышла замуж и родила девять детей. Её мужа-китайца русские называли Василием. В России у неё не осталось родных, поэтому, когда появилась возможность вернуться на Родину, переезжать она не стала. Да и село на ту пору окружали исключительно русские деревни. Рассказывая о своей семье, Лина Васильевна называет нынешние китайские сёла русскими именами: Верх Кулуй, Новый Аргунск, Караванная и др. На долю Лины Васильевны также выпало немало испытаний. Особенно трудно пришлось во время японской оккупации: «Если видим, японцы едут, бежим сполоняться».

Каждого, имеющего русские корни, подозревали в шпионаже и пытали. Воду в то время брали в реке, а потому над рекой японцы ставили дозорного. Местные жители, подходя к реке, должны были следить за тем, чтобы в это же время никто на противоположном берегу не пришёл по воду, иначе японцы непременно заподозрят в переговорах и учинят допрос. «Чичас жизнь лёгка. А тогда нет. По берегу чяжело было. Японцы спрашивают: «Вы кого стояли тут? Вы туда хочете?»

А ведь тут русские хлеба сеяли, но потом был какой-то конхликт, и русские назад». Именно из-за творимых японцами бесчинств Лину Васильевну рано отдали замуж. Её муж Иван Самохвалов, как и она, был метисом. Он и его брат родились в один день. Обоих назвали Иванами, только одного большим, а другого – малым. У большого Ивана и Лины родилось девять детей: Женя, Тоня, Прасковья, Зина, Вася, Миша, Коля, Витя, Юра. «Большим-то досталось. Нянек не на чо достать, так сами нянчили. Молодежу –то нонче лёгка жизнь.

Про ранешню жизнь слушать не хотят. Не верят». В семье Лины Васильевны празднуют как русские, так и китайские праздники. Лина Васильевна считает, что нельзя обижать ни память папы, ни память мамы. Все дети Лины Васильевны закончили школу и пошли работать. Она с радостью отдала дочерей замуж, а вот сыновьям пришлось поискать невест. Китаянки не хотели идти замуж за полукровок. «Девишник-то дочкам делала. А старший во внутрени Китай ездил за женой.

Тут-то за него не шли. Мекисы за мекисов тоже не идуть. Чичас-то ничо, всё прошло. Зима не лето, пройдёть и это. Так что нам не чо чичас ватажиться». Сейчас все дети Лины Васильевны уже на пенсии, а сама она вдова. Из Шивэя она выезжала лишь несколько раз: «Езжала до Якишей, до Хайлару. Семья-то больша. Времени мало». Когда была маленькая, ездила с отцом в какой-то приграничный российский город. Из всей поездки больше всего запомнился обед, на котором подавали сибирские пельмени: «В печи горшочки. А хозяйка их ухватами, да в печь. У нас того ж не было.

Хлеб давали к пельменям. Я булку-то одну нарушила. Глядь, латочку подали и деревянны чашечки. А пельмени маленьки. Еки пельмени маленьки! И всегда с бульоном. Отец говорит: «Ешь!» А мне всегда чай глянется». Зимой дети Лины Васильевны разъезжаются по городам, и она остаётся одна. «В моих-то годах старух мало. Сижу одна». О современной жизни жизни Лина Васильевна отзывается хорошо, говорит, что препон русскому языку никогда не чинили, потому и помнят его старожилы. «Чичас всё другое. Люди живут на слободе. Молодежу жизнь чичас вообче легка и слободна. Только поговор у вас чичас другой. Больше по городскому. А мы всё на прямы говорим, а вы на «вы», да чуть что «да» да «да»».

Русские жители села Шивэй люди верующие, православные. За селом они построили небольшое помещение, куда местные жители ходят помолиться как в часовню. Местные власти Шивэй-Русской национальной волости разрешили праздновать Пасху коллективно, а потому в Лабдарине в этот день собирают верующих и накрывают для них праздничный стол. Местные жители также собираются все вместе за семейным столом, красят яйца. До праздника соблюдают пост.

Ещё одна местная жительница-полукровка Татьяна Кайгородова (по отцу – Ма; а по маминой бабушке – Анабутина) рассказала, что Пасху неизменно соблюдали и её родители, и она сама, а теперь её дети. И хотя дети сейчас ощущают себя китайцами, они по-прежнему соблюдают старые обычаи: в пост не едят масло, мясо, яйца, не пьют молоко. Таня сказала, что когда была маленькая, особенно тяжело давался отказ от яиц, ведь пища и без того была не питательная.

Однако по окончании поста все неизменно ели крашеные яйца. Сейчас жизнь Татьяны связана с Читой. Там живут и работают переводчиками её дети. Сама она говорит, что зарабатывать лучше в России, что русские ходят по деньгам и этого не знают. Считает, что нужно пилить лес и продавать его в Китай. Про русских же говорит, что те продадут последний мешок картошки и купят на него водку. Также Таня уверена, что сами они живут хорошо, и не мешало бы в соседней русской деревне Олочи открыть такую же национальную деревню, только китайскую, побывав в которой, можно будет узнать о жизни китайцев в России.

Старшая дочь Лины Васильевны Тоня открыла в селе свою гостиницу, управляться с которой время от времени ей помогают сёстры. Муж Тони Вася тоже полукровка. Вместе они воспитали сына и дочь, растят внуков. Тоня немного говорит по-русски, Вася знает несколько слов, но понимает русскую речь. Всё это весьма странно, ведь внешне они совершенно русские люди. Сами себя они называют китайцами, но русской национальности. В доме у Тони есть красный угол с иконами, по стенам развешаны старые фотографии и нынешние, семейные, сделанные на китайский манер. Из старых русских вещей, доставшихся Тоне от родителей, есть только пара чугунков, в которых сейчас растут цветы.

В гости к Тоне приезжает много гостей. Русских очень мало. Основными посетителями являются китайцы-южане. Уборку комнат проводит молодая девушка лет 17. Увидев её, хочется сразу перейти на русский. Но она знает только китайский. Русский для неё иностранный, хотя корни у неё русские. Родилась она в Шивэе, здесь же родилась и её мать. В разговоре девушка сказала, что хочет учить русский язык, но боится, так как это очень сложно, а потому колеблется. Возможно, этой осенью она поедет в Хух-Хото, чтобы пройти краткий курс русского языка, ведь, зная русский, она может устроиться на работу в качестве переводчика.

Накрывая на стол, Тоня позвала всех родных. Отварная картошка, солёные огурцы, яичница с колбасой и помидорами, котлеты – всё это позволило на время забыть о том, что находишься в Китае, и хотя Россия и рядом, но всё-таки через реку и отделена КПП. Молодое поколение Ведерниковых-Самохвалова уже не знает о тяжёлом физическом труде. Каждую свободную минуту оно бежит к ноутбуку или сотовому телефону. Эти блага цивилизации достигли и таких удалённых уголков Китая. Попрощавшись с новыми друзьями, мы устремились к селу Эньхэ, где при въезде вас встречают мишки – символы года России в Китае и Китая в России, а надпись у въезда гласит «Энхэйский русско-национальный народ приветствует Вас!»

Только подъезжая к селу, глаз невольно ловит вдали купол православного храма. По дороге к нему – разруха, бесхозяйственность, дома с крышами, подобными переломленным позвоночникам, и два очаровательных купающихся в грязи поросёнка. Чем ближе к храму, тем лучше дорога. И вот, в самом центре села это уже только что построенное шоссе и новые столбы с генераторами энергии, работающими от силы ветра. Храм стоит за зданием местной администрации, вокруг храма – маленькие, новые деревянные постройки и надписи на русском языке («Павильон народных обычаев русской национальности»). Всё закрыто. Двери на замках. Открыта только дверь в храм. Войдя внутрь, видишь огромный резервуар с грязной водой и кучи мусора.

Приглядевшись, понимаешь, что это не храм. Заглянув в окна «храма» с другой стороны можно увидеть пару стоящих в центре помещения берёз и несколько чучел животных. Приглядевшись ещё более внимательно, видишь, что стены построек светятся насквозь, потому как незаконопачены. Вспомнив надписи и символику при въезде, понимаешь, что это не что иное, как «потёмкинские деревни». Год России в Китае провели. Показали, как радушно принимают русских, как знакомят местных жителей с национальной культурой дружественной страны. Год кончился, а с ним кончилось существование Музея русского искусства. Теперь здесь гуляет ветер.

Собираясь уезжать, мы случайно наткнулись на любопытную надпись на русском языке - «Счесливая семья». Пройти мимо было совершенно невозможно! Большой деревянный дом светился изнутри белым кафелем и вышивками в рамках, по-китайски яркие искусственные цветы украшали комнаты. В огромной зале на стене висела большая фотография старика китайско-монгольской внешности, в белой шляпе, с белой густой бородой, опирающегося на палку. Хозяйкой «Дома у Анны» и «Счесливой семьи» одновременно оказалась очень милая женщина Анна Ли (по матери Балябина).

По её словам её дедушка мыл золото в русском местечке «Болей», где женился на русской женщине. «Посмотрите яку бабушку нашёл себе дедушка! - говорит Анна, протягивая чёрно-белую фотографию. – Маленькая девочка – это я!» Дочь Анны по-русски уже не говорит, но всё понимает и отвечает по-китайски. Во время нашего приезда она перебирала собранные грибы. Из признаваемых в России грибов можно назвать только опята, остальные – поганки поганками. Но все они аккуратно почищены, вымыты и нанизаны на верёвочки.

Внук Анны внешне уже совершенно утратил русские черты. По-русски он и не говорит, и не понимает. Анна открыла частную гостиницу на двадцать спальных мест. Ночь – 40 юаней. Постояльцы есть всегда. Практически все – китайцы. Анна сказала, что «Музей русского искусства» открыли несколько лет назад, на открытие приезжала пара русских. Сейчас ключи от дверей можно получить только через администрацию, а из «русского» только две русских девушки, танцующих по вечерам в клубе «Дом у Ирины».

У ворот дома «Счесливой семьи» к нам внезапно подошёл старичок, сильно пахнущий горячительным и в форме, чем-то напоминающей фашистский мундир. «Я Иван. Здравствуйте! Давайте я напишу вам своё китайское имя. Пойдёмте к моей старухе, она полукровка. Будет с вами разговаривать. Моего отца звали Феодор, а мать Надя. Хотя отец был китаец. Его фамилия Лан, но его звали Феодором. Я живу рядом. Пойдёмте к моей старухе» - сыпалось с него. Отказаться было невозможно. Саманный крохотный домик с совершенно дырявой крышей и горами мусора вокруг, вот что ждало нас. Старухи дома не оказалось. В углу крохотной комнаты стояли иконы, под ними – огромный плакат с изображением «Товарища Мао Цзедуна».

По стенам яркие китайские благопожелательные орнаменты и изображением каких-то китайских лидеров в количестве десяти персон. Холодильник, старый чёрно-белый китайский телевизор, который хозяин поспешил включить, но попросил подождать, пока он нагреется. Печка, отделяющая «кан» от входа. Диван, точнее постилка, взгромоздившаяся на две положенных горизонтально табуретки. Цветы в горшках. Вот и вся обстановка. Гордый хозяин охотно позировал на фоне своего жилища. Немного поговорив, мы поспешили уйти.

Выезд из села преграждает высокая сопка. Издали видны разместившиеся на ней синие ограды. Кладбище! Здесь нашли последнее пристанище те, кто оказался отрезанным от своей исторической Родины. Кресты, кресты, кресты. Только надписи на двух языках – китайском и русском. «2007 г. 21 го января отроду ск 44 Михаил Иванович. Василивеч». «Рож. 1934 Тамара Васильевмна Василева ск. 2008г. 9 сентября. 14г. чесла. Ороду 66 лет. пос. Караванна». У подножья крестов искусственные цветы, кучи мусора и зелёных бутылок. Между ними – следы частого выпаса скота. С сопки как на ладони виден родной посёлок. Вот так. Верные себе и земле, давшей жизнь и последнее пристанище после смерти. Русские везде русские.

Ольга Курто,г. Лабдарин
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 1.2.2010, 5:11
Сообщение #12


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Дети разных народов и русские в Канаде
Глава из книги «Иммиграция в Северную Америку»
Алекс и Валентина Бэттлер

В Канаде существует одна болезненная тема, которой, по-моему, нет нигде в мире, — это поиск identity, то есть своего Я как нации и своего Я как государства на международной арене. Кто такой канадец? Что такое канадец? И что вообще представляет собой канадская нация? — на эти, казалось бы, простые вопросы не может ответить никто. По этому поводу существует уйма шуток. Кто знает историю этой страны, поймет такую: "Кто такой канадец? — Ну, с политической точки зрения это — американец, который избежал революции" (Нортроп Фрай, философ). Приводить аналогичных шуток можно бесконечно. Без шуток же, на мой взгляд, канадец этот тот, кто постоянно задает себе вопрос, кто же он, какой он национальности. Эта тема постоянно в центре внимания канадских журналистов, ученых и политиков. К примеру, в одной из газет писалось: "Канада является страной-нацией, у которой отсутствует четко определяемое национально-культурное я. Достаточно спросить себя, что есть канадец? На этот вопрос очень не просто ответить. Здесь так много психологических различий в подходах к ценностям и социальной жизни, что временами практически бессмысленно даже пытаться определить термин "нация" в канадском контексте" (1). И еще: "Как канадцы, мы не уверены в своем Я частично из-за того, что не можем определить наше место в мире" (2).

Парадокс в том, что граждане государства, входящее в семерку самых развитых стран мира, не могут определить, какой же они национальности. Хотя, с другой стороны, в этом нет ничего неестественного, поскольку страна возникла всего лишь в 1867 г. и состоит чуть ли не на одну шестую часть из иммигрантов, рожденных за пределами Канады. У них нет общей истории, нет единой культуры, нет общего умостроя. Отсутствие всех этих вещей постоянно тревожит канадское общество.

Более же удивительны взаимоотношения между франкофонами и англофонами (так здесь называют себя канадцы французского и канадцы британского происхождения), которые прожили бок о бок чуть ли не триста лет, но не "переплавились в одном котле". Вот два высказывания: "Я нашел две нации, воюющие внутри одного государства; я нашел борьбу не принципов, а рас"; "Канада разделена потому, что это не настоящая страна. Она состоит из двух народов, двух наций, двух территорий. Одна из них, это — наша! И она никогда, никогда не будет разделена!" (3). Первая принадлежит английскому политику Лорду Дурхаму, сказанная им в 1837 г., вторая — нынешнему лидеру квебекских сепаратистов, Люсьену Бушару, произнесенная им в феврале 1996 г. Постоянная борьба франкоязычных квебекцев (а их около 8 млн. человек) за отделение от "остальной Канады" не стихает на протяжении всего этого века. На последнем референдуме 1995 года для законного отделения квебекцам не хватило 1% голосов. Можно указать немало причин столь неистовой настойчивости франкофонов к отделению. Однако, главная, на мой взгляд, эта — несовместимость культур. Будущим иммигрантам из России об этом особенно необходимо знать, поскольку, являясь представителями культуры цивилизационного масштаба, сами мы, не замечая этого, всегда исходим из собственной правоты, указывая всем как надо жить. Даже в Канаде нам приходилось много раз слышать от русских иммигрантов, какие канадцы дураки: и то делают не так, и это. Приблизительно также как франкофоны и англофоны говорят друг о друге. Несколько слов о них.

Культура против культуры
Сохранить свою франкоязычную культуру, свою национальную самобытность вызывает скрытую, а нередко и отрытую неприязнь, англоговорящих саксов. Один из канадских журналистов, Грег Фелтон, с негодованием писал перед референдумом: "Печальный факт заключается в том, что квебекские сепаратисты взывают к примитивному трайбализму (т.е. племенному мышлению), который прячется во всех культурах. Они стремятся навязать одноязыковую французскую культуру всем квебекцам для удержания французской "культуры"; они настаивают на этом, чтобы не раствориться в англофонской Северной Америке. В этом единственный смысл отделения" (4). Все остальные мотивы, считает журналист, являются "голой демагогией. Шовинизм, а не демократия — суть квебекского сепаратизма". Такая откровенность крайне редка в печати Канады, но аналогичные чувства обуревают всех англофонов, особенно выходцев из Британии, пришедших в Канаду через США. Еще один редкий пассаж, опубликованный в журнале правого направления "Вестерн Рипорт": "Квебек слишком долго наслаждался позицией свободного наездника. Остальная Канада, как нас называют в Квебеке, не только должна дать им уйти, но должна заставить их уйти. Идея, что мы не сможем обойтись без них, является абсурдом".

Дело в том, что англофоны Канады, не говоря уж об американцах, не могут допустить, что какая-то иная культура может оцениваться выше, чем их собственная. Они настолько убеждены в превосходстве всего англо-американского, что любые сомнения на этот счет вызывают у них дикую ярость. Эта убежденность воплощается и во внешней политике США, стремящихся навязать всем без исключения и без учета национальных, культурных особенностей свою культуру, свое мировидение, свое понимание демократии и рынка, т.е. пытаются американизировать весь мир.

В Канаде ситуация сложнее, чем в США. Навязывать миру свою англофонную культуру не хватает силёнок. Кроме того, чувство постоянной оглядки на США, а также опасение быть растворенными в американской экономике и культуре, сдерживает англофонов от демонстрации своего европеизированного англо-канадского превосходства в мире. И самое главное, они постоянно сталкиваются с отпором своей культуре франкоканадцами.

В принципе фундаментом всей англо-американской культуры являются три слова — buy and sell (купи и продай). На этом построена вся рыночная демократия Северной Америки. Здесь нет людей, есть только продавцы и покупатели. Франкоязычных квебекцев тошнит от этого бизнесменства, когда вся жизнь вертится вокруг денег. Их тяготит и англосаксонский индивидуализм, устремленный к одной цели — стать миллионером. У французов другая система ценностей. Для них общинность предпочтительнее индивидуализма, абстрактные категории как любовь, товарищество, дружба более важны, чем конкретные материи в виде доллара, дома и машины. Последние слишком примитивны для французского мышления.

Несовместимость очевидная. Отсюда взаимное раздражение, взаимное неприятие и взаимное непонимание. Попытки французских квебекцев отделиться от остальной Канады фактически означают вызов англосаксонской Канаде, ее культуре, ее образу жизни, и в конечном счете Североамериканскому капитализму. И это в особенности бесит англо-канадцев...

Миф о межнациональной гармонии
Наши представления о Канаде как стране образцовых межнациональных отношений резко пошатнулись после приезда сюда.

Обнаружилось, что до сих пор не решены взаимоотношения с индейцами. К примеру, в 1995 произошли кровавые столкновения между полицией и индейцами в Онтарио и в провинции Британская Колумбия из-за территориальных размежеваний.

Уже сейчас создаются предпосылки для будущих столкновений между канадцами и иммигрантами, особенно из Китая, точнее из Гонконга, Тайваня и КНР. Их становится все больше и больше, что вызывает нервозность со стороны англофонов в Британской Колумбии и в Онтарио (места концентрации китайцев). Некоторые начали, пока в шутку, называть Ванкувер Чайваном (China+Vancouver= Chivan) или Гонкувер. Хотя прямых столкновений между различными национальными общинами, как, например, в США, в Канаде, слава богу, нет, но многие политологи не исключают их в будущем. Но вот что заметно уже сейчас.

Канада не является страной, в которой как в "плавильным котле" перемалывались бы национальные культуры в единую общеканадскую культуру. Здесь действительно существует много национальных довольно спаянных общин. Выделяются по многочисленности и организованности китайская, японская, индийская, украинская, еврейская, итальянская, немецкая общины. Эти общины весьма ревностно и довольно успешно сохраняют собственную национальную сущность, включая язык и культуру. И все они находятся в состоянии мирного сосуществования, не сливаясь ни между собой, ни с коренными канадцами. Другими словами, они не формируют общенациональную канадскую культуру. Они не обогащают друг друга, а просто сосуществуют друг с другом: японская сама по себе, китайская сама по себе и все сами по себе. Китаец, хоть и с канадским паспортом, остается китайцем, японец японцем и т.д. Причем в любом поколении. Даже если у него родным языком является английский, он все равно китаец, немец, итальянец. Полная ассимиляция в англосаксонскую культуру канадского типа происходит с очень тонким слоем любых иммигрантов и только в случае полной оторванности от своих общин.

Таким образом, принцип мирного сосуществования восторжествовал на практике. Пока. Но я не исключаю, что по мере массового притока иммигрантов, прежде всего, из Китая (речь может идти о миллионах) и усиления их экономического веса в стране соотношение сил может измениться не в пользу англосаксов. Беспокойство в этой связи проявляется в открытой атаке одной из партий (Партии Реформ) против правительственной иммиграционной политики.

Аналогичные опасения высказываются и в США, правда, в основном по поводу наплыва испаноязычных эмигрантов, занимающих очень серьезные позиции в экономике, культуре и политике США. Известная НАФТА (Северно-американское соглашение о свободной торговле), открывающая экономические границы Мексики, США и Канады, способствует этому процессу. Некоторые американские авторы прогнозируют в следующем веке межнациональные катаклизмы в США с угрозой распада этой страны на ряд самостоятельных территорий или языковых анклавов (к примеру, испаноязычный анклав). В газетах постоянно сообщается, как белые американцы под напором черных и азиатов снимаются с насиженных мест и устремляются в "белые" районы. Например, за период с 1985 по 1990 гг. из Нью-Йорка уехало полмиллиона человек, Техаса и Иллинойса по 250 тыс. человек, Массачусетса — 114 тыс. человек (5). "Америка, — пишет журналист, — разделилась на две совершенно различные нации: одна — меняющаяся, взбудораженная, крайне разнообразная, другая — степенная, спокойная, белая. И обе нации в опасном противостоянии друг к другу: в политических, экономических и культурологических отношениях". Названия статей говорят сами за себя — "Балканизация Америки", "Апокалипсис США" и т.д. (6).

В США, также как и в Канаде, вместо "плавильного котла" получился многослойный пирог с дымовой шашкой вместо начинки. Когда взорвется, никто не знает, но все знают, что взорвется обязательно.

Русские в Канаде
Что касается русских, то у них, естественно, все не так, как у всех. Для начала следует подчеркнуть, что представители практически всех общих, за исключением русских, оказывают помощь друг другу с момента въезда в Канаду и на протяжении всей жизни. Иная ситуация с русскими в Канаде — фактически полное отсутствие взаимоподдержки и солидарности. Этот феномен имеет и свое объяснение.

По официальным данным на 1991 г., русский язык считают родным от 32 до 35 тыс. канадцев, однако количество рожденных в России/СССР достигает около 100 тыс. человек. Любопытно, что в 1971 г. таковых было около 160 тыс. человек при население Канады в 21 млн. человек, а в 1951 г. 188 тыс. при население в 14 млн. человек. С одной стороны, подобные пропорции свидетельствуют о естественной убыли русско-советско рожденных, с другой — об их миграции, после получения канадского гражданства, в другие страны. Последнее отражает, видимо, неприятие русскими канадского образа жизни и желание уехать отсюда при любой благоприятной возможности.

По неофициальным данным на 1996 г., рожденных в СССР/России в Канаде насчитывается от 150 до 200 тыс. человек. Эти цифры можно воспринимать как отражение распада СССР и эффекта "капиталистических реформ" на территориях бывшего Советского Союза. Большей частью советско-российские иммигранты живут в провинциях Онтарио, Британская Колумбия, Альберта и Квебек. В районе Большого Ванкувера их приблизительно около 10 тыс. человек.

Нынешняя волна эмиграции, которая берет начало где-то с конца 80-х годов, — это люди, принадлежавшие к разным социальным слоям в России, качественно отличаются от предыдущих эмиграционных потоков. Первая послевоенная волна связана с русскими иммигрантами, приехавшими из Китая (так называемая Харбинская иммиграция), вторая — иммигранты 70-х — начала 80-х годов. И первые, и вторые убегали от социализма. Нынешняя волна покатилась от так называемого российского капитализма, отбросившего страну к пучину беспрецедентного в мировой истории хаоса. Это означает, что большинство свежеиспеченных иммигрантов не смогли изжить из себя социалистический умострой и образ жизни, т.е. не смогли вписаться в капиталистическое общество у себя на родине. Но они лелеют надежду внедриться в цивилизованный капитализм, в частности, в Канаде. Наш опыт общения с новыми иммигрантами говорит о том, что они в своем большинстве абсолютно не представляют реальностей здешней системы. Не понимают, что вежливый, улыбчивый Североамериканский капитализм по своей сути мало чем отличается от бандитского "капитализма" в России. В результате они начинают жизнь как слепые котята, растрачивая свои небольшие накопления на познание этих самых реальностей. Оканадившиеся русские первой и второй волны помогать новичкам не хотят. Это приходилось и наблюдать, и чувствовать в общении. Все это имеет свои логические причины.

Во-первых, между самими этими двумя первыми волнами не существует тесной взаимосвязи, поскольку интегрировались они в разных условиях и с опорой на различные источники поддержки. Первая волна, объединенная "китайской судьбой", приехала во времена либеральных иммиграционных условий в Канаде и опиралась на свои финансовые возможности, которые у некоторых были немалые. Вторая волна — "семидесятники" — в основном евреи, т.к. только они имели возможность законно эмигрировать в те времена. Они, естественно, опирались на помощь довольно сплоченных еврейских общин, которые, кстати, до сих пор оказывают существенную помощь и нынешней волне российских евреев (7). Несмотря на дистанцирование между этими двумя категориями, их объединяет мотив трудности вживания в канадское общество. Отсюда их общий рефрен: мы, мол, с трудом вживались, и, дескать, никто нам не помогал, теперь вы пробуйте.

Во-вторых, "китайцы" — иммигранты почтенного возраста, что также ограничивает их возможности как-то соучаствовать в судьбе "новых", даже если бы и возникло такое желание.

В-третьих, у многих "китайцев" сохранились монархические умонастроения, определяющие их раздражительное неприятие "совков" (простите за набившее оскомину слово, но оно отражает реальный облик большой части новой волны).

Кроме того, несмотря на спорадические контакты с Россией, они фактически не знают (да и знать не хотят) ни этой страны, ни ее жителей. В массе своей они не знают культуры советского периода. Похоже, они уже перестали быть русскими (хотя не стали и настоящими канадцами). Поскольку уезжали они от "варварства красных и советских" на их Родине, то и увезли они "свою Родину" в иммиграцию. Объединившись между собой, они создали так называемую русскую общину, которая больше похожа на большую семью, чем на официальную структуру. Здание, принадлежащее русским "китайцам", они назвали Русским центром в Ванкувере, который никакого отношения к реальной России не имеет. Он не превратился в центр русской культуры, если не считать культурой чаепития с самоваром "а ля рюс", где русские "бабки" разговаривают на ломаном русско-английском языке. Все это напоминает Булгаковский "Бег". Хотя уже и русские не те, и время не то. Собираясь "по блины", они все же приглашают и всех желающих зайти к ним (в том числе и всех канадцев), но это — их бизнес, а не желание быть именно русским Центром. Не стремятся они пропагандировать и русскую культуру внутри канадского общества. Нет их ни на телевидении, ни на радио на тех каналах, которые используются для пропаганды иммигрантской культуры всех имеющихся национальных общин. Не пришло им ("белой гвардии") в голову и издавать газету или журнал — естественный орган, объединяющий любую общину. Короче говоря, судьбы России и россиян, в том числе и иммигрантов, эту категорию русских канадцев не волнует и волновать не будет.

Еще один дом в Ванкувере отмечен вывеской как "Русский дом", однако он практически всегда закрыт, несмотря на огромное здание, напоминающее театр. В нем собираются русско-беларусско-украинские семьи по праздникам, где участники художественной самодеятельности поют до сих пор "Мы кузнецы" под чудовищный по составу оркестр. Это скорее компрометация русской культуры, чем ее показ. Вот такая культура. Никого в организационную структуру держатели дома не допускают (это их бизнес), хотя и сами не являются собственниками здания.

Таким образом, новой волне приходиться полагаться на себя, что не всегда получается. Многие брались за организацию настоящего Русского центра, однако, дело не пошло дальше разговоров по вполне понятным причинам — материального обеспечения коммуны. До "матери-родины" не достучаться, не дозвониться, русские представительства заняты отбором денег, а не содержанием коммун, пожертвования среди русских исключены, истории и традиций Русских Коммун за рубежом нет. Бредовые идеи о русских "Нью Васюках" так и висят в воздухе. Все это является причиной бесконечных насмешек как со стороны еврейской, украинской и др. бывших русских объединений, в том числе и самих русских, рассыпанных по миру в штучном изготовлении.

За русскими в Канаде идет не самая лучшая слава. Во-первых, главный "отряд" вэлфероносцев — они, земляки. Отмечу для информации: ни один китайский эмигрант не получает вэлфера; в китайской культуре получить что-то незаработанное — унизительно. Русские же умудряются получить не только вэлфер, но и продуктовое пособие, причем в нескольких местах (8). И самое удивительное, получая эту милость от государства (или от других общин), умудряются это же государство и обмануть: работают (9). Таких "жуков" среди русских очень много. Вот за это их и не любят те, кто прожил свою жизнь здесь, трудясь и вживаясь. Есть за что.

При всем негативном отношении к такому стилю жизни хочется особо подчеркнуть, что люди, попав в затруднительное положение, в Канаде с голоду не умирают. Все необеспеченные имеют квартиры, обучение, даже оплаченный проезд, бесплатную медицину и официально пожертвованное государством питание. Этого, по стандартам многих русских вполне достаточно. Более того, они на все эти дотации живут надежнее тех, кто, работая, получает примерно столько же, сколько и вэлференосцы. Вот это и есть перенесенный "совкизм" за границу: иметь "халяву" от государства — то, к чему россияне так привыкли в Советском Союзе (10). Но ведь идея иммиграции — это "жить в цивилизованном мире", то есть как "они". Однако русский за границей живет, в основном, приспосабливаясь к любым подпиткам, поскольку не может в силу своих национальных особенностей принять основу западной цивилизации — конкуренцию и закон. За это русских и не любят и даже презирают как "свои", так и "чужие" (11).

"Жуки" — старожилы могут этому научить за определенную плату. Другими словами, люди без стыда и совести в физическом смысле не пропадут и здесь. Они, правда, нигде не пропадут. Но понятно, что это — человеческий шлак.

О "новых русских" беспокоится, мы думаем, не стоит. Они достаточно оснащены знанием добывания денег. В капиталистическом мире эта грамота очень сходна с новыми российскими университетами, кроме одного: здесь не удастся избежать налогов (12). Нам бы, честно говоря, очень хотелось бы здесь увидеть лидеров капитализации России, к примеру, парочку главных "гнедых", в условиях действительного, а не криминального капитализма. Давно теоретиками расписано, что любой бизнес — это обман — "купил дешевле, продал дороже", это спекуляция на незнании или неумении покупателей. Это в настоящее время и есть идеология российского квази-капитализма, который не имеет ничего общего с реальным капитализмом, где конкуренция и закон определяют его суть. "Новые русские" во главе со своими лидерами высоко несут знамя "победы над честью России" и продолжают кромсать судьбы россиян, вынуждая их к эмиграции.

Для людей, сохраняющих свое достоинство, вхождение в новый тип общества особенно затруднительно по причинам, о которых говорилось выше. Общение с такого типа людьми подтвердили наши собственные выводы о том, насколько чужды рыночные ценности русской душе и духу, насколько канадская культура отличается от русской. Именно эта категория иммигрантов — по-настоящему русских — очень долго не может найти свое место под канадским солнцем. Может быть, советы, предложенные в следующих главах, помогут им облегчить процесс выживания в канадское общество.

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 13.3.2010, 9:22
Сообщение #13


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Русский тарзан в Австралии

9-го июля 1996 года журналист Патрик Линдсей в телевизионной программе рассказывал об австралийцах, живущих, как он выразился, на окраинах общества. Он рассказывал о разных случаях, но самым необыкновенным и подлинно самобытным человеком, по его мнению, является первый и пока единственный австралийский Тарзан - русский эмигрант Михаил Фоменко. В связи с этим сообщением мне вспомнилось, что в декабре 1985 года в газете Сидней Морнинг Хералд появилась статья с крупными заголовками: Фоменко найден через 25 лет! Австралийский Тарзан находит свой мир в джунглях!


В представлении нашего поколения Тарзан - это Джонни Вейсмюллер, такой, каким мы видели его в детстве на экранах кино. После него были, конечно, и другие Тарзаны, но они не запомнились. И вдруг - Тарзан в Австралии! И не в кино, а в жизни! Да еще русский! Жизнь русского Тарзана весьма необычна и хочется познакомить с ней читателей Австралиады.


Родился Михаил Фоменко в 1930 году в Советском Союзе, где его отец был преподавателем литературы. Матерью его была княжна Елизавета Махабелли, в прошлом - русская аристократка. В Австралию семья Фоменко прибыла в 1941 году. Отец стал преподавателем в Sydney Church of England Shore School, в которой его сын Михаил учился и закончил свое образование. Талантливый атлет, но довольно посредственный ученик, Михаил одно время держал семь клубных рекордов в Northern Suburbs Athletic Club и занял третье место в австралийском десятиборье.


Некоторое время он работал в Сиднейской Пароходной Компании и первый раз совершил путешествие на север Австралии в 1951 году. Он был так захвачен впечатлением от своей поездки, что повторил ее дважды. Вскоре он вообще исчез в джунглях северного Квинсленда в погоне за увлекательными приключениями. Там он выдалбливал туземные челноки из гигантских кедров и совершал одиночные, рискованные путешествия, опасные даже для современных катеров. Однажды он исчез так надолго, что его считали погибшим. Потом он обнаружился и его, больным и истощенным, привезли в Сидней.


В газете 1960 года была напечатана фотография Михаила, заснятого во время трогательной встречи с отцом, к тому времени уже известным академиком. Для Петра Дмитриевича Фоменко эта встреча была счастливым завершением долгого одинокого ожидания на Thursday Island in Torres Strait. Он не терял надежды увидеть сына, несмотря на убеждение всех в гибели Михаила в море



П.Д. Фоменко умер вскоре после этой встречи. К счастью за год до смерти он, вместе с журналистом John Moses, написал статью в газету The Sun Herald о причинах ухода Михаила в джунгли. Эта статья и последующая серия, напечатанная со слов самого Михаила в этой же газете, являются единственным достоверным источником, объясняющим эксцентричность Михаила, а для некоторых даже оскорбительное отречение от цивилизованного мира.


К тому времени, после нескольких лет исследования различных частей Австралии, сын учителя литературы, интересовался только природой и произведениями Гомера. Его отец рассказывал в 1960 году: Михаил как раньше, так и теперь увлекается Одиссеей и характером странника, воина и атлета Одиссея. Он знает большую часть Одиссеи наизусть.


Отец рассказывал о случае, когда Михаил, одетый в свой лучший костюм, вышел из дома в Northbridge (пригород Сиднея) на свидание с девушкой в центре города, и по дороге увидел пламя лесного пожара на отдаленном горном хребте. Без единого слова Михаил перемахнул через забор. Значительно позже он, усталый, с обожженными руками и в изодранном, обгоревшем костюме, вернулся домой и сказал огорченной матери: Не могла же ты ожидать, что я уехал бы в город и оставил эти прекрасные деревья гореть.


Годы шли и Михаил возвращался из своих любимых лесов всё реже и реже. Он изредка заходил в редкие, граничащие с лесом, поселения, и рассказывал зачарованным лесным жителям истории из греческой мифологии и о красоте моря из темного вина в описании Гомера.
- Когда я осознаю, какую смелость и выдержку требует его жизнь, - заметил старший Фоменко в 1959 году, - я не могу не восхищаться им.


После смерти отца в 1960 году, полиция северного Квинсленда предприняла долгие изнурительные поиски дикого человека и прошло немало времени, прежде чем Михаил узнал о смерти отца - своего преданного друга.


В 1964 году так называемый белый дикарь был арестован (после борьбы с полицией в лагуне) и обвинен в бродяжничестве и неприличном обнажении. Мало осведомленные газеты сообщали, с обычным в таких случаях рвением, что женщины и дети живут в страхе от белого дикаря, еле прикрытого разодранной набедренной повязкой, с ножом в руке.



Он был приговорен к шести месяцам тюремного заключения, но после психиатрического исследования его доставили в Брисбен в специальном закрытом вагоне в конце товарного поезда и заключили в психиатрический госпиталь. Михаила держали там 18 месяцев, несмотря на непрекращающиеся просьбы его семьи - матери и трех сестер - отдать его на их попечение. В конце концов они все прилетели в Брисбен, и забрали Михаила буквально с угрозами.



Некоторое время он провел в других психиатрических госпиталях, где лечили его заболевание, которое выражалось в антипатии к обществу. Лечение заключалось в проведении обычных процедур - успокоительных лекарств и электрошоков. Михаил вынес всё это и к 1969 году вернулся назад в джунгли долбить новый челнок. Кроме очень короткого визита в Сидней в середине семидесятых годов, он находился и находится до сих пор где-то в джунглях.


Репортер Франк Робсон и фотограф Артур Мостэд долго искали Михаила по всему побережью восточной стороны полуострова Кейп Йорк, расспрашивая различных людей из пестрого состава поселенцев этого дикого края Австралии. Здесь были аборигены, папуасы, хиппи, горняки, шахтеры, рыбаки, золотоискатели, лесорубы - все они знали о Тарзане и считали себя его друзьями и защитниками от любопытства городских новопришельцев.



Но как-то раз одна аборигенка указала Франку место на границе леса, где четыре грубых столба поддерживали ржавую крышу из оцинкованного железа, заявив: Тарзан там. Там он и был в окружении местных парней.

Репортеры описывали 55-летнего Михаила, как человека атлетического телосложения, одетого в поношенные штаны и сандалии, с седеющими, падающими на лоб волосами, и необычными кисточками волос, выходящими из ушей и носа.

Вероятно это - естественная защита природы от мошкары и насекомых в условиях джунглей. Кожа у него грубая с как-бы втертыми в нее крупинками земли, что, наверное, предохраняет от укусов комаров и жал насекомых. Интересно отметить, что кровососущих насекомых Михаил не шлепал, как сделал бы любой другой, а осторожно прикасался к ним пальцами, пока они сами не улетали.

В беседе с репортерами он вспоминал прошлую сиднейскую жизнь, но не скучал о ней. Он увлекся приключениями в джунглях, даже несмотря на то, что ему пришлось невыносимо страдать от ран, нанесенных клыками дикого кабана, и в самозащите убивать охотничьим ножем крокодилов и акул. Его также увлекало плавание на пятнадцатифутовых челноках, и он с интересом рассказывал, как ему удалось доплыть на одном из них до Новой Гвинеи.

Там он оставил челнок и прошел поперек суши до самого северного берега Новой Гвинеи. Он побывал в Merauke, где Михаил Рокфеллер, сын бывшего вице-президента США, бесследно пропал после аварии своего катамарана у берегов Новой Гвинеи. Он капитулировал! как выразился Михаил. Он предполагает, что Рокфеллера, хорошего пловца, захватили каннибалы на берегу или акулы в море. Тарзан закончил своё предположение словами: А я не капитулировал! Михаил вспоминал о своей матери и как он скучает по своим трем сестрам.



А когда репортеры рассказывали, как изменился Сидней, то в ответ Михаил сообщил, что он не так давно думал приплыть в Сидней, но его челнок был или украден, или смыт волной в море. Подумав, он сказал, что может быть он еще и приедет. Франк Робсон попросил оповестить его, если Михаил когда-нибудь решит приехать в Сидней, чтобы иметь возможность встретить его, и получил это обещание.


Еще он рассказывал о нескольких случаях, когда он чуть не погиб - как он однажды упал, поднимаясь по утесу, как он бился с акулами и крокодилами, как был ужален электрическим скатом и как выдержал борьбу с бурями и невыносимо страдал от жажды при переезде через Торресов Пролив на своем челноке.


Робсон передает, что два часа разговора создали впечатление столкновения с чем-то очень редким, чем-то вне рамок нашего мира. Дикая сущность Михаила Фоменко проявлялась неожиданно - во взгляде, в движении или в звуке, и было трудно осознать в чем именно заключается эта дикая сущность...


Его сестра Ренэ, когда ей было 17 лет, сказала: Михаил настоящий мужчина, а не запуганная мышь, как многие другие. Через много лет 45-летняя Миссис Ренэ Мари во время интервью с Франком Робсоном, вспоминая жизнь брата, отметила, что еще с юных лет в нем чувствовалось предпочтение природы человеческому обществу. Я не хочу сказать, - добавила она, - что я осуждаю его за это. Даже иногда, оглядываясь назад, является мысль: почему нет? Птицы, пчелы, джунгли, звери и рыбы: это и есть его реальность.


И вот, в 1996 году - снова встреча, теперь уже с другим журналистом, Патриком Линдсей. Австралийскому Тарзану исполнилось 65 лет и, кроме того, прошло 40 лет с того времени, как он покинул цивилизацию и ушел в море и джунгли. Эти даты и навели на мысль телерепортеров отыскать Тарзана в Северном Квинсленде. С большими трудностями им удалось это сделать.


Тарзан иногда заглядывает в села и городки этого района за солью и сахаром, и репортерам в конце концов удалось договориться о встрече с ним. Михаил Фоменко согласился, но при условии, что никто не будет знать о его местонахождении, не будут его фотографировать при ярком свете и не будут пытаться узнать его адреса - в шалашах и пещерах, в которых он обычно обитает.


На вопросы Патрика Линдсей он рассказал, как его пытались вернуть в цивилизованный мир, о том, как он попал в сумасшедший дом и как его были вынуждены выпустить по настоянию его родных. Сообщил, что добывает себе пропитание при помощи самодельного лука и стрел, но что его меню состоит в основном из морской пищи. Опасности? Да, конечно! Во время морских плаваний - акулы и крокодилы, а на суше - дикие кабаны. Про змей он не упомянул.


На вопрос кем бы он стал, если бы вернулся к городской жизни, Михаил ответил, что предпочел бы быть доктором - врачи везде нужны. А на следующий вопрос, ходит ли он сам к врачам, Тарзан ответил: Зачем? и продемонстрировал свою могучую мускулатуру.


На последний вопрос журналиста, почему он не женился, Михаил ответил, что с удовольствием бы женился, если бы встретил тарзанку, которая бы разделяла не только его взгляды, но и образ жизни.
- Но всё еще впереди! - смеется Фоменко. - Я еще достаточно молод, мне на вид не дают больше сорока пяти! Так что всё может случиться!


Найдется ли тарзанка, готовая разделить судьбу нашего героя и народить ему тарзанят, это еще вопрос. Но, как бы ни сложилась дальнейшая судьба Михаила Фоменко, мы можем гордиться, что самые известные австралийские Beauty and the Beast - Татьяна Верстак и Михаил Фоменко - русские!


Л.Ястребова, «АВСТРАЛИАДА»

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 1.4.2010, 5:31
Сообщение #14


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Фролов Л.Г. ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ: О ЦЕРКВИ И ЕЁ ИСТОРИКЕ

В Америку кандидат богословия, диакон Владимир Русак попал прямиком из заключения.
В тюрьму кандидат богословия, отец Владимир попал из лона православной Церкви.
В лоно православной Церкви отрок Владимир попал по Божьему промыслу, который был ниспослан ему в раннем детстве.

Мальчишки играют в войну, мечтают быть моряками, или летчиками, или космонавтами. Чаще всего, не становятся ни первыми, ни вторыми, ни третьими. Отрок Владимир в войну не играл. Не собирался ста-новиться ни моряком, ни летчиком. А вот о Космосе грезил. О том - Вечном, Божественном. И с самого раннего детства знал, что посвятит себя служению Богу. Потому-то и не вписывался отрок в окружающую его действительность.
Он рос, совершенно не понимая мирскую жизнь. Таким и вырос абсолютно к мирской жизни не приспособленным, не понимающем ее и не принимающем. Он напрочь теряется на улицах. Бесконечно дол-го мнется в метро перед турникетом, не зная, как через него пройти. Ему неизвестен номер собственного мобильного телефона. А ходить в магазины за продуктами для него сущая пытка. Уверен, он весьма смутно представляет, что такое деньги. Едва они у него появляются, он тут же стремится от них избавиться, брезгливо вытирая после этого руки большущим носовым платком.
Как он выжил в миру - загадка. Как он выжил в тюрьмах, на этапах, в лагере вообще невозможно понять. Впрочем, есть одно объяснение: на все воля Божья.
Владимир Русак не способен был вписаться в мирскую жизнь. Но не вписался он и в жизнь церков-ную. Окончил духовную академию. Стал кандидатом богословия. И с головой погрузился в архивные мате-риалы. Писал книгу по истории русской православной церкви. Чего сама церковь от него и не требовала. И даже не то, чтобы не требовала, а препятствовала ему в этой истории копаться. Потому что в ней можно обнаружить (и Русак обнаруживал) такое, чего - по мнению отцов церкви не следует знать никому.
А он, наивный, святая простота, удивлялся: как же так?! Такие материалы всплывают! Да это же ценнее всякого клада!..
Надо увидеть аскетическое лицо Русака, хотя бы однажды - и сразу станет ясно, что в настоящих кладах он ничегошеньки не смыслит. Иначе бы понимал, почему эти самые клады держат под спудом, за семью замками и охраняют денно и нощно с собаками. Лицо и глаза. А глаза у Русака какие-то нездешние, куда-то в горние выси они обращены.
Мирское он не принимал, а церковные чиновники сами его отторгли. Свой же настоятель и стук-нул в КГБ. По указке свыше. А это чтобы не повадно было заниматься той историей, которой заниматься не положено. Ну, и получилось совершенно как у Булгакова в Мастере и Маргарите: совсем другая вышла история. Пошло, поехало - слежка, обыски, вызовы, допросы.
А Русак все недоумевает. Почему? Что за глупость? Он же историей православной церкви занимается. Власть не призывает свергать. Никого и ни против кого не агитирует. Ну, составил списки расстрелянных и посаженных советской властью священнослужителей. Ну, сдул архивную пыль с документов, которые свидетельствуют, что было время, когда епископов назначали в епархии по указанию органов госбезопасности. Так ведь слова из строки не выбросишь, а уж исторические факты тем более. Что же это за дурь такая творится?
Ах, дурь?! Ах, история?! Ах, инакомыслие?! Ну, так получите отец Владимир Русак статью. Двенадцать лет это за вашу любовь к истории и верность Слову Божьему. А за дурь отдельно пожалуйста: на этап в наручниках, как особо опасный преступник. Еще скажите спасибо, что не расстреляли. При Стали-не точно хлопнули бы. За милую душу. При Ленине - тем более.
А в бесноватые средние века таких на кострах сжигали. И они горели в огне, до последнего вздоха не переставая удивляться человеческому скудоумию.
Русака так и везли в столыпинском вагоне в наручниках, одного в камере. Зато в соседних камерах зэков было напихано, как сельдей в бочке. Зэки задыхались в тесноте и смраде, и терзались догадками, что за злодея прячут там, за перегородкой. Впрочем, не понимали вертухаи, что по скудоумию своему даже в некотором роде определенный комфорт предоставили тому, кого хотели с особой изощренностью пому-чить. Одному-то ехать в камере в переполненном зэками вагоне да это же, как дорогой подарок.
Владимир Русак отсидел половину срока. Началась перестройка. И его выпустили. Но с условием, что он должен покинуть страну.
Опального кандидата богословия приютила Америка. Русак поселился в Джорданвиле, преподавал несколько лет в православном монастыре. При финансовой поддержке Александра Исаевича Солжени-цына издал трехтомник по истории русской православной церкви.
В Джорданвиле у него родился сын.
Когда рухнула преследовавшая Русака власть, он, сломя голову, ринулся в обновленную Россию, в Москву. Истомился вдали от Родины.
Помню, как увидел его после долгих лет разлуки. Помню, как вдохновенно пылал его взгляд, но глаза оставались нездешними, не понимающими реальной обстановки. И по-прежнему, он не умел с первого раза проходить через турникет в метро, по-прежнему, брезгливо относился к деньгам, избавлялся от них еще быстрее, чем раньше. По-прежнему был наивен, полагая, что уж теперь-то сможет заниматься тем, чем он только и умеет заниматься: историей православной церкви. Уж теперь-то Э-эх!
Размечтался!.. Благими намерениями дорога в ад вымощена. Россия вроде бы и подновилась. С фасада. Да люди в ней заправляют такие, с замашками похлеще, пожалуй, чем они были у прежних.
Два раза удостоился Русак аудиенции у Патриарха. Ничего из этого не вышло. Ничего не предложил Святейший. Ничего не пообещал. Все вокруг да около. Дескать, как-нибудь, когда-нибудь Все да и образуется, как бы само по себе.
К Русаку липли представители каких-то сект, каких-то новых самозванных церквей их просто пруд пруди наплодилось в ту смутную пору. Имя его и авторитет многие чиновники в рясах были не прочь использовать в своих интересах. Он дистанцировался от всей этой бесовщины. И мрачнел. Не мог работать. Денег не было, чтобы содержать семью. Концы с концами не сводил, благо приятель священник пристроил петь в церковным хоре - не дал загнуться с голоду.
И как-то незаметно-незаметно снова против него ополчились. Но теперь уже не власти, теперь, можно сказать, свои, отцы бесчисленных церквей, русской православной, русской православно, примкнув-шей к зарубежной, катакомбной и проч., и проч., и проч
Хорошо помню в моем присутствии произошел этот гнусный случай. В роскошных апартаментах суздальского епископа, примкнувшего в тот момент, к Русской зарубежной церкви. Русак явно чувствовал себя не в своей тарелке в этой окружающей его барской роскоши. В стоптанных башмаках, потертых джинсиках, задрипаном свитерочке с обрямканными рукавами он не вписывался в эту помпезную обстановку. Он говорил епископу об объединении церквей московского патриархата и зарубежной - а у владыки было скучающее лицо. В конце беседы сановный иерарх вдруг почему-то обозлился и сказал Русаку: Ты, Володька, хоть и умный, но никому ты не нужен со своим умом. И вообще Ты ведь нищий..
Русак так опешил, что не нашелся, как ответить епископу. Богатому, я не сомневаюсь. А почему озлился вальяжный владыка? Не понимаю. Может, это он сам на себя рассердился, Господи, прости его грешного.
Надежды работать на родине рухнули. Взгляд у Русака потускнел, глаза не хотели видеть всего происходящего, глядели куда-то совсем уж далеко-далеко.
Оставалось одно, чтобы заниматься историей русской церкви, нужно было из России уехать. Русак, находясь у пропасти отчаянья, так и поступил. Уехал. Снова в Америку. Забрав с собой сына. А жена не пожелала ехать с неудачником. Семья распалась.
Русак живет теперь в маленьком тихом городке в Калифорнии. Работает. Его статьи публикуют во многих изданиях. Он считается заграницей одним из самых авторитетных историков русского православия.
Мы редко встречаемся. Раз в три-четыре года. Встреча бывает радостной, расставание - грустным. И всегда, прощаясь, он задает один и тот же вопрос: почему так получилось? Почему ему выпало жить там, в Америке, а не здесь, на родине? Я не знаю, что ответить. И он не находит ответа.
Недавно у него трагически погиб сын. Петр - так звали мальчика, который, как и отец, мечтал жить в России.


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 7.4.2010, 23:51
Сообщение #15


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Каневская Г.И. Очерк русской иммиграции в Австралии (1923-1947 гг.). Мельбурн.: Университет Мельбурна. 1998

РОССИЯНЕ В АВСТРАЛИИ ДО НАЧАЛА 20-х гг. XX в.

Первым российским подданным, постоянно живущим в Австралии, вероятно, стал Джон Потоцкий, который прибыл в Хобарт (Тасмания) 18 февраля 1804 г. Судьбой превратного счастья занесло сюда бывшего офицера русской армии из Англии среди других каторжников, составлявших в конце XVIII - начале XIX веков большую часть населения британских колоний в Австралии. Уроженцев Российской империи среди них до середины XIX в. было не более полутора десятков: 7-8 русских, 1 украинец, 1 финн и несколько выходцев из Прибалтики с немецкими и еврейскими фамилиями. В общее число россиян, проживавших в Австралии в это время, следует включить и моряков-дезертиров, бежавших с русских кораблей, посещавших Австралию в первой трети XIX в.
В последней трети XIX в. возникло несколько проектов массового переселения русских в Австралию и на Новую Гвинею. В 1876 г. был разработан грандиозный план переселения 40 тыс. последователей секты меннонитов в малозаселенную и слабо освоенную Северную Территорию. План был представлен австралийскому правительству аббатом Франциском Баньон, являвшимся посредником между сектой и правительством, но он не был осуществлен.
Не суждено было претвориться в жизнь и другому плану создания русской колонии, на сей раз на Новой Гвинее, который появился десятилетие спустя в 1886 г. по инициативе Н.Н. Миклухо-Маклая. Русская печать широко откликнулась на этот проект, и уже к концу того же года поступило около 2000 прошений от желающих переселиться в предполагаемую колонию. Были и другие планы массового переселения русских в Австралию, в частности - духоборов.
Эти проекты, пусть и не осуществившиеся, способствовали привлечению общественного интереса в России к Южно-Тихоокеанскому региону и явились дополнительным стимулом для эмиграции русских в Австралию, которая началась в конце XIX в., одновременно с началом широкого массового движения из Российской империи в другие страны. На фоне общей эмиграции из России, когда в год уезжало 250 тыс. человек, эмиграция в Австралию выглядела незначительной. В 1890г. границу Российской империи для выезда в Австралию пересекло около 300 человек. Основной поток эмигрантов устремлялся в США, Канаду, Аргентину, Бразилию.
С 80-х годов XIX в. количество россиян в Австралии постепенно возрастало, и по переписи 1891 г. число их составило 2881 человек (2350 мужчин и 531 женщина). Преимущественно это была так называемая инородческая эмиграция из юго-западных и прибалтийских областей России, состоявшая, главным образом, из евреев, что было обусловлено национальной политикой царского правительства и еврейскими погромами в Российской империи после событий 1 марта 1881 г.
Ко времени образования Австралийского Союза в 1901 г. на пятом континенте проживало 3358 выходцев из России (2648 мужчин и 710 женщин), из них в Новом Южном Уэльсе - 1262 человека, в Виктории - 954, в Квинсленде - 454, в Южной Австралии - 251, Западной Австралии - 400 и на Тасмании - 37 человек. Таким образом, большая часть российских иммигрантов была сосредоточена в юго-восточных штатах Австралии, что связано с географией их выхода и путями проникновения на пятый материк. Первые российские переселенцы добирались сюда через Англию, откуда шли пароходы в Сидней, Мельбурн и другие порты Австралии.
С первого десятилетия XX в. национальный состав российской иммиграции в Австралии, география выхода и въезда стали изменяться, что объясняется рядом причин. Введение в эксплуатацию Транссибирской магистрали и КВЖД сделало возможным для россиян использовать дальневосточные порты, откуда шли пароходы в Австралию, что было ближе и дешевле.
Ряд факторов способствовал увеличению численности русских иммигрантов на пятом континенте. Толчком для эмиграции русских с Дальнего Востока стало поражение России в войне с Японией. Многие русские, недовольные новой экономической и политической ситуацией, стали уезжать в Австралию через Шанхай и Дальний, главным образом на японских пароходах.
Усилению эмиграции из России, в том числе и в Австралию, способствовали революция 1905-1907 годов и столыпинская реформа. В конце XIX - начале XX веков эмиграцию русских крестьян сдерживали сельская община и наличие колонизуемой Сибири и Дальнего Востока, русский Дикий Запад. Революция подорвала принудительное прикрепление крестьян к наделам, а аграрная реформа содействовала их продаже и окончательному уходу из родной деревни.
Но на увеличение численности русских в Австралии особое влияние оказал фактор, вступивший в силу в 1910-1911 годах - перелом в переселенческом движении на восток, в Сибирь и Среднюю Азию, которое достигло своего пика после крестьянского движения 1905-1906 годов, а затем резко упало. Все большее число крестьян устремлялось за границу. По данным Статистического отдела Бюро Южно-Русской областной переселенческой организации, со второй половины 1912г. не было, кажется, ни одного органа русской периодической печати, в котором бы не сообщалось об эмиграции русского сельского населения в Америку или Австралию.
Не осталась в стороне и дальневосточная пресса Газета Далекая окраина регулярно печатала письма русских эмигрантов из Австралии и имела среди них собственных корреспондентов. Сообщала газета и о деятельности эмиграционных контор в Харбине и Дальнем, предостерегая переселенцев от злоупотреблений со стороны эмиграционных агентов. В 1911г. в Дальнем, через который проходила вся дальневосточная эмиграция, стал издаваться журнал На чужбине. (Русские в Америке и Австралии), специально посвященный проблемам эмиграции.
По переписи 1911г. число уроженцев Российской империи в Австралии достигло 4456 человек, и, начиная со второго десятилетия XX в., количество приезжавших из России постоянно увеличивалось. По донесению генконсула Российской империи в Австралийской федерации и Новой Зеландии из Мельбурна князя А. Абазы (1911-1917гг.), в Австралию в это время ежемесячно приезжали от 90 до 150 чел. из Сибири и Дальнего Востока, 20-30 чел. из Европейской части России и примерно столько же из Канады и США. Большинство из вновь прибывших были коренные русские, преимущественно сибиряки.
Основным центром российской иммиграции стал северо-восточный австралийский штат Квинсленд и его столица Брисбен, где в 1912 г. была целая улица заселенная русскими. Брисбен был первым портом на пятом континенте, куда заходили пароходы из Японии и Китая, а большинство русских, попадавших сюда таким путем, не имели средств, чтобы двинуться дальше вглубь страны. Правительство штата, заинтересованное в увеличении его населения, не стремилось к ужесточению иммиграционного контроля. Следует учесть и тот факт, что обширность территории Квинсленда и его мало-заселенность делали его привлекательным с точки зрения обзаведения собственным участком земли, о чем мечтал каждый крестьянин.
Установить точную численность русских иммигрантов на пятом континенте накануне и в годы первой мировой войны достаточно сложно. В Российской империи не было эмиграционного законодательства и почти полностью отсутствовала статистика эмиграционного движения, а значительная часть эмигрантов покидала страну нелегально. Австралийская же статистика не делила российских эмигрантов по национальным группам, относя к русским всех, родившихся в Российской империи, включая сюда Польшу и Финляндию. В переписях населения в Австралии многие российские переселенцы принять участие не могли, так как не имели постоянного места жительства, переезжая из одного штата в другой в поисках работы. К тому же нужно заметить, что наибольший приток эмигрантов из России пришелся на второе десятилетие XX в., а с 1911 по 1922гг. переписи населения в Австралии не проводились. Единой точки зрения в литературе по поводу численности как российских в целом, так и русских иммигрантов, в Австралии накануне и в годы Первой мировой войны нет. Расходятся мнения и двух отечественных специалистов по вопросам российской эмиграции на пятом континенте. А.Ю. Рудницкий склоняется к цифре 5 тыс. человек накануне войны 1914 г., ссылаясь на мнения большинства авторов. По подсчетам же А. И. Савченко, к началу войны в Австралии насчитывалось 9 384, а в 1917г. - 10938 выходцев из России. По данным российского генерального консула А. Абазы в мае 1914г. во вверенном ему округе насчитывалось 12 тыс. выходцев из Российской империи, из которых 1 тыс. человек приходилась на Новую Зеландию, а остальные распределялись следующим образом: Квинсленд - 5 тыс., Новый Южный Уэльс - 2 тыс., Виктория - 1,5 тыс., Южная Австралия - 1100 чел.. Западная Австралия - 1200 чел., Тасмания - 100 чел.. Северная Территория - 50 чел., Новая Гвинея и острова Тихого океана - 50 чел. Таким образом, исходя из приведенных данных, можно предположить, что россияне составляли от 0,2 до 0,4% всего населения Австралии, насчитывавшего тогда около 2,5 млн. человек. Всю российскую иммиграцию в Австралии первой волны (конец XIX - начало XX веков) можно разделить на две категории: трудовая (экономическая) и революционная (политическая) иммиграция.
Российская трудовая иммиграция в Австралии, как и в других странах, представляла ту часть крестьян и рабочих, которые страдали от безземелья, тяжелых материальных условий, национального или религиозного гнета, и, прельщенные рекламой о благоденствии в счастливой Австралии, покинули родину в надежде получить участок земли или высокий заработок.
О положении русских иммигрантов на пятом континенте можно судить по их воспоминаниям и письмам. Один из них А. Серешининов писал, что участь всех - и интеллигентов и рабочих - была одинакова, в особенности же трудно было не владевшим английским языком. В Брисбене в конторе работало 5-6 человек, а все остальные, как было принято выражаться, занимались литературным трудом - кайлом и лопаткой. То есть, русских иммигрантов использовали как малоквалифицированную дешевую рабочую силу. Большинство из них трудились на строительстве железных дорог и рубке леса, другие - на медных рудниках и золотых приисках, грузчиками в порту или шахтерами. Некоторые становились сельскохозяйственными рабочими на фермах и сахарных плантациях.
Были и такие, кто с помощью ссуды пытались купить землю и завести собственное хозяйство, не зная местных условий и особенностей климата. Это главная ошибка большинства наших эмигрантов, за которую они жестоко платятся, - писал в своем письме в газету Далекая окраина эмигрант из Владивостока Нестор Калашников, проживший 3,5 года в Австралии. Он советовал желающим стать фермерами проработать несколько лет в чужих хозяйствах, а затем уже, приобретя опыт и знания, начинать свое дело.
Как можно судить из писем, опубликованных на страницах газеты Далекая окраина, многие русские, прожив несколько лет в Австралии, были разочарованы в своих ожидания и мечтали вернуться на родину. Но большинству, несмотря на тяжелый труд и испытания, эта страна внушала оптимизм. Привлекал демократизм австралийской общественной жизни, отсутствие сословного неравенства, уважительное отношение людей к ДРУГ другу независимо от их имущественного положения. Прислуга и рабочие суть только помощники хозяина, а не вьючная скотина или раб, - так формулировал свои наблюдения об особенностях социальных отношений в Австралии Н. Калашников.
Русские иммигранты завоевали репутацию добросовестных и неприхотливых работников, особая заинтересованность в которых проявлялась в Квинсленде. По сообщению М.В. Гадалова, счетовода из Красноярска, приехавшего в Брисбен с семьей в 19 Юг, заведующий иммиграционным бюро штата даже собирался просить премьер-министра Квинсленда предоставить русским бесплатный проезд из Нагасаки. Планировалось также создание русской колонии на Северной Территории на полуострове Арнемленд.
В целом доброжелательный прием, оказанный представителям русской трудовой иммиграции в Австралии способствовал их быстрой адаптации и довольно прочному укоренению большинства из них в новой демографической и культурной среде.
Иные взаимоотношения сложились между австралийцами и русскими политическими иммигрантами. К этой категории иммигрантов, невольных жителей Австралии, как метко называли их русские австралийцы, относились в основном участники революционных событий 1905-1907 гг., большинство из которые бежали из сибирской каторги и поселений. Например, один из наиболее известных в Австралии русских политэмигрантов большевик Артем (Ф.А. Сергеев) после побега в сентябре 1910 г. из иркутской ссылки, через Харбин, Дайрен, Нагасаки, Шанхай и Гонконг добрался в середине 1911 г. до Брисбена.
Местные организации РСДРП оказывали помощь революционерам, стремящимся попасть в Австралию. Главным пунктом переправы служил китайский город Чань-Чунь. Добираться туда помогал П.С. Цимбаревич, проживавший в Николаевске-Уссурийском, который снабжал беглецов записками в Харбинскую контору по продаже билетов для путешествий, где у него были доверенные лица, сопровождавшие политических до станции Чань-Чунь. Участвовал в организации переправы и служащий Харбинского пароходного агентства Унион В.И. Кузнецов, контора которого служила явочной квартирой .
1913-1914 гг. явились временем наибольшего притока русских революционеров на пятый континент, и они продолжали прибывать сюда почти до Февральской революции. Были среди них и дальневосточники: Е.К. Ковальчук, И.К. Кушнарев и другие. После ленского расстрела в мае 1912 г. в Брисбен приехало несколько десятков русских рабочих с Ленских приисков во главе с П.И. Подзаходниковым, членом Центрального забастовочного комитета, которых торжественно встречала вся русская колония. Численность политических иммигрантов была невелика. Перед Первой мировой войной их насчитывалось около 500 человек и они были сосредоточены, главным образом, в штате Квинсленд, столица которого Брисбен и стала центром русской политической иммиграции. Партийно-политический состав ее не был однороден. Здесь была представлена вся палитра революционных течений в России: большевики и меньшевики, эсеры и бундовцы, члены ППС и анархисты, между которыми шли постоянные дискуссии.
Большинство российских политэмигрантов, вынужденных, как и представители трудовой иммиграции, добывать себе средства к жизни тяжелым физическим трудом, не отказывались в то же время от мысли о продолжении своей революционной деятельности, особую активность проявляли большевики. Я был, есть и буду членом своей партии, в каком бы уголке земного шара я ни находился - писал Артем из Австралии.
В 1911 г. Артем и его сторонники захватили руководство в Союзе русских эмигрантов, созданном в 1910г. в качестве кружка взаимопомощи и совместного проведения досуга, с целью превратить его в общественно-политическую организацию российских рабочих. Кроме того, они организовали Австралийское общество помощи политическим ссыльным и каторжникам и передвижную библиотеку, наладили связи с Комитетом заграничных организаций РСДРП.
27 июня 1912г. в Брисбене под редакцией Артема вышел первый номер газеты Эхо Австралии - органа Союза русских эмигрантов (Союз русских рабочих с 1914 г.). Она стала первой русской газетой на пятом континенте.
Русские политэмигранты принимали активное участие в рабочем движении Австралии, состояли в Австралийской социалистической партии, в организации Индустриальные рабочие мира ( ИРМ) и других, а в годы войны стали вести активную антивоенную пропаганду.
Революционный дух и боевитость, привезенные русскими революционерами на пятый континент, не могли не насторожить австралийские власти, которые неоднократно прибегали к репрессиям против русских вплоть до тюремного заключения наиболее активных из них, угрозы высылки из страны и запрещения русских газет.
После Октябрьской революции в России Союз русских рабочих был переименован в Союз российских рабочих-коммунистов, а его главной целью стала агитация за идеалы Российской Социалистической революции в среде англичан-рабочих. Из недр Союза российских рабочих и нескольких других австралийских организаций выделилась Коммунистическая Лига, ставшая на путь нелегальной работы по организации революционного переворота.
Радикальная деятельность русских политэмигрантов вызвала противодействие лояльно настроенных австралийцев, что привело к вооруженному столкновению между ними в Брисбене 23-24 марта 1919г. Бунты красного флага, как называют эти события в австралийской историографии, показали, что революционные идеи не нашли поддержки у большинства австралийцев, которые предпочли существующую общественно-политическую систему. Но русские политэмигранты не оставили попыток подтолкнуть австралийских трудящихся к социалистической революции и направили свои усилия на создание Коммунистической партии Австралии. КПА была образована 30 октября 1920 г. Австралийский историк Э. Фрид главную роль в ее создании отводит первому советскому консулу в Австралии Петру Симонову (1918- 1921 гг.)
Русским политэмигрантам не удалось революционизировать ни массу своих соотечественников, проживающих в Австралии, ни австралийских трудящихся. Социалистическая революция, к которой они призывали, на австралийской почве не имела оснований на успех. Они не учитывали особенностей исторического развития Австралии, которые обеспечили относительно высокий жизненный уровень трудящихся, их социальную защищенность, ощутимую политическую РОЛЬ профсоюзов и Лейбористской партии. Итогом Деятельности русских революционеров стал их конфликт с австралийским обществом, что явилась одной из причин русофобии в Австралии и нанесло урон развитию официальных австрало-советских отношений.
С 1914 по 1917 гг. около одной тысячи россиян покинули Австралию и вернулись на родину, ведомые, главным образом, как считает Р. Эванс, патриотическими чувствами. Часть из них решили сражаться на фронте, многие политэмигранты организованно репатриировались после Февральской революции с финансовой помощью Временного правительства, некоторые (Артем) уехали нелегально. С выходом Советской России из войны австралийские власти наложили запрет на выезд россиян, но в 1919г. этот запрет был снят. В 20-е годы представители российской трудовой иммиграции, которые с симпатией отнеслись к Октябрьской революции, продолжали покидать пятый континент, чтобы принять участие в созидании новой жизни и получить землю. Так, в 1924г. большая группа реэмигрантов приехала из Австралии в Первую сельскохозяйственную коммуну на Тамбовщине во главе с Ф.М. Баскаковым, ставшим вскоре ее председателем.
Перепись 1921 г. показала, что русская община в Австралии насчитывала 4138 человек, из которых в Новом Южном Уэльсе - 1444, в Квинсленде - 1139, в Виктории - 943, в Южной Австралии - 170, в Западной Австралии - 412, в Северной Территории - 9, на Тасмании - 21 человек.
Таковы были численность и положение русской диаспоры в Австралии к началу 20-х годов XX в., когда ( началась вторая волна русской иммиграции на пятый < континент, так называемая белая иммиграция.


Глава 2

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ОБЩЕСТВЕННО-КУЛЬТУРНАЯ ЖИЗНЬ РУССКИХ В АВСТРАЛИИ (1923 1947 гг.)

Революция в России явилась причиной, на основании которой австралийское правительство наложило эмбарго на русскую иммиграцию, сохранявшееся с 1917 по 1921 год. В это время большое число русских в результате завершения Гражданской войны на Дальнем Востоке оказались в Китае в роли беженцев. Они осели в Харбине, Шанхае, Тяньзине и других городах, однако многие из них не смогли здесь устроиться и вынуждены были двигаться дальше в поисках своей судьбы.
Когда в 1922 г. запрет на въезд русских в Австралию был отменен, начался новый приток выходцев из России на пятый континент. За период с 1920 по 1940г. въехало 4711 русских, за этот же период 2563 покинули страну, следовательно, в Австралии осело 2148 русских. Большая часть новых иммигрантов, около 60%, прибыли из Китая морским путем, который в те времена длился пять недель, и въехали через Брисбен и Дарвин. Около 16% приехали напрямую из России, 5% -через Персию, Индию и Японию, 3% - через Европу, остальные - через Америку, Африку и другие страны.
Поскольку основная масса русских иммигрантов второй волны приезжала из Китая, динамика въезда во многом зависела от политических событий, происшедших в этой стране и оказавших влияние на положение русской общины здесь (переход КВЖД в совместное советско-китайское управление в 1924 г., оккупация Маньчжурии японцами в 1932 г., продажа КВЖД в 1935 г., и другие). Письма казаков дают тому подтверждение. Один их них писал из Харбина в 1926 г.: Положение эмигрантов с каждым днем становится все хуже и хуже. С тех пор, как в правление Китайской Восточной железной дороги вошли представители Советской власти, немедленно же начались массовые увольнения и сокращения штатов. Конечно, в эту рубрику попали исключительно только эмигранты, их просто выбрасывали на улицу без объяснения каких-либо причин... В последние два года Харбин начинает разгружаться от эмиграции.
Разумеется, иммиграционная политика австралийских властей, которая диктовалась экономической ситуацией в Австралии, также влияла на динамику въезда на пятый континент. Например, в годы мирового экономического кризиса - 1929-1933 гг. - квоты на прием иммигрантов были значительно урезаны. Вследствие всех этих факторов, вместе взятых, пик русской иммиграции в Австралию пришелся на 1925 г. и середину 30-х гг. Русские иммигранты прибывали на пятый континент семьями или по одиночке. Одни имели достаточно средств, чтобы заплатить за визу и билет до ближайшего австралийского порта, другие нанимались на пароходы и поэтапно добирались до Австралии.
Настроение русских эмигрантов, волею судьбы вынужденных отправляться в неизвестность, все дальше и дальше от России, описывает бывший офицер армии Колчака С. П. Рождественский, который в 1923 г. уезжал из Гонконга на японском пароходе Танго-мару увозившем в Австралию русских эмигрантов: ...Сбивщись в кучку на самой корме, стояла группа эмигрантов, тоскливо взирая на проводы. Их самих никто не провожал, некому было протянуть прощальных бумажных лент. Они порвались давным давно, на границе покинутой родины.
Прибывшие на Танго-мару в Брисбен 16 июля 1923 г., стали первыми русскими, приехавшими в Австралию после революции. Анализ социального состава этой группы дал исследователь из Брисбена Н.И. Дмитровский.
Среди вновь прибывших было несколько офицеров, служивших в армии адмирала Колчака. Полковник Б.П. Ростовцев командовал дивизионом бронепоездов, а С.П. Рождественнский служил непосредственно под его начальством. Еще один офицер, полковник А.Л. Болонкин, сын рабочего Боткинского завода, принимал участие в антибольшевистском восстании на Ижевском и Боткинском заводах в августе 1918 г. и впоследствии стал командиром 4-го Боткинского полка. Все эти офицеры вместе со своими частями отступали до Владивостока и затем перешли границу в Китай, где армия была разоружена и распущена.
На Танго-мару прибыло три русских священнослужителя: отец А. Шабашев с женой, иеромонах Феодот (Шаверин) и диакон И. Некрасов, который потерял всех своих близких во время революции, а сам спасся бегством в Китай, переплыв Амур. Кроме того, в первой группе приехали три семьи. Глава одной из них С.Н. Дмитриев до прихода Красной армии служил во Владивостоке в полиции и выбрал Австралию для эмиграции, так как уже жил здесь до Первой мировой войны, работая на строительстве железной дороги в Квинсленде. Глава другой семьи А.И. Суворов до революции состоял директором отделения Русско-Азиатского банка города Урумчи в Китае и лишился своей должности в 1922 г., а его зять Н. П. Марцинкевич был сыном богатого торговца чаем в Ханькоу. Среди первоприезжих Н.И. Дмитровский называет также Н.И. Игумного, служащего указанного выше банка, В.И. Смирнову, портниху, и супругов Поздняковых.
Среди русских иммигрантов второй волны одними из первых в Австралии оказались казаки: оренбургские, забайкальские, остатки Ижевского полка. Самой большой была группа из 66 уральских казаков, прибывших из Китая через Шанхай и Нагасаки в Брисбен 4 ноября 1923 г. Организованно, со своими полковыми знаменами, во главе с генералом B.C. Толстовым, который лично заплатил за их проезд. После получения благоприятных сведений от товарищей в Австралию стали перебираться другие группы казаков.
Кроме участников Белого движения и других сторонников прежнего режима, так или иначе пострадавших от революции и оказавшихся в роли беженцев, в Австралию в 20-3 Огг. приезжали русские, давно обосновавшиеся в Китае или родившиеся и выросшие там. Число их увеличилось после захвата Маньчжурии Японией и продажи КВЖД. Один из них, А.И. Кудрин из Тяньзиня, следующим образом объясняет причину своей эмиграции: Причина была та, что японцы стали преследовать, режим к 1938 г. ожесточился. Стали организовывать русские военизированные отряды... По субботам и воскресеньям гоняли на маршировку. Начались притеснения и вымогательства..
Таким образом, социальный и профессиональный состав русских иммигрантов, прибывавших в Австралию в 20-30-е гг., по сравнению с трудовой и политической иммиграцией первой волны, заметно изменился. Но не следует полагать, что основную массу иммигрантов составляли военные, служившие в Белой армии, большинство все же были гражданские люди различных рангов и профессий: чиновники, коммерсанты, священнослужители, мелкие и средние предприниматели, лица свободных профессий, то есть преобладали более состоятельные, чем раньше, слои, было много интеллигенции. Трудовая эмиграция продолжалась лишь с территорий, которые вошли в состав СССР в 1938-1939 гг.
Главным центром русской иммиграции в Австралии по-прежнему оставался Квинсленд, где проживало около половины русских австралийцев. К концу 30-х гг. численность их составляла около 3 тыс. человек (40% из них - в Брисбене). Остальные распределялись по штатам следующем образом: Новый Южный Уэльс - 31 % (3/4 из них - в Сиднее), Виктория -9,6 %, Западная Австралия - 5,4 %, Южная Австралия -3,5 %, Северная территория - 1,2 % и Тасмания - 0,6 %.
Как и в предшествующий период, большинству русских иммигрантов, начинавших свою жизнь в Австралии, пришлось заниматься тяжелым физическим трудом.
Казаки-уральцы, судя по их письмам, предполагали по возможности держаться вместе и осесть на землю, арендовав подходящий участок земли. Так они и сделали, заблаговременно купив на свое имя и на свои Деньги участок земли на окраине Брисбена. Однако созданное уральцами овощеводческое хозяйство не могло прокормить шесть десятков человек, и им приходилось уезжать на сезонные работы. В Квинсленде казаки работали на фруктовых фермах близ Брисбена за - 10 шиллингов в день, с апреля по август собирали хлопок, а с июля до декабря рубили сахарный тростник, 46 получая 16 -18,5 шиллингов за 8-ми часовой рабочий день. Причем их артели били все рекорды - пригодилась военная тренировка и умение рубить шашками. Но постоянную, столь же хорошо оплачиваемую, работу найти было очень трудно. Поэтому некоторые уезжали на заработки в Северную территорию на постройку железной дороги. Собрав нужную сумму казаки выписывали свои семьи из Советской России или ездили в Харбин, чтобы жениться. Мечтой многих было, скопив 1000 фунтов стерлингов, необходимых для приобретения фермы, стать самостоятельными хозяевами.
Со временем мечта осуществлялась: приобретали уже возделанные сахарные плантации или целинные участки земли, которые правительство продавало за номинальную цену в Квинсленде и в Северной территории. Фермером-хлопководом стал и атаман Толстов. Казаки с семьями стали постепенно разъезжаться, и образовались новые центры казачьих поселений. Одним из таких центров, как сообщает Н.И. Дмитровский, стал небольшой городок в 380-ти км к северу от Брисбена Кордальба, где в 1924-1934 гг. (вместе с примыкающим районом) проживало около полутораста русских, 45 семей, половину из которых составляли уральские казаки. Для поддержания и сохранения общности казаков в этом городе в начале 1930 г. была учреждена общеказачья станица. Но постепенно, с начала 30-х годов русские стали уезжать из Кордальбы на север, где можно было по низкой цене купить большой участок земли, и к концу десятилетия здесь осталось всего пять русских семей. Общеказачья станица Северного Квинсленда, просуществовавшая со второй половины 1929 до середины 30-х гг., была основана в Талли (225 км к северу от Таунсвилля), но с 1930 г. главным центром казачьей общественной жизнь становится Брисбен, где также была учреждена станица. Землю приобретали не только казаки, но и представители других социальных слоев русской иммиграции. Например, после трех лет работы на железной дороге участок земли в 1926 г. купил С.Н. Дмитриев близ города Тангул, где открывались целинные земли для поселения. Его примеру последовали многие другие русские, и к 1934г. в этом районе проживало уже около 100 семей, преимущественно занятых выращиванием хлопка.
Русская община в Тангуле стала самым компактным и процветающим поселением русских в Австралии. Здесь были построены хорошая дорога. Русский клуб с библиотекой, открылась воскресная школа для детей, совместно отмечались православные праздники, соблюдались все русские обычаи и традиции. Однако в годы Второй мировой войны, когда возникла потребность в рабочей силе, многие продали свои фермы и переселились в город.
Далеко не всегда деятельность русских фермеров оказывалась успешной. Новоиспеченным фермерам, бывшим офицерам, чиновникам, интеллигентам, приходилось заниматься совершенно незнакомым им делом в непривычных австралийских условиях, что нередко приводило к краху. Даже казаки, знакомые с сельским хозяйством, не были гарантированы от неудачи. Как раз об этом писал один из них в своем письме из Австралии от 28-го января 1927 г. Он сообщает, что девственная земля требует долгого, упорного и тяжелого труда, чтобы привести ее в порядок, а правительство хоть и заинтересовано в заселении страны, но, избегая лишних расходов, отказывает иностранцам в материальной помощи. Некоторые казаки приобрели у своих хозяев уже разработанные плантации в кредит, с рассрочкой, внеся лишь треть стоимости. Хорошо, - пишет он, - если будет благоприятствовать погода, а если нет, как в прошлом году, то может пропасть весь задаток при неплатеже, и ферма перейдет к старому хозяину без возврата прежних платежей. Такие случаи с нашими соотечественниками уже были, так как всецело зависишь от дождя. Автор письма, написанного на имя Донского атамана А.П. Богаевского, предостерегает: Будучи казаком, я считаю нравственным долгом написать всю истину, дабы кто-либо, обольстившись неверными сведениями, не впал в труднопоправимое положение, так как приезд в Австралию стоит очень больших денег, не менее 35 фунтов стерлингов. Особенно тяжелая ситуация сложилась для русских в годы мирового экономического кризиса 1929-1933гг. Харбинский журнал Рубеж, ссылаясь на письмо, полученное из Австралии, сообщал в декабре 1933г., что большинство русских владельцев или арендаторов хлопковых плантаций близ Брисбена уже выбыли из строя плантаторов, так как жестокий кризис и недостаточное знакомство с местными условиями разорили их..
Значительная часть русских иммигрантов второй волны осела в городах, но и здесь жизнь поначалу складывалась несладко. Многим приходилось браться за любую работу, болезненно переживая потерю былого статуса. В. А. Хохлова, например, вспоминает о тщетных усилиях своего мужа, бывшего служащего крупной английской фирмы в Тяньзине, найти работу в Сиднее, куда они приехали в 1939г. За квартиру нужно было платить 3 фунта 15 шиллингов в неделю, а жалование рабочего было 5 фунтов. Привезенных с собой 100 фунтов хватило ненадолго. Наконец, оба устроились в кафе Репина, где В. А. Хохлова была судомойкой, а ее муж убирал и мыл полы, при этом очень стеснялся этой должности и даже прятался от прохожих. В годы войны Хохловы стали работать на авиазаводе.
Столкнулись русские и с жесткостью правил австралийских профсоюзов, о чем казаки также предупреждали в своих письмах: Охрана труда находится под защитой Рабочих союзов, которые играют доминирующую роль в строительстве молодой страны (особенно в штате Квинсленд), широко распространяя свои экономические функции. Все рабочие состоят членами таких союзов. Каждому члену за полтора фунта выдается годовой билет. Без билета нигде не дадут ни службы, ни работы. Если хозяин принял на работу безбилетного, он подвергается штрафу от 50 фунтов и выше. Профсоюзы же против приема иностранцев, их первыми увольняют и в случае сокращения.
Характерен случай, описанный в воспоминаниях Н.М. Кристесен, которая приехала с родителями в Брисбен из Харбина в 1925г. Ее отец, капитан дальнего плавания, пошел в рейс матросом на каботажном судне, не будучи членом профсоюза, чем вызвал негодование всего экипажа и, попав в нарочно подстроенную аварию, вынужден был сойти с парохода.
Препятствием для устройства на работу являлось и то, что русские дипломы в Австралии в довоенный период не признавались, да и страна еще была недостаточно развита индустриально, поэтому многим иммигрантам так никогда и не пришлось применить свои способности по специальности, как, например, это произошло с горным инженером И. Д. Репиным (1888 -1949 гг.), приехавшим с семьей в Австралию в 1925 г.
Таким образом, русские военные, чиновники, интеллигенты первоначально могли рассчитывать в Австралии только на самое низкое положение

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 11.4.2010, 7:19
Сообщение #16


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Узник замка Шамуссо


Во Фран­ции скан­дал - всплы­ла оче­ред­ная фаль­шив­ка, при­пи­сы­ва­емая кис­ти Ми­ха­ила Ше­мя­ки­на. Ра­нее та­ко­вых был вы­яв­лен не один де­ся­ток. Уже шу­тят, что Ми­ха­ил прев­ра­тил­ся в од­но­го из са­мых под­де­лы­ва­емых ху­дож­ни­ков сов­ре­мен­нос­ти. Сей факт нас­толь­ко пот­ряс ма­эс­тро, что он ре­шил на­пи­сать об этом кни­гу и пред­ста­вить пуб­ли­ке все, что вы­да­ва­лось и вы­да­ет­ся за его ра­бо­ты. Ми­ха­ил Ше­мя­кин при­нял кор­рес­пон­ден­та в сво­ей фран­цуз­ской ре­зи­ден­ции - ста­рин­ном зам­ке Ша­мус­со, ку­да он пе­реб­рал­ся из Аме­ри­ки. Раз­го­вор, что ес­тес­твен­но, за­шел о фаль­ши­вом и под­лин­ном в жиз­ни, в по­ли­ти­ке и ис­кусс­тве.

- Ми­ха­ил, рос­сий­ская Ген­про­ку­ра­ту­ра воз­бу­ди­ла уго­лов­ное де­ло по фак­ту вы­яв­ле­ния фаль­ши­вок, при­пи­сы­ва­емых ва­шей кис­ти и рез­цу. Ко­го-ни­будь уже за ру­ку схва­ти­ли?
- Де­ло как-то дви­жет­ся, но я ма­ло на­де­юсь на ус­пех. Фаль­ши­вок идет очень мно­го, вклю­чая скуль­пту­ры, хо­тя я не по­ни­маю, за­чем это де­ла­ет­ся, - це­ны на мои ра­бо­ты не та­кие уж вы­со­кие. А то, что про­сят за фаль­шив­ки, - во­об­ще ко­пей­ки. Толь­ко что нат­кну­лись на оче­ред­ную вещь, ко­то­рая бы­ла в ка­та­ло­ге фран­цуз­ско­го а­ук­ци­она Agut­tes. Боль­шой та­кой ка­та­лог, а в нем яко­бы моя ра­бо­та - до смеш­но­го бе­зоб­раз­ная. Кто-то пе­ре­нес мою гра­вю­ру пе­тер­бург­ско­го пе­ри­ода шес­ти­де­ся­тых го­дов на холст. И рас­кра­сил крас­ны­ми и фи­оле­то­вы­ми крас­ка­ми. При­чем не на­ши, как это обыч­но бы­ва­ет, - мес­тные пос­та­ра­лись. Нес­коль­ко лет на­зад во Фран­ции бы­ла унич­то­же­на гро­мад­ная се­рия брон­зо­вых скуль­птур - под­дел­ка­ми за­ни­мал­ся га­ле­рей­щик Пат­рик Кар­пан­тье. Скуль­пту­ры од­ну за дру­гой бро­си­ли в до­мен­ную печь, а вся брон­за, от них ос­тав­ша­яся, пош­ла в счет уп­ла­ты за элек­три­чес­тво этой ли­тей­ной мас­тер­ской. Про­цесс про­тив Кар­пан­тье, кста­ти, был дол­гим - шесть лет длил­ся.

- Слы­шал, что уго­лов­ное де­ло в Рос­сии вна­ча­ле бы­ло прек­ра­ще­но. По­че­му?
- За от­сутс­тви­ем сос­та­ва прес­туп­ле­ния.

- То есть под­де­лы­вать Ше­мя­ки­на не прес­туп­ле­ние?
- Ви­ди­мо, так. Хо­тя в Крас­но­яр­ске тог­да шла пер­со­наль­ная выс­тав­ка, сос­то­ящая из трех де­сят­ков "мо­их" ра­бот, из ко­то­рых на де­ле ни од­на не бы­ла мо­ей. По­том Ген­про­ку­ра­ту­ра прис­ла­ла мне бу­ма­гу, что уго­лов­ное де­ло все-та­ки воз­буж­де­но. Но ес­ли б я не об­ра­тил­ся лич­но к ген­про­ку­ро­ру Чай­ке, даль­ше раз­го­во­ров де­ло бы не сдви­ну­лось. Я знаю, кто про­дал эти трид­цать ра­бот и сам поз­во­нил кол­лек­ци­оне­ру, но он, ко­неч­но, ска­зал, что ни при чем, и со­об­щил, что ку­пил все в Мос­кве.

- Не пы­та­лись сос­чи­тать ко­ли­чес­тво под­де­лок под Ше­мя­ки­на?
- Я сей­час го­тов­лю об этом кни­гу. Там бу­дет все - фаль­ши­вые ри­сун­ки, фаль­ши­вые гра­вю­ры, фаль­ши­вые скуль­пту­ры. Се­год­ня при по­мо­щи ком­пь­юте­ра вы мо­же­те мгно­вен­но взять раз­ные де­та­ли, соб­рать, на­ки­дать, пе­ре­вес­ти это и сле­пить кар­тин­ку, по­том рас­кра­сить - и про­дукт го­тов. Ой, за­был - еще что-то при­ри­со­вать от се­бя...

- ...же­ла­тель­но в ли­ло­вой гам­ме.
- Да, в ли­ло­вой (сме­ет­ся). Я очень уди­вил­ся, ког­да уви­дел эту пос­лед­нюю под­дел­ку: пе­ред тем как от­да­вать на а­ук­ци­он, пос­мот­ри хо­тя бы, ка­кую ав­тор цве­то­вую гам­му ис­поль­зу­ет. При­чем про­си­ли ведь за это ка­кие-то со­вер­шен­но не­боль­шие день­ги. И в чем смысл? Вы­год­но под­де­лы­вать мас­те­ров, це­ны ко­то­рых гу­ля­ют зап­ре­дель­но. Раз­режь­те свинью или аку­лу, по­мес­ти­те ее в фор­ма­лин и про­дай­те за пять мил­ли­онов дол­ла­ров, вы­дав за ра­бо­ту Дэ­ми­ана Хер­ста. Но но­мер не про­хо­дит, хо­тя сде­лать та­кую под­дел­ку зна­чи­тель­но лег­че: рас­пи­лил элек­тро­пи­лой - и кон­че­но.

- У Хер­ста, ес­ли срав­ни­вать с ва­ми, ра­бот раз, два и об­чел­ся - вот его и не под­де­лы­ва­ют.
- За­то од­на свинья - пять мил­ли­онов, две аку­лы - по две­над­цать мил­ли­онов.

- И уже мож­но жить.
- О, вы бы ви­де­ли, как жи­вет Херст, мой за­мок в срав­не­нии с его нед­ви­жи­мос­тью - ма­лень­кий охот­ни­чий до­мик. А вы са­ми из Мос­квы? Я то­же в этом го­ро­де ро­дил­ся. Но он один из мо­их са­мых не­лю­би­мых. Я вос­пи­ты­вал­ся в Пе­тер­бур­ге и по куль­ту­ре счи­таю се­бя пе­тер­бур­жцем. С юных лет влюб­лен в мис­ти­чес­кую кра­со­ту это­го стран­но­го го­ро­да.

- Но те­перь ва­ши от­но­ше­ния с этим го­ро­дом, ка­жет­ся, не очень за­ла­ди­лись - пос­ле то­го как Се­вер­ную сто­ли­цу на­ча­ли ак­тив­но пе­рес­тра­ивать, ру­га­ете тех, кто этим за­ни­ма­ет­ся. Уже и до Ва­ле­рия Гер­ги­ева доб­ра­лись за его Ма­ри­ин­ский-3.
- Вы зна­ете, Ва­ле­ра - друг, но Пе­тер­бург до­ро­же. То, что cде­ла­ли с де­ко­ра­ци­он­ны­ми мас­тер­ски­ми Ма­ри­ин­ско­го, - вы­ше мо­его по­ни­ма­ния.

- Ду­ма­ете, он не оби­жа­ет­ся на вас за кри­ти­ку?
- Од­наж­ды Ва­ле­ра ска­зал: я на те­бя во­об­ще ни­ког­да не оби­жа­юсь. Он мо­жет на­дуть­ся, ко­неч­но, но не бо­лее то­го... Я мно­го ба­ле­тов сде­лал в Ма­ри­ин­ском и всег­да хо­дил про­ве­рять де­ко­ра­ции. Пять ми­нут - и уже в де­ко­ра­ци­он­ных це­хах. А се­год­ня они вы­нес­ли их ку­да-то за Мос­ков­ские во­ро­та, ту­да по проб­кам нуж­но до­би­рать­ся час-пол­то­ра. Ведь пос­ле по­жа­ра это зда­ние мож­но бы­ло бы от­рес­тав­ри­ро­вать, за­щи­тить его, что­бы боль­ше не го­ре­ло. Мо­жет быть, дейс­твительно нуж­но бы­ло мас­тер­ские рас­ши­рять, но за­чем унич­то­жать ис­то­ри­чес­кую вещь и, ос­та­вив фа­сад, прис­тра­ивать к не­му чу­до­вищ­ную це­мен­тную ко­роб­ку? До­воль­но пос­редс­твен­ный ар­хи­тек­тор Ксавье Фабр прис­тро­ил эту ко­роб­ку, и ма­ло то­го - на­вер­ху ре­шил сам это все ук­ра­сить. Там сто­ят стек­лян­ные бюс­ты ком­по­зи­то­ров, ка­кие-то ли­ры. Я в са­мой ко­роб­ке по пред­ло­же­нию Гер­ги­ева вы­пол­нил очень слож­ную нас­тен­ную рос­пись - "Пос­вя­ще­ние Скря­би­ну", 360 квад­рат­ных мет­ров. Она дол­жна бы­ла быть с ули­цы вид­на, но ок­на за­де­ла­ли, про­ход там очень уз­кий. А вы­со­та, на­вер­ное, мет­ров 15, и фрес­ки мож­но раз­гля­деть, толь­ко ког­да вы под­ни­ма­етесь на вто­рой и тре­тий эта­жи, и то уви­деть сбо­ку, фраг­мен­тар­но. Гер­ги­ев у ме­ня спра­ши­ва­ет, го­ря­чит­ся: за­чем нуж­но бы­ло там это по­ме­щать? Это же ник­то не ви­дит! Но я-то го­во­рил с са­мо­го на­ча­ла о том, что стран­но пи­сать здесь что-то во­об­ще. Сам Гер­ги­ев очень расс­тро­ен. Он хо­тел, что­бы это все ви­де­ли... А пос­коль­ку все слы­ша­ли, что Ше­мя­кин что-то де­лал с офор­мле­ни­ем, то все уве­ре­ны, что бе­зоб­раз­ная за­ли­пу­ха с кус­ком ор­га­на, тру­бой и пор­тре­та­ми ком­по­зи­то­ров - моя ра­бо­та и что это я изу­ро­до­вал го­род. По­том я там офор­млял ча­сы для вхо­да, но не хва­ти­ло де­нег на боль­шие рель­ефы. Ча­сы сде­ла­ли - весь ан­самбль ос­тал­ся толь­ко в чер­те­жах. И сно­ва все счи­та­ют, что Ше­мя­кин сле­пил не­по­нят­но что. Впро­чем, я уже нес­коль­ко лет не ра­бо­таю в Ма­ри­ин­ке.

- Слы­шал, что у вас и рань­ше в Пи­те­ре не все ла­ди­лось...
- Да еще как! В 1995 го­ду ме­ня приг­ла­си­ли с выс­тав­кой в Пе­тер­бург, и тог­да я вля­пал­ся в од­ну прес­квер­ную ис­то­рию. Кон­тракт, ко­неч­но, не зак­лю­чи­ли. Ска­за­ли: Ми­ха­ил, за­чем кон­тракт? Вы при­во­зи­те ра­бо­ты, ук­ла­ды­ва­етесь на ди­ван и при­хо­ди­те толь­ко на вер­ни­саж - мы все сде­ла­ем. При­вез­ли три гро­мад­ных кон­тей­нера, в ко­то­рых бы­ли скуль­пту­ры - по две тон­ны, по тон­не. Но ник­то не оза­бо­тил­ся тем, что­бы ба­наль­но снять та­мо­жен­ные плом­бы. Че­рез три дня при­шел ми­ли­ци­онер, на­пи­сал ка­кую-то бу­маж­ку и отор­вал плом­бу. За ним по­яви­лись че­ло­век де­сять мо­ло­дых ре­бят - раз­гру­жать. Я у них спра­ши­ваю: а как вы бу­де­те все это пе­ре­но­сить? Они от­ве­ча­ют: у нас бы­ли ка­ла­баш­ки, но и их ук­ра­ли. Ка­кие та­кие ка­ла­баш­ки? Ока­за­лось, что-то вро­де бре­вен, на ко­то­рые ста­вят груз и ка­тят его. Ну, до­пус­тим, до­ка­ти­ли. А как под­ни­мать по сту­пень­кам? Так они мне по­ка­зы­ва­ют на строй­ку, ко­то­рая ря­дом, и там подъ­ем­ный кран - дес­кать, мож­но до­го­во­рить­ся, ес­ли зап­ла­тить. Кон­чи­лось тем, что нам приш­лось выз­вать ава­рий­ные бри­га­ды из Лон­до­на и Аме­ри­ки, ко­то­рые при­ле­те­ли со сво­ей раз­бор­ной ап­па­ра­ту­рой, и ка­ла­баш­ки у них бы­ли в на­ли­чии. За­то жи­ли они все в "Ас­то­рии" - в то вре­мя в Пи­те­ре не бы­ло дру­гих нор­маль­ных гос­ти­ниц. И ели то­же там. И в ре­зуль­та­те мне выс­та­ви­ли счет на мил­ли­он. Я об­ра­щал­ся к влас­тям, Ель­цин пи­сал: не­мед­лен­но по­мочь ху­дож­ни­ку! Там бы­ло свы­ше шес­ти­сот ра­бот, мно­гие из ко­то­рых мы по­за­имс­тво­ва­ли на два ме­ся­ца из му­зе­ев и час­тных кол­лек­ций, что­бы по­ка­зать в Эр­ми­та­же, в Ма­не­же. В ре­зуль­та­те на об­рат­ном пу­ти в Шта­тах ра­бо­ты арес­то­ва­ли, и они про­ле­жа­ли там че­ты­ре го­да: ска­за­ли, что не от­да­дут до тех пор, по­ка не рас­пла­чусь. Мо­же­те се­бе пред­ста­вить ярость кол­лек­ци­оне­ров и му­зей­ных сот­руд­ни­ков? По фо­тог­ра­фи­ям из арес­то­ван­ной кол­лек­ции уда­лось про­дать что-то свое и вы­ку­пить ос­таль­ное. Я прок­ли­нал выс­тав­ку и собс­твен­ную до­вер­чи­вость, фак­ти­чес­ки мне здо­ро­во ис­пор­ти­ли ре­пу­та­цию: че­ло­век взял что-то на два ме­ся­ца, на­пи­сав рас­пис­ку, и не от­да­вал че­ты­ре го­да.

- Хо­те­ли как луч­ше, а по­лу­чи­лось как всег­да?
- За­бав­но, что как раз Вик­тор Чер­но­мыр­дин этим де­лом и за­ни­мал­ся. Я про­сил хо­тя бы за­ем, что­бы вы­ку­пить ра­бо­ты. И премь­ер-ми­нистр го­во­рил: бе­зус­лов­но, это на­ша ви­на, нуж­но вы­де­лить Ше­мя­ки­ну день­ги. А по­том, ког­да я стал хо­дить по чи­нов­ни­кам и спра­ши­вать, по­че­му же ни­че­го не дви­жет­ся, мне объ­яс­ни­ли. На до­ку­мен­те в мою под­дер­жку Чер­но­мыр­дин по чи­нов­ничь­им за­ко­нам свою ви­зу пос­та­вил. А лю­ди, вла­де­ющие тай­ным ко­дом, прос­то сме­ялись: Ми­ша, тут на­пи­са­но, что луч­ше не на­до ни­че­го де­лать. И так ме­ня мно­го раз об­ма­ны­ва­ли. У ме­ня в свя­зи со сме­ной нес­коль­ких гу­бер­на­то­ров в Рос­сии рух­ну­ло сра­зу два очень боль­ших про­ек­та, на ко­то­рые я воз­ла­гал на­деж­ды. Бред ка­кой-то - толь­ко ты зак­лю­ча­ешь кон­тракт, то од­но­го, то дру­го­го гу­бер­на­то­ра сни­ма­ют.

- Мо­жет, вам поп­ро­сить пре­зи­ден­та не сни­мать гу­бер­на­то­ров, с ко­то­ры­ми вы ве­де­те пе­ре­го­во­ры?
- Я ни­ког­да ни­че­го не про­сил, хо­тя зна­ком и с Мед­ве­де­вым, и с Пу­ти­ным. Ког­да мой ба­лет "Щел­кун­чик" был выд­ви­нут на "Зо­ло­тую мас­ку", мы при­ле­те­ли в Мос­кву. В Боль­шой при­ехал и Пу­тин, он в то вре­мя еще был пре­зи­ден­том. Пос­мот­рел спек­такль, пос­ле приг­ла­сил ме­ня и не­ко­то­рых ар­тис­тов по­пить чай. Од­на из ба­ле­рин, тан­цу­ющая Пчел­ку, возь­ми во вре­мя спек­так­ля да и упа­ди. Ба­ле­ри­ны во­об­ще час­то па­да­ют - да­же при­ма­дон­ны. Учи­ты­вая, что в за­ле си­дит пре­зи­дент, на нее на­ча­ли ши­кать: и нуж­но те­бе бы­ло имен­но се­год­ня упасть! А де­вуш­ка не ви­но­ва­та - мо­жет, там бу­маж­ка ка­кая-то по­па­ла под но­гу. И вот под­хо­жу я к ком­на­те, где мы дол­жны бы­ли пить чай, и ви­жу эту ба­ле­ри­ну в пче­ли­ном при­ки­де. Ока­зы­ва­ет­ся, ее то­же приг­ла­си­ли. Ког­да вош­ли, Пу­тин по­са­дил ее ря­дом с со­бой. И пер­вое, что ска­зал: зна­ете, ма­ло ли кто упа­дет, спот­кнет­ся - вы не расс­тра­ивай­тесь, пей­те чай. Бы­ло очень тро­га­тель­но. Пу­тин ведь по­нял, что ее зак­лю­ют - сра­зу же и из вто­рых ба­ле­рин сош­лют ку­да-ни­будь в кор­де­ба­лет. Он сде­лал все, что­бы это­го не слу­чи­лось.

- Вас, ка­жет­ся, и по­кой­ный Бо­рис Ни­ко­ла­евич, жа­ло­вал.

- Да-да, это ведь бла­го­да­ря ему я по­лу­чил Го­су­дарс­твен­ную пре­мию. Ме­ня, как обыч­но, вы­чер­кну­ли, а Ель­цин спро­сил: а Ше­мя­кин где? Не про­шел, от­ве­ти­ли пре­зи­ден­ту. Нет, го­во­рит Бо­рис Ни­ко­ла­евич, тог­да я от­дам за не­го свой го­лос и сам по­ве­зу ему ме­даль. Год дер­жал пре­мию, но дейс­твительно при­вез ее в Ва­шин­гтон, ме­ня выз­ва­ли, он прик­ре­пил эту ме­даль (па­мят­ный знак ла­уре­ата), приг­ла­сил на бан­кет, по­том зас­та­вил всех встать и про­из­нес речь. Го­во­рил очень мед­лен­но, с чу­до­вищ­ны­ми па­уза­ми, был силь­но под­вы­пив­ши, но речь бы­ла аб­со­лют­но бе­зуп­реч­ной.

- Уди­ви­тель­но, что с та­ки­ми свя­зя­ми вы до сих пор не от­гро­ха­ли се­бе куль­тур­ный центр, как уже мно­го лет пла­ни­ру­ете.
- Не­дав­но у ме­ня в фон­де был Луж­ков, смот­рел мои на­уч­ные филь­мы, во­семь из ко­то­рых бы­ли сде­ла­ны уже здесь, во Фран­ции, и ска­зал, что очень хо­тел бы по­доб­ный центр в Мос­кве. Мы с ним встре­тим­ся в бли­жай­шее вре­мя, бу­дем об­суж­дать. Хо­тя об­суж­де­ния эти длят­ся го­да­ми. А воз все там же: веч­ные раз­го­во­ры о том, что де­нег нет. По­ка от пра­ви­тель­ства у ме­ня нет ни­ка­кой под­дер­жки...

- А как же по­ме­ще­ние, ко­то­рое вам да­ли в Пи­те­ре? Или нед­ви­жи­мость не в счет?
- По­ме­ще­ние-то да­ли. Но толь­ко сей­час ут­ряс­ли все воп­ро­сы, с ним свя­зан­ные, - эту пло­щадь у ме­ня во­об­ще хо­те­ли от­нять. Как толь­ко я выс­ту­пил про­тив дейс­твий ка­би­не­та Ва­лен­ти­ны Мат­ви­ен­ко и ска­зал, как от­но­шусь к раз­ру­ше­нию Пе­тер­бур­га, ут­ром мне поз­во­ни­ли: вы зна­ете, пра­ви­тель­ство го­ро­да ре­ши­ло пе­рес­мот­реть кон­тракт с Ше­мя­ки­ным, по­ме­ще­ние бу­дет оце­не­но по ком­мер­чес­ким рас­цен­кам, так что при­дет­ся вам в год пла­тить 140 ты­сяч дол­ла­ров толь­ко арен­ды. Пред­став­ля­ете? У нас там не­боль­шие ком­на­ты, в ко­то­рых мы с же­ной жи­вем, ког­да при­ез­жа­ем, а все ос­таль­ное мы от­да­ли фон­ду, где про­хо­дят ху­до­жес­твен­ные и на­уч­ные выс­тав­ки, кон­цер­ты за­бы­той му­зы­ки, фес­ти­ва­ли. Как раз 6 ап­ре­ля там от­кры­ва­ет­ся но­вая выс­тав­ка. Во­об­ще-то по­ме­ще­ние бы­ло мне по­да­ре­но Вла­ди­ми­ром Вла­ди­ми­ро­ви­чем под мою мас­тер­скую, что­бы я при­ез­жал и прос­то там ра­бо­тал. Но я ре­шил, что прос­ве­ти­тель­ская ра­бо­та важ­нее, и соз­дал фонд... С боль­ши­ми тру­да­ми, опять же че­рез Кремль мы ус­та­ка­ни­ли это, пе­ре­жив год из­де­ва­тель­ств. Все это вре­мя при­хо­ди­ли ка­кие-то лю­ди, го­во­ри­ли, что мы бу­дем зак­ры­вать фонд и от­би­рать по­ме­ще­ние...

- Ми­ха­ил, мо­жет быть, так про­ис­хо­дит по­то­му, что вы, как го­во­рят, слиш­ком шум­ный и не­ужив­чи­вый?
- Мне поз­дно пе­рес­тра­ивать­ся, вер­но? И ког­да у ме­ня ин­те­ре­су­ют­ся, по­че­му не хо­чу взять рос­сий­ское граж­данс­тво, по­яс­няю: не хо­чу иметь под­данс­тво стра­ны, где де­мок­ра­тия еще не пус­ти­ла свои рос­тки. А что та­кое жить в та­ком го­су­дарс­тве, уже знаю - от­си­дел в свое вре­мя и в дур­до­мах, и на при­ну­ди­тель­ных ра­бо­тах и выс­лан был нав­сег­да...

- Под­данс­тво при­ни­мать не хо­ти­те, а ор­де­на - по­жа­луй­ста. Хо­тя мно­гие жда­ли, что вы вста­не­те в по­зу и от­ка­же­тесь. Тем не ме­нее ор­ден Друж­бы при­ня­ли, и те­перь мно­гие об­ви­ня­ют вас в том, что...
- ...про­дал­ся боль­ше­ви­кам? (Сме­ет­ся.) Нет. Я поч­ти­тель­но -рав­но­ду­шен к ме­да­лям. Но мне не хо­те­лось оби­деть Дмит­рия Мед­ве­де­ва, ко­то­ро­го я знал еще до его вступ­ле­ния на пре­зи­дент­ский пост. К то­му же в от­ка­зе ско­рее мож­но бы­ло бы ус­мот­реть не­кое пи­жонс­тво. И то, что я по­лу­чил этот ор­ден, не зна­чит, что Ше­мя­кин взял и скур­вил­ся.

- По­че­му вас не прив­ле­ка­ют, нап­ри­мер, к тор­жес­твам по по­во­ду Го­да Рос­сии во Фран­ции?
- Ме­ня это удив­ля­ет. Вро­де как ме­ня и нет. Сей­час идет выс­тав­ка "Свя­тая Русь", а по­том бу­дет, как я ее на­зы­ваю, - бе­сов­ская Русь с су­пер­но­вей­шими ху­дож­ни­ка­ми. Ду­маю, опять по­ка­жут Ку­ли­ка или еще ко­го-то в том же ду­хе, но я со сво­им сви­ным ры­лом в ка­лаш­ный ряд не до­пу­щен. Как ска­за­ла ве­ду­щий ис­кусс­тво­вед Рос­сии Ка­тя Де­готь, Ше­мя­ки­на в бу­ду­щее мы не взя­ли. По­хо­жую фра­зу слы­шал, ког­да ме­ня вы­зы­ва­ли на оче­ред­ной доп­рос в КГБ, тряс­ли за ши­во­рот и чуть ли не пле­ва­ли в ли­цо от усер­дия, кри­ча, что та­ких по­дон­ков, мер­зав­цев и не­го­дя­ев в бу­ду­щее мы не пус­тим! Прош­ли го­ды, но ни­че­го, ка­жет­ся, не из­ме­ни­лось. Я, ес­тес­твен­но, ни­ку­да не приг­ла­шен, толь­ко пред­ло­жи­ли в рос­сий­ском по­соль­стве сде­лать ка­кую-то выс­тав­ку, что бы­ло бы стран­но - ник­то ведь ее не уви­дит, так и ка­кой смысл? Но фран­цу­зы ме­ня зна­ют, и по­то­му в и­юле у ме­ня бу­дет боль­шая выс­тав­ка. Без ка­ко­го бы то ни бы­ло учас­тия с рос­сий­ской сто­ро­ны.

- Вы бы мог­ли, нап­ри­мер, про­дать что-то Аб­ра­мо­ви­чу, Дарья Жу­ко­ва выс­та­вила бы вас в "Га­ра­же" - и про­цесс по­шел бы.

- Да нет: я не­мод­ный, им не по­дой­дет... Я не ра­бо­таю с га­ле­ре­ями. Га­ле­реи не вы­ход: я от­ра­бо­тал 25 лет на кон­трак­те - это тя­же­лый, раб­ский труд. В Кла­ве­ра­ке но­ча­ми ра­бо­тал над боль­ши­ми пас­те­ля­ми - по кон­трак­ту обя­зан был в ме­сяц сдать оп­ре­де­лен­ное ко­ли­чес­тво. Ма­ло то­го, га­ле­рей­щики еще и на­чи­на­ли го­во­рить, что нра­вит­ся кли­ен­там и на ка­кой се­рии сто­ит сос­ре­до­то­чить­ся - это ху­дож­ни­ка во­об­ще уби­ва­ет... А так про­даж сов­сем нет.
Се­год­ня я меч­таю пос­тро­ить у се­бя в замке мас­тер­ские - ке­ра­ми­чес­кую и жи­во­пис­ную, где смо­гут за­ни­мать­ся и ре­бя­та, ко­то­рые бу­дут при­ез­жать на ста­жи­ров­ку, и я сам. Сегод­ня у ме­ня нет ни то­го, ни дру­го­го. И са­мое глав­ное - по­ка нет и скуль­птур­ной мас­тер­ской. В Кла­ве­ра­ке она за­ни­ма­ла под ты­ся­чу квад­рат­ных мет­ров. Здесь мне о та­ком ос­та­ет­ся толь­ко меч­тать...

- На­де­юсь, тех ас­пи­ран­тов, ко­то­рые не­дав­но прош­ли ста­жи­ров­ку в ва­ших ху­до­жес­твен­ных мас­тер­ских, на ком­мер­чес­кой ос­но­ве при­ни­ма­ли?
- Не­боль­шие сум­мы пе­ре­ве­ли из Ми­нис­терс­тва куль­ту­ры и от гу­бер­на­то­ра Хан­ты-Ман­сий­ского ав­то­ном­но­го ок­ру­га Алек­сан­дра Фи­ли­пен­ко - это бы­ло еще до то­го, как он ушел с пос­та. Фи­ли­пен­ко, собс­твен­но, и прис­лал сво­их пре­по­да­ва­те­лей ко мне на прак­ти­ку. Ре­бя­та уже учат, но са­ми по­ка - как бе­лые лис­ты бу­ма­ги. У них не бы­ло ни­ка­ко­го по­ня­тия о том, что про­ис­хо­ди­ло и про­ис­хо­дит в сов­ре­мен­ной скуль­пту­ре, в сов­ре­мен­ной жи­во­пи­си - все нас­толь­ко об­ры­воч­но и мут­но, что приш­лось спе­ци­аль­но соз­да­вать для них прог­рам­му. Они сда­ва­ли мне те­орию и прак­ти­ку, я зас­тав­лял их ри­со­вать, ис­кать но­вые фор­мы ком­по­зи­ции и пос­тро­ения. Очень та­лан­тли­вые ху­дож­ни­ки. Схва­ты­ва­ли все на ле­ту. Но, увы, это кап­ля в мо­ре не­ве­жес­тва.

itogi.ru

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 15.4.2010, 4:04
Сообщение #17


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Боливийская сага

Начался Новый 2010 год,который объявлен Президентом России "Годом ветеранов Великой Отечественной Войны в Содружестве Независимых Государств" и "Годом учителя". На вопросы портала Newsru.nl согласилась ответить редактор газеты "Русское barrio", выходящей в Боливии на русском языке, Наталья Сергеевна Винокурова.

- Прежде всего хотелось бы знать сколько российских соотечественников проживают в Боливии?

- Эту информацию точно никто не знает. По приблизительным данным в стране находится больше двух тысяч граждан, разговаривающих по-русски. Из них боливийские студенты занимают значительную часть. Больше ста русских староверов, проживающих в Боливии с середины семидесятых годов прошлого века, не имеет российского гражданства. Представителей меньшинств из Украины, Беларуси и других бывших советских республик насчитывается около 30%. Никакого списка российских граждан и русскоговорящих представителей Боливии у нас не существует.

- Сколько общественных русскоязычных организаций в Боливии и как они сотрудничают между собой?

- Официально зарегистрированной организации соотечественников в Боливии пока не существует. Но мы начали этот долгий процесс формирования общественной организации. Хотя препятствий на пути очень много, и в одиночку делать это очень тяжело. Наших соотечественников приходится, чуть ли ни каждого, убеждать в необходимости иметь общественную организацию для решения проблем соотечественников, рассказывать о преимуществах официального представительства нашей диаспоры.

Есть отдельные формирования в г.Ла Пасе и в г.Санта Крузе, которые проводят мероприятия, связанные с нашей культурой, с русским языком, но о масштабности говорить не приходится. И никто себя пока не олицетворяет или не причисляет к какой-то группе, защищающей интересы русскоговорящих эмигрантов, проживающих в Боливии.

Дальше всего продвинулось боливийское землячество, как они сами себя называют. Это бывшие боливийские студенты, обучавшиеся в России, в СНГ, в СССР. Они уже добились успеха в организации своей общины - АПРОРУС (Ассоциация профессионалов, обучавшихся в России и бывшем Советском Союзе), которую зарегистрировали в 2009 году. Весь актив выбран, создана Веб-страница. Будем ждать большой активности от наших боливийских друзей, говорящих по-русски.

- По информации сайта МИД РФ у Вас в стране есть преседатель и зам.председателя странового координационного совета, а значит и страновой координационный совет российсских соотечественников. Можете рассказать поподробнее когда был организован совет и кем были избраны его руководители. Была ли информация об этом в Вашей газете?

- На I-ой Национальной конференции российских соотечественников, организованной Посольством России в Боливии, я не присутствовала, хотя была приглашена как редактор русской газеты, выходящей в Боливии. Делегатов от 5 городов Боливии на этот съезд, скорее всего, приглашали по знакомству. Судя по официальному письму из Посольства, "Участники конференции избрали состав странового координационного совета соотечественников (8 чел.), а также делегата от Боливии на региональную конференцию диаспоры, которая пройдет в мае с.г. в Мехико..." , в Посольстве имеются данные о назначении каждого кандидата; имя, фамилия; данные о работе, которой должны заниматься члены координационного совета.

Как я понимаю, поездки и в Мексику, и в Москву на III Всемирный конгресс соотечественников состоялись, но вот отчета мы до сих пор не видели. Скорее всего, отчетность проводится перед Посольством России, так как прямой связи координационного совета и его председателя с соотечественниками как таковой не существует. После той конференции, состоявшейся 18-го апреля 2009 года, больше собраний, обсуждений, отчетности о работе, создания новых планов не проводилось.
В газете намечалось разместить отчет Посольства России в Боливии о 1-ой страновой конференции соотечественников, чтобы познакомить с этой информацией как можно больше людей, но, к сожалению, готовый номер 22-ой газеты так и не вышел в свет из-за материальных проблем (для выпуска каждого номера газеты необходимо искать финансирование).

- Наталья, а по какой причине Вы не присутствовали на конференции. Ведь Вас пригласили,как редактора газеты сами организаторы - Посольство России?

- Меня немного поразила форма организации первого странового съезда соотечественников.

90% наших эмигрантов не знали о предстоящей конференции, где впервые публично должны были рассматриваться важные вопросы, затрагивающие наши интересы. И некоторые активисты не смогли присутствовать на съезде, так как не получили приглашения. Делегатов на съезд русскоязычная диаспора не избирала.
Моим молчаливым протестом явилось мое отсутствие на конференции.

- Встречаются ли руководители /представители организаций соотечественников за круглым столом для обсуждения каких-либо задач,совместных проектов и т.д.

- Как я уже сказала выше, общественной работы в Боливии наблюдается очень мало, местечково, группками. Регулярных встреч активистов и представителей координационного совета не проводится.

Некоторые мероприятия, связанные с памятными датами, праздники, Посольство РФ осуществляет по своей инициативе. Но посещаемость этих мероприятий нашими соотечественнками не назовешь массовой. На то есть несколько причин.

- Вы можете назвать эти причины?

- Причины разные: от неудобства во времени посещения мероприятия; личной занятости; от неосведомленности, до апатии и полного безразличия к теме для общего собрания.

- Наталья, Вы являетесь редактором, наверное, единственной в Боливии газеты на русском языке. Планируете ли Вы создать общественную организацию российских соотечественников в Боливии? Кем она будет поддерживаться финансово?

- В 2003 году я создала по своей собственной инициативе некоммерческий проект - первую русскоязычную газету "Русское barrio". Сейчас задумала создать общественную организацию. Благодаря поездке на III-ю Ассамблею фонда "Русский мир", который поддерживает газету (и, надеюсь, дальше будет ее поддерживать), мне удалось пообщаться с активистами из разных стран, в том числе и с энергичными руководителями Координационного совета объединенных организаций российских соотечественников в Нидерландах. В ходе беседы пришлось признать нашу почти нулевую, по сравнению с другими странами, организацию общественной жизни в Боливии, как русскоговорящей диаспоры. Стало немного обидно. Ну, неужели мы самостоятельно не сможем организоваться и представить миру первую официально зарегестрированную в Боливии, интернациональную диаспору соотечественников, говорящих по-русски?!

Как вернулась из Москвы, взялась сразу за дело. Осуществляются только первые шаги. Уже придумано название нашей культурной организации - "Содружество Соотечественников Боливии "Русский квартал". Теперь будем избирать путем голосования руководящий орган, разработаем регламент организации, проработаем план действий на ближайшее время и т.д.

Вопрос финансовой поддержки пока остается открытым. Ведь только для получения регистрационного номера организации понадобится немалая сумма денег.

- Присутствовал ли делегат от Боливии на III Всемирном конгрессе соотечественников,который проходил недавно в Москве? Каким образом и кем было организовано избрание делегатов?

- Представитель от Боливии был, судя по сообщениям Посольства. Этот делегат постоянно посещает форумы соотечественников. Выборность кандидатов на эти форумы в Боливии не проводится.

- Ежегодно проводятся различные круглые столы, конференции для соотечественников. Делегаты Боливии избираются соотечественниками? В последние годы мы часто слышим от некоторых лиц,что чем больше таких круглых столов и конференций, тем быстрее произойдет консолидация соотечественников. Ваше мнение по данному утверждению?

- К сожалению, информации о предстоящих форумах, конференций у нас не имеется.
Как пример. Мне было очень печально узнать, что в момент проведения форума редакторов, журналистов зарубежных изданий, издающихся на русском языке, проходящего в Москве в 2008 году, я находилась в Москве, но попасть на форум не смогла. Для этого надо было провести ряд согласований, зарегистрировать свою газету в "ВАРП"-Итар-Тасс, дать о себе знать.

Хотя я предполагала, что этой информацией могли бы поделиться представители МИДа в Боливии, подсказать шаги, которые нужно провести, для того, чтобы более плотнее участвовать в общественной работе журналистов и редакторов.

Я понимаю, что многие объявления сейчас уже выставляются на сайтах, посвященных русской эмиграции, соотечественникам зарубежом. Но заявить о себе, как об официальной организации мы еще не можем. И многие съезды, конференции, например, посвященные проблемам преподавания русского языка, нам приходится пропускать, хотя для меня, как редактора газеты, это животрепещущая тема - не забыть правильно разговаривать на родном языке и грамотно вести беседу с читателями нашей газеты.

Считаю, что конференции, посвященные проблемам соотечественников очень важны. Но. Высказываться о насущных проблемах эмигрантов на этих съездах удается не многим. В основном, проведение этих мероприятий ведет российская сторона. Вступление, речи организаторов, общие фразы, аплодисменты. А время на обсуждение настоящих проблем русскоговорящей диаспоры остается совсем ничего. Поэтому, если реформатировать организацию мероприятий в лучшую сторону, предоставив делегатам съезда задавать темы для обсуждения, создать рабочую обстановку, круглые столы, где представитель каждой страны смог бы высказаться, обозначить проблему ( а проблемы у всех эмигрантов очень схожи ), предложить ее решение в письменном виде, то пользы от таких встреч было бы, конечно, больше.

На мой взгляд, такие встречи необходимы, если они дают результат. А результат можно получить только в том случае, если встречаются компетентные люди, специалисты, люди, заинтересованные в решении реальных проблем соотечественников. А таких людей должна ежегодно избирать русскоговорящая диаспора в странах проживания. И этот способ, я считаю, наиболее демократичным в проявлении воли независимого сообщества.

- В каких отношениях Ваша организация/газета с местными властями. Нужна ли Вам какая-либо защита от местных властей?

- Наша газета выходит небольшим тиражом, всего 200 экземпляров. Для того, чтобы боливийские граждане, не знающие русского языка, смогли понять о чем наша газета, выставляются материалы на испанском языке. Дублировать материалы на русском и на испанском языке мы не можем себе позволить из-за лимитированного газетного пространства.

Отношение с властями у нас пока не налажено. После общения с представителями дееспособных организаций соотечественников зарубежья, я поняла, что вопрос налаживания отношений с местными властями и организациями необходимо решать в ближайшее время. Тем более, что представители политической власти и культурной элиты Боливии с удовольствием соглашаются на интервью для газеты. Никаких угроз, проблем с представителями боливийской стороны никогда не было, и надеемся, не будет. Политические материалы всегда преподносятся в дипломатическом тонусе.

Но у нас есть одноименная виртуальная газета, свободный форум, на котором любой желающий может высказаться откровенно обо всем, что его волнует в Боливии, без цензуры. Наш форум существует уже больше 2 лет. В нем собрано очень много полезной информации о Боливии. В него заглядывают туристы, которые планируют поездку в наши края.

Этот форум является дополнительным элементом в объединении соотечественников и тех, кто интересуется Боливией, а также независимым информационным рупором. barrioruso.foroactivo.com

- Ваши планы на ближайшее время. Какие мероприятия приоритетные в этом году?

- В первую очередь я хотела бы довести дело с организацией нашей общины до конца.
В этом году предстоит работа над газетой. Я не знаю, сколько нам удасться выпустить номеров, но в них будет зафиксирована часть нашей общественной жизни.


Естественно, мы предложим помощь Посольству РФ в проведении важных мероприятий, посвященных 65-летию Победы в Великой Отечественной Войне. Хотелось бы, чтобы проводились фотовыставки в главных городах Боливии, демонстрировались отечественные фильмы о войне по местным каналам на испанском языке для боливийского народа. Хотелось бы сделать театральное представление с русскими танцами и военными песнями, вечер военной поэзии.

В планах - создание курсов преподавания русского языка в главных городах Боливии.
Мечтой остается создание русского центра.

Только вот реализацией этой работы должны заниматься и другие соотечественники. И для меня встает задача номер один - борьба с равнодушием и апатией, поиск союзников и энтузиастов для нелегкой общественной работы.

-Спасибо.

Беседовал Григорий Пастернак
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 21.4.2010, 5:05
Сообщение #18


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Православие — не религия страха

Интервью с Вассой Лариной, инокиней РПЦЗ (США), доктором богословия, преподавателем литургики в Венском университете (Австрия). Сестра Васса рассказывает о причинах, приведших ее к изучению богословия, о самом обучении, а также дает ответы на некоторые вопросы, связанные с литургикой — областью её профессиональной компетенции.

Андрей Псарёв: Пожалуйста, расскажите нам о своём прошлом и объясните, почему вы решили изучать богословие.

Инокиня Васса: Я родилась и воспитывалась в семье священника РПЦЗ в городе Наяк, что около Нью-Йорка. Когда я была послушницей и жила в маленькой монашеской общине в Мюнхене, именно архиепископ Марк Берлинский и Германский послал меня и нескольких других монашествующих своей епархии изучать богословие в Институте православного богословия Мюнхенского университета. Причина его решения была простой: нашей епархии нужны были квалифицированные преподаватели православного богословия в приходских школах; к счастью, у нас был Православный институт в Мюнхене. Поскольку тогда высшее образование в Германии было бесплатным, Владыка решил воспользоваться этим. Тогда его решение удивило меня, ибо мне и в голову не приходило, что я, американская гражданка, смогу учиться в немецком университете.

Андрей Псарёв: Расскажите нам о своей учёбе на отделении Православного богословия в Мюнхенском университете им. Людвига-Максимилиана.

Инокиня Васса: Писать курсовые работы, а затем и диссертацию на немецком языке было непростой задачей, поскольку я занималась этим языком в основном самостоятельно и не совсем успешно. Учебная программа, соответствующая американской на получение учёной степени магистра, включала в себя древнегреческий язык, латынь, Ветхий и Новый Завет (введение, история и толкование), историю философии, церковную историю, патрологию, каноническое право, гомилетику, пастырское богословие и литургику. Моим профилирующим предметом была литургика, и я написала диссертацию о происхождении так называемого царского начала византийской утрени. После получения мной степени магистра мои научные руководители просили меня продолжить написание докторской диссертации.

Сначала я планировала писать диссертацию по каноническому праву, но как раз в это время мне посчастливилось встретить 75-летнего профессора Роберта Тафта, который сегодня является ведущим специалистом по византийской литургии. Так случилось, что отец Тафт прочитал мою диссертацию по византийской утрене и написал мне отзыв по электронной почте. В своём сообщении он и критиковал мою работу наиболее откровенным образом, и предложил напечатать её после исправления. Он также пригласил меня прочитать лекцию на симпозиуме, который он собирал в Баварии, где я вскоре и встретила его лично. На этом симпозиуме отец Тафт предложил мне свою материальную помощь и научное руководство при условии написания диссертации по византийской литургии (а не по каноническому праву, что он называл "плохой стороной благой вести"), поскольку, как он тогда говорил, "РПЦЗ всегда хорошо совершала литургию. И разве плохо, если у неё будет кто-либо, сведущий в ней? Пойди, скажи своему епископу об этом и сообщи мне его мнение".

В двух словах, по благословению архиепископа Марка я написала свою диссертацию "Чинопоследования встречи и входа архиерея в византийской Божественной литургии" под руководством Тафта. Отец Роберт не только руководил моим исследованием и написанием диссертации; он также учил меня основам литургической науки и её методологии. "Меня не интересует, что ты говоришь, — бывало, говорил он мне, — лишь бы ты подтвердила это фактами". Он учил меня, как систематизировать и анализировать литургические рукописи, как готовить научные публикации, какие журналы читать регулярно и т.д. Он также брал меня с собой на конференции и симпозиумы по всему миру, где он представлял меня ведущим учёным в нашей области, многие из которых в своё время были его учениками. За несколько месяцев до завершения своей диссертации я получила приглашение на работу на должность научного сотрудника с докторской степенью в Институте литургики Венского университета.

18 декабря 2008 г. прошла публичная защита моей диссертации в Православном институте в Мюнхене в присутствии и архиепископа Марка, и отца Роберта Тафта. Согласно немецким академическим нормам, эта "защита" была фактически двухчасовым устным экзаменом по трём разным областям знания, относящимся к моей работе: литургике, истории автокефальных Православных Церквей и византинистике. Я получила отличную оценку ("summa cum laude") за экзамен и диссертацию, которая готовится к печати в Риме как один из томов серии "Orientalia Christiana Analecta".


Андрей Псарёв: После выступления архимандрита Роберта Тафта на Женской конференции РПЦЗ прошлым летом один из наших клириков сказал мне, что неправославные люди не должны учить православных вопросам веры. Пожалуйста, скажите что-нибудь по этому поводу.

Инокиня Васса: Это очень важная проблема, поскольку она у нас беспокоит многих, и я попытаюсь ответить поподробнее. Позвольте мне сказать несколько слов о страхе перед неправославными, который, по всей видимости, привёл к такому мнению нашего священника. Кажется, для некоторых из наших верующих Православие — это, прежде всего, страх, в то время как в их вере по большей части остаётся мало вдохновения, пытливости и, следовательно, осведомлённости. В православии такого вида часто нет знания своей собственной традиции, о богатой истории, стоящей за литургией, которую каждый посещает по воскресеньям, или даже о самом Писании. В то же время православный человек, испытывающий такого рода страх, охотно сидит целыми часами в Интернете, получая информацию о церковной политике и тем самым всё больше притупляя свое богословское чутье. В такой культуре невежества и страха даже самых ярких неправославных учёных в области нашей византийской литургии рассматривают скорее как угрозу, нежели чем смиряющее напоминание о нашей собственной неосведомлённости в православной традиции.
Позвольте мне вспомнить лекцию, на которую Вы ссылаетесь. На Женской конференции РПЦЗ профессор Тафт говорил на тему "Женщины за богослужением в Византии: взгляд на утраченный мир", где он описал литургическую жизнь женщин в Византийской империи, основываясь на исторических свидетельствах V-XIV вв. Участники этой конференции узнали, что в храме святой Софии был женский хор, что византийские женщины принимали участие во всенощных бдениях, что в храме были перегородки, ограничивавшие смешение мужчин и женщин в церкви, что несколько отцов Церкви делали замечания византийцам за неподобающее поведение в храме и т.д. Если ваш священник хотел сказать, что эта лекция была образцом того, как "неправославные учат православных в вопросах веры", тогда я вынуждена спросить: какие именно "вопросы веры" были затронуты в этой лекции? Считает ли наш священник историю женщин в Византии "вопросом веры"? Будет ли православное описание женского хора в церкви святой Софии чем-то отличаться от римско-католического описания?

Как бы то ни было, я тем не менее, пожалуй, соглашусь, что история, в основном, -вопрос веры. Это особенно так, потому что нет в природе совершенно беспристрастной, объективной истории. Однако для знания истории требуется образование. И в прошлом Церковь едва ли была самодостаточной в вопросах образования, используя при необходимости не только неправославные, но и совершенно светские, и даже языческие институты и системы мысли. По крайней мере, начиная с Евангелия от Иоанна, Церковь для формулировки своих собственных догматов обращается к терминологии, развитой дохристианскими философами. Открытость по отношению к светскому образованию — наряду с твёрдой приверженностью своей собственной вере и любовью к ней — была позднее отличительной характеристикой апологетов и отцов Церкви. Святые Григорий Богослов и Василий Великий по праву гордились тем, что они получили образование в языческой школе в Афинах. Учителями великого Златоуста были Ливаний и Феодор Мопсуэстийский — один язычник, а другой еретик. Хотя святые отцы жили во времена неистовых ересей и догматической путаницы, они не развивали Православия страха. Скорее, это было Православие ответственности и догматической осведомлённости, вдохновляемое и укрепляемое жаждой образования.

Много столетий у Русской Церкви не было никакой формальной системы богословского образования, пока она не была завезена с римско-католического Запада через Киев около середины XVII в. Историческим фактом является то, что святой Пётр Могила организовал свои богословские школы согласно иезуитским образцам, и именно эта система образования была учреждена в Московии. Причина заимствования нашей образовательной системы с Запада была очень простой: это была не только лучшая система образования в то время, но и единственная.



Альтернативой западному обучению было отсутствие образования. Неужели Русская Церковь должна была отвергнуть западное образование и предпочесть невежество? Другими словами, при наличии выбора предпочёл бы любой из нас, чтобы наши дети остались необразованными, или наоборот? Так и Русская Церковь выбрала обучение на Западе, тем самым демонстрируя здравый смысл и, я бы добавила, смирение.

Сегодня у нас похожая ситуация. Много православных семей на Западе посылают своих детей в католические школы и университеты или в неправославные государственные или частные школы. В этих заведениях нашей молодёжи преподают, помимо прочих вещей, историю, литературу, философию — предметы, которые могут касаться вопросов веры. В школе эти дети общаются с неправославными по религиозным вопросам, например, они читают Клятву верности флагу США, произнося имя Божие вместе с неправославными, мусульманами, евреями и, возможно, атеистами. Многие из нас разрешают своим детям смотреть такие фильмы, как "Страсти Христовы" Мела Гибсона, неправославного режиссёра. На самом деле, мы позволяем себе и нашим детям вступать в контакт с неправославными в вопросах веры на разных уровнях и на ежедневной основе.
Является ли это волей Божией, что мы находимся в такой ситуации, когда мы окружены этим неправославным миром?


Церковь никогда нас не учила по-другому. Основатель Церкви оставил Своих учеников в этом мире со словами: "Мужайтесь, ибо Я победил мир". И Церковь поёт: "Дерзайте, людие Божии, ибо Той победи враги...". Это не религия страха.

Конечно, вера Церкви исключительна, и мы сохраняем верность только ей одной: мы принимаем одну веру, а не много разных вер сразу. Но это не означает того, что мы не вступаем в контакты с людьми иных вер. Брак тоже исключителен, но супруги не запираются в кабинете, избегая любого контакта с другими мужчинами и женщинами. Это было бы нелепым и нездоровым явлением, и то же самое верно и по отношению к Церкви, если бы она превратилась в гетто в своей повседневной жизни.

Андрей Псарёв: Я заметил, что дети духовенства РПЦЗ, которые учатся в нашей семинарии, больше интересуются литургикой и церковной музыкой, чем историей. Вы можете определить какие-нибудь причины этого?

Инокиня Васса: Я не знаю ни программы, ни студентов вашей семинарии, так что следующее — это только предположение.


Самая основная и прямо очевидная потребность любого церковного прихода — это функционирующий клирос. Без тех, кто умеет читать и петь, не может быть никаких церковных служб, а без церковных служб не может быть и речи о приходе. Так как большинство семинаристов готовится к священству, а быть священником означает управлять приходом, по-моему, логично, что семинаристы интересуются тем, чтобы овладеть навыками, крайне необходимыми для приходской жизни.


Женщины, обучающиеся в семинарии, часто также вдохновляются желанием больше помогать в трудной ситуации в храме, и самая очевидная возможность для них поступать так — это петь в хоре. Наш подход к помощи в трудной ситуации в Церкви, следовательно, несколько похож на общественное мнение по поводу последнего плана стимулирования экономики администрации Обамы: миллиарды долларов наличными казались лучшим решением в настоящем кризисе, в то время как вложение средств в долгосрочное стимулирование экономики, такое, как строительство школ и дорог, казалось неэффективным и неинтересным.

Конечно, такое краткосрочное "антикризисное управление" нашей церковной жизнью отражает минималистский подход к самой Церкви, к литургике и к церковной музыке, если данные предметы преподаются без своего исторического прошлого. Поскольку ни литургика, ни церковная музыка, ни сама Церковь не может существовать без истории, и невозможно по-настоящему владеть любым из этих предметов без по крайней мере некоторого знания их исторического развития. Ни Русская Православная Церковь, ни её прекрасная литургия не ниспали с неба в Пятидесятницу в отличие от того, как могут полагать некоторые верующие. Священники и прихожане с таким ущербным пониманием истории могут легко сотворить больше вреда, чем добра, особенно в сложные времена, требующие духовной сознательности и проницательности. Последние разделения и дальнейшие подразделения нашей Церкви, к несчастью, свидетельствуют о подобном состоянии дел в значительном числе наших приходов.

Андрей Псарёв: По сравнению с теми, кто вырос в диаспоре, кажется, что у православных христиан, воспитанных в России, больше трудностей в понимании "образа мышления" литургических служб (в том числе и у меня) даже спустя длительное время после воцерковления. Что вы думаете по этому поводу?

Инокиня Васса: Думаю, та разница, на которую Вы ссылаетесь, имеет меньшее отношение к тому, где кто-нибудь воспитывался, чем к тому, как кто-нибудь воспитывался. Большинство молодых христиан вашего возраста, воспитанных в Советском Союзе, выросло вне православной литургической традиции. Образ мышления византийского обряда — "символический" (а точнее "мистагогический") тип мышления, который наиболее естественно усваивается в детстве. Если римская литургия, как правило, более непосредственная и, так сказать, по существу, то византийская традиция вводит верующего в опыт божественного (в таинство) при помощи символов в рамках её различных обрядов. Эти символы как скрывают, так и открывают таинства Христа и Писаний, и чувствительность к такого рода "тайноводству" ("mystagogy") наших служб — это именно тот "тип мышления", который следует развивать.


Святой Иоанн Златоуст определял его следующим образом: "Таинство — это не когда мы верим в то, что мы видим, но когда мы видим одно и верим, что в нём содержится нечто иное". Не думаю, что подобный образ мышления чужд всякому человеку сам по себе, но, поскольку мы обычно овладеваем нашей системой символов в детстве (например, нашим языком), всё-таки во взрослом состоянии гораздо труднее построить некую новую систему. Но это возможно так же, как возможно — хотя гораздо труднее — взрослому выучить новый язык.

Андрей Псарёв: Я полагаю, что наша цель — это ответственное Православие. Чин Божественной литургии предполагает, что каждый воцерковлённый православный христианин причащается Тела и Крови Христовой. Во многих Православных Церквах прихожане не всегда в обязательном порядке исповедуются перед Святым Причастием так же, как и епископы, священники и диаконы в РПЦЗ. Думаете ли вы, что мы также должны рассмотреть возможность принятия подобной практики?

Инокиня Васса: Нет, не думаю. Конечно, заманчиво рассматривать Причащение без всякой предварительной исповеди как "ответственное Православие", но я не думаю, что подобная практика будет означать ответственность в наши дни.


Я объясню, что я имею в виду. В нашем мире всеобщей глобализации многие верующие стали довольно мобильными, путешествуя от одной приходской церкви к другой по всему миру, часто посещая несколько церквей или не посещая ни одной на регулярной основе. Эта мобильность принесла с собой новый феномен, совершенно чуждый таинственной жизни Церкви: анонимность. Часто священник, выходя с Чашей на амвон, не имеет ни малейшего представления о новых лицах, взирающих на него.

Но в данном случае меня волнует совсем не священник. Современное пастырское богословие, а также современная психология говорят нам, что всё возрастающий анонимный характер нашей повседневной жизни привёл к одиночеству и депрессии во всеобщем масштабе. Мы принадлежим к культуре уважения личной жизни и — неизбежно — анонимности, которая также влияет на то, как мы выражаем или скрываем свою духовную жизнь. Культура исповеди любого вида, когда ты смело встаёшь и считаешь себя грешником или христианином, или кем-то ещё, вызывает глубокий внутренний протест. Разговор с кем-либо о наших отношениях с Богом для нас весьма труден.

Но, кажется, у Церкви есть внутренние механизмы, борющиеся с анонимностью: ты подходишь к Чаше, ты должен назвать своё имя; ты участвуешь в таинстве соборования, ты должен назвать своё имя. Таинство покаяния в исповеди идёт на шаг дальше: ты должен открыть всё, что есть на твоей совести, и фактически говорить с другим членом Церкви, священником, и назвать своё имя. Мы как бы вынуждены расколоть эту скорлупу анонимности, в которой некоторые из нас находят себя перед тем, как подойти к Чаше.

И вот ради многих верующих, ведущих такую мобильную и очень анонимную жизнь, я полагаю, это мудро со стороны Русской Церкви сохранять требование, чтобы каждый человек исповедовался хотя бы перед Причастием. Хотя некоторые из нас постоянно посещают традиционные приходы и к ним не относится то, что я описала выше, мы должны понимать, что для некоторых верующих эта "скорлупа анонимности" весьма реальна. Для таких людей исповедь облегчает их общение со Христом через возможность общаться с другим членом Церкви, в данном случае со священником.

Само собой разумеется, такая практика требует пастырской рассудительности, и я часто наблюдала, как священники и епископы подходят к этой практике исповеди перед Причастием с такой рассудительностью.

Конечно, всё вышеизложенное не более и не менее чем моё личное мнение.

Андрей Псарёв: Спасибо, сестра Васса, за то время, которое вы нашли для данной беседы, и мы надеемся на продолжение этого разговора.

Беседовал Андрей Псарёв, перевод с английского: "Богослов. Ru"
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 27.4.2010, 1:52
Сообщение #19


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Алексей Абрикосов: "Теперь на пенсии я не буду нищим"

Российскому физику, живущему и работающему в США, присуждена Нобелевская премия.

Сразу после официального объявления о присуждении Нобелевской премии по физике профессор Аргоннской Национальной лаборатории (США) Алексей Абрикосов дал интервью корреспонденту "Известий" Роману Кириллову.

– Это высшая награда, которую может получить ученый. И я, конечно, очень рад, что она досталась мне. В России не так много было нобелевских лауреатов, да и те, которые были, умерли. Остался один, кто дожил до настоящего момента, – Жорес Алферов. А мне в этом году исполнилось 75 лет. Конечно, это хорошо и для меня самого, и для Аргоннской Национальной лаборатории, где я работаю. Для них это тоже праздник – я второй лауреат за всю историю существования лаборатории. Ее представители позвонили мне полтора часа назад – до того, как все было официально объявлено, чтобы иметь возможность поговорить со мной. Потом эта возможность исчезла, так как мне начали звонить с поздравлениями со всего света.

– А вас раньше выдвигали на Нобелевскую премию?

– Много раз. Иногда даже поздравляли заранее, но потом это не осуществлялось. Но в этом году произошла вещь, которая была совершенно необычной: из Нобелевского комитета мне прислали письмо о том, что меня выдвинули. Такого никогда прежде не было.

– То есть вы начиная с того момента уже предполагали, что потенциально можете получить Нобелевскую премию?

– Так как это было впервые, то я подумал, что этот год будет для меня каким-то необычным. Но потом мне рассказали, какова процедура. Каждый год на премию выдвигаются примерно 400 человек. Это так много, что они даже не могут рассмотреть всех. Поэтому они сначала намечают первый, предварительный список кандидатов. И говорили, что если тебе присылают такое письмо, то тогда это значит, что ты находишься в первом списке.

– Могли бы вы рассказать о научной работе, за которую вам присудили Нобелевскую премию?

– Я физик-теоретик, но всегда был очень близок к экспериментаторам. Во время экспериментов наблюдался ряд необычных явлений в сверхпроводниках. Я пытался объяснить эти явления на основе теории, которую Гинзбург вместе с Ландау написали еще в 1950 году. В результате мне удалось предсказать существование особой категории сверхпроводников – так называемых сверхпроводников второго типа. А в то время все сомневались, что такое вообще возможно. Затем я стал работать над поисками сверхпроводников второго типа в магнитном поле. И в результате возникло то, что теперь всем известно под именем "вихревой решетки Абрикосова". Премия присуждена именно за эту работу.

– Как вы планируете распорядиться своей частью премии?

– Я приехал в США 12 лет назад, не имея никаких накоплений. Мне было 62 года. К этому моменту многие американцы уже уходят на пенсию, а мне приходилось все начинать с нуля. Естественно, премия в таком случае для меня – это очень хорошо. На пенсии я не буду нищим. Хотя я еще не собираюсь ни на какую пенсию. Я в хорошей форме и продолжаю заниматься исследованиями.


Справка Газеты.Ru:
Алексей Алексеевич Абрикосов родился 25 июня 1928 года. Через три года после окончания Великой Отечественной войны стал выпускником МГУ имени М.В. Ломоносова. После этого в течение 17 лет проработал в Институте физических проблем АН СССР. В 1964 году Абрикосов стал членом-корреспондентом Академии наук СССР. Со следующего года стал профессором МГУ. Основные труды Абрикосова были посвящены области сверхпроводимости, теории полуметаллов, статистической физики, квантовой электродинамики, теории плазмы, астрофизики.

В 1966 году Абрикосов получил Ленинскую премию за разработку теории сверхпроводящих сплавов и свойств сверхпроводников в сильных магнитных полях (совместно с Л.П. Горьковым и В.Л. Гинзбургом). В 1982 году Абрикосов стал академиком АН СССР.

Среди его работ особую известность приобрели труды "Методы квантовой теории поля в статистической физике" (М., 1962, совместно с Л.П. Горьковым и И.Е. Дзялошинским), "О магнитных свойствах сверхпроводников второй группы" (Журнал экспериментальной и теоретической физики, 1957, т. 32, в. 6, с. 1442), "Теория электронного энергетического спектра металлов с решеткой типа висмута" (там же, 1962, т. 43, в. 3, с. 1089, совместно с Л.А. Фальковским), "On the quantum theory fields", (Nuovo cimento, 1956, Suppl. al v. 3, ser. 10, p. 80, совместно с Л.Д. Ландау и И.М. Халатниковым).

В настоящее время 75-летний нобелевский лауреат работает в США, в институте Argonne National Laboratory (штат Иллинойс).


Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 8.5.2010, 1:48
Сообщение #20


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Ростки нового — в мусоре повседневности

Доктор философских наук Вениамин Зацепин, обладающий опытом жизни в СССР и Австралии, считает, что одной из главных причин краха многих теорий построения общества является то, что философы и социологи, прогнозируя развитие общества, не видели разницы между социальной системой (совокупностью социальных групп и социальных институтов) и антропосистемой (совокупностью социально-психологических типов личности). Он видит общество как антропосистему, образованную разными человеческими типами — социопатами, авторитаристами, маккиавелистами, практически ориентированными (инструменталистами), ищущих острых ощущений (авантюристами), коммуникативно-дружелюбным типом, альтруистами и творческим типом (креативными).

В центре этой схемы — своего рода "стволовые клетки" общества — нетипичные люди, которые могут эволюционировать в разные типажи под влиянием определенных обстоятельств. Все это разнообразие типов исследователь делит на три группы, обозначенные условно как "люди холодного спектра", "люди теплого спектра" и нейтральные.

Люди холодного спектра — это те, для кого чрезвычайной важностью обладают отношения в рамках вертикали власти, те, кто стремится подняться как можно выше, чрезвычайно дорожит каждой ступенькой на пути наверх и придает огромное значение социальной дистанции, разнице положений в таблице о рангах. Они склонны не доверять людям в целом и воспринимать других людей в первую очередь как врагов, покушающихся на их ресурс. Эти люди твердо верят в то, что зло — неотъемлемая, а возможно, и ведущая часть человеческой натуры, отсюда их отношение к другим людям — настороженное и подозрительное.

Люди теплого спектра, напротив, не придают вертикали власти особого значения. Дружеское расположение к людям вообще, положительная установка на "другого" в целом окрашивают их жизнь в обществе в совсем другие тона. Для них общество — это не пирамида, карабкаясь на которую, ты должен конкурировать за место на следующей ступеньке, а скорее — пикник, тусовка, где можно найти немало приятного и интересного, где есть возможность получить помощь в нужное время или оказать ее другому человеку.

Что же касается инструменталистов и креативщиков, они слишком увлечены своей работой, чтобы придавать особое значение межчеловеческим отношениям, они не склонны ни подавлять, подчинять кого-то, ни подчиняться или прислуживать кому-то. Для них главное — их дело.

- Вениамин Иванович, вы живете последние 17 лет в Мельбурне. Если применить вашу систему классификации и сравнить австралийское и российское общество, можно сказать, что в России доминирует холодный спектр, а в Австралии теплый?

- Вы имеете в виду, что тут, в Австралии, больше представителей "теплых" типов, а в России — "холодных"? Нет, я так не думаю. Это было бы, конечно, очень заманчиво — изучить психологическую структуру каждого народа, каждой страны. Но я не знаю сколько-нибудь серьезных работ по этому вопросу.

Как показывают многочисленные исследования, установка по отношению к другому человеку, уровень сопереживания закладываются еще в детстве, а, скорее всего, являются врожденными. Более того, уровень сопереживания разнится не только у людей, но и у животных.

Есть известная серия американских экспериментов "по альтруизму" с крысами, собаками, обезьянами. Крыс, например, держали на голодном пайке, а потом открывали для них вход в клетку с пищей. Но как только они заходили в клетку-столовую, другая крыса, находившаяся в соседней клетке, получала разряд тока и начинала издавать жалобный писк. Так вот, часть крыс, отлично улавливая связь между своими действиями и страданиями соседа, сразу же прекращала есть и уходила из столовой. Другие же продолжали есть, несмотря ни на что. После этого этих "бездушных" крыс поместили на место соседей и заставили на себе испытать, каково это — получать удары тока. Половина из них после этого изменила поведение и при повторном эксперименте прекращала есть, слыша писк соседа. Но часть их — около 10-15 % — оставались такими же безразличными: там пищали, а тут продолжали игнорировать "призывы к милосердию" и ели как ни в чем не бывало.

Наблюдения за младенцами тоже показывают, что большинство из них откликается на плач другого младенца сочувствующим плачем, а другая часть (10% девочек и 20% мальчиков) совершенно равнодушна.

Возникает подозрение, что способность или неспособность к сочувствию обусловлена какими-то биологическими основаниями. Скажем, не так давно в США обнаружили, что у детей-аутистов не работает определенная маленькая зона мозга, по-видимому ответственная за эмпатию, эмоциональный контакт с другими людьми, заинтересованность в этом контакте. Может быть, это и у представителей "холодных" типов наблюдается?

А возвращаясь к вопросу о разнице между Россией и Австралией, или, скажем, Россией и другой демократической страной, хочу заметить, что везде есть люди холодного спектра. Скажем, для меня такими людьми являются Буш-младший и его соратник Дик Чейни. Да и вообще без таких людей, подчеркнуто заинтересованных в иерархии, пирамиде власти, государство не может существовать. Они необходимы государственной машине для нормального функционирования. Но в таких странах, как Австралия, общество не дает им разгуляться, развитые институты общественного контроля (прежде всего СМИ и судебные органы) держат в узде их инстинкты и не позволяют им сдвигаться в сторону патологического поиска врагов и человекоуничижительной психологии.

- Наше агентство проводит опрос на тему "Главное отличие современной России от СССР". Лидируют отрицательные отличия. На первом месте "Развал экономики, разгул коррупции и криминала", на втором "Озверение общества и деградация морали", на третьем — "Из великой державы мы превратились во второсортную". Вместе эти ответы набирают больше 80%. А позитивные — только чуть больше 10%.

- Вот видите, цифры почти как в том эксперименте с "душевными" и "бездушными" младенцами! 10% игнорируют "невидимые миру слезы" многих людей.

Что касается главного отличия России от СССР... По-моему, Россия потеряла свои идеалы и никак не может найти той идеи, той духовной опоры, которая могла бы помочь отстроить страну заново.

- Вы хотите сказать, что в СССР были не лицемерные идеалы?

- Идеалы СССР не были лицемерными. Лицемерами были те партбоссы, кто в последние десятилетия декларировал их, прятался за них. Общество, построенное по принципу "Каждый по способностям, каждому по потребностям" — тот идеал, к которому не только стоит, но и необходимо стремиться. Это же фактически — формула счастья и отдельного человека, и общества в целом. Хотя, конечно, некоторые коррективы в эту формулу надо вносить. Она не учитывает особенности психологии и целый набор потребностей, носящих антисоциальный характер. Есть люди, ведушие потребности которых ущемляют и унижают других людей. Садисты, например. Да и потребности разных групп могут жестко конфликтовать. Вот недавно отмечали день Австралии — это день, когда британцы впервые здесь высадились. А для аборигенов это день начала конца, начала гибели и деградации их народа. Они его отмечать не хотят. Я убежден, что СССР в целом держался за счет своих гуманистических идеалов — в отношении интернационализма, равенства, братства... А попытка искоренить эксплуатацию человека человеком, это что – плохо? А дать возможность каждому ребенку развить, а потом и применить, реализовать все свои общественно полезные или нейтральные задатки и способности, это плохо?

- Вопрос эрозии идеалов и морали волнует не только Россию. The Guardian в качестве одной из ключевых тем предлагает читателям "всерьез задуматься о морали нашего общества". Отмечается, что у английских школьников пропадает понимание смысла жизни в обществе, того, что такое быть хорошим человеком. Экономические стимулы вытесняют более высокие материи. Но вот вопрос — а без этих высоких материй останемся ли мы людьми?

- Да, это есть. Об этом пишут. Это надо американцев "благодарить" — с их практицизмом и инструментальным подходом. Европа все-таки всегда была другой в этом отношении.

Я ведь в прошлом летчик. Всегда интересовался рассказами и воспоминаниями летчиков, историями времен Великой Отечественной войны. Недавно смотрел по телевидению встречу английских летчиков-истребителей по поводу одного из знаковых событий Второй мировой. Так вот, один из них заявил, как ему было морально дискомфортно атаковать немецкие самолеты с хвоста! А ведь это всеобщий, международный тактический прием в авиации. Мне бы лично никогда такая мысль и в голову не пришла! А ему казалось, что это нечестно, нехорошо, вроде как удар исподтишка, в спину. Хотя англичане немцев никогда не любили и война была не на жизнь, а на смерть.

Кстати, знаю и одной нашей летчицы рассказ, как ее, летевшую на Пе-2, атаковал немецкий ас. У ее стрелка-радиста патроны кончились, и немец, перед тем как свалить ставшую беззащитной "Пе-шку", пристроился справа, метрах в 15, чтобы взглянуть в лицо пилоту, своей будущей жертве. Она посмотрела на него и сдернула шлемофон с головы, бросила на пол кабины: "На, мол, стреляй, гад, не боюсь!". Тот увидел ее шикарные длинные белокурые волосы, опешил, мгновенно отвернул, унырнул и улетел.

А последний пример — когда австралийские летчики в составе бушевской коалиции бомбили Ирак, свергали Саддама Хуссейна с его оружием массового уничтожения, они отказывались выполнять боевое задание, если на выданных им американцами картах трудно было определить, не живут ли мирные жители рядом с указанной целью.

Это все — не абстрактные "высокие материи". Без этого мы - не люди.

- Вы работали в университете Ля Тробе и теперь в Мельбурнском университете. Сложно быть марксистом в Австралии?

- Я лет 12-15 назад участвовал в одной международной конференции и во время дискуссии высказал с места определенные идеи, в ответ ведущий, американский профессор, заметил мне, что да, есть и такие мнения, это марксистский подход. Я улыбнулся: "А я и есть марксист". После этого ко мне наклонилась соседка — преподаватель из Сингапура и прошептала "Какой вы счастливый! Если бы вы такое заявили в Сингапуре, через полчаса вы бы уже были в тюрьме".

- В России сейчас многие поворачиваются лицом к социализму, высказываются идеи, что возможно нам, как народу, больше подходит социалистический, а не капиталистический строй.

- К какому социализму? К СССР-скому? С его номенклатурными "дубами" во главе?Со всемогущим КГБ? С непременной сопровождающей "личностью в штатском" в редкостных загранпоездках? С радио, телевидением, прессой под пятой главлита, той самой номенклатуры? Со всеудушающей и всетормозящей бюрократией? С психушками, лагерями, ссылками и высылками для социальных рационализаторов: честных, думающих, и самых активных критиков его? От пережитков такого "социализма", от власти презренных людишек, которые, занимая государственные должности, "жадною толпой" суетятся вокруг "трона", думая лишь о собственном благе, России, к сожалению, еще нужно освобождаться и освобождаться.

Но я знаю не только об этой идее. Мне приходилось читать и антигуманистический манифест "Проект Россия". Его монархистские, охранковские и церковно-бюрократические идеи, кажется, мягко , но очень настойчиво ныне популяризируются, да и проводятся в жизнь. Идей можно нарожать как угодно много и сколь угодно красивых и милых. Но известно ведь, что вся история науки и философии — это трагическая повесть о том, как самые прекрасные идеи гибнут, растерзанные "мелкими, гадкими, грязными" мерзкими фактами жизни. Вот почему великие гуманисты Маркс и Энгельс вынуждены были изобрести новую методологию преобразования жизни. Суть ее – да, можно и нужно любоваться прекрасными идеями устройств общества и пропагандировать их. "Идея становится материальной силой, когда она овладевает массами". Но для практической работы надо стараться в реальной жизни находить живые ростки нового и заботливо поддерживать их, защищать от вредителей, поливать, окучивать, удобрять. Я вот привил белую сирень на свою сиреневую — уже пять лет прошло, а "мачеха" не дает ей цвести, плохо кормит, отторгает. Вот так и новые "чужеродные" идеи трудно приживаются на неподходящей почве.

Я не думаю, что кто-то даже из честных российских политиков знает, что делать с Россией. Но убежден, что в народе есть такие силы, умы, души, которые — пусть в мозаичном виде — могут найти ответ на этот наш вечный вопрос.

Мне кажется, ваше агентство могло бы проделать такой эксперимент: задать людям два вопроса: а) В чем вы видите главные проблемы разных сфер жизни нынешней России — в политике, экономике, в самодеятельности населения, в образовании, в культуре, в каком-то регионе, городе или районе? б) Где, в чем вы видите ростки, зачатки позитивных изменений в сегодняшней России, из которых могло бы вырасти достойное будущее страны?

Трудно надеяться, что сразу появится "единственно верный" исчерпывающий и всеохватывающий ответ, но очень вероятно, что материал может собраться достаточно интересный и в теоретическом, и в практическом плане.

Беседовала Татьяна Чеснокова, ИА Росбалт
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 14.5.2010, 2:33
Сообщение #21


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Зубная боль русской общины
Путь к дантисту тернист и горек.

- Пардон! - отозвался Фагот, - я извиняюсь, здесь разоблачать нечего, все ясно.
- Нет, виноват! Разоблачение совершенно необходимо. …Зрительская масса требует объяснения.
- Зрительская масса, - перебил Семплеярова наглый гаер, - как будто ничего не заявляла? Но, принимая во внимание ваше глубокоуважаемое желание, Аркадий Аполлонович, я, так и быть, произведу разоблачение. Но для этого разрешите еще один крохотный номерок?»
(М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»).


Так уж повелось, что у многих из нас, русскоговорящих иммигрантов, от природы очень и очень плохие зубы, как бы тщательно мы за ними ни ухаживали и своевременно ни обращались к зубному врачу. Ну не виноваты мы, что имеем плохие зубы. Все виноваты: трудное детство, трудные роды, недостаток витаминов, плохая экология, Великая Отечественная война, Чернобыль, советские стоматологи, эпоха застоя, перестройка, беспробудное пьянство, семечки, пробки от бутылок, а мы, болезные, не виноваты.

А еще в Канаде надо улыбаться везде и всюду, хорошо бы голливудской улыбкой, демонстрируя свои 32 здоровых зуба и искреннее дружелюбие. Но при нашем «наличии отсутствия» этих самых здоровых белоснежных зубов улыбка представляет собой душераздирающее зрелище.
И, как назло, английский язык - это такой язык, при котором произносить некоторые звуки и слова приходится, обнажая полностью верхний и нижний ряд зубов. Поэтому большинству из нас путь поступления на работу проложен через офис дантиста.

Путь к дантисту тернист и горек. Во-первых, потому, что если нет работы, то нет денег и бенефитов на лечение челюстей (кстати, деньги нужны немереные). А с другой стороны, если нет хороших здоровых зубов, то нет приличной высокооплачиваемой работы. Не просто замкнутый круг, а прямо петля Мёбиуса получается.

Во-вторых, не умолкают споры, к кому идти лечиться, к русскоговорящим или англоговорящим врачам, или вообще плюнуть на языковые различия, посетив ближайший к дому или работе офис дантиста, наугад.
Даже при беглом взгляде на проблему возникает множество вопросов, ответы на которые иммигранты получают либо советуясь друг с другом, либо посещая всевозможные Интернет-форумы, либо методом проб и ошибок (последний путь самый опасный).

СОВЕТЫ «БЫВАЛЫХ» И НЕКОТОРЫХ ДОКТОРОВ

Для начала попробуем ответить на вопрос: к какому врачу идти – к русскоговорящему или канадцу (условное название англоязычного врача)?
Опросив несколько человек, я поняла, что в большинстве случаев получалось, что самыми хорошими специалистами оказывались русскоговорящие врачи. А вот с канадцами некоторым иммигрантам не везло. Хотя, в принципе, любой уважающий себя врач предлагает высокий уровень сервиса.

Приведу мнение одной моей приятельницы: «Помнится, лет 7 назад я оказалась в кресле канадского дантиста, откуда вылетела через 8 минут, заплатив 100 долларов за первую консультацию, даже без рентгеновских снимков, и ничего толком не узнав. Да еще наслушалась, что у русских почему-то всегда отвратительные зубы и плохой английский. Офис дантиста представлял собой конвейер из 10 комнат с множеством кресел, которые установлены так, что голова почему-то ниже пятой точки.

Доктор бегал от кресла к креслу с одним и тем же инструментом в руках. Все же я надеюсь, что он менял этот инструмент, успевая выхватить у ассистентки новый и утилизировать старый за полминуты. Что характерно, очередь рассасывалась моментально. Ничего не поделаешь, ведь доллары у доктора сверкали в глазах, ему важно было не качество, а количество. К сожалению, ничего за 7 лет не изменилось, буквально 2 недели назад мой печальный опыт повторился, но уже у совершенно другого дантиста».

Но будем надеяться, что неудачный эксперимент моей знакомой - это всего лишь единичный опыт. Хотя нет, я собрала еще как негативные, так и позитивные мнения своих знакомых и незнакомых пациентов и докторов с некоторых русскоязычных форумов в Торонто.
Например, как можно прокомментировать такой совет одного пострадавшего от канадской стоматологии: «Ни в коем случае не ходите к канадцам, у них совершенно особое представление о том, как надо лечить зубы и о приоритетах лечения, а также удаления. Большая часть из них озабочена созданием видимости лечения, нежели лечением. Как, впрочем, и для большинства вещей в Канаде подходит лозунг «Форма все - содержание ничто»».Ну, допустим, допустим…

Имеется и другое высказывание пациента со стажем: «Поймите, медицина и стоматология в Канаде превращены в рынок. Предоставляются платные услуги, а мы с вами - покупатели. Чем больше мы купим, тем лучше живется продавцам. Поймите, любая профессиональная организация стремится монополизировать рынок».

Еще один обиженный и догадливый задним умом: «Любой стоматолог здесь - это продавец в первую очередь, а доктор в последнюю....».
Или вот небесполезное просветительское замечание: «Далеко не все канадские дантисты берутся за рут-каналы (корневые каналы), этим занимаются отдельные врачи - называются они ендодантист. Поэтому сразу все услуги (как было в бывшем СССР) от одного дантиста вы можете и не получить».

«А за «фикцию» (дикцию) никто не отвечает», - как говаривал в свое время Аркадий Райкин.
Приведу вам и мнение бывшего стоматолога из бывшего СССР (не знаю, получил ли он лицензию в Канаде): «То, что выдается в Северной Америке за науку стоматологию, я бы назвал «косметическим протезированием». Лечения зубов, то есть то, что было выделено в отдельный предмет в СССР, здесь не существует. Канадские дантисты хуже даже по сравнению с нашими военкоматными врачами. Если кто-то не согласен, то его они хорошо обработали».

Кстати, о качестве: давайте спросим у бывалых, куда нам идти, если, грубо говоря, дантист испортил нам зубы и настроение?
Попыталась я задать вопрос одному новому дантисту: «Существует ли какая-нибудь независимая комиссия, которая может сделать оценку работы дантиста?» И получила ответ: «Комиссия существует, есть такое понятие как «second opinion». Грубо говоря, надо пойти к другому врачу, если вы недовольны работой первого, он либо созовет консилиум, либо сам сделает повторный осмотр и направит ваши данные в соответствующую комиссию и страховую компанию».

Приведу теперь мнение по поводу канадских дантистов из разряда оптимистических:
«Вчера первый раз была у зубного врача-канадца. Ну что сказать? Сервис на высшем уровне. Слава Богу, страховка мужа-канадца покрывает лечение на 100%. Ни копейки своих не заплатила. Проблема была в том, что вылетела половина пломбы. Я боялась идти к канадскому врачу – в общем, не привычно. Да и рот свой с керамическими коронками было как-то стыдно показывать.

Короче, было совсем НЕ БОЛЬНО! Даже обезболили десну, перед тем как сделать укол! Такого я еще не видела. В России я тряслась перед каждым уколом... . Все, что делал врач, я могла видеть на цветном телевизоре, подвешенном под потолком! Потом доктор еще почистил зубы и десны. Сегодня утром позвонили и спросили: как мой зуб. Вот завтра пойду на заключительную чистку зубов. Зуб чувствует себя прекрасно, пломба отменного качества, десны после такого массажа как новые».

Так что не все так запущено в канадской стоматологии. Имеются пациенты, которые очень довольны канадскими врачами.
Короче говоря, выбор дантистов (канадских и неканадских) в Торонто огромен, перефразируя Ильфа и Петрова, можно сказать, что складывается впечатление, что жители города «Т» рождаются только для того, чтобы подстричься, побриться и вылечить зубы.

ПЛАЧУ ЛЮБЫЕ ДЕНЬГИ И ПЛАЧУ

Следующий вопрос по логике о том, как вылечить зубки с минимальными денежными потерями. Давайте для простоты эксперимента пока остановимся только на русскоговорящих дантистах. По крайней мере, качество услуг у наших лучше, да и цены почему-то ниже.

Если верить теории, цены на зуболечебные и зубопротезные услуги в Канаде диктует ассоциация дантистов. Посмотрела я распечатку прейскуранта этой ассоциации и пришла к выводу, что цены – астрономические. Тогда я решила обзвонить дантистов, чтобы справиться о ценах, поскольку прейскурант на стене кабинетов не висит, как это принято было в российских кооперативных клиниках.

Надо признаться, что всех обзвонить невозможно, да и не все дают четких ответов на четко поставленный вопрос. Например, сколько будет стоить коронка на такой-то зуб. Во многих офисах отвечали, что неприлично задавать такие вопросы без осмотра челюсти, да и ответов на вопросы по телефону они не дают. Только в 10 офисах мне дали четкие ответы на вопросы, причем все ссылались на рекомендации из ассоциации дантистов, зачитывали страницу номер такую-то из сборника этих рекомендаций.

Беда только в том, что цифры на этой самой странице номер такой-то каталога ассоциации у всех были неодинаковые.Чтобы не быть голословной, приведу приблизительные цены, которые мне назвали по телефону менеджеры нескольких русскоязычных докторов. Поскольку статья не носит рекламного характера, то просто пронумерую офисы.

Итак, средняя стоимость коронки на один и тот же зуб в офисе
номер 1 - 600 долларов, дополнительная плата lab fee и таксы включены,
номер 2 - 607 долларов плюс 230 дол. lab fee плюс таксы = $962,55,
номер 3 - $750 и все включено,
номер 4 - $800, но можно договориться в частном порядке,
номер 5 - $1000 плюс 250-300 lab fee, таксы не берутся,
Лечение зуба с рут каналами у докторов стоило от $400 до $1200.

По справочнику ассоциации дантистов (на 2005 год) рекомендованная отпускная цена коронки - $607,15, а таксы не берутся, а lab fee - $230.
А по распечатке (инвойсу) моей страховой компании рекомендованная цена коронки 850 долларов, но мне сообщили, что оплатить компания сможет только $53,88.

Надо признаться, что 53 доллара меня бы не спасли, потому что для меня что 800, что 850 - достаточно большая цифра.
Чувствуете? Складывается впечатление, что мы с вами попали не к доктору на прием, а в мебельный магазин, торг здесь уместен.
Понятное дело, что лучше быть здоровым и богатым, иметь хорошо оплачиваемую работу и полный пакет медицинских страховок и бенефитов.
Но все же для малоимущих граждан выход есть. Во-первых, лечение зубов частично оплачивает велфэр. Но почему-то социальные службы не оплачивают лечение зубов с корневыми каналами (если опять же верить дантистам). Можно подумать, что у малоимущих граждан не бывает корней в зубах.

Во-вторых, детям из малообеспеченных семей до 8 лет лечение оплачивает тоже социальная служба по рекомендации комиссии в школе.
В-третьих, вылечить зубы по приемлемым ценам (да и качество неплохое) можно в клинике при Университете Торонто. Например, выпрямляющие скобки на зубы ребенку стоят там не $4000-5000, а что-то около $1200. Но клиника работает с сентября по май, а записываться на лечение надо не раньше и не позднее, чем в августе. Адрес клиники 101 Elm Street, телефон (416) 979-4927.

100% ГАРАНТИЮ НЕ ДАЕТ ДАЖЕ СТРАХОВОЙ ПОЛИС

С ценами более или менее разобрались. Теперь разберемся со страховками. Те, кто работает и имеет «хорошие» бенефиты, знает, что это всего-навсего групповая страховка, которая чаще всего рассчитана на сумму от $800 до $2000 в год на каждого члена семьи. Причем страховая компания порой покрывает только 80% от стоимости услуги, и иногда не покрывает косметические процедуры (чистку, отбеливание, лечение пародонтоза, установку коронок).

Возникает вопрос, нужна ли не зависимая от места работы персональная страховка на зубы. Выгодно ли индивидуальное страхование лечения зубов?Приведем для начала мнения простых канадских обывателей.

Один из знатоков (или теоретиков) говорит: «Самому покупать страховку невыгодно однозначно. Найдите лучше дантиста, который делает дешевле за наличные, но тем не менее качественно. Второй вариант - найти работу с бенефитами».

Второй человек, который рассматривал для себя возможность получения персональной страховки, рассказал следующее: «Чтобы сделать персональную страховку на зубы, страховая компания рекомендует своего доктора, который должен подтвердить, что на данный момент ваши зубы АБСОЛЮТНО ЗДОРОВЫ.

Другими словами, если у вас пародонтоз, то вам страховка не светит. Данный «независимый» доктор предложит вам починить все зубы до начала страховки (за ваши же деньги, разумеется). После этого ваша страховка все равно не будет покрывать, скажем, чистку зубов, но по страховому договору вы будете обязаны это делать каждые полгода за свой счет (от $75 до $250 – А.Л.), чтобы не потерять страховку. Короче, дело невыгодное, как я понял».

Третий пациент, прошедший через страховку, сказал: «Невыгодно иметь персональную страховку. Дело в том, что такая страховка не дается «только на зубы». Вы должны оформить общую страховку по здоровью и только к ней, за дополнительную плату, присоединить уже «dental insurance». Короче, на семью это порядка 140 долларов ежемесячно выходит». Четвертое мнение: «Мне попалась страховка с лимитом всего в 1000 - 1500 долларов, из которых оплачивали 80%.

Но этот лимит считается общим, то есть и мои 20% туда входили. Грубо говоря, вылечили зубов на 1000 долларов, назад получил 800, но лимит уже исчерпал. А сложные зубы запросто исчерпывают лимит сразу же. Да еще сначала вы должны проплатить 3 месяца, только потом ваша страховка вступит в действие. Причем каждый месяц денежки по полису вынь да положи, а до лечения дойдут руки или нет - еще неизвестно. В общем, невыгодно это. Легче деньги, которые вы страховой компании собираетесь заплатить, положить на отдельный счет, а потом на эти деньги вылечить зубы».

А теперь рассмотрим мнение специалиста.Страховой агент:
«Выгодна или нет страховка на зубы, зависит от вашей ситуации. Заплатив за страховку $1500 в год, вы на эту сумму снижаете облагаемый налогом доход. Заплатив $1000 за лечение зубов, вы сможете вернуть 17%, если эти 1000 долларов составляют больше, чем 3% вашего годового дохода.

Скажем, с доходом $100.000 в год - реально (после налогов) платишь за страховку примерно 870 (1500 - 42%), тогда как напрямую платишь 1000 долларов. Причем на каждый следующий год сумма покрытия лечения зубов увеличивается. Если говорить по совести, то человеку с низким доходом индивидуальная страховка на зубы чаще всего не выгодна.

Даже не пытайтесь на этом сэкономить. Такая страховка может быть выгодна только людям с доходом 50К и даже выше, а чаще - если у человека есть свой бизнес. Вариантов страховок много. Хороший страховой агент может предложить несколько вариантов, которые более выгодны тому или иному человеку. Просто там ниже комиссионные, поэтому чаще всего страховки, выгодные клиенту, не продают из-за низких комиссионных».

Короче говоря, выгодно или не выгодно вам иметь персональную страховку, вы должны решать сами.«Вот, почтенные граждане, несколько случаев разоблачения, которого так назойливо добивалась зрительская масса!» (М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

Зубная боль - это любимая мозоль русскоязычной общины, и лучше на нее не наступать никому. Здесь совет простой: «Не экономьте на своих драгоценных зубах».

Со своей стороны хочу добавить, что целью моей статьи не было свести счеты с какими-то конкретными докторами или дискредитировать тех или иных дантистов в глазах общественности, просто при экспресс-опросах у пациентов выявляются определенные мнения, которые небесполезно узнать и широкой читательской массе, другими словами, канадской медицине и стоматологии есть над чем работать.

Алена Ли
Газета «Русский экспресс», Канада
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 17.5.2010, 5:25
Сообщение #22


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



МАНИТ К СЕБЕ «КАЛИНА»


18 декабря 2009
Татьяна, нам будет трудно удержаться от перечисления хотя бы части того, что вы предлагаете в своем магазине, но дело это, наверное, не совсем благодарное. Во-первых, ваш товар – из категории «лучше один раз увидеть», а во-вторых, вряд ли найдется в нашей общине человек, который бы не заглядывал к вам в гости.
Давайте поэтому с начала начнем: как и когда родилась идея из-за моря-океана в Канаду посуду привозить?

- «Калина» уже семь лет существует, но еще до открытия потребовалось немало времени, чтобы понять насколько «ко двору» она придется. Когда приезжаешь в Канаду, кажется поначалу, что все здесь есть. Постепенно же выясняется, что нет именно того, чего надо тебе. Так и с посудой – много вроде всего, а начнешь присматриваться, либо какое-то безвкусное все из разряда китайской дешевизны, либо роскошь дорогущая. Посуды же, к которой привыкли мы в бывшем Союзе, ни в одном магазине не было. Стала изучать российский рынок, вышла на производителей, в первую очередь – Дулевский завод. Когда-то знаменитый кузнецовский фарфор поставлялся ко двору государя-императора, и, к чести сегодняшних мастеров, они сохранили старые традиции, выпускают действительно изумительную по красоте и качеству посуду. Кстати, сейчас идет борьба за возвращение заводу имени первого владельца.
Вот с фарфора и начала, открыв «уголок» на Finch – Bathurst. Довольно быстро стало тесно: для такой посуды простор требуется, да и люди быстро узнали о нас, понадобилось «пропускную способность» увеличить. А, главное – выполнять все новые и новые заказы, расширять ассортимент. Уже не только фарфор просили привезти, но кастрюли эмалированные, сковородки чугунные или из алюминия литого, хрусталь. За Дулевым последовал Гусь-Хрустальный – тоже мало оказалось. Завезли самовары, сувениры различные, одно «цеплялось» за другое, пошли фабрика за фабрикой - российские, украинские...
Переехали на новое место, но и там тесновато было, сразу стала подыскивать следующее – более просторное. Я сегодняшнюю плазу несколько лет стерегла, чуть ли не каждый день заезжала, проверяла, не освободится ли подходящее помещение. Дождалась, наконец...

- Можно ли сказать, что пользуется большим спросом, что меньшим?

- Думаю, вряд ли. Каждый ведь ищет то, что нужнее либо для конкретного случая, либо просто для собственного удовольствия. Если нужен подарок на торжество какое – нибудь, по старой памяти в первую очередь обращают внимание на сервизы, хрусталь, вазы. Любители кофе не пройдут мимо турок, они у нас, между прочим, с двойным дном, что особо ценится у знатоков. Луженые внутри, с чеканкой – это уже не посуда, а произведение искусства. Мангалы для барбеккю – очень удобные, складывающиеся «дипломатом», казаны, мантоварки, пельменницы, мясорубки... Из новинок – учаг на дровах. Он на буржуйку похож и предназначен для приготовления пищи в казане: на природе – милое дело! Только еще ожидаем прибытия контейнера с этими печками, а очередь уже огромная записалась. Но, все же одну вещь, которая пользуется особым спросом, наверное, назвать смогу. Это наш «конек» - орешницы из литого алюминия. Очень многие их помнят по жизни в России, ностальгируют по вкусным орешкам с кремом или вареной сгущенкой внутри, и жалеют, что при переезде расстались с «лишним» весом. Действительно ведь, каждый грамм считать приходилось. Сегодня поиски орешниц в интернете неизбежно приводят на наш сайт, и мы со Светланой (моя помощница и невестка) едва успеваем отправлять посылки и по Канаде всей, и по Америке.

- Помимо посуды, сувениров, кухонной утвари я вижу у вас одежду, одеяла, платки, носки. Это что – тоже дефицит в Канаде?

- Конечно! В каких местных магазинах найдете вы настоящие тельняшки, спортивные костюмы олимпийской сборной России, оренбургские пуховые платки, или павлопосадские шали? И где вы еще валенки увидеть можете?
Вот недавно привезли одеяла, подушки с наполнителем из овечьей шерсти. Разве можно их сравнить с тем, что в Икее продается? А цена у нас в три раза ниже, чем на такие же вещи в Нью-Йорке.
Мы привозим пояса, наколенники, корсеты из собачьей и верблюжьей шерсти. Это ведь не только тепло, но и здоровье – сколько людей благодаря им от радикулита избавились! Уже и врачи к нам пациентов направляют. Да и носки носкам – рознь, здесь они тоже из чистой шерсти.
И все товары – сертифицированы, ни у кого и сомнений в подделке не могут вызвать. Более того, в большинстве случаях «Калина» является эксклюзивным поставщиком этих товаров на территории не только Канады, но и Америки.

- Татьяна, я не очень разбираюсь в ценах на кастрюли и сковородки, но на первый взгляд дешевыми они мне не кажутся.

- А они и не должны быть таковыми! Помните присказку: «Я не такой богатый, чтобы покупать дешевые вещи»? Вот сюда она точно подходит. Такая сковородка покупается раз в жизни, и еще внуки с правнуками ею пользоваться будут.
В долларовом магазине тоже сковородки продаются – и что, на сколько раз их хватает? Другое дело, если сравнивать цены на товары такого же качества. Точно могу заверить, что наши зачастую ниже, чем в самой России, а уж в Канаде и Америке они точно вне конкуренции. Прежде всего, благодаря тому, что покупаем напрямую, без посредников.

- Бывают ли какие-нибудь неожиданные заказы со стороны покупателей, о которых вы и не задумывались?

- Такое случается, и нередко. Вот из последних примеров. Сейчас все больше людей стали покупать натуральные продукты, в том числе и молоко, на фермерских хозяйствах.
В чем его лучше хранить? Конечно, в стеклянных банках, вот только закрывать их нечем. Так к нам приходят, спрашивают, не можем ли привести с очередной партией товара крышки полиэтиленовые. А заодно и бидоны для молока – в них-то возить удобнее. Впрочем, не только для молока, я знаю немало тех, кто специально за родниковой водой ездят.
Неожиданными бывают иногда сами покупатели. Казалось бы, магазин с «чисто» русским ассортиментом, и кто бы мог предположить, что среди довольно активных клиентов окажутся выходцы из Ирана, Ямайки. Помимо сувениров, сервизов большой популярностью пользуется эмалированная посуда, судки для ланча.

- Красивый бизнес у вас, Татьяна. А чем в «прошлой» жизни занимались?

- Даже и подумать не могла, что решусь когда-нибудь свое дело открывать, да еще такое интересное. Заканчивала в свое время Иркутский институт инженеров железнодорожного транспорта, сейчас он статус университета получил. Работала много лет, вплоть до отъезда в Канаду, инженером.
Сейчас словно вторая жизнь началась. Конечно, нелегко было наладить бизнес, сделать его известным, авторитетным. Зато как приятно видеть людей, которых манит наша «Калина», которые находят здесь для себя и друзей то, чего нет нигде.
Рядом с красивыми вещами сам человек ощущает себя по-другому, и даже в будни словно дыхание праздника чувствует. А что уж говорить о сегодняшнем, предновогоднем настроении?




Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 31.5.2010, 2:06
Сообщение #23


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Финские чиновники против русской бабушки

Финские бюрократы пытаются выдворить из страны парализованную, абсолютно беспомощную 82-летнюю россиянку. Причины такого антигуманизма не могут понять даже официальные органы Финляндии.

История 82-летней жительницы Выборга Ирины Антоновой шокирует. Ее участники утверждают, что по необъяснимой прихоти всего лишь одного чиновника — сотрудника миграционной службы Финляндии Олли Коскипиртти — беспомощную старуху фактически бросают на произвол судьбы. Даже сам факт перемещения парализованной женщины, перенесшей несколько микроинсультов, перелом шейки бедра, и с кардиостимулятором в сердце равносилен ее гибели. Кроме того, даже при удачной транспортировке Антонову ждет один конец: смерть в хосписе или доме престарелых, потому что в России ухаживать за ней некому. А с единственным родственником — родной дочерью Натальей, уже много лет живущей в Финляндии — ее насильно разлучают.

«Эта история тянется с февраля 2008 года, — рассказала «Росбалту» дочь Антоновой Наталья Кяярик. — Дома, в Выборге, у мамы случился инсульт, в больнице ее подержали положенные дни и выдворили восвояси. У нее парализовало половину тела, очевидно, что за ней должен быть постоянный уход. У мамы была действующая финская виза, мы с мужем смогли переправить ее к нам в Финляндию и одновременно подали документы на вид на жительство для мамы. Спустя несколько месяцев пришел отрицательный ответ с формулировкой: мама не является близким родственником собственной дочери, а потому никаких оснований для вида на жительство нет. Мы несколько раз пытались добиться продления визы, но все безрезультатно. Сейчас предпринимается уже четвертая попытка выдворить маму из страны. При этом Финляндия спокойно оставляет у себя людей, не имеющих воообще никаких родных в стране, не говоря уже о том, что выгонять тяжело больного человека и тем самым обрекать его фактически на смерть — бесчеловечно».

Наталья рассказывает, что сами финны в ужасе от этой ситуации. Наталья с мужем обращались практически во все властные структуры, дошли до премьер-министра, министра по миграционной политике, даже до митрополита всей Финляндии. Даже президент Суоми уже в курсе этой истории. Они однозначно говорят, что надо исходить из принципов гуманности.

В здании парламента

«Все согласились, что да, маму можно и нужно оставить со мной, так как ей требуется постоянный уход. Но каким-то непостижимым образом получается, что один чиновник идет против мнения собственного начальства и президента и в четвертый раз упорно отказывает в виде на жительство», — говорит Наталья.

Митинг в защиту Антоновой

В защиту Антоновой собираются уже целые митинги, причем там присутствуют не только «бывшие русские», но и финны, которым небезразлична судьба русской бабушки. Даже у полицейских буквально не поднимается рука насильно выдворить прализованного инвалида. Хотя однажды Наталье с мужем пришлось укрывать маму в ближайшей лютеранской церкви: полиция не решилась туда зайти и вытащить старуху.

Ирина Антонова помимо первого, еще «российского» инсульта, перенесла уже в Финляндии еще два микроинсульта, у нее сломана шейка бедра, тяжелейший ревматизм, астма, а сердце работает только благодаря кардиостимулятору. Наталье удалось получить заключение финских медиков, в котором написано, что Антоновой противопоказана транспортировка и что она полностью зависима от дочери.

Ирина Антонова с внучкой Аней

«Вот эту формулировку — «полностью зависима» — нам тоже пришлось «выбивать», даже врачи боялись идти поперек миграционной службы. Хотя совершенно очевидно, что мама не может себя самостоятельно обслуживать, — говорит Наталья Кяярик. — А именно такая формулировка была для нас принципиальной. Есть параграф закона, по которому, если гость страны полностью зависим от человека, являющегося гражданином этой страны (в данном случае Финляндии), то вид на жительство дается без всяких отговорок».

И подобное действительно происходит в самой Суоми: матери подруги Натальи без всяких проблем дали вид на жительство, хотя состояние той женщины было куда лучше, чем у Ирины Антоновой. И таких случаев достаточно много, причем не только в отношении россиян, но и других иностранцев.

Ни Наталья, ни ее семья — муж и уже взрослые дети, ни друзья, ни даже посторонние люди не могут объяснить, чем вызвана такая, мягко говоря, принципиальность чиновника.

В своих прошлых интервью он сначала объяснял свою позицию только одним — отсутствием уважительных причин (то есть родства) между матерью и дочерью. Он считал, что выдворение бабушки из страны «не будет слишком суровым наказанием для Антоновой» и что дочь сможет ухаживать за мамой и в России. Однако после того, как история с русской бабушкой приняла огласку, в том числе и в финских СМИ, миграционная служба отказалась вообще в каком бы то ни было виде комментировать эту историю.

В России же Ирине Антоновой деться совершенно некуда: ни одного родственника не осталось, нет даже жилья и прописки — дом пришлось продать, чтобы были деньги на лечение. Даже если Россия предложит свою помощь, женщину удастся перевезти в Россию, то ухаживать за ней будет все равно некому: ее единственная дочь Наталья живет и работает в Финляндии, там у нее дом и семья, а на бывшей родине она, финская гражданка, сама будет «на птичьих правах».

“По финскому законодательству об иностранцах близкими родственниками, действительно, являются только законные супруги и дети до 18 лет. То есть только для них может рассматриваться вопрос о виде на жительство, — прокомментировал «Росбалту» ситуацию руководитель Антифашистского комитета Финляндии, правозащитник Йохан Бекман. — Честно говоря, сначала я сам в историю Антоновой верил с трудом, она казалась дикой и абсурдной, но сегодня я был у них и сам во всем убедился. Я считаю, что финские чиновники просто хотят показать свою власть, а то, что происходит с Антоновой, — противозаконно и бесчеловечно. Ведь семьи должны, наоборот, воссоединяться, особенно в такой непростой ситуации, когда человек тяжело болен».

Сейчас паспорт Ирины Антоновой арестован, процесс депортации не прекращен. Теоретически в любой момент могут прийти другие, менее гуманные и более принципиальные полицейские, и увезти старуху.

«Я плакала, спрашивала: ну куда вы ее повезете, в мусор? Но она же — живой человек, моя мать, — говорит Наталья. — Никто не думает, ей-то самой каково? Да, она парализована, но разум еще сохранился, она все понимает. Но она только лежит или сидит у окна и молча плачет».

Финские правозащитники, да и обычные рядовые граждане Финляндии убеждены: вся эта история специально и сознательно раздута. Разумеется, букву закона надо уважать, но ведь существует еще и дух закона, и понятия гуманности, человечности. Кроме того, финские юристы считают, что интерпретация пресловутого закона «Об иностранцах» дает возможность в данной ситуации оставить женщину в Финляндии без всяких проблем.

«Мы не хотели раздувать нашу семейную трагедию, выносить ее на люди. В течение двух лет мы надеялись, что разумное решение будет принято. Но сейчас все возможности исчерпаны, нам ничего не остается, как обращаться за помощью к общественности, к России, — говорит Наталья Каарик. — Это крик вопиющего в пустыне».

Ирина Антонова, фото Наталья Кяярик,
http://www.rosbalt.ru/

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 4.6.2010, 2:56
Сообщение #24


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Движение Patrioti Lv в Латвии выступает за дружбу народов

Глава Полиции безопасности Латвии Янис Рейникс боится нарастающей популярности молодёжного движения Patrioti Lv, считает депутат латвийского Сейма, руководитель движения Patrioti Lv Алексей Холостов.

Как уже сообщалось, глава Полиции безопасности Латвии Янис Рейникс назвал в числе потенциальных угроз для страны проблемы, которые обострились после внедрения в жизнь так называемой «политики соотечественников», которую Россия проводит в Латвии.

Как заявил генерал Рейникс, целью работы России в этом направлении является консолидация русскоговорящих жителей Латвии и расширение информационного пространства. По его словам, целевой аудиторией этой деятельности является молодёжь, которая может создать выгодную для России политическую и экономическую среду.

В числе опасных объединений Рейникс назвал молодёжное политическое общественное движение Patrioti LV. Главным тезисом этого движения является утверждение, что Латвия для его членов является родиной. Члены движения заявляют, что готовы разделить все её «радости и печали», однако согласны не со всеми деталями проводимой властями политики.

Комментируя заявление главы Полиции безопасности, Алексей Холостов отметил, что члены движения Patrioti LV не согласны с политикой государства, которая основана на принципе «разделяй и властвуй».

«Власти уверены, что, разделяя и противопоставляя латышей и русских, можно реализовывать неблаговидные проекты. А мы не делим латвийскую молодёжь по национальному признаку, а, наоборот, объединяем. Таким образом мы выбиваем почву из-под этих идей правящей коалиции», – считает депутат.

В молодёжном движении, по словам Алексея Холостова, много русскоязычных ребят, но данное объединение не является организацией русских соотечественников, потому что в движении принимают участие и представители других национальностей, в частности латыши, белорусы, евреи и так далее. «Мы вообще не делим людей по национальному признаку», – подчеркнул Холостов.

«Мы переосмыслили понятие патриотизма, которое не должно соприкасаться с националистическими идеями. Мы проповедуем идею интернационального патриотизма», – заявил депутат.

Члены объединения реализуют проекты, которые приносят пользу обществу. Среди них благотворительные мероприятия, международные конференции, развлекательные вечера, встречи с партнёрами из России и многое другое.

«Мы хотим дружить со всеми, стремимся объединять жителей нашей страны, реализуем проекты на благо родине. Главное – реализация идей патриотизма, забота о людях, которые тебя окружают», – добавил он.

Информационная служба фонда «Русский мир»
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 4.6.2010, 3:00
Сообщение #25


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Модернизация морали

В Америке идёт интенсивный процесс трансформации системы ценностей. Что такое система ценностей?

В каждой культуре многие действия связаны с оценками хорошо-плохо. Помочь больному – хорошо, обидеть ребёнка – плохо. Однако прикрепления к действию соответствующего ярлыка «хорошо» или «плохо» недостаточно, чтобы система ценностей нормально работала. Совершая действие с ярлыком «плохо», человек должен испытывать хотя бы маленький укол совести. Если такого укола нет, то, даже зная, что действие плохое, человек будет совершать его так же легко, как и хорошее.

Недавние психологические исследования показывают, что, выбрав «зло», человек повторяет мысленно свой выбор и только после этого принимает окончательное решение. Однако если он выбрал «добро», повторный выбор не производится... Таким образом, выбрать «добро» человеку психологически легче, чем «зло», конечно, при условии, что выбор «зла» вызывает укол совести. Люди способны испытывать такой укол, если действия, которые они совершают, оцениваются как плохие некоторым высшим авторитетом. Таким авторитетом может быть Бог, харизматический лидер или общество в целом. Тогда оценка действия становится нормой. В результате социальных потрясений может произойти разрушение системы ценностей. Многие оценки перестают быть социальными нормами и превращаются в пустые слова.

В течение последних двух десятилетий в России происходили радикальные изменения. На общественную арену вышел преступный мир со своими ценностями, потеснившими стандарты советской эпохи и дореволюционного времени. Кроме того, возникло огромное число новых ситуаций, для которых у общества не было норм. Например, как себя вести в ситуации рыночной сделки? Нормы советской эпохи требовали от человека принципиального, бескомпромиссного отношения к другому человеку, а в условиях рынка нормой должно быть стремление к компромиссу, без которого сделка невозможна.

Сейчас Россия переходит от второй этической системы, которая досталась ей в наследство от советского общества и в рамках которой серьёзные конфликты между людьми разрешались вышестоящей инстанцией, к первой этической системе, где конфликтующие стороны сами могут достигнуть компромисса, не теряя лицо. Процесс перехода, однако, идет чрезвычайно медленно.

Как сделать так, чтобы укол совести происходил не тогда, когда человек заключает соглашение, а когда он драматизирует свои отношения с другим человеком? Подобные проблемы возникают не только в рамках торговли. России необходима серьёзная модернизация морали. Она даже более необходима, чем модернизация экономики и промышленности. Прежде чем обсуждать возможный путь данной модернизации, рассмотрим такую ситуацию.

Молодой чиновник, выдающий некоторые разрешения, вымогает деньги у обращающихся к нему людей. Он знает, что почти все другие чиновники, работающие в его организации, поступают подобным образом, отдавая часть денег своему начальству. Такое поведение стало нормой, и чиновник не испытывает никаких уколов совести, изымая очередную порцию денег. Таким образом, действие «требовать деньги» перестало быть для него негативным. Поведение этого чиновника опасно не только тем, что он грабит людей, но и тем, что своими действиями он разрушает мораль общества. Глядя на него, и другие будут грабить, не испытывая при этом уколов совести.

Теперь представим себе, что в средствах массовой информации (Интернет, телевидение, радио) появляется текст, исходящий от общепризнанного авторитета и описывающий стандарт поведения в этом случае. Ситуация: начальник требует взымать с граждан дань. Норма: отказаться выполнять это распоряжение. Допустимый компромисс: отказаться выполнить, но дать начальнику понять, что его распоряжение не будет предано огласке.

Этот пример я привожу для иллюстрации. Только россиянин, погружённый в своё общество, может сформулировать норму поведения в такой ситуации и предложить форму компромисса. Пусть приведённый выше текст прочли чиновник и его начальник. Их поведение от этого вряд ли изменится. Однако деформация нормы может быть остановлена. Если и граждане, которым нужны разрешения, ознакомлены с этой моральной нормой, то люди, совершающие поборы, будут вызывать у них не только страх, но и презрение. Знание этого может вызвать у чиновника уколы совести.

В условиях современной России авторитетными источниками моральных норм не могут быть какие-либо лица, комиссии и организации. Источником норм может стать только всё общество в целом.

Может ли общество как целое создать для себя развитую систему ценностей и систему моральных предписаний? Может. Эти предписания должны готовиться большим числом рядовых граждан и маленьких инициативных групп, на первом этапе работающих независимо. Каждый участник описывает несколько проблемных ситуаций, взятых из реальной жизни, и предлагает свои варианты правильного в них поведения. Дополнительно к этому в Интернете создаются сайты, на которых участники могут помещать результаты своей работы.

Второй этап состоит в обобщении материалов, находящихся на сайтах. Итогом этой работы станет набор из сотен описаний стандартных ситуаций вместе с нормативными правилами поведения. Этот набор должен публиковаться, непрерывно корректироваться и дополняться, чтобы отражать естественные изменения моральных норм. Такая работа увенчается успехом, если в ней примут участие люди, принадлежащие различным кругам, в том числе педагоги, военные, студенты, священнослужители. Думаю, что не только финальный результат, но и процесс массового создания свода норм будет способствовать модернизации морали.

В. А. Лефевр, профессор Калифорнийского университета, Ирвайн (США)
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 8.6.2010, 4:25
Сообщение #26


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Помню свои чувства, когда мне предложили работу в Вене: возможность пожить в чужой стране, полностью поменять ставшую привычной жизнь, узнать новых людей, вволю поездить по любимой Европе - это была мечта!
Привыкать к новому месту для меня было не сложно. Вена – это город для жизни. Вот, к примеру, живу я ближе к окраине, а работаю в центре, и на работу езжу, не спускаясь под землю: каждое утро двадцать минут расслабленной, почти медитативной езды в трамвае, где всегда найдешь свободное место и под задорные позванивания которого можно наконец легко, без стресса проснуться. Лишь иногда проносятся в памяти бывшие когда-то привычными картинки Московского утра: сначала переполненная маршрутка, потом штурм еще более переполненного вагона метро, две пересадки – и в офис врываешься уже без сил и ненавидя весь мир… (Не хочу быть неправильно понятой: я очень люблю свой родной город, но вот транспортная система в нем меня не устраивает, да и количество людей тоже, sorry…)

В общем, в Вене жить удобно, красиво и легко. Это я сформулировала для себя еще несколько лет назад, когда приезжала сюда просто в отпуск. Вена очаровала меня тогда. Просторный город, где во всем чувствуется небрежно-расточительный размах былой империи; невероятно красивый, уютный исторический центр, заключенный в кольцо садов и парков; изящная архитектура в светлых тонах – и в голове невольно начинают звучать вальсы Штрауса, которые, кажется, только здесь и можно было создать, вдохновившись атмосферой легкого, кружащего, пьянящего города.

В Вене, удивительно, все под рукой. Вот тебе культура, музеи, театры и прочие, менее «интеллектуальные» развлечения на самый разнообразный вкус. Захотелось природы? Вот Дунай и Венский лес. Любишь горы? До Альп рукой подать. Больше не можешь без моря? Совсем не обязательно брать билет на самолет – несколько часов машиной или поездом, и ты уже на Адриатике.

Я обожаю настоящие, традиционные венские кофейни. Мне страшно нравится вся эта атрибутика с подносиками, стаканчиками с водой, разными кофейными названиями. Но главное здесь даже не кофе. Главный атрибут и достопримечательность венских кофеен – это старушки. Вот открывается дверь и в кофейню медленно вплывает расфуфыренная старушенция, обычно в шляпке и почти всегда с маленькой собачкой типа болонки на поводке. Такое впечатление, что попить меланж старушки заходят исключительно после посещения парикмахера – их редкие седые волосы всегда виртуозно уложены и напомажены. Заказав кофе и тортик, старушка вдруг замечает за другим столиком свою подружку – точно такую же старушку, и начинается обмен новостями на венском диалекте. И вот с этого момента ты сидишь и ощущаешь себя зрителем какого-то диковинного театра.
Еще я очень люблю бывать на Нашмаркте. Это уже экзотика другого плана. Здесь невероятная смесь огромного количества (кулинарных) культур: турецкой, сербской, индийской, арабской, средиземноморской, китайской, швейцарской… И вся эта пестрота дополняется зазываниями торговцев с «южным» акцентом, точно как на российских рынках: «дэвушка – кра-а-савицца», только по-немецки. Там же, на Нашмаркте, есть простые, но очень хорошие «разнонациональные» ресторанчики, в которых приятно пообедать, особенно весной или летом, когда можно сидеть за столиком на улице.

Прожив в Вене некоторое время, я узнала и другие лица этого города, как например сквер, прилегающий к площади Карлсплатц- притон всех наркоманов, пьяниц и бомжей города, которые десятками кучкуются тут круглыми сутками и сливаются в одноликую массу опустившихся людей, дымящих сигаретами и потягивающих из жестяных банок пиво или что покрепче. Меня всегда удивляет, что многие из них, пьяные или под дурью, выкрикивающие что-то бессвязно-матерное, держат на поводках своих несчастных собак, преданно смотрящих им в глаза. Оказывается, не только добропорядочные венские старушки питают любовь к домашним животным.

Есть в Вене и районы, в которых уже трудно понять, в какой стране и в каком городе ты находишься. Выходцев из Турции, и вообще из всех Балканских государств, здесь раза в два больше, чем австрийцев, и немецкая речь слышится на этих улицах только изредка. С другой стороны, то же самое можно наблюдать и в Париже, и в Берлине, да и любая другая современная столица в мире подвержена миграционным процессам. Несмотря на все это Вена все-таки сохраняет свое лицо, и главным ощущением от города как и прежде остается легкость вальса, а центр все так же пахнет нереальной смесью из ароматов кофе и цветов и запаха лошадей, запряженных в фиакры.

© Вена 2007 Юлия Тюфякова
http://www.russianaustria.com/forum/viewto...?pid=1119#p1119
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 21.6.2010, 4:17
Сообщение #27


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Протоиерей Игорь Дронов: Православные священники Киргизии укрывали людей в храме
17 июня, 2010 •


Протоиерей Игорь Дронов
- Отец Игорь, какова сейчас обстановка в стране, что происходит?

- В стране произошла бесчеловечная провокация. В ночь на 11 июня в 23-00 совершенно неожиданно началась пальба на улицах города Ош, поджоги домов, автомашин, зданий культурного назначения. Люди в панике попрятались по домам и стали вызывать милицию. Милиция приехала и стала в упор расстреливать людей. Сначала узбеков. Затем те же милиционеры, переодевшись в национальные узбекские одежды, стали расстреливать кыргызов.

Везде стали распространяться провокационные слухи, направленные на стравливание кыргызов и узбеков. Только через сутки люди поняли, что это была провокация. Но было уже поздно. Кровавый маховик межэтнической ненависти был запущен.

Сколько было убито людей, сейчас подсчитать ещё трудно, но реальный счёт пойдёт не на сотни, а на тысячи. По улицам носились тёмные иномарки с затонированными стёклами и из них стреляли во всех подряд. С крыш домов и с горы Сулайман-Тоо, стоящей посредине города, стреляли снайперы. Началось мародёрство, грабили узбекские дома и бизнес. Город наводнила пришлая кыргызская молодёжь, вооружённая кто чем. Глаза стеклянные, состояние невменяемое. Никто не препятствовал погромам. Никто никого даже не пытался арестовать, хотя по городу ездили БТРы.

Но были в этом нравственном мраке и светлые моменты. Мне рассказывали очевидцы событий, что во время атаки узбекской махалли (квартал в мусульманских странах – прим.ред.) взяли в плен кыргыза, парня лет 18-ти. Его положили на асфальт вниз лицом, окружили и минут пять думали, что с ним делать. Потом подняли, извинились и отпустили. Также и кыргызы прятали в своих домах узбеков от кыргызов.

Очевидцы говорят, что город терроризировала банда наёмных убийц, к которым присоединился местный криминалитет, общей численностью 200-300 человек.

Потом наёмники переместились в Джалал-Абад, и тот же сценарий повторился там.

Сейчас в городах Ош, Джалал-Абад и их окрестностях происходит горестное возвращение к жизни после кровавого кошмара последних дней. Внешне всё немного успокоилось. По крайней мере, не стреляют. Но люди пережили сильнейший шок, от которого не скоро оправятся. Сейчас встаёт проблема физического выживания, потому что нет продуктов и негде их купить, даже если есть деньги.

- Затрагивает ли конфликт русскоязычное население?

В массовом порядке русскоязычное население в этом конфликте не пострадало, хотя есть отдельные жертвы и со стороны русских, и со стороны татар, и представителей других национальностей. Но, несомненно, русскоязычное население пострадало морально. Очень тяжело находиться в эпицентре бессмысленной и беспощадной злобы.

- Как помогает людям Православная Церковь в эти дни? С какими вопросами и просьбами обращаются сегодня люди? Ждут ли чего-то люди от Церкви в этой ситуации?

- Церковь, конечно, участвует в происходящем. Собирается и отправляется на юг гуманитарная помощь – продукты питания, детское питание.

Конечно, все молятся. Во всех храмах Киргизии богослужения совершаются в обычном порядке, без изменений.

Протоиерей Виктор Реймген, благочинный Ошского округа, служил в храме Архангела Михаила г. Ош и в субботу и в воскресенье. В воскресенье, когда эпицентр бесчинств переместился в Джалал-Абад, служил водосвятный молебен и обходил крестным ходом весь квартал, в котором располагается храм, кропил водой боевую технику, солдат. Сейчас занимается распределением гуманитарной помощи, которая поступает из Бишкека. Это очень важно, потому что уже есть отдельные случаи продажи населению гуманитарной помощи.

Иерей Сергий Хоришко, который служит в Джалал-Абаде, во время погромов укрывал прямо в храме семьи узбеков и своих прихожан. Предотвратил поджог двух узбекских домов, примыкающих к храму.

Люди ждут от Церкви авторитетного слова умирения вражды, призыва к миру и порядку. Обратился со словом к народу Кыргызстана митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир. Многие телеканалы обращаются к Церкви с просьбами нравственной оценки происшедшего.

Для осмысления происшедшего понадобится время. Думаю, что плодом его будут конкретные предложения к власть имущим по недопущению подобных конфликтов в будущем.

- Читатели портала «Православие и мир» спрашивают, как можно оказать помощь?

Можно перечислить денежные средства в рублях, долларах США или евро на счёт, который указан на главной странице нашего официального сайта. Это счёт храма в селе Ленинское, в котором я служу. Храм уже построен и счёт не используется. Но он может послужить последний раз для сбора средств на покупку гуманитарной помощи для жителей разгромленных городов и сёл на юге Киргизии. Гарантирую, что продукты будут доставлены по назначению.

- Спасибо, отец Игорь, разрешите пожелать вам помощи Божией и заступления, в эти страшные дни!

Анна Данилова


«Остановитесь!» Обращение митрополита Бишкекского и Среднеазиатского Владимира к народу Кыргызстана
17 июня, 2010 •


Православная Церковь в Киргизии не остается безучастной к происходящему в стране. Еще в апреле 2010 года митрополит Владимир выступил с обращением к народу, где напоминал, что «тот, кто добивается справедливости или же даже просто собственной власти, что, обретя или отстояв их любым немирным, неконституционным и незаконным путем, вне правового поля, он берет на свою совесть и в свое сердце ничем не оправданный грех. Зло порождает зло.» Слову митрополита не вняли, и теперь Владыка вновь обращается с исполненным скорбью словом к народу.



Митрополит Бишкекский и Среднеазиатский Владимир
Друзья мои!

Братья и сестры!

Вновь обращаюсь я к вам, вновь надеясь, что благоразумие до конца не оставило вас и что возобладает, наконец, то – чему учат всякого верующего Священные наши книги – Библия и Коран: не подымай руку на брата своего по вере, прости и возлюби ближнего своего, пусть он и враг твой.

С тяжелым сердцем пишу я сегодня эти строки, – уже пролилась безвинная кровь.

Уже многие люди, ослепленные ненавистью, взращенной злым и несправедливым провокаторским словом, не смогли удержать себя, и пошли против воли Бога, принеся смерть своим братьям по вере же мусульманской.

Они будто забыли, что сказано в Коране о тех, кто толкнул их из своей корысти на этот братоубийственный путь: «Не повинуйся же всякому любителю клятв, презренному, хулителю, бродящему со сплетнями, препятствующему добру, врагу, грешнику, грубому, после этого безродному, хотя бы он и был обладателем достояния и сыновей»[1]

Они же повиновались, и – ответ для них на Страшном суде неизбежен.

Остановитесь!

Ведь есть еще время остановиться, и – взглянув на тех, кто вокруг, спросить самих себя, – не куклами ли, не марионетками ли сделали вас, невидимо стоящие за вашими спинами сатанинские кукловоды?

«И не будьте как те, которые говорили: «Мы слышали», – а сами не слушают».[2]

Уверен: если в вас присутствует здравый смысл, если живет еще в вас страх Божий, вы больше не сделаетесь убийцами, насильниками и грабящими чужие дома мародерами. И не важно – какой нации тот человек, которого вы вдруг сделали смертельным врагом своим, важно, что вы нарушаете заповеди Бога, не делившего созданное Им человечество по нациям, но сказавшего устами пророка Своего Мухаммада: «Из тех, кого Мы сотворили, есть народ, который ведет истиной и ею творит справедливость».[3]

Неужели у кого-то может хватить смелости поделить единый Его народ на чистых и нечистых, на тех, кто достоин жить на здешней земле, а кто не достоин? Неужели найдется такой смельчак, который, позабыв о Его суде, решится устанавливать свою маленькую человеческую, как ему кажется, справедливость, разрушая ту Божественную справедливость, которую до скончания века установил Он?

«И будет вам воздано только за то, что вы совершили»[4]

Многое из того, что уже произошло в Кыргызстане – страшно, и ответственности за происшедшее не избежать никому из тех, кто, забыв все заповеди, это страшное совершил. Погибли женщины, погибли дети… Тысячи людей потеряли кров и средства к существованию.

И без того скудная экономика маленькой страны, понесла такой удар, от которого ей еще долго не оправиться. Убийства и погромы не разрешили имеющиеся прежде конфликты, но ввергли государство в еще большую нищету и привели к еще большей зависимости от внешних сил. Этого ли было нужно молодой независимой стране?

Ответ однозначен…

И выходя на улицы против братьев своих по вере, против мусульман, столь же почитающих Бога, как почитаете Его вы, неужели трудно было понять, что этим самым вы разрушаете единое тело Ислама, свое собственное духовное тело?

Несомненно, у вас могли быть несогласия со многими из тех, против которых вы выступили. Однако неужели не знаете вы, что «…то, в чем вы разошлись, – решение (того) принадлежит Аллаху»[5]?

Пожар еще не затушен. Трагические смерти еще не оплаканы. Что произошло, то произошло, и за это еще воздастся…

Но все-таки еще в силах человеческого здравомыслия остановить безумие ненависти, как к тому призывает Священный Коран: «И если бы два отряда из верующих сражались, то примирите их. Если же один будет несправедлив против другого, то сражайтесь с тем, который несправедлив, пока он не обратится к велению Аллаха.

А если он обратится, то примирите их по справедливости и будьте беспристрастны: ведь Аллах любит беспристрастных.

Верующие ведь братья. Примиряйте же обоих ваших братьев и бойтесь Аллаха, – может быть, вы будете помилованы»[6].


Молюсь за тех, кто безвинно погиб, молюсь за вас, братья мои, чтобы из душ ваших ушла несправедливая ненависть к собратьям своим. Помните, – «Всякое раздражение и ярость, и гнев и крик, и злоречие со всякою злобой да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас…».[7]


Владимир, митрополит Бишкекский и Среднеазиатский

http://www.pravmir.ru/ostanovites-obrashhe...du-kyrgyzstana/
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 28.6.2010, 4:17
Сообщение #28


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Молокане: между небом и землей, между Россией и Арменией

Приезжая в родное приграничное с Грузией село Привольное, я всегда думала: а как попали в Армению молокане?

От столицы Армении до нашего родового имения в Привольном есть несколько русских сел - Семеновка, Пушкино и Киров, но они давно осиротели. Здесь сейчас мало русских, да и то все старенькие дядьки и тетки. А вот дальше от нашего села к районному центру Калинино (сейчас уже Ташир) когда-то находилось истинно молоканское село со странным немного названием - Молоканская Фишка. Этого села уже давно нет, но приятные воспоминания о молоканах осталось и по сей день. В Ереване, в одной из русских школ, у нас было очень много молокан - одноклассников. А подружка Сусанна и сейчас пишет из далекой Австралии: держим отару овец, на все хватает, правда, соскучилась по ереванской зиме, даже улочкам слякотным и по тебе, моя лучшая подруга беззаботной школьной поры.

Большинство молокан выехали из Армении в годы политического и экономического кризиса после развала Советского Союза. Никаких прений на национальной почве и быть не могло. А вот в Москве, например, мало кто знает, что если у них на рынках торгуют кавказцы, то в Ереване это место занимают русские - молокане. Но давайте уж по порядку.


История переселения молокан в Армению летоисчисляется еще со времен Екатерины II (правление с 1762 по 1796 годы). Льготы, предоставляемые переселенцам в Закавказье, соответствовали легенде об Араратском царстве (от автора: Араратским царством называли Великую - Западную, которая занимает территорию современной Турции, и Восточную Армению), имевшей широкое хождение среди сектантов в первой половине ХIХ века. В их представлениях Араратское царство являлось землей обильной, «кипящей медом и млеком». В 1880-е годы на территории Восточной Армении, определяемой в современных границах Республики Армения, находилось 23 русских селения (11 283 человек), в том числе шесть православных населенных пунктов (2 736 чел, или 24,4 %) и 17 сектантских (8 547 чел, или 75,6 %). Самым крупным селением была Воронцовка – религиозный центр молокан всего Закавказья, в котором проживало около 2 300 человек. Именно в этом селе в 1905 году проходил Всероссийский съезд духовных христиан - молокан, на который съехались представители молоканских общин из разных регионов России. В начале 1990-х годов в Армении проживало порядка 51 тыс. русских, из которых половина -- молоканского вероисповедания. На сегодняшний же день здесь проживает всего 5 тыс. молокан, 2 тыс. из которых живут в Ереване.


Фото с сайта http://www.druzya.com/
Причиной резкого сокращения молоканского населения и их продолжающейся миграции считается отсутствие особой государственной опеки молокан. Особенно сильно стимулировало выезд русских из Армении закрытие русских школ и групп с русским обучением в вузах. Не видя перспектив для получения образования и дальнейшего трудоустройства, русские, молоканского вероисповедания в том числе, стали массово покидать родные очаги, продавая за бесценок нажитое ими и их предками. В Армении из двух десятков русских сел ныне остались лишь два - Фиолетово и Лермонтово. Молокане на протяжении пары веков не утратили на новой родине свои обычаи жить общинами, слободами. Они и по сей день объединены в общины, во главе которых стоят выборные пресвитеры. В общине авторитетом пользуются «старцы» и певчие. Религиозный культ упрощен и сводится к собраниям, проводимым в обыкновенных помещениях. Богослужения состоят в чтении текстов Библии и пении псалмов. Семейные обряды совершаются бесплатно. Молокане отказываются регистрировать религиозные общины, считая регистрацию не «богоугодным» делом. Обязательно также для женщин ношение головного убора - платка.

Фото с сайта http://www.express.am/

Семьи молокан многодетные, а после развала союза стало трудно приобретать жилье для своих детей. Да и как могут молокане, большинство из которых живут в столице Армении, приобретать за огромные деньги квартиру, если они зарабатывают на хлеб насущный не бизнесом, и у них нет хорошо оплачиваемой работы. Мужчины в основном хорошие строители, женщины исключительно работают уборщицами или готовят квашеную капусту, соленые огурцы, моченые яблоки, но бизнес молокан особых денег не приносит. Решением жилищного вопроса они считают основание слободы в пригородах Еревана. Создание слободы позволит молоканам, объединившись территориально, сохранить свои веру и традиции, создать в Ереване свой молельный дом. У правительства страны они просят маленький, пусть даже самый каменистый клочок земли. «А дома мы построим своими руками», - говорят они. Трудолюбие молокан не требует рекламы. На каждом рынке встречаешь опрятно одетых светловолосых и светлоликих молоканок, продающих популярную, очень уважаемую армянами молоканскую капусту. Почти на каждой стройке крановщиками, каменщиками, малярами работают бородатые, крупнорукие молокане. Только бы дали 1-1,5 га земли для постройки молоканской деревни-слободы и не пройдет даже года, как там появится процветающее селение с уютными, с деревянной резьбой и светло голубой покраской, домами.

Фото с сайта http://www.express.am

В принципе власти страны могли бы удовлетворить просьбу молокан в соответствии с 75 статьей земельного кодекса Армении о порядке предоставления земельных участков, являющихся собственностью государства и общин на праве безвозмездного пользования. Но без «но» не обошлось. Два года молокане скромно просят удовлетворить их просьбу. Просили президента, спикера парламента, просили и мэра столицы, а ответ получили только в ереванской мэрии, где им лишь предложили следить за объявлениями о проведении аукционов по продаже земли в армяноязычных газетах и участвовать в них. Может и не надо, но не преминем повторить: молокане не располагают крупными финансовыми возможностями, необходимыми для закупки земельного участка. Грустно, что простой люд не может им помочь. В силах сильных мира сего решить этот вопрос - предоставить возможность молоканам построить слободу.

Комната для молитвенных собраний.

Фото с сайта http://forum.hayastan.com/lofiversion/index.php
У молокан резко осуждаются пьянство, курение и употребление наркотиков, самоубийство, аборты, а также разводы. Молоканское движение, возникнув в России во второй половине XVIII века (по другим источникам в XVI веке), долго подвергалось преследованиям. Молокане, духовные христиане, - это русские люди, которые, изучая Священное Писание, пришли к выводу, что между Богом и человеком единым посредником является Иисус Христос. И обращаться к Богу надо только через Дух Святой, «Ибо Бог есть Дух». Никакие предметы не являются изображением Бога, им не следует поклоняться, ибо в них нет Духа. Вера, упование молокан: «Тебе единому поклоняемся - Отцу, Сыну и Духу Святому».

И хотя за жизнью в России молокане так или иначе следят, те, которые не уехали в те трудные 1992-96 годы, уезжать на историческую родину пока не собираются. Старшее поколение даже в бедности не хочет покидать насиженные места. Да и в России не медом намазано. Так и застряли наши молокане между небом и землей, между Россией и Арменией, между сносной жизнью и бедностью.

Фото с сайта http://www.molokane.org/

Несмотря на их рассредоточение среди основного населения, у молокан практически отсутствуют смешанные браки. Их дети учатся в русских школах или классах. При этом все владеют беглым армянским. Вот и моя подружка Сусанна, учась в русской школе, более грамотно, чем я, говорила на моем родном армянском. И помню, как провожали ее семью в далекую Австралию. А может поехать в эту Австралию, самой посмотреть, как там мои?...

Наринэ Киракосян,
Благовест-инфо
http://www.russedina.ru/articul.php?aid=14546&pid=20
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 6.7.2010, 2:40
Сообщение #29


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Африка. Русские сражались за Родину

Ехать в Африку для того, чтобы найти там... Россию.
И для того, чтобы вспомнить тех, кто сражался во время Второй мировой вдали от родной земли.
И поклониться могилам русских, погибших за Родину, и положить цветы...

Северная Африка. Тунис. В русской православной церкви Воскресения Христова в столице Туниса - черная мраморная плита с фамилиями: Федоров, Харламов, Шаров, Александров, Груненков, Юргенс...
И слова: "Русская колонiя Тунизiи своимъ сынамъ, павшимъ на полъ брани. 1939-1945".

Какие русские судьбы скрыты под надгробными плитами?

19 июня 1940-го по лондонскому радио было передано воззвание генерала де Голля: "От имени Франции я твердо заявляю: абсолютным долгом всех французов, которые еще носят оружие, является продолжение сопротивления... Прямой долг всех честных людей - отказаться выполнять условия противника".


Среди честных людей, которые первыми откликнулись на призыв генерала, были русские эмигранты. А некоторые из них уже участвовали в войне против Гитлера.
Крестник Горького громил фашистов в Марокко!


Кто из нас знает, что одним из воевавших с фашистами в Африке был Зиновий Пешков, старший брат Якова Свердлова? Его крестный отец - знаменитый писатель Максим Горький.
3 сентября 1939-го Франция объявила войну фашистской Германии, вероломно напавшей на Польшу. Между этими странами начались боевые действия, затронувшие и территорию Северной Африки.

Командир батальона, капитан Пешков участвовал в боях Иностранного легиона против гитлеровцев на территории Марокко. Стоит отметить, что бои с фашистами начались накануне объявления войны, 2 сентября, когда дальновидные русские офицеры поняли, что мировая война неизбежна, и длились еще почти два месяца после капитуляции Франции 22 июня 1940-го.
До нападения Германии на Советский Союз оставался ровно год...


Русские сражались в разных странах в составе французского Иностранного легиона, с боями пробивались через Сахару, а вместе с англичанами создавали диверсионные отряды (говоря современным языком, спецназ), которые в1942 году превратилась в "частную армию Попского".
Из 1056 человек, награжденных орденом Освобождения (его учредил генерал де Голль для награждения за особые отличия), десять - наши соотечественники...


Предки Пушкина родились в Африке. И там же погиб его потомок - праправнук по линии дочери Натальи Александр Уэрнер. Ему шел лишь 25-й год. В английскую армию он пошел добровольцем, служил пехотинцем и погиб во время высадки английского десанта в Тунисе в 1942-м. А всего во Второй мировой принимали участие 15 потомков поэта...

В России популярны книги французского писателя Ромена Гари. На самом деле у него русские корни и его имя - Роман Касев. Он добровольцем присоединился к Французскому сопротивлению, воевал летчиком в авиагруппе "Лотарингия". Роман, он же Ромен, стал известным романистом, дипломатом, членом Французской академии. В одном из своих романов он описал жизнь в Марокко при сотрудничающем с немцами вишистском правительстве и свои африканские скитания перед побегом в свободный британский Гибралтар.

Русские эмигранты попадали на поля африканских сражений разными путями - это были и добровольцы из Франции, и те, кто волею судеб после революции оказался в Марокко и Алжире, и те, кто вместе с Русской эскадрой пришел в Тунис в 1920 году (преимущественно это были русские морские офицеры). К этому "второму фронту", русскому фронту, присоединялись и... советские граждане.


По сведениям российского арабиста и востоковеда А.Егорина, во время Второй мировой в Северную Африку немцами было переброшено более 20 тысяч советских военнопленных, которые в неимоверно трудных, бесчеловечных условиях занимались строительством дорог и фортификационных сооружений для частей генерала Роммеля, "лисы пустыни", в том числе на линии Марет, недалеко от Габеса, под Энфидавиллем, где сегодня строится гигантский международный аэропорт, и Хаммаметом (сегодня - это крупнейший тунисский курорт) и на полуострове Кап Бон в Тунисе.
Многие умерли от издевательств и побоев, были расстреляны немцами при отступлении, но часть из них смогла бежать из плена, была спасена тунисцами, берберами и туарегами и встала под знамена союзников.

Русский спецназ из туарегов?

Одним из прославившихся диверсионных отрядов в Африке была русская "частная армия Попского", так ее шутливо называли английские офицеры. В ней вместе с русскими, англичанами и французами сражались арабы, берберы и туареги. Глава отряда, майор английской армии Владимир Пеньяков, родился в семье русских эмигрантов в Бельгии, еще до революции учился в Кембридже, работал в Египте, изучал пустыню Сахару.

Знал ли он, преодолевая бескрайние безжизненные пространства Сахары, что сможет здесь, в песках сослужить верную службу Англии и России?...
Свою военную историю Пеньяков объяснил так: "Я не питал никаких иллюзий, что могу повлиять на ход событий, но было как-то неловко оставаться в стороне..."


В конце 1941-го в возрасте 50 (!) лет он хитростью прошел в Англии медкомиссию и был отправлен в арабские подразделения британской армии. Так он оказался в Ливии, часть которой оккупировали итальянцы. Коньком Пеньякова была разведка - прекрасно зная регион и местное население, он смог создать в Сахаре целую сеть своих агентов. Среди них были арабы, говорящих по-итальянски, знающих немецкий и прислуживавших фашистским офицерам при штабах и на складах, - те никак не могли заподозрить в молчаливых и послушных слугах верных солдат русского офицера..


Проводила "частная армия" Пенякова и диверсионные акции - подрывала танки, минируя дороги, поджигала склады с горючим, дерзкими ночными набегами освобождала военнопленных из фашистских концлагерей. А одной из самых славных операций было нападение Пенякова на аэродром. Уничтожив несколько самолетов и аэродромные сооружения, он не потерял ни одного своего солдата.


Деятельность Пеньякова очень помогла англичанам - как известно, их победа в битве при Эль-Аламейне переломила ход войны в Северной Африке в 1942 году. Роммель был вынужден отступить из Ливии в Тунис.

Крупное сражение произошло на юге Туниса, на укрепленной линии Марет, которую в тридцатые построили еще французы, а перед сражением на ней работали русские военнопленные. В лоб англичанам так и не удалось ее взять. И тогда на разведку в этот район был послан все тот же Пеньяков со своими товарищами. Он обследовали горы вокруг деревни Матмата, деревни троглодитов, и нашел проход для английских танков и бронетехники. Монтгомери быстро направил в этот проход свои части и над немцами нависла угроза окружения. Дорога на Тунис была открыта!


И до сих пор в Матмате, где живут так называемые троглодиты - то есть обитатели пещер, - до сих пор можно видеть бочки времен Второй мировой, в которых местные жители хранят воду, и гильзы от снарядов....


Долгожданный день Победы 9 мая 1945 года русская "частная армия", пройдя с боями Италию, встретила в Австрии. После войны Пеняков работал в Вене связным офицером между союзными и советскими войсками и написал книгу о своих приключениях. Умер и похоронен русский английский офицер в Лондоне.

Где можно поклониться могилам русских, воевавших в Африке ?

Тунис. Православная Церковь Воскресения Христова в столице Туниса. Храм находится на авеню Мухаммеда Пятого в центре города. Иконы, подсвечники, хоругви и другие предметы Церкви - с военных кораблей Русской эскадры, которая нашла последнее пристанице в Бизерте в 1920 году. На стене - мраморная доска с именами некоторых русских патриотов, погибших во время Второй мировой. Вас встретит батюшка Димитрий, он всегда будет рад соотечественникам.


Кладбище Боржель - в 10 минутах езды от этого храма. Спросите у охранников, где находятся "русские" "Carre I" и "Carre II". Это захоронения русских моряков и офицеров и членов их семей. Там же находятся могилы последнего командующего Русской Эскадры, контр-адмирала Михаила Беренса и русского художника Александра Рубцова.


Музей "Линии Марет". На юге Туниса, на дороге, которая ведет от города Габес к ливийской границе, находится "линия Марет": руины дотов, защитных сооружений и Музей. Здесь в октябре 1942-го английская армия Монтгомери прорвала последнюю линию обороны, которую держал "африканский корпус" Роммеля. Через шесть месяцев фашисты капитулировали. В плен к союзникам попало 150 тысяч солдат и офицеров Германии и Италии. И в Тунисе состоялся первый парад победы Второй мировой войны.


Христианское кладбище в Бизерте. Город расположен в часе езды от столицы Туниса. Когда пересекаешь по разводному мосту канал, то сразу попадаешь на набережную, находящуюся справа от моста. Здесь в двадцатые годы стоял один из кораблей русской эскадры, броненосец "Георгий Победоносец".

Другие корабли стояли влево от моста, во внутренней бухте, там, куда теперь протянулись пирсы Бизертинского порта. Также слева от моста находится Церковь Александра Невского, построенная русскими моряками в тридцатые годы. Внутри - мраморная доска, на которой названия русских военных кораблей, которые пришли в Бизерту в 1920 году. Недалеко от Церкви - христианское кладбище, на котором находятся могилы два памятника русским людям, похороненным в тунисской земле.


Египет. Музей битвы под Эль-Аламейни. Находится в ста километрах к западу от Александрии. Здесь, в песках между Средиземным морем и Катарской впадиной, осенью 1942 года произошло кровопролитное сражение. Войска союзников разгромили 80-тысячный германо-итальянский экспедиционный корпус под командованием Роммеля.


К западу от музея сооружены два мемориала погибшим солдатам: один немецкий, другой итальянский. А к востоку находится кладбище союзников. Надгробные плиты 7367 могил стоят там шеренгами, будто солдаты в строю. У входа на кладбище - колоннада и огромный каменный крест. На могилах - английские, французские, польские, чешские, индийские, арабские имена...


И русские! Вечная память патриотам, которые сердцем поняли, что в час испытаний для Родины "как-то неловко оставаться в стороне". Никто из них не будет забыт! И о подвигах смелых и отважных русских расскажут книги и фильмы.


Николай Сологубовский, Сергей Филатов,
http://world.lib.ru/
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 14.7.2010, 4:07
Сообщение #30


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Хобби. Высоким слогом русского романса...


На пятый по счету конкурс русского романса среди эстонских гимназистов явилось столько публики, что в зимнем саду театра «Эстония» пришлось ставить дополнительные стулья.

Стулья принесли, но мест все равно не хватило. Стояли в проходах. Можете себе представить: зрители стояли не на рок-концерте заезжей знаменитости, а на концерте своих, юных, непрофессиональных еще, но очень талантливых сверстников! Да к тому же исполняющих... русские романсы.

«Дорогой длинною да ночью лунною...», «Отвори потихоньку калитку...», «Белеет парус одинокий...» Это не просто набор цитат. Эти ключевые, знаковые, как говорят сегодня, строки связаны и с воспоминаниями о детстве, и с классической литературой, и с дневными филармоническими концертами за 30 копеек. А когда русские романсы поют юными голосами красивые и молодые юноши и девушки, то забываешь о межнациональных проблемах, не думаешь о завтрашнем дне, а только слушаешь, слушаешь и удивляешься: с каким тщанием и трепетом пытаются проникнуть в суть русского романса эстонские гимназисты.

Чтобы сохранить объективность, скажу: среди учащихся эстонских школ теперь немало русских ребят, и они продемонстрировали максимальное проникновение в содержание, славянский темперамент и русскую душу. Но эстонцы не отставали. И это было здорово: юноши и девушки не просто выучили текст и более-менее чисто пропели его. Нет, они хорошо знали и чувствовали, о чем поют. Как сказала Татьяна Табакина, преподаватель русского языка из VanalinnaHariduskolleegium, интерес к русской культуре у ее учеников непреходящ и углубляется год за годом. И это показал конкурс.

Организаторы – некоммерческое объединение Vektor– подошли к проведению этого музыкального проекта основательно, как и во все предыдущие годы. Легкая фортепианная музыка перед началом концерта в пятый раз звучала в исполнении Кирилла Лисиенко. Пять лет назад он был старшеклассником Кейлаской гимназии, а сейчас – студент Музыкальной академии. А состав жюри, пожалуй, удивил: русская актриса Лидия Головатая, эстонская актриса с русскими корнями Мария Авдюшко, Елена Варейко из Департамента по делам молодежи, Ольга Бурмакина из Министерства культуры, Ирина Близнец, атташе по культуре посольства Российской Федерации, Кейт Пентус, вице-спикер Рийгикогу, и единственный мужчина – радиоведущий Иван Макаров. Ирина Близнец перед началом даже бесстрашно попыталась спеть эстонскую песню, а Пентус ограничилась коротенькой речью о красоте и глубине русской культуры. Хотя, как сказали ведущие, в прошлом году и госпожа Пентус услаждала слух зрителей своей игрой на рояле.

От калитки до Алсу

Но народ пришел все-таки слушать конкурсантов. Несмотря на огромное количество русских романсов, юные певцы часто выбирали одно и то же произведение. Таким образом, мы могли сравнитьразные трактовки романса «Динь-динь-динь» (помните чудесное «В лунном сиянье снег серебрится, вдоль по дороге троечка мчится...»?) в исполнении группы из Французского лицея и ребят из гимназии Кийли. Темперамент горячих эстонский парней из Сауэской гимназии, с неподражаемым акцентом исполнивших любимый многими романс «Дорогой длинною», под аккомпанемент не только гитары, но и собственных расчесок, раскачал зал.

Та же «Дорога» в трактовке Даниила Ратникова оказалась не столь зажигательной.Легендарный романс из мюзикла « „Юнона“и „Авось“» тоже был исполнен дважды. Юные пары, каждая по-своему, постарались донести до нас трепетность чувств своих героев. И романс «Белой акации гроздья душистые» исполнялся два раза, и Хелен Лаанеотс из Ühisgümnaasium не смогла конкурировать с Артемом Савицким из 21-й школы, победителем прошлогоднего конкурса: его исполнение было ярче и эмоциональнее. И гораздо интереснее в вокальном отношении.

Представление о жанре романса у участников было весьма своеобразным. Так, Кристина Мяги из 21-й школы выбрала для исполнения «Город золотой» Бориса Гребенщикова, а вокальная группа из гимназии Arteспела песню из репертуара Алсу «В тот день, когда ты мне приснился...» Но это я уже так, придираюсь: чем разнообразнее репертуар, тем ярче впечатления.

Победителей не судят...

Жюри, хотя и было поставлено в трудные условия, вердикт вынесло, с точки зрения зрителей, объективный. Несмотря на хорошие вокальные данные большинства исполнителей, первое место было присуждено Элине Нечаевой из Французского лицея: сложнейший романс «Только раз бывает в жизни встреча» она исполнила просто блестяще, темпераментно и идеально чисто. Надеюсь, что Элина продолжит занятия вокалом, и, как знать, может быть, мы стали свидетелями явления народу будущей оперной звезды.

Второе место заняла Анеля Труумаа из гимназии Арте. Эта девочка выделялась среди остальных участников и костюмом, и манерой игры на гитаре, и манерой исполнения. Ее «Позарастали стежки-дорожки» заставили вспомнить Жанну Бичевскую, какой она была много-много лет назад. Нежная Кристель Пальтс из Сауэ с романсом «Калитка» заняла третье место.

***

Закончился конкурс, отзвучали аплодисменты, подарены цветы, съедены крендели, и, я уверена, любителей русского романса среди эстонских гимназистов стало больше. А кто-то говорит, что у нас нет интеграции с эстонской стороны! Да есть она, есть! И конкурс русского романса этому доказательство.

Вера Копти,

http://www.dzd.ee/
http://www.russedina.ru/articul.php?aid=14508&pid=32
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 14.7.2010, 4:14
Сообщение #31


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Русские в Англии: из переписки Е.В. Саблина


Казнина О.А. Русские в Англии: из переписки Е.В. Саблина // Россика в США: Сборник статей (Материалы к истории русской политической эмиграции; вып. 7) - М.: Институт политического и военного анализа. - 2001. - С. 161-185

Русская община в Англии занимала не последнее место в кругу других центров русского рассеяния: если не по своей численности, то по своей политической активности в 19201930-х гг. Выпуск журналов и брошюр на английском языке, поддержка связей с английскими политиками, учеными, журналистами, контакты с другими центрами русского зарубежья, особенно тесные с Парижем, все это оказывало влияние на формирование общественного мнения в Англии по русскому вопросу и на развитие англо-русских отношений(1).
Русская колония в Англии, как и в других центрах рассеяния, была неоднородной по своему социальному составу и политическим ориентациям. Часть эмиграции быстро сливалась с английской культурной средой: среди русских, приехавших в Англию после революции, было некоторое число англизированных аристократов. Нашли свое место в английской жизни русские предприниматели, банкиры, деловые люди, юристы, врачи, ученые, люди искусства. Но были в Англии и особые эмигранты патриоты, которые до конца дней верили в возрождение России, не принимали нового гражданства, не поступались своей русскостью. Виднейшим представителем этой группы был Евгений Васильевич Саблин (18751949) последний небольшевистский посол в Англии.
После революции Саблин возглавил русскую колонию в Лондоне, и во многом благодаря ему она оставалась малым государством в государстве, хранила культурные и политические традиции уходившей в историю России. На важнейшие события английской жизни Саблин откликался от имени русской колонии в британской прессе. А. Казем-бек писал: Ни один из русских послов, оставшихся не у дел, не сумел занять такого положения, как Саблин в Лондоне. Его продолжали приглашать на придворные церемонии и гарден-парти, на приемы в Форейн-Оффис, как бывало в годы его официального представительства. С мнением его считались и считаются до сих пор(2).
Саблин вел документацию членов русской общины, выдавал необходимые справки и рекомендации для поступления на работу или в университет, пользуясь своими дипломатическими связями помогал эмигрантам из других центров получить английскую визу, что было нелегко для обладателей нансеновских паспортов. Большой интерес представляет его переписка: среди его адресатов были многие видные политики, писатели, издатели. Не удивительно, что документальные материала их коллекций Саблина, хранящиеся в Бахметевском архиве в НьюЙорке, Гуверовском архиве в Стэнфорде (Калифорния), а также в Русском архиве Лидса, являются ценнейшим источником по истории русской эмиграции в Англии. Постепенно эти материалы становятся достоянием специалистов и читателей.
Переписка Саблина нередко освещает скрытую от взгляда историка частную сторону жизни русских в Англии, бросает свет на характеры, отношения между людьми, помогает понять их взгляды. Добавить еще несколько страниц к этой внутренней истории эмиграции позволяет переписка Саблина с Г.П. Струве(3), А.В. Тырковой-Вильямс(4), бароном Б.А. Нольде(5), на основе которой, с использованием дополнительных архивных материалов, написана предлагаемая статья.

В архиве М.Д. Врангель, собиравшей сведения о русской эмиграции, сохранилась краткая автобиография Е.В. Саблина, написанная в апреле 1932 г. Он пишет о себе: Евгений Васильевич Саблин, 56 лет от роду. Уроженец Области Войска Донского. Родился в г. Новочеркасске 20 октября 1976 г. Вероисповедания православного. Воспитывался в санкт-петербургской третьей гимназии до 16-летнего возраста. Затем поступил в Императорский Александровский лицей, который и окончил в 1898 г. Поступил в Министерство иностранных дел в августе 1898 г., причисленным к первому (азиатскому) департаменту. В ноябре 1899 г. назначен состоять при Миссии в Белграде. В 1903 г. там же назначен вторым секретарем. В январе 1905 г. назначен секретарем миссии в Марокко, каковою управлял до октября 1908 г. в качестве поверенного в делах. Пожалован званием камер-юнкера. В октябре 1908 г. назначен первым секретарем миссии в Тегеране. В декабре 1914 г. командирован из Тегерана в распоряжение Императорского посла в Лондоне. В декабре 1915 г. назначен первым секретарем Императорского посольства в Лондоне. За управление миссиями в Марокко и Тегеране имеет две Высочайшие благодарности. Временным правительством назначен Советником посольства в Лондоне. После революции с разрешения Великобританского правительства был управляющим делами бывшего Российского посольства в Лондоне и в таковом звании числился на дипломатическом листе до момента признания Советского Правительства. В 1924 г. был избран единогласно представителем интересов русской колонии в Лондоне. Представлял в Лондоне интересы генерала Деникина, адмирала Колчака и генерала барона Врангеля. В 1924 г. покинул здание бывшего посольства и основал в Лондоне Русский дом. С тех пор занимается в Лондоне общественно-политической деятельностью, находясь во главе русской колонии. Состоит десять лет почетным попечителем русской церкви в Лондоне и церковным старостой. Состоит казначеем Российского Общества Красного креста в Лондоне(6).
В меморандуме, написанном 6 февраля 1942 г. по-английски для налогового отчета, Саблин сообщает еще некоторые детали: Я нахожусь в этой стране с августа 1914 г., когда я был назначен первым секретарем Императорского посольства в Лондоне при Сент-Джеймском дворе. Позднее, после смерти в 1917 г. последнего императорского посла России графа А. Бенкендорфа, был назначен поверенным в делах России. До 1924 г. занимался ликвидацией дел Имперского посольства и посольства Временного правительства. Затем стал представителем русской беженской общины в Англии, с одобрения правительства Его Величества Короля. Я до сих пор занимаю это положение(7).
Е.В. Саблин принял на себя обязанности советника посольства в сентябре 1919 г. в сложнейшей политической обстановке. Надежда на победу Колчака рухнула, представлявший его правительство в Англии К.Д. Набоков был освобожден от занимаемой должности. Саблину было поручено принять от него дела и он был назначен управляющим делами посольства. В это время волны русских беженцев, хлынувших в Европу, начали достигать Лондона. Многие русские бежали северным морским путем, через Финляндию. Другие добирались с юга, через Константинополь, Балканы, Париж. Если до 1917 г. российское посольство было изолировано от русской колонии, то революция в корне изменила это положение. Теперь, помимо выполнения своих дипломатических задач, посольство должно было объединять и направлять русских, волей судьбы оказавшихся в Англии. В посольстве устраивались собрания разных групп беженцев. Посольство (Chesham House) и консульство (30, Bedford Sq.) стали центрами, объединявшими эмигрантов различных политических ориентаций, но противостоявших большевизму.
Саблин возглавлял посольство до признания Великобританией Советского государства де факто в 1921 г. Однако здание посольства он удерживал как оплот небольшевистской России еще несколько лет до официального признания Англией советской власти в 1924 г. После своей отставки Саблин стал представителем русских эмигрантов в фонде Нансена и возглавил эмигрантскую колонию в Лондоне, которая, как предполагали некоторые английские политики, представляла ту Россию, которая еще могла возродиться. Когда в 1924 г. Е.В. Саблину пришлось покинуть здание посольства, он приобрел дом в Кенсингтоне, посольском квартале Лондона Королевской слободе. А.Л. Казем-Бек писал: Это в наши дни самый строгий и благородный район в южной части Вестенда. Лучше нет района во всем огромном Лондоне, перед которым и Нью-Йорк кажется городом умеренных масштабов. В Кенсингтоне много скверов с задумчивыми деревьями, вокруг которых стоят бесчисленные узкие особняки, то тюдоровские, то викторианские(8). Викторианский особняк, приобретенный Саблиным, стал Русским Домом, символическим штабом эмиграции. Саблин не считал его своей личной собственностью, он занимал в нем четыре комнаты, а остальные помещения были предоставлены организациям русской колонии. Нижний этаж занимал Русский Красный Крест, в доме проходили заседания Комитета помощи русским беженцам. Русские, приезжавшие в Лондон могли бесплатно остановиться в этом доме.
Создавать Русский дом помогала Саблину его жена Надежда Ивановна (ур. Баженова, 1892-1966). Она происходила из артистической русско-итальянской семьи Де Лазари, была незаурядным ценителем искусства. Собранная Саблиными коллекция предметов искусства была перевезена в Русский дом, который со временем превратился в музей русской культуры и истории. Этот музей, как это бывает, стал привлекать новые поступления.
В марте 1933 г. с Е.В. Саблиным встретился последний председатель Англо-Русского Торгового Общества Ивлин Хабард. Эта торговая компания была основана Ричардом Ченслором в 1553 г. Первый англо-русский торговый договор, узаконивший эту компанию, был подписан Иваном Грозным (документ хранится в Британском музее). Русские цари неоднократно оказывали компании знаки внимание, дарили свои портреты. Представители этой компании, просуществовавшей 380 лет, не хотели вести дела с большевистским правительством и решили закрыть свое Общество. Ивлин Хабард передал в коллекцию Е.В. Саблина царские портреты, пожалованные компании Петром I, Екатериной I, Екатериной II и Николаем I. Описанию этой коллекции Саблин посвятил статью в Возрождении(9). Зал заседаний, где находилась эта великолепная портретная галерея, напоминал русский столичный особняк. Первый этаж занимала гостиная со старинной русской мебелью красного дерева, которая напоминала русскую загородную усадьбу. Вдоль лестницы были развешаны гравюры с изображением русских памятников, храмов, дворцов, форм обмундирования русских полков в разные эпохи. На втором этаже помещалась столовая и еще одна гостиная. В углу стоял большой рояль. На третьем этаже располагался рабочий кабинет Саблина.
В Русском доме читали лекции и доклады политики и философы, о положении в России рассказывали очевидцы с чтением своих произведений выступали И.А. Бунин, М.И. Цветаева, Б.К. Зайцев, М. Алданов, Н.А. Теффи, В.В. Набоков, пел Ф.И. Шаляпин. Саблин и сам неоднократно читал доклады в Русском доме. В 1926 г. в газете Возрождение в изложении корреспондента под псевдонимом N был опубликован доклад Саблина Движение русской проблемы в Англии в 1924 и 1925 годах. Мысли и воспоминания(10). Этот доклад Саблин прочел на заседании в Русском доме 8 января 1926 г. Он начал свое сообщение со дня прихода к власти в Англии рабочего правительства Мак Дональда. Это правительство, как подчеркнул Саблин, весьма поспешно даровало признание де юре советскому правительству. За время правления Мак Дональда положение русских в Лондоне не ухудшилось, но их постоянно подозревали в деятельности, подрывающей англо-русские политические отношения. В докладе рассказано о том, как в этих неблагоприятных условиях русская колония в Англии сумела организоваться и наладить ознакомление англичан с сущностью большевистских доктрин и положением в России. Саблин постоянно давал корреспонденции об английской политике и о русских в Англии в газете Возрождение, выходившей в первые два года под редакцией П.Б. Струве, а после того как Струве вынужден был уйти их этой газеты, Саблин сотрудничал в новых изданиях основанных П.Б. Струве России и России и славянстве(11).
В 1928 г. в газете Россия и славянство появилось интервью Саблина с Г.П. Струве по поводу задач эмиграции. В нем Саблин предлагает русским зарубежникам объединяться и содействовать избавлению родины от большевистской власти. Для этого, считает он, нужно создать в своей среде внепартийную силу и искать помощи на стороне. Помощь мы получим, только если будем представлять нечто единое, пишет он(12). Частное письмо Саблина к Г.П. Струве более детально раскрывает его представления о задачах эмиграции. В письме от 29 мая 1930 г. он предлагает на основе статей в России и славянстве создать информационные бюллетени для иностранцев, разъясняя им сущность советской экономики: Общее мнение все еще не уясняет себе опасности большевизма как не понимает и создавшееся в нашем отечестве положение. И наш долг - разъяснять им это(13). Он предлагает публиковать меморандумы, подготовленные в соответствии с характером той страны, где они издаются: То, что можно преподнести французской публике, нельзя дать англичанам. Он пишет, что поддерживая искусственный товарообмен с советами, англичане подрывают собственное хозяйство. Пятилетний план, по его мнению, представляет собой спекулятивное предприятие советского правительственного капитализма, рассчитанное на создание государственной промышленности с использованием принудительного труда, с целью получения валюты.
Хотя русских эмигрантов в Англии было сравнительно немного, между ними и там существовали непримиримые расхождения в политических и религиозных взглядах. Поэтому при попытке объединения образовалось два соперничающих центра Русский дом Саблина и основанное в 1926 г. Общество северян и сибиряков. Общество состояло из эсеров и меньшевиков, к которым тяготели представители торгового и делового мира, банкиры, предприниматели. Русский дом привлекал более консервативно настроенных людей, членов партии кадетов, офицеров белой армии, представителей духовенства. Эти два центра стремились во всем превзойти друг друга, что особенно заметно проявлялось в культурной жизни. У Северян было свое театральное общество, была студия и у Русского дома. И те и другие устраивали театральные представления и концерты. Каждый центр провел свой День Русской культуры и по-своему отметил Пушкинские дни. Тем не менее, многие русские знаменитости, приезжавшие из Европы, выступали и в том и в другом центре, так как приезжали они в Лондон в основном для заработка.
В письме к Г.П. Струве от 16 июня 1930 г. Саблин рассказывает о внутренних отношениях между разными группами эмигрантов в Англии, о разногласиях, проявившихся во время подготовки к Дню русской культуры: Никакой особенной вражды у нас здесь не наблюдалось, а как только заговорили об объединении, так и разошлись по целому ряду пунктов. Здесь нам страшно мешает наша церковная распря. Лондон в этом отношении крупный пост, так как так называемые карловчане достаточно сильно здесь представлены. <...> Здешняя наша группа, подчиняющаяся в церковно-политическом отношении митрополиту Антонию, тотчас же возбудила вопрос о придании Дню Русской культуры характера церковного торжества. Пушкина они еще не посмели отвергнуть, но раскол внесли, и от нас отдалились. Вот тут и объединяй соотечествеников(14).
В этом же письме Саблин пишет о кончине в Лондоне бывшего российского министра земледелия А.А. Риттиха, которого он называет одним из самых замечательных наших людей. Риттих был либеральным консерватором, явился зачинателем и исполнителем столыпинской земельной реформы. В Лондоне он оказался после деникинской эвакуации, и там познакомился с Саблиным и Тырковой(15).
В письме к Г. Струве от 4 ноября 1930 г. Саблин критикует аполитичность русских читателей в Лондоне: Русская колония в Лондоне не читает Россию и славянство, которой восхищаются британские друзья. <...> Средний русский обыватель более тянется за Ренниковым, за Яблоновским, за Доном Аминадо(16), за разоблачениями невозвращенцев, а главным образом за мало приличной перебранкой между Возрождением и Последними новостями(17).
1930-е годы розовое десятилетие в английской политике, когда правительством был взят курс на сближение с советами. Саблину в эти годы нередко приходилось встречаться с советскими представителями, часто бывавшими в Лондоне. Ему хотелось разобраться, что в действительности происходит в России и может ли эмиграция сыграть какую-то роль в новых политических процессах. Он пишет в этом же письме: Я часто вижу здесь приезжающих из России и у меня все более крепнет впечатление, что там назревают крупные события. Однако значительная часть нашей эмиграции все еще утешается игрою в солдатики и дает волю своим писательским способностям, - которых никто, конечно, не может отрицать в нашем народе. В одном из писем Саблин сообщает о прозвучавшем в Русском доме докладе о московском процессе о деле Бухарина, Рыкова, Крестинского, Раковского и др. по обвинению их в шпионаже. Такого рода факт, считал он, может приподнять завесу будущего.
Саблин сообщает Г. Струве о ведущейся в Лондоне украинской попаганде и о загадочной личности В.К. Коростовца. В 1930 г. на нашем здешнем горизонте появился бывший чиновник канцелярии Министерства Иностранных дел Владимир Константинович Коростовец. Я давно знаю этого человека. В Министерстве он не пользовался симпатиями, его считали неуравновешенным и интриганом, но достаточно умным и энергичным. До 1930 г. Коростовец жил в Берлине, затем познакомился с англичанином Маунди-Грегори, богатым человеком, который интересовался политикой, финансировал Скоропадского. Маунди-Грегори был католиком и монархистом и проявлял особый интерес к личности претендента на русский престол. Он пригласил Коростовца в Англию писать на антисоветские темы и щедро финансировал его издания. На его средства Коростовец издавал в Лондоне ежемесячное обозрение "Whitehall Gazette and St.James Review", которое рассылалось влиятельным лицам, министрам, дипломатам и даже королю. С 1930 г. Коростовец начал вести в Англии бурную пропаганду в пользу отделения Украины от России. Русских он ненавидел сильнее, чем большевиков. Деятельность Коростовца не оставила Саблина равнодушным: он сумел убедить Маунди-Грегори в том, что не стоит поддерживать подобного политического авантюриста. Однако Коростовец сумел найти нового финансиста, председателя правления одного из крупнейших лондонских банков. Тогда к деятельности Коростовца Саблин привлек внимание английского министерства иностранных дел Foreign Office, и сам не оставлял борьбу: он пригласил Коростовца для личной беседы и постарался убедить его переехать в Берлин. Тот уехал, но через некоторое время снова всплыл в Лондоне.
В письме Г. Струве от 30 марта 1931 г. Саблин дает сатирическую зарисовку сценок в советском представительстве: Гарольд Никольсон сделался завсегдатаем советского полпредства и пляшет там русскую вместе с сыном Болдуина Оливером. Об этом Оливер с гордостью рассказывал, причем показывал, как мадам Сокольникова(18) машет платочком, а он Оливер, выделывает казачьи прыжки. Времена меняются. 9 августа 1931 г. Саблин сообщает о расколе церкви в Лондоне, образовании нескольких приходов, содержании большого штата духовенства: Все храмы бедствуют и пустуют, а англичане, которые дают деньги на православие, не знают, куда им ходить.
В письме от 13 апреля 1932 г. Г. Струве сообщал Саблину из Франции: Я имел письмо от сэра Бернарда Пэрса, из которого заключаю, что шансы мои на получение лекторства в Лондоне весьма реальны. Дело, вероятно, решится в течение мая. Действительно 31 мая 1932 г. Г. Струве оповестил Саблина о своем назначении лектором на место Д.П. СвятополкМирского в Лондонском Университете: Вчера получил извещение от Лондонского Университета о том, что назначение мое на место Мирского состоялось - с 1 октября с.г. я Assistant Lecturer in Russian Literature(19). 4 июня 1932 г. Саблин поздравляет его с этим назначением, о котором он уже слышал от самого Бернарда Пэрса(20). Б.Пэрс был одним из основателей и директором Института Славяноведения при Королевском колледже Лондонского университета. Он был инициатором приглашения в Лондон и Д. Мирского, и Г.Струве, так как был знаком с их семьями еще в России, где неоднократно бывал до революции. В одном из своих писем Г. Струве дает ему пространную характеристику в ответ на просьбу Саблина, которому нередко приходится с ним общаться (см. Приложение II). Как и большинство русских знакомых Пэрса, Саблин и Струве называют его между собой Персом или Персиком.
В последующих письмах Саблин нередко упоминает Пэрса и характеризует эволюцию его взглядов на новый строй в России. В 1935 г., после своей первой со времени революции поездки в Россию, Пэрс сменил вехи и сделался завзятым сталинистом. Он с большим трудом добился разрешения бывать России и бывая там, восхищался достижениями советского строя. Временами он позволял себе и поучить советское руководство уму-разуму, как это видно из книги Москва принимает критику, с которой он выступил в том же 1935 г. Над советами Пэрса которыми он поделился с широкой публикой, посмеивались и русские, и англичане. 26 февраля 1941 г. Саблин сообщает о Пэрсе: Наш любезный Персик бывает у нас ныне каждую неделю. Ищет сочувствия и симпатии, ибо понимает или быть может не понимает что он уже устарел и Форейн Офису более не нужен <...> Любовь его к России трогательна.
Вторая мировая война вскрыла глубинную сущность отношения английского правительства к России. Краеугольным камнем этого отношения была торговля. Рынок сбыта и сырьевые ресурсы России в это время нужны были правительству Англии любой ценой. 26 февраля 1941 г. Саблин пишет: Времена наступают тяжкие и какая-то развязка приближается, развязка, которая вряд ли развяжет то, что нужно, ибо меня страшит не столько конец войны, сколько начало нового мира и мiра. В сей разлюбезной стране много обнаружилось, чего не должно было бы быть в стране культурной, и в государстве демократическом.
14 июня 1941 г. Саблин рассказывает Г.П. Струве о том, как он консультирует Пэрса, пишущего о России в Manchester Guardian. Он внушал Пэрсу: России без своих прежних границ не обойтись. Нам необходим Персидский Азербайджан, Каспийское море, Персия должна быть почти наша, так же как Финляндия. Выход к Персидскому заливу должен быть нам обеспечен, так же как особое соглашение о Дарданеллах. Реакцию Пэрса он описывает со свойственным ему чувством юмора: Пэрс хотя и спрашивает меня, не сошел ли я с ума, но тем не менее многое уже пишет в этом направлении.
5 июля 1941 г. Саблин комментирует свое открытое письмо в Таймс, в котором он высказал симпатии погибающим на фронтах Иванам и Петрам, простому русскому народу. Выступление было поддержано многими русскими в Лондоне, но А.В. Байкалову и Г. Струве оно пришлось не по вкусу. Саблин разъясняет своему адресату, что его сочувствие русскому народу отнюдь не равно признанию законности советского правительства. Он лишь высказал общие чувства большой группы эмигрантов. Саблин пишет: Появилась тяга в Россию. Возможно, конечно, что лишь на словах. Но во всяком случае проявляется самое обыкновенное патриотическое настроение. Это настроение я и уловил, и о нем засвидетельствовал в Таймс. Мое письмо не являлось декларацией. Я против каких бы то ни было деклараций в виду вообще полной незначительности эмиграции. Не упускайте из виду, что нас, т.е. лиц, не принявших иностранных подданств, осталось очень мало. Но какую-то манифестацию нужно было сделать, и я ее сделал. Саблин был убежден, что своим выступлением он оказал услугу соотечественникам, которых в Европе стали подозревать в сочувствии Гитлеру.
Саблин продолжает там же: Мы с Вами как будто по-разному понимаем слово патриотизм. Для меня в момент решающий судьбы нашей страны, нашего отечества, дорогой Глеб Петрович, нет никакого различия между гражданами России, независимо от их политических верований, если только они активно участвуют в защите отечества от нападений врага. Большевик, монархист, демократ, жизнью своей платящие, чтобы отстоять независимость России, для меня они все ныне одинаково русские люди, какими они являются фактически на боевом фронте, не испрашивая на это нашего с Вами соизволения. И до тех пор, пока они, объединенные лишь мыслью одержать победу над врагами, будут продолжать это делать, как это делали их предки в отечественную войну, ОНИ мои братья по единой РОДИНЕ. После победы, которую мы с вами одинаково желаем, мы все, вероятно включая и большевиков, должны будем занять совершенно новые позиции в возрожденной России, свобода и самоуправление которой станет вновь нашей практической политикой. Но эти позиции станут для нас ясными лишь тогда. А до тех пор будем самыми обыкновенными русскими людьми, будем печалиться о судьбах родины, на которую напал наш исконный враг, который, конечно, не пошел на нас, чтобы избавить нас от большевистского ига, а по соображениям иным.
С течением войны Саблин все больше разочаровывался в способности эмиграции что-то сделать для России. 9 июля 1943 г., посылая соболезнование по поводу смерти матери Г. Струве Нины Александровны, Саблин пишет: Жалеть надо не тех кто уходит, а тех, которые остаются жить в этом обезумевшем мире. Но никакие трудности не вынуждали Саблина забыть о своем отечестве. Он был одним из немногих эмигрантов, не принявших нового гражданства, хотя такая возможность у него, конечно, была. 2 августа 1944 г. он писал Г. Струве: За 45 лет жизни моей заграницей я не осербился, не обиспанился и даже не обангличанился, но обрусел. От моей русскости я никогда не избавлюсь. Для меня Россия превыше всего. В нее я верю и в конечном итоге спасение придет оттуда. Во время войны Саблин оставался представителем русской колонии в Англии. 19 октября 1944 г. он писал Тырковой: Что касается Лондона, то представители СССР никакого отношения к вопросу о нашей эмиграции не имеют и все здесь обстоит по-старому. Я являюсь представителем эмиграции, занимаюсь ее текущими делами и никто мне не чинит никаких препятствий. Представители Советского посольства проявили инициативу в установлении добрых отношений с Саблиным. Однако он не позволял им переходить определенные границы. Когда Советское посольство предложило приобрести его музей и архивы, он наотрез отказался. Лишь некоторые из своих коллекций предметов искусства он по завещанию передал в Россию. О своих отношениях с посольством он подробно пишет в приводимом ниже письме к борону Б.Э. Нольде (см. Приложение III).
Принято думать, что война задела Англию в меньшей степени, чем другие страны, в силу ее островного характера. На самом деле Англия отдала войне много сил, Страшнее всего для англичан оказалась предсказанная еще Г. Уэллсом война в воздухе: нелеты немецких самолетов лишили англичан чувства островной безопасности. Во всей полноте ощутили это на себе русские эмигранты. Немецкая бомба настигла в Лондоне и русских, разрушив их штаб Русский дом. Е.В. Саблин описывал это событие в письме А.В. Тырковой:

19 августа сего года в 72 шагах от нашего дома упала крылатая бомба, которая повредила верхние этажи Русского дома. Жена, я и прислуга спаслись от ужасной смерти буквально каким-то чудом. Погибло много ценного русского имущества. Мы продолжаем жить в полуразрушенном доме, надеясь на лучшее будущее. А.В. Тыркова отвечала ему из Франции: С печальным волнением прочла Ваше описание бомбардировки Вашего дома. Какое счастье, что Вы и Надежда Ивановна не потеряли присутствия духа. Хотя это даже не вы. Это просто милость Божья, за которую я горячо благодарю создателя. Я мечтаю весной пробраться в Англию и тогда, забравшись в Ваш подвал, посидеть около вас обоих, поделиться переживаниями этих долгих, ошеломительных лет. Я очень скучаю без английских друзей, среди которых вы занимаете одно из почетных мест. И вещей ваших мне более чем жалко. Они были не только ваши, но и наши. Устраивая Русский Дом, вы оба проявили не только верный, тонкий вкус, но и русскую вашу подлинность. Для всех нас, томившихся без России, ваш дом всегда был и останется кусочком родины. Пусть отдельные, ценнейшие вещи погибли, но дух остался. Его и немецкая демоническая бомба не вышибет.

С особой остротой экономический кризис, вызванный войной, проявился в послевоенные годы. В стране была нехватка продовольствия, электроэнегрии, топлива, отчего сократилось количество транспорта, бытовыеи условия жизни резко ухудшились. В повседневной жизни русские, жившие в Англии, как и англичане, испытывали множество лишений, о чем свидетельствуют письма Саблина к Тырковой и Нольде. Во всех деталях раскрываются трудности послевоенной жизни в Англии в письмах Саблина к Г. Струве, который в 1946 г. переехал в Америку, оставив в Англии жену и детей. Г. Струве получил приглашение в Калифорнийский университет и эта работа обеспечивала его существование значительно лучше, чем лекторский оклад в Лондоне. Саблин взял на себя хлопоты, связанные с помощью его семье, которая после войны переживала особенно тяжелые времена.
16 марта 1945 г. Саблин пишет Г. Струве о сложностях послевоенного положения в Лондоне, очередях и продовольственных рационах. В 1947 г. положение семьи резко ухудшилось в связи с болезнью Юлии Юльевны Струве. Лечение поглощало все деньги, которые семье удалось выручить от продажи дома. Дочь Марина жила в Шотландии и одна воспитывала троих детей, муж ее скрылся. Саблин описывает бедствия Юлии, Нины, Марины и ее детей, живущих в Ричмонде в бунгало, небольшом летнем домике: им было нечего есть и нечем обогреться. Отсутствие топлива и бензина было общей трагедией, другой проблемой было столпотворение в поездах. Саблин считал, что возвращаться из Америки для Струве не имело смысла по экономическим соображениям. В то же время устроенность Струве мешала его семье обращаться за помощью к эмигрантским организациям: всюду они получали ответ, что глава семьи зарабатывает достаточно. В последнем из сохранившихся писем к Г. Струве, датированном 15 сентября 1948 г., Саблин снова пишет о сложном хозяйственном положении Англии, о трудностях повседневной жизни. Во время войны и вскоре после ее окончания в понимании патриотизма между представителями эмиграции обнаружились особенно острые расхождения. Многие русские в эмиграции надеялись, что поражение России в войне принесет ей освобождение от советской власти. в одном из поздних своих писем Г. Струве, что эту точку зрения разделала А.В. Тыркова. Он пишет, что по причине ее прогитлеровских симпатий, будто бы, и он сам и его отец разошлись с ней. Чтобы восстановить справедливость, достаточно прочесть письма Тырковой к Саблину за 1945 г., в которых она пишет о своем отношении к войне и к Гитлеру, о своей любви к России, а также о страстном желании вернуться в Англию из Франции, где ее лишь случайно задержало начало войны.
В письме за 31 января 1945 г. она пишет: Сердце мое болело за Россию несчастную и готово радоваться России воскресшей. Но для меня не в силе Бог, а в правде. Сила там накоплена, а на что ее направлять? Вот что волнует, а иногда и пугает. Нечего и говорить, как я счастлива, что немцев выгнали из России, что сломлена дьявольская гордость Гитлера. Но и кроме него еще много дьяволов на свете. Я никогда не сомневалась, что Англия победит. Но, само собой разумеется, мне и не снилось, какой победоносный героизм внесет в эту борьбу наш народ. После всего, что он выносил в течение четверти века, проявить такую поразительную стойкость и крепость, это может только народ-богатырь.
Письма показывают, что даже самая здравомыслящая представительница кадетов питала надежды, которые ее собственный разум расценивал как иллюзорные. Она, например, пишет Саблину, что надеялась издать в Москве свою книгу о Пушкине: Я, кончая Пушкина, все на Москву надеялась. Думала, авось после всех встрясок произойдут крутые перемены и опять раздастся свободная русская речь. И сейчас верю, что раздастся, но мы мыслим и мечтаем минутами, днями, а история двигается годами. Не всем дано дождаться результатов исторического процесса, разве только мысленно. Для меня нет сомнения, что там, в любезном отечестве, как говорилось в манифестах Екатерины и в докладах Саблина, что-то происходит значительное, быть может решающее. На этот процесс мы с Вами по-разному смотрим. Я считаю, что он совершается против желания власти и что теперь они дадут обратный ход, если смогут.
В ответном письме от 17 ноября 1945 г. Саблин убеждает Тыркову, что ее взгляды по этому вопросу ему очень близки: Почему Вы думаете, что мы с Вами на происходящее в России смотрит различно? Для меня Россия, Советским Союзом ныне именуемая, продолжает быть моим отечеством. Но нынешний режим в этом мое отечестве я не одобряю.
В конце войны многим эмигрантам стало казаться, что победа России над Германией должна в корне изменить советский строй и что при новом строе эмигрантам можно будет вернуться на родину. 12 февраля 1945 г. бывший русской посол во Франции В.А. Маклаков с небольшой делегацией эмигрантов посетил советское посольство в Париже для выяснения этого вопроса. От имени представителей эмиграции Маклаков заявил об их готовности к сближению с советской властью, желании работать для взаимного понимания и примирения. Завершая беседу, Маклаков обобщил: Крушения советской власти мы уже не хотим. Мы знаем, чего стоит стране революция, и еще новой революции для России не пожелаем. Мы надеемся на дальнейшую ее эволюцию. Полгода спустя после Маклакова на приглашение посольства ответил А.И. Бунин. Возвращаясь в памяти к этому времени, А. Седых отметил, что в конце войны слишком много было пережито, слишком велики были надежды эмигрантов на то, что к старому теперь не может быть возврата. Вопрос о возвращении и налаживании контактов с советским посольством встал и перед Саблиным. Саблин не раз обсуждал с Тырковой проблему возвращения в Россию молодежи. Дорога на родину была закрыта старшему поколению, но молодежь, как он считал, могла бы попытаться увидеть родину отцов. Однако жизнь показывала, что молодые русские незаметно вросли в английскую жизнь, русскую историю почти не знали и вовсе не мечтали о возвращении. Саблин, постоянно общавшийся с молодежью, живший ее проблемами, вполне отдавал себе в этом отчет. Мечтают ли они, вот эти, которые помоложе? размышляет он в ноябре 1945 г. Боюсь, что нет. Мечтает ли об этом Миша Звегинцов, думает ли об этом сын нашего Отца Владимира, мечтает ли об этом Зина Коренчевская, Маша Пущина, Оля Бер и те, которые помоложе? Сомневаюсь даже относительно милейшего Расторгуева, этого восторженного поклонника Отца Народов. Все они пустили здесь глубокие корни. Да, патриотизм у них имеется, но боюсь, постольку-поскольку. Да есть и другие причины: большинство нашей молодежи здесь обзавелись семьями. Например Дмитрик Звегинцов, трое дочерей от жены англичанки, а сам он уже подполковник и профессор в здешней академии Генерального Штаба <> Предоставим сей вопрос совести каждого. На вопрос корреспондента "Evening News", не собирается ли он сам возвращаться в Россию, Саблин ответил: Нет, не собираюсь, я прожил тридцать лет в Лондоне и сделался лондонцем Саблину в это время было семьдесят пять лет и он считал, что о возвращении должны думать те, кто помоложе. Ярко описаны Саблиным симптомы ухода со сцены старой эмиграции и превращение нового поколения поколения их детей в европейцев: англичан, французов, немцев. Саблин принадлежал к тем эмигрантам, которых война с особой остротой заставила осознать свою русскость. 2 мая 1949 г. Саблин умер после продолжительной болезни. А.В. Тыркова, переехавшая к этому времени в Америку, писала к Г.П. Струве в Калифорнию: В Англии стало пусто без Саблина. Даже больной, он оставался центром колонии. Дальше она сообщает об изменившемся положении русских в Англии, о новой, послевоенной волне эмиграции: Сейчас самое понятие - русская колония в Лондоне, переменилось. С появлением новых эмигрантов старость, а главное безжизненость старых эмигрантов выступает еще явственнее. Зернов своим приятием патриаршей церкви отдаляет себя от того, что для меня есть подлинное русское дело. Маленький, но живой центрик представляет семья Франков. Семен Людвигович говорит по радио о Соловьеве, о Пушкине. Война положила конец эпохе так называемой первой волны русской эмиграции. Русская колония в Англии в этом отношении столь же показательна, как и другие центры.

http://nature.web.ru/db/msg.html?mid=1187395
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 4.8.2010, 5:44
Сообщение #32


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Казахстан: топонимика как инструмент стирания исторической памяти русских


Было «вашим» - русским, станет нашим – казахским.Смена русской топонимики на казахскую происходит в республике ускоренными темпами. Кажется, что маслихаты всех уровней (местные представительные органы власти) только и заняты ономастическими проблемами. В Астане, новой столице Казахстана, счёт переименованным улицам идёт на сотни.

Ныне казахские национал-оранжисты идут ещё дальше. В концепции национальной политики, подготовленной оппозицией, предлагается переименовать Казахстан в Казахскую республику, а всем «некоренным» сплотиться под культурным патронажем «государствообразующей казахской нации». А это означает, что процесс «дерусификации» приобретёт лавинообразный характер.

Постоянный представитель республики при ЮНЕСКО, известный казахстанский поэт Олжас Сулейменов в декабрьском интервью Интефакс-Казахстан высказался против такого рода бессмысленной кампанейщины и предложил использовать и русские, и казахские названия. Он за то, чтобы русские и казахские варианты названий городов «не сталкивались и не побеждали друг друга, а взаимодействовали». «Мне нравятся стихи поэта (Мукагали Макатаева. – Ред.), именем которого названа одна улица в моем городе (Алма-Ате. – Ред.), – говорит Сулейменов. – Но непонятно, почему понадобилось назвать этим именем улицу, до этого несколько десятилетий носившую имя Луи Пастера. Чем великий микробиолог провинился перед акиматом Алматы?»

Между тем инициаторы кампании переименований не утруждают себя поиском сколько-нибудь убедительных аргументов в пользу замены русских названий этих городов на казахские. Сторонников «дерусификации» мало интересует, сколько сил, материальных и людских ресурсов было положено русскими на культурное освоение казахских степей. Позиция сторонников переименований примитивно проста: было «вашим» – русским, станет нашим – казахским.

Вот что, к примеру, пишут русские СМИ в Казахстане о «технологии» переименований. «Нетитульное» население большей частью пребывает в абсолютном неведении о том, как происходит смена русской топонимики. Вечером люди ложатся спать в городе (области, районе, селе) с одним названием, а просыпаются… с другим.

Между тем происходят эти метаморфозы очень просто. Местными исполнительными властями сочиняется бумага о народном «волеизъявлении» (проведённых собраниях-сходах граждан), а потом маслихат единогласно принимает (штампует) решение о замене русских названий на казахские.

И вот, как говорится, приехали – русских на этой переименованной территории как бы никогда и не было. А всё «движимое и недвижимое» имущество – всё, что находится окрест, «демократически» и «исторически» становится казахским. Исключением, пожалуй, являются русские кладбища, и то только потому, что не имеют собственного названия. Иначе бы и их переименовали.

О том, как это делается, рассказывает статья с говорящим названием «Скажут хрюкать – будем хрюкать», опубликованная в щучинской газете «Вестник ЖСК» (№ 15, 11.07.2008). В ней приводится процедура переименования Щучинского района в Бурабай ауданы. «Оказывается», более половины жителей района (а всего здесь проживают 79 тыс. человек) на 197 (!) сходах выразили желание стать бурабайцами. Для справки: национальный состав Щучинского района таков: русские (47,3%), казахи (39,0%), украинцы (3,7%), немцы (3,3%), другие (6,7%).

Вы можете поверить в этот столь массовый эмоциональный порыв? Мы сомневаемся. Вот и автор вышеупомянутой статьи Антон Данчев тоже засомневался. Он пишет: если число собраний (197) властями указано верно, то собрания «в указанный период (с сентября по март) должны были проходить 28 раз в месяц, т.е. практически каждый день».

Но участников таких «собраний» общественность г. Щучинска нигде не обнаружила. Поэтому наиболее ответственные граждане провели свой социологический опрос, чтобы обнаружить хотя бы какие-нибудь следы мощной «народной инициативы». В результате выяснилось, что большая часть опрошенных горожан впервые слышит о переименовании района, а о «собраниях-сходах» вообще ничего не знает.

Как говорится в вышеупомянутой статье, собрать 40 тыс. жителей «197 раз, каждый раз по 200 человек» очень сложно. А мы бы сказали так: практически невозможно. Даже по поводу «шкурных» вопросов, прямо задевающих жизненные интересы граждан, собрать пару сотен людей в одном месте, причём разово – властям не удаётся.

«Вспомним, сколько людей пришло в городской ДК по поводу подготовки к отопительному сезону? То есть люди не очень-то и любят собираться, и собирать в день по 200 человек – это уже рекорд», – говорится в статье.

Понятно, что все эти «собрания, сходы» – не более чем фикция. А между тем все эти манипуляции с «народным волеизъявлением» подпадают под ряд статей казахстанского уголовного кодекса. «Нам хотелось бы увидеть хотя бы одного человека, кто участвовал в этих собраниях. Если вы нас читаете, отзовитесь. Сколько людей мы не опрашивали, нам не удалось найти участников тех событий», – вопрошает со страницы щучинской газеты автор статьи Антон Данчев.

Но напрасно он волновался. Его мнение и мнения его земляков по поводу переименования района местных дерусификаторов не интересуют – они, надо полагать, «госзаказ» выполняют. А значит, им выдан карт-бланш на любые противозаконные действия, включая подлоги и фальсификации.

И вот завершающий аккорд этой районной акции. В соответствии с официальным указом президента РК Нурсултана Назарбаева, подписанным 3 сентября 2009 г., Щучинский район Акмолинской области переименован в Бурабайский район.

Легли спать щучинцами, а проснулись бурабайцами…

По костям, по целым поколениям русских людей сегодня прокатывается каток массовых переименований, стирая семейно-родовую и историческую память о созидательном присутствии русских на этих землях. Тем самым коренное русское население отрывают от вещественных результатов его труда, формируя в общественном сознании образ «колониальных» пришельцев и социальных иждивенцев.

Таким образом, казахские власти в очередной раз демонстрируют своим русским согражданам, а заодно и России – правопреемнице «колониальных» империй, как мало для них значит русское материальное и культурно-историческое наследие. Более того, для ономастических комиссий, действующих во всех областях республики, основной идеологической задачей является ликвидация русской топонимики – вербального свидетельства масштабной цивилизационной деятельности русского населения на современной территории Казахстана.

Максим Крамаренко,
Русское единство
http://www.russedina.ru/articul.php?aid=14662&pid=23
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 23.8.2010, 19:58
Сообщение #33


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Художник, создающий витражи
Алена Ли, Торонто



Ни для ко­го не сек­рет, что ког­да по­яв­ля­ет­ся собс­твен­ный дом или квар­ти­ра, то хо­чет­ся соз­дать уют, при­дать жи­ли­щу не­пов­то­ри­мый стиль. Бы­ва­ет иног­да так, что въ­ез­жа­ешь в свой дом, и все в нем нра­вит­ся, а по­жи­вешь чуть-чуть и по­ни­ма­ешь, что мно­гое хо­те­лось бы из­ме­нить

Вдруг за­ме­ча­ешь, что то там ок­но из ван­ной вы­хо­дит на глу­хую сте­ну, а ху­же, ес­ли из ком­на­ты, то здесь ок­но из кух­ни вы­хо­дит пря­мо на ку­хон­ный стол со­се­дей, и ты дню­ешь и но­чу­ешь у них в та­рел­ках, или пей­заж за ок­ном в гос­ти­ной сов­сем не ра­ду­ет. На­чи­на­ешь за­ду­мы­вать­ся, как бы это все из­ме­нить, ка­кие што­ры, кар­ни­зы, жа­лю­зи по­ве­сить или де­рев­це пе­ред ок­ном по­са­дить. Ой, а это все хло­пот­но и сто­ит боль­шо­го тру­да и ма­те­ри­аль­ных зат­рат, при­чем од­но со­вер­шенс­тву­ешь, а дру­гое мо­жет не подой­ти под об­щий ин­терь­ер до­ма.
Вот с та­ки­ми мыс­ля­ми я и заш­ла как-то в гос­ти к сво­ей зна­ко­мой. А у нее в ком­на­тах ока­за­лось ин­те­рес­ное ре­ше­ние проб­ле­мы. Ну, как из­вес­тно, у со­се­дей всег­да все луч­ше, а уж у под­руг, это к га­дал­ке хо­дить не на­до, по­нят­ное де­ло, что у них идеи яр­че, и обя­за­тель­но те­бе по­том хо­чет­ся та­кое же, но "с пер­ла­мут­ро­вы­ми пу­го­ви­ца­ми". Так вот о пер­ла­мут­ро­вых пу­го­ви­цах, у нее в гос­ти­ной ока­зал­ся не­обык­но­вен­ной кра­со­ты вит­раж. Сна­ча­ла я ду­ма­ла, что так и за­ду­ма­но, по­то­му что об­щий ин­терь­ер до­ма рас­по­ла­га­ет, опять же ка­мин в ком­на­те, а чуть по­отдаль со­от­ветс­тву­ющий сти­лю вит­раж, очень под­хо­дя­щий к ин­терь­еру ком­на­ты. А ока­за­лось все про­ще го­раз­до, в том мес­те бы­ло око­шеч­ко нес­тан­дар­тно­го раз­ме­ра, вы­хо­дя­щее на нек­ра­си­вую сте­ну, воз­ник­ла идея, как ис­пра­вить этот не­дос­та­ток.
Ко­неч­но, пер­вой мо­ей мыс­лью бы­ло бро­сить­ся в Ho­me De­pot и ра­зыс­кать се­бе неч­то по­доб­ное, но ока­за­лось, что там та­ко­го и в по­ми­не нет, а есть неч­то стан­дар­тное и при­ми­тив­ное. Но ведь хо­чет­ся че­го-то та­ко­го не­уло­ви­мо­го и ин­ди­ви­ду­аль­но­го, но в то же вре­мя дос­туп­но­го. Ока­зы­ва­ет­ся, вы­ход из соз­дав­шей­ся си­ту­ации есть, и вы­ход этот - об­ра­тить­ся к про­фес­си­она­лам, а луч­шие про­фес­си­она­лы ра­бо­та­ют вот здесь: www. de­art­glass.com.

Об ис­кусс­тве соз­да­ния и ус­та­нов­ке вит­ра­жа мы по­го­во­рили с про­фес­си­она­ла­ми, та­лан­тли­вы­ми ху­дож­ни­ками с мно­го­лет­ним опы­том и ста­жем рабо­ты в То­рон­то - Сер­ге­ем и Людмилой.

Корр.: Сер­гей, мож­но за­го­реть­ся же­ла­ни­ем и прос­то так из люб­ви к ис­кусс­тву за­ка­зать вит­раж для сво­ей ком­на­ты, но бы­ва­ет, ког­да это фун­кци­ональ­но не­об­хо­ди­мо, так в ка­ких слу­ча­ях вы со­ве­ту­ете хо­зя­евам до­ма сде­лать вит­раж и это оку­пит­ся во всех от­но­ше­ни­ях?

Сер­гей: Ред­ко кто из нас не зна­ком с си­ту­аци­ей, ког­да од­но из окон вы­хо­дит, нап­ри­мер, на сте­ну со­сед­не­го до­ма. Вид, мяг­ко го­во­ря, скуч­ный, уны­лый и не из при­ят­ных. В этих ус­ло­ви­ях вит­раж в ок­не - луч­шее средс­тво сох­ра­нить мак­си­маль­ное ко­ли­чес­тво све­та и при­дать ок­ну цве­то­вую гам­му, удач­но гар­мо­ни­ру­ю-щую с ин­терь­ером, а тек­сту­ра стек­ла зак­ро­ет не­же­ла­тель­ный вид. В этом слу­чае ок­но при­об­ре­та­ет ка­чес­тво - "Pi­ece of Art", ав­то­ма­ти­чес­ки ста­но­вит­ся од­ним из ук­ра­ше­ний до­ма (что прив­ле­ка­ет по­ку­па­те­лей - прим. корр.), а неп­ри­ят­ное не­до­ра­зу­ме­ние с не­ли­цеп­ри­ят­ным ви­дом ос­та­ет­ся в прош­лом.
Вит­раж бу­дет иметь не толь­ко де­ко­ра­тив­ное ка­чес­тво, в ка­ком бы сти­ле он ни был вы­пол­нен: арт де­ко, абс­трак­тный или вик­то­ри­ан­ский, при­шед­ший к нам из Ан­глии, и столь лю­би­мый в Ка­на­де, но и нес­ти очень по­лез­ную фун­кцию.

Людмила: Хо­чу до­ба­вить, что и для лю­бой хо­зяй­ки, на­хо­дя­щей­ся дол­гое вре­мя на кух­не, го­раз­до при­ят­нее смот­реть на кра­соч­ный вит­раж, не­же­ли на жа­лю­зи и скуч­ную кир­пич­ную сте­ну. Иног­да за­ка­зы­ва­ют вит­раж не толь­ко в ок­на, но и cus­tom - вит­раж в ку­хон­ные дверцы.

Корр.: Вот мне, как хо­зяй­ке, пон­ра­ви­лось про кух­ню и про смот­реть на вит­раж, а так­же хо­те­лось бы знать про сол­неч­ный и днев­ной свет, про­ни­ка­ющий в ок­но. А так­же мне ин­те­рес­но знать как жен­щи­не, как вит­ра­жи из­ме­ня­ют, пре­лом­ля­ют свет, я ведь бес­по­ко­юсь о цве­те ли­ца, и как я бу­ду выг­ля­деть на кух­не.

Сер­гей: Цвет и тек­сту­ра вит­раж­ных сте­кол пре­об­ра­зу­ют обыч­ный днев­ной свет, вхо­дя­щий в ок­но в вол­шеб­ную и гар­мо­нич­ную иг­ру све­та и цве­та.
Эмо­ци­ональ­но-ху­до­жес­твен­ное сос­то­яние вит­ра­жа кар­ди­наль­но ме­ня­ет­ся в те­че­ние дня. Ут­ром он оп­ти­мис­ти­чес­кий и ра­дос­тный, ве­че­ром - та­инс­твен­но-за­га­доч­ный, по­то­му что от­ра­жа­ет ма­лей­шие из­ме­не­ния сос­то­яния дня от вос­хо­да и до за­ка­та, от вре­ме­ни го­да. Да­же ле­том он не та­кой, как зи­мой. Нап­ри­мер, зе­ле­ные лис­тья за ок­ном сме­ня­ют­ся оран­же­вы­ми и все это бро­са­ет изу­ми­тель­ные от­тен­ки на вит­раж.

Корр.: О, ну, с "цве­том ли­ца" мне те­перь все по­нят­но, а как быть, ес­ли ок­на вы­хо­дят на сол­неч­ную или те­не­вую сто­ро­ну, что ме­ня­ет­ся? Там ведь есть ка­кой-то фо­кус у этих вит­ра­жей, нас­коль­ко я слы­ша­ла…

Сер­гей: Ес­ли на те­не­вую сто­ро­ну, то вит­раж нисколь­ко не за­дер­жи­ва­ет сол­неч­ный свет, а на­обо­рот, свет, про­ни­ка­ющий в ок­но, при­об­ре­та­ет эмо­ци­ональ­но-ху­до­жес­твен­ный от­те­нок. И на­обо­рот: ес­ли не­об­хо­ди­мо умень­шить ко­ли­чес­тво све­та с сол­неч­ной сто­ро­ны - вит­раж, спроек­ти­ро­ван­ный в со­от­ветс­твии с этим требо­ва­ни­ем, иде­аль­но "се­бя ве­дет" и в этой си­ту­ации, на­до лишь выб­рать для ра­бо­ты бо­лее на­сы­щен­ные тек­сту­ры стекла.

Корр.: Мне хо­те­лось бы уз­нать, тру­до­ем­кое ли это за­ня­тие из­го­тов­лять вит­раж. Слы­ша­ла, что мно­гие спра­ши­ва­ют, не кра­си­те ли вы стек­ло обыч­ной крас­кой, хо­тя по­нят­но, что ни о ка­кой крас­ке речь не идет, а ис­поль­зу­ет­ся раз­ная тек­сту­ра стек­ла.

Лю­дмила: Да, про­цесс из­го­тов­ле­ния дос­та­точ­но тру­до­ем­кий. Но я хо­чу ска­зать о том, что глав­ное здесь - ин­ди­ви­ду­аль­ность под­хо­да к каж­до­му вит­ра­жу. Ведь в двух оди­на­ко­вых до­мах в То­рон­то вы не най­дете двух оди­на­ко­вых окон да­же по раз­ме­ру или пей­зажа за ок­ном, сте­пе­ни про­ник­но­ве­ния све­та. По­это­му к каж­до­му ок­ну каж­до­го за­каз­чи­ка на­до под­хо­дить со­вер­шен­но экс­клю­зив­но. Кро­ме то­го, ху­до­жес­твен­ные вку­сы и прис­трас­тия, тре­бо­ва­ния, по­же­ла­ния у всех раз­ные, и нуж­но мак­си­маль­но со­от­ветс­тво­вать и тре­бо­ва­ни­ям за­каз­чи­ка, и со­от­но­сить это с об­щим ди­зай­ном и ин­терь­ером до­ма.

Корр.: Сер­гей и Лю­дмила, ви­дя ре­аль­ные об­раз­цы, из­го­тов­лен­ные ва­ми, в ин­терь­ерах до­мов, а так­же ваш сайт и ва­ши рек­лам­ные прос­пек­ты, я по­ня­ла, что вит­раж - это боль­шое ис­кусс­тво, и кро­ме то­го, из­го­тов­ле­ние вит­ра­жа очень ин­ди­ви­ду­аль­ный и дос­та­точ­но тру­до­ем­кий про­цесс. Од­на­ко, ин­те­рес до­мов­ла­дель-­цев к вит­ра­жам уве­ли­чи­ва­ет­ся, и вит­ра­жи ста­ли по­пу­ляр­ны­ми, так как учас­тву­ют в фор­ми­ро­ва­нии сти­ля до­ма.

Сер­гей: На­до ска­зать, что ху­до­жес­твен­ный вит­раж “мо­лод”. Ему “толь­ко” 1700 лет. И он ста­но­вит­ся все бо­лее по­пу­ляр­ным и лю­би­мым, так как ак­тив­но и по­этич­но ра­бо­та­ет в ин­терь­ерах раз­лич­ных вре­мен и сти­лей, а сей­час ра­ду­ет но­вых вла­дель­цев до­мов и их дру­зей. С точ­ки зре­ния тех­но­ло­гии… Ху­до­жес­твен­ный вит­раж - это ком­би­на­ция бес­цвет­ных и цвет­ных на­ту­раль­ных тек­сту­ри­ро­ван­ных сте­кол, прек­рас­но про­пус­-ка­ющих и рас­се­ива­ющих днев­ной свет.
Вит­раж учас­тву­ет в фор­ми­ро­ва­нии ху­до­жес­твен­но­го сти­ля ин­терь­ера, по­то­му что про­ек­ти­ру­ет­ся и из­го­тов­ля­ет­ся с уче­том сти­ля и цве­то­вой гам­мы кон­крет­но­го ин­терь­ера.

Корр. Хо­те­лось бы знать ста­тис­ти­ку, ка­ких за­каз­чи­ков у вас боль­ше - ан­гло­го­во­ря­щих или рус­ско­го­во­ря­щих, жен­щин или муж­чин . И с ка­ки­ми за­каз­чи­ка­ми вы боль­ше лю­би­те ра­бо­тать?

Сер­гей: За­каз­чи­ков у нас по­ров­ну и тех, и дру­гих. Лю­бим мы ра­бо­тать со все­ми. Но с чис­то про­фес­си­ональ­ной точ­ки зре­ния ин­те­рес­нее ра­бо­тать, бе­зус­лов­но, с рус­ско­языч­ны­ми за­каз­чи­ка­ми, они хо­ро­шо об­ра­зо­ва­ны в об­лас­ти ис­кусств, всег­да зна­ют, что хо­тят не прос­то цве­точ­ки или ром­би­ки, а неч­то в ка­ком-то оп­ре­де­лен­ном сти­ле или тех­ни­ке, хо­ро­шо раз­би­ра­ют­ся в ди­зай­не и в том, что по­дой­дет к ин­терь­еру их до­ма. Но все рав­но во мно­гом при­хо­дит­ся их убеж­дать, со­ве­то­вать, и это ин­те­рес­но как про­фес­си­она­лу. Очень ин­те­рес­ны за­каз­чи­ки жен­щи­ны, по­то­му что они очень тон­ко и точ­но под­хо­дят к бла­го­ус­тройс­тву сво­его до­ма. Это хо­ро­шо, ког­да ве­зет с за­каз­чи­ка­ми, всег­да ин­те­рес­но к каж­дой ра­бо­те под­хо­дить экс­клю­зив­но.

Мне ос­та­ет­ся толь­ко поб­ла­го­да­рить Сер­гея и Лю­дмилу за столь не­обыч­ное ин­тер­вью, ко­то­рое по­мог­ло и мне дру­ги­ми гла­за­ми уви­деть ин­терь­еры собс­твен­но­го до­ма и уз­нать мно­го но­во­го о сек­ре­тах вит­ра­жей. От­ме­ти­ла, что эти лю­ди от­ли­ча­ют­ся не­обык­но­вен­ной доб­ро­же­ла­тель­нос­тью, боль­шим эн­ту­зи­аз­мом, тер­пе­ни­ем, про­фес­си­она­лиз­мом и та­лан­том, а так­же ин­ди­ви­ду­аль­ным под­хо­дом к каж­до­му за­каз­чи­ку, да это и вы са­ми сра­зу пой­мете.

Под­роб­нее уз­нать о вит­ра­жах мож­но на сай­те www. de­art­glass. com

http://www.westeasttoronto.com/scgi-bin/ne...?articleID=3723
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 30.8.2010, 6:49
Сообщение #34


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Почему они нас не любят
(поговорим начистоту)

Канада – многонациональная страна, созданная иммигрантами разных поколений. Ни один из живущих здесь народов не претендует на кичливое звание “национального большинства”: нет, Канада – это “страна меньшинств”,
в общем-то неплохо уживающихся друг с другом.

Рассказу об этом была посвящена серия статей российского учёного Аркадия Черкасова, опубликованная на страницах №№2-9 нашего журнала за 2001 год (“Этнокультурная мозаика и межэтнические отношения в Канаде” в № 2, “Коренные народы” в № 3, “Народы-основатели: первый – франкоканадцы”
в № 4-5, “Национализм, патриотизм и перепись 1996 года” в № 6, “Англоканадцы” и “Этническое многообразие” в № 7, “Русские канадцы” в №8, “Конфессиональная мозаика” и “Многоэтничные города – центры национальной культуры” в №9). Основой для этих статей послужили результаты его собственных “полевых” исследований – опросов представителей различных этнических групп канадцев, проведенных им в 1995-1998 гг. в различных городах и поселках провинций Квебек, Онтарио, Саскачеван, Манитоба и Нью-Брансуик. Это было академическое исследование, осуществлённое при содействии канадского правительства. А вот сейчас автор хотел бы добавить некоторые очень личные и очень субъективные рассуждения на одну связанную
с иммиграцией очень щекотливую тему, причем ответственность за нижеследующую “неполиткорректнную” трактовку он целиком берёт на себя.

Русские – народ как народ, не хуже других?

Позвольте вломиться вот в эту открытую дверь, даже с надписью “Добро пожаловать!”, – может, не такая уж она открытая? И впрямь, за ней – другая дверь, а на ней – пудовый замок. Замок обыденного сознания, которое не пробьёшь фасадным лозунгом.

Не очень любят русских иммигрантов в других странах – разве вы этого не замечали или хотя бы об этом не слышали? А если слышали, вспомните, какой была ваша немедленная реакция. Конечно же: “– Вот гады!”? И не было сомнения – кто, собственно, “гады”. А если вы собрались уезжать (эмигрировать) из России, – то, может, стоит подумать, к кому вы едете и, особенно, от кого хотите уехать? Может, вас и здесь не любят? А кого, кстати, любите вы?

Не приходило ли вам в голову, что не любят русских и в России – сами же русские! Ведь это не иностранцы, а такие же русские, как вы, привычно и охотно хамят вам в автобусе, в автоинспекции, в окошке коммунальных платежей сберкассы, в бухгалтерии и в “бесплатной” поликлинике. И как привычно-автоматично вы их “посылаете обратно”! От них хотите уехать? Но уж, конечно, не от себя? (“Omnia mea mecum porto, – и всё моё я повезу с собой…”).

Кстати, под “русскими” здесь и далее в статье – и во всём мире – имеются в виду все “дорогие россияне”: в русском разговорном языке это “политкорректное” слово ещё не привилось, а на иностранных языках оба эти понятия выражаются одним и тем же словом – Russians, или Russes, Russen, Rusos, Russi. Даже российских или казахстанских немцев в Германии, не говоря уж о российских, белорусских, украинских, горских, бухарских (!) и прочих “советских” евреях в Израиле, – номинально им единокровные местные жители считают и называют “русскими” – и недолюбливают. За что? – За то же, за что мы, “бывшие советские”, сами друг друга, – а на самом деле и лично самих себя, – не любим и не уважаем.

Презумпция равенства

Вот пример: все мы были раньше – с трибуны – “товарищи”. Теперь, вроде, “господа”. А кем мы и тогда были и теперь остаёмся в автобусе, поликлинике или булочной? Совершенно верно – “мужчинами” и “женщинами”. Это – чисто совковое обращение, отражающее сохранившуюся совковую ментальность, которую мы таскаем по миру с собой и, что ещё хуже, передаём детям. Нигде в мире его не услышишь, кроме как в бывшем Союзе. Невозможно представить себе англоканадца, обращающегося на улице Торонто к прохожей: “– Вуман, где тут ближайший паб?”, или франкоканадку в монреальском метро: “– Омм, на Кот-де-Неж выходите?” Во всём мире любое обращение к незнакомому человеку в подтексте содержит изначальный комплимент, связанный с даже несознаваемой “презумпцией равенства” (это значит, что человеку свойственно, при отсутствии дополнительной информации, считать незнакомцев, для начала, равными себе, – “а там – посмотрим”). Обращаются: “сэр” (“государь, повелитель” – тот же корень, что в словах “сеньор” и “синьор” – “указующий”), даже сильнее – “месьё” (мой повелитель), “майн герр” (мой господин), или, как наши предки – “милостивый государь”, сокращённо “сударь”, и т.д. Подтекст здесь такой: “лично я – благородный человек, ходячий образ Божий (так оно и есть – читайте Библию!), меня никто не смеет обижать, я – господин; тебя я не знаю, но полагаю, что ты равен мне, пока каким-либо подлым действием не доказал обратного; значит, – ты тоже господин, и именно так я к тебе для начала обращаюсь”. Никто, конечно, специально так не рассуждает, а делается это автоматически, по въевшейся вековой привычке – как и по привычке улыбаться в ответ: “Что, мол, добрый (как и я) человек, скажешь мне хорошего?”

А “бывшие советские” люди, за три поколения убеждённые жизнью и властями в собственной ничтожности и, по той же “презумпции равенства”, в ничтожности каждого из окружающих (пока он не докажет, что он Начальник, Господин, Друг, Товарищ или Брат), до-олго инстинктивно искали, как его, дрянь такую, называть, чтобы, нечаянно сделав комплимент, ненароком не возвысить над собой (я-то ведь – точно дрянь”). Высмеяли писателя Владимира Солоухина с его “сударем” (а зря!), отказались от официального “товарища” и казённого “гражданина”, ненадолго задержались на “девушке” (для всех возрастов) и на “молодом человеке”: что-то подозрительно ласково это звучит… И, наконец, нашли точное: “мужчина!” и “женщина!”. То есть, “эй ты, самец!” и “эй ты, самка!”. И никаких комплиментов!

Кстати, русских, – а точнее, гостей или иммигрантов из стран бывшего СССР, – действительно легко опознают на улицах канадских городов, но не столько по акценту (как писал В. Яковцев в № 4-5 “Канадского Паспорта” за этот год), сколько по вечно недовольному и тотально неприязненному выражению лица. Говорили мне об этом канадские полицейские, добавляя, что другие отличительные черты “Russians” – в том, что при переходе улицы они не обращают внимания на светофор, не понимая, что в цивилизованном обществе это так же неприлично, как пукать за столом. А если Russians за рулём, то опять же тенденция – переть на красный свет и не тормозить на “зебре”. (“Впрочем, от этого мы быстро отучаем, – но как же вы живёте в России?” – “Мрём помаленьку, – ответил я, – оттого некоторые эвакуируются, в том числе и в Канаду”. “– Чтобы и здесь людей давили?”). А перед тем, как сесть за руль, новые русские иммигранты (видимо, офицер имел в виду тех, что впрямь из “новых русских) обычно долго выясняют, кому и сколько надо “дать”, чтобы получить права, – не понимая, что просто надо взаправду сдать экзамен. И так во всём. “Нашим” трудно понять, что в Канаде, – как и в других странах западной цивилизации, – принято искренне, “нутром” уважать других и уважать законы, быть честным (это выгодно, чёрт возьми! То, что честность в бизнесе самоокупается, открыли ещё шотландские купцы и прочие кальвинисты, да и наши русские старообрядцы, не говоря уж о духоборах).

Повторяю: собравшись насовсем, по делу или в гости на Запад, оставьте как ненужный хлам тот правовой и этический цинизм, неверие в людей и в Закон, неприязнь к ближнему, и отсюда – деловой непрофессионализм, что развились в российском обществе за годы несчастной нашей истории. Именно то, за что нас и не любят. Ведь до чего дело доходит: например, русскому объясняют дорогу. “– Это два квартала на север, а потом свернёте на восток”. Он не понимает! (“У нас так не говорят”). В школе, правда, учил про страны света, но, словно болтовню на комсомольских собраниях, всерьёз не принял, сдал и забыл: “– Есть знания как бы “понарошку”, а есть реальная жизнь. На сарае знаете что мелом написано, – а на самом деле там дрова лежат!” Так вот на Западе, особенно в Северной Америке, и “особеннее” всего в Канаде, если где что написано, то именно это там и лежит. Обман, мошенничество – это аномалия, а не правило. Живут по законам, а не “по понятиям”. Таков “социальный договор”. А у нас насильно навязывавшийся “социализм” дал полностью обратный эффект – тотальную асоциальность, которая поражает и раздражает “западных” людей. (“Почему у вас гадят в собственном подъезде? Потому что он не собственный, а общий, коммунальный? Но ведь и вы сами тут живёте?!”).

Отсюда же – склочность в “коллективах”, отсутствие чувства личной ответственности, солидарности со своей “фирмой” (“чтоб она сгорела! ”), злорадство по поводу “проколов” своих коллег и особенно начальства, знаменитая российская “агрессивная зависть”. Всё это многие эмигранты тащат с собой на новую землю. Несколько лет назад всю Канаду потрясла история российского “интеллигентного” иммигранта Валерия Фабриканта, обиженного тем, что ему долго не присваивали звания “полного” профессора, и в гневе перестрелявшего “обнёсших” его коллег прямо на кафедре в монреальском университете Конкордия.

Между прочим, столь нервен и злобен наш народ был не всегда: одичание нации – постепенный, длительный и, надеюсь, обратимый процесс. Возвращаясь к любимому примеру, скажу точно, что обращения “мужчина!” и “женщина!” впервые появились в Москве зимой 1977/78 года. Поверьте, я это точно знаю (тут замешана личная история, которую опущу). До этого такое обращение в Москве было немыслимо. Встречалось оно на юге, где у заезжего москвича вызывало улыбку. А теперь уже и московские старожилы (память – короткая!) думают, что “так говорили всегда”. И уже выросло целое поколение, которое думает, что по-русски именно так и положено обращаться.

Нет, господа-товарищи, – есть ещё в русском языке цивилизованное обращение к незнакомцу (скажите детям!). Это: “– Извините, …(где тут метро?)”. Или, что – то же, – “Простите, …” За что “извините”? (“Перед дрянью такой, вроде меня же, ещё извиняться…”). А вот за что. Вспомните, что Вы – Подобие Божие, центр Вашей Вселенной. И вот Ваш путь пересёкся с траекторией другого Центра – другой Вселенной. Он (она), как и Вы, обычно погружён в мысли о Возвышенном – о Достоевском, Бахе, судьбах русской демократии… И Вы его от этих великих мыслей отвлекли “низким” вопросом о метро или вообще туалете. Своим извинением Вы напоминаете ему (а главное – самому себе) о Вашем равенстве не в нищете и задрипанности, а в Великом и Духовном. А если Вы ещё и назовёте его сударем (государем), то этим намекнёте, что, пока не доказано обратное, Вы тоже государь. Видите, как просто?

По долгу службы (точнее, научной работы) мне нередко приходилось встречаться с канадскими индейцами, бывать у них в посёлках. Действительно, раньше во многих посёлках была нищета, почти как в наших русских деревнях (сейчас получше). Но при этом чуть не каждый индеец, особенно когда он в городе, звал себя “вождь” (chief). И держался как вождь. И чем больше он себя уважает, тем церемоннее обращается к встречному “бледнолицему”. Как-то, лет десять назад, мне довелось выступать на собрании вождей индейцев провинции Манитоба. Так председательствующий объявил: “Сейчас будет говорить вождь Черкасов из России”! Логика: раз они тут все вожди, значит, и я вождь. Презумпция равенства!

Так же – и большинство иммигрантов. Тоже все – господа, даже если кто пока только моет посуду в ресторане. Помоет в свою смену, переоденется и пойдёт господином со своей дамой в другой ресторан, где за ним потом другие господа будут тарелки мыть. Быть господином нетрудно, стоит только захотеть и уверовать в себя.

Народ-то хороший…

Но то – Канада. А на своей Родине я чувствовал себя Центром моей Вселенной, Господином и даже, прости Господи, Товарищем, – потому что это явно признавали все окружающие, – всего несколько раз в жизни, и тоже лет десять назад. Это были дни массовых московских манифестаций в защиту демократии. Каждый раз “окружающих” было по нескольку сот тысяч, и каждый из них приходил туда по своей личной августейшей воле, сам по себе или со своими товарищами, объединённые лишь общим стремлением сделать свою – нашу – жизнь полной человеческого достоинства. И впервые в густой московской толпе меня никто не толкал, не обругивал и не обзывал “мужчиной”! А кое-кто с трогательным старанием пытался называть всех нас (и себя) “господами”, что было наивно и забавно, потому что как раз тут-то все мы были на самом деле товарищи, и это чувствовалось. Ах, “как молоды мы были!…”

А вот сейчас вновь, – если ты не “новый русский”, – только если окажешься за пределами России, то с изумлением обнаруживаешь, что ты везде – и в быту! – на полном серьёзе господин – сэр, месьё, майн герр, сеньор или пан, “мистер” Такой-то или Такой-то-“сан”. Если кандидат наук, то “д-р” Такой-то точнее – “доктор философии” (Ph.D.), – это официальный эквивалент. Если доцент, то “профессор” Такой-то, или “сэнсэй”, – “муаллим”, наконец. И не нужно объяснять, что для “полного доктора” или “полного профессора” тебе в бывшем Союзе надо было написать зачем-то ещё одну никем не читаемую диссертацию (у “них” такого нет) и собрать кучу дополнительных справок-бумажек – и что на Родине ты “мужчина”, а не “герр”. Они там всё это знают, но на бесплатное уважение не скупятся – ни для своих, ни для чужих, – чтобы не терять формы, как говорят спортсмены. И сам начинаешь верить, что ты месьё, – вплоть до посадки на обратный рейс Аэрофлота, где тебя быстро перевоспитывают бортпроводницы (сов.) – не путать со стюардессами (иностр.). Они тебе объяснят и покажут, что ты не сэр, не господин и уж никак не товарищ, а “мужчина”, возвращающийся пополнить наше “население” (а никакой не “народ”).

Вот народ – он для кого состоит всё ещё из “товарищей”, а для кого – уже и из “господ”. Наш народ велик, могуч, талантлив, предприимчив, работящ, душевен, духовен, единодушен, всечеловечен. Это написано на той самой фасадной, открытой двери, и никто с этим не спорит. За нею – вторая, запертая дверь, за которую простое “население” не положено пускать. Потому что наше население – хамовато, воровато, лживо, лениво, недисциплинированно, неотёсанно, неумыто и обладает склонностью к пьянству, стукачеству, нетрудовым доходам (welfare?) и вымогательству (по-научному – рэкету). Потому ему нужна узда в твердой руке и, соответственно, сильное руководство, и потому его, наше население, нельзя так запросто пускать в “цивилизованные” страны, в демократию, в свободный рынок, в Канаду (раз им нельзя даже просто в Москву без прописки, как бы она ни называлась), нельзя давать ему в частную собственность сельскохозяйственную землю (продаст и пропьёт!).

Понятия “народ” и “население” (вполне различимые на трибуне), в обыденном сознании сливаются в одно, и на бытовом, доверительном уровне общения и коммунисты, и “патриоты”, и, боюсь, многие “демократы”, и, ещё больше боюсь, иммиграционные чиновники, и наши высокопоставленные лица, и (что хуже всего) сами наши так называемые “простые люди” сходятся в одном. В том, что “мы не как все”, что у России “особенная стать” (а у кого, кстати, она не “особенная”?) и что наш народ, в отличие от других, то ли слишком “богоносен”, то ли слишком испорчен. А результат один: что ему никак нельзя обходиться без хорошего кнута, прописки, контролируемой делёжки и насильственной “соборности” (чего в Канаде нет). Таков-де именно наш народ, в отличие от соседних – более бледнолицых и более смуглых, более флегматичных и более темпераментных. Так сказать, “незолотая” середина. Канадцы, финны, турки, японцы и южные корейцы без всего этого могут, а мы (в компании с северными корейцами) не можем, у нас – особенная стать, в нас разрешается только верить.

Причём те, которые считают, что наш народ для нормальной жизни “слишком испорчен”, объясняют это по-разному. Кто говорит – татаро-монгольское иго и последующее многовековое рабство, кто талдычит про необратимые “семьдесят четыре года”, а кто – что-де нас инородцы научили водку пить, а отучить теперь, подлые, отказываются.

Этюды оптимизма

Но хватит ныть! Чепуха всё это! Заявляю как человек, повидавший мир. Для этого пришлось приобрести профессию географа, написать диссертацию и несколько книг, а также выучить пять языков, и всё это – невзирая на тяготеющее наследие татаро-монгольского ига. (Что? – Нет, в партию не вступал.) Я видел “старых” русских – иммигрантов второго-третьего, а то и четвёртого поколения – моих соплеменников с тем же генетическим кодом и столь же загадочной душой – в Канаде, в Штатах, во Франции, немножко в Швеции и Голландии. Живут прекрасно, не хуже других, никаких колхозов и никаких помоек перед подъездами, знают несколько языков, играют на балалайке, и все – явные сэры, герры и месьё. В Хельсинки хорошо одетые, самодовольные русские прихожане заполняют возвышающийся над городом огромный православный собор. Никакие не масоны, а наши православные братья Синебрюховы (Sinebrychoff) уже почти век пытаются споить финнов превосходным пивом “Кофф”, – споить не получается, но разбогатеть удалось.

Дело в том, что любой народ, – и русский в том числе, – состоит из Человеков, а человек – это самое легко приспособляющееся, наиболее гибко реагирующее на среду из всех Божьих тварей. Дай ему возможность, – и он её примет, и использует, и воспарит. Отбери крылья, свяжи ноги, – будет ползать. Только не надо насчёт того, что он-де ползать рождён и так, мол, ему лучше.

Приведу несколько примеров такой “гибкости” и начну, что называется, от противного.

На своем жизненном пути я встретил, наверное, не менее сотни американцев – все милые, вежливые, добродушные, улыбающиеся своему русскому коллеге. Живи и дай жить другим – их национальный лозунг. Всё так. Но вот однажды (лет десять назад) впервые получаю от американских друзей приглашение в Вашингтон – провести в университете несколько семинаров по проблемам Арктики (моя специальность). Срочно нужна виза, еду в посольство и, отстояв огромную очередь (потенциальные эмигранты, беженцы, гости, профессора вроде меня), знакомлюсь со своим сто первым американцем – маленьким бородатым клерком в окошечке, от которого только и надо, чтобы направил на разговор в консульский отдел – а там уж либо дадут визу за три дня, либо не дадут – не обижусь: порядок есть порядок. Важно, что мне это надо от маленького клерка – узнать-то, а ему от меня ничего не надо, много нас таких стоит.

Боже, где американская улыбка? Какое там – где американская внимательность, знаменитая “efficiency” – “эффективность” западных клерков? Да он просто ничего не хочет выслушать и со второй фразы, даже не взглянув на папку с документами, начинает орать, хамить, как в последнем совковом собесе. Может, он по-русски не понимает, прикрывает незнание нашего трудного языка более легко усвояемым хамством? Перехожу на английский – тот же эффект. Я и не знал, что по-английски можно так орать, оскорбляя самой интонацией. Видимо, вообще – нельзя, а нас – можно. Специально подождал в сторонке – как он будет с другими. Так же! В том числе и с хорошо одетыми, но бестолковыми русскими, еврейскими, армянскими женщинами (дамами?), которые безропотно сносили хамский тон, потому что очень хотели в Америку и сами видели, что их таких – много.

Какая генетика, какое монгольское иго, какое крепостничество и какой Коминтерн так легко превратили американца в полное подобие “хомо советикус чиновникус”? Человек приспособился к среде, и только.

Другой пример такого же рода. Канадцы – еще более симпатичный и культурный народ, их чиновники – верх любезности и деликатности. Канадские авиакомпании работают, как швейцарские часы. “Погоды” для них не бывает, а горючее – наоборот всегда есть. Я летал на канадских самолетах добрую сотню раз, и лишь дважды время взлета было отложено. Раз – ерунда, на час. Зато другой раз – уже заполненный самолет объявили сломавшимся, и стало ясно, что кто успеет первым добежать, тот попадет на следующий – последний рейс. А многим лететь нужнее, чем другим: у кого пересадка, кого встречают и так далее. Причем дело было в пятницу, конец недели. Что началось! (А что? – То же, что всегда происходит в наших аэропортах якобы потому, что у нас “плохой народ”). Все было: и несолидная беготня, и суетня, и очередь, и “Вас тут не стояло!”, и “Что, вы лучше других?”, и, как апофеоз всего, “наше” знаменитое “Вас много, а я одна!” от полчаса назад любезнейшей стюардессы, враз превратившейся в задерганную бортпроводницу. И это канадцы! Ни до этого случая, ни слава Богу, потом я никогда такими, до боли родными-знакомыми не видал. А устрой им ежедневную нашу жизнь?

Наконец пример личный. Не все коту масленица, бывает и Великий пост. Чтобы райком партии, в которой я не состоял, позволял ездить за границу (на работу по специальности – чёрт побери!), приходилось по первому его зову каждый год на две недели отправляться на принудительный труд – в совхоз, чаще всего чистить коровники, в которых, как всегда, сломался транспортер, а слесарь-ремонтник тов. Авгий именно в данный момент запил. Разгребали мы с коллегами лопатами угадайте что – за харчи плюс стандартные пять рублей наличными за весь двухнедельный срок, независимо от того, сколько и какой бы работы мы ни совершили. А сбежать нельзя – потом не подпишут Характеристику и плакали лекции “д-ра Такого-то” в престижном Макгиллском университете и его же беседы с эскимосами на берегу Гудзонова залива. Поэтому будь покорен райкому, а в остальном – что с городского хлюпика возьмешь? Очень плохо, без огонька разгребали мы Угадайте Что, с частыми и перекурами, а то и гонца посылали в сельпо угадайте зачем. Были мы там постоянно там очень-очень ленивы и по возможности пьяны, часто с утра.

“Русский человек – плохой работник”? А вот и нет. Той же в основном люмпен-интеллигентской компанией ездили мы (в отпуск) не раз и на шабашки – на таежный лесосплав или железнодорожные пути прокладывать в тундре. По своей воле и с твердой целью заработать тысчонку-другую. И те же самые люди превращались на месяц в добросовестнейших работяг и полных трезвенников, не хуже канадских лесорубов. Потому что был договор: ты хорошо работаешь – я хорошо плачу, и наоборот.

Почему гэкачепистский комендант Москвы в августе 1991 года объявил на весь мир, что у Белого дома России собрались пьяные погромщики с бутылками? Он ведь там не был. Но он считал, что знает вверенное ему население. Только там было не население, а Народ, а у Народа совсем другие привычки. Пили из термосов чай, и за трое суток никто никого не обзывал ни “мужчиной”, ни “женщиной”. Народ составили Личности.

Народ у нас – золото, той же пробы, что и другие народы. Только дайте убрать из наших душ колючую проволоку, за которой народ превращается в население. И нас везде полюбят.

Аркадий Черкасов

http://www.niworld.ru/Statei/cherkasov/New%201/pochemy.htm
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Shir
сообщение 5.9.2010, 22:44
Сообщение #35


Новичок
*

Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Регистрация: 5.9.2010
Пользователь №: 1 231



Сергей Рахманинов - русский Человек Вселенной



РахманиновОткрытие в Москве музея одного из крупнейших композиторов XIX-XX веков, Сергея Рахманинова, вновь оказалось под угрозой срыва - на реставрацию выделенного под музей старинного особняка нет денег, сообщает РИА "Новости" со ссылкой на председателя правления Рахманиновского общества Тамару Паршину.

По ее словам, сейчас срочно нужна помощь, в частности - от государственных структур. Однако "некоторые чиновники по инерции считают Рахманинова эмигрантом-предателем, хотя во всем мире Рахманинов и сейчас - культовая фигура".

Как она объясняет, критика в адрес композитора связана с тем, что в 1917 году он уехал из России, жил в Европе и США, скончался в 1943 году в Калифорнии, похоронен под Нью-Йорком. Однако в годы Великой Отечественной войны Рахманинов выступал с концертами, сборы от которых направлял в помощь Красной Армии.

Напомним: родился Сергей Рахманинов в очень знатной дворянской семье музыкантов, в Старорусском уезде Новгородской губернии, в имении Онег, 20 марта 1873 года. История рода Рахманиновых уходит корнями к внуку молдавского царя Стефана Великого - Василию, прозванного Рахманиным. Дарование Рахманинова проявилось очень рано и ярко. Учиться играть на рояле он начал в 4 года, (занимался с матерью и педагогом А. Д. Орнатской), а в 1882 г. был принят в Петербургскую консерваторию и учился у В. В. Демянского. В 1885 г. перешел в Московскую консерваторию учиться у Н. С. Зверева и А. И. Зилоти (фортепьяно), С. И. Танеева и А. С. Аренского (композиция). В возрасте 13 лет Рахманинов был представлен Чайковскому, который стал ему другом и наставником, зная по собственному опыту, как тяжело начинающему музыканту прокладывать себе дорогу. Консерваторию Рахманинов окончил по классу фортепиано (1891 г.) и композиции (1892 г.) с большой золотой медалью. К этому времени он был уже автором нескольких всемирно известных сочинений.

РахманиновРоссийский период жизни Рахманинова, принято считать богатым композиционным творчеством, однако жизнь его в эти годы складывалась сложно. Решительный и властный в творчестве, Рахманинов по натуре был человеком ранимым, часто испытывал неуверенность в себе. Сильное потрясение, вызванное провалом его Первой симфонии, исполненной в Петербурге в марте 1897 г., привело к творческому кризису. Несколько лет Рахманинов ничего не сочинял, зато активизировалась его исполнительская деятельность как пианиста, состоялся дирижерский дебют в Московской частной опере (1897 г.).Рахманинов и Шаляпин В эти годы он познакомился с Л.Н.Толстым, А.П.Чеховым, артистами Художественного театра, началась дружба с Ф.И. Шаляпиным, которую Рахманинов считал одним "из самых сильных, глубоких и тонких художественных переживаний". В 1899 г. Рахманинов впервые выступил за рубежом (в Лондоне), в 1900 г. - работал в Италии, где появились наброски будущей оперы "Франческа да Римини".

РахманиновВ 1907 г. он принимал участие в Русских исторических концертах, организованных Сергеем Дягилевым в Париже, в 1909 г. впервые выступал в Америке, где играл свой Третий фортепианный концерт под управлением Г. Малера.

“Я русский композитор, и моя Родина наложила отпечаток на мой характер и мои взгляды". Эти слова принадлежат Сергею Рахманинову - великому композитору, гениальному пианисту и дирижеру. Все важнейшие события русской общественной и художественной жизни отразились в его творческой судьбе, оставив неизгладимый след во всемирной культуре.

Формирование и расцвет творчества Рахманинова приходится на 1890-е-1900-е годы - время, когда в русской культуре происходили сложнейшие процессы, духовный пульс бился лихорадочно и нервно. Присущее Рахманинову острое лирическое ощущение эпохи неизменно связывалось у него с образом Родины. Всеобщее признание в России и за рубежом получают его пианистическая и дирижерская деятельность.

Московский период Рахманинова закончился в 1917 году. В конце этого года он выехал на очередные гастроли в скандинавские страны, по совету друзей, думая, что ненадолго, чтобы переждать смутное время. Однако совершенно не принимая власть большевиков, в 1918 году Рахманинов переехал жить в Америку, занявшись в основном концертной деятельностью. Рахманинов

Одним из достоверных источников биографии музыканта стала книга «Воспоминания Рахманинова, записанные Оскаром фон Риземаном», получившая одобрение самого композитора «за чуткое понимание», с которым Риземан передал их «задушевные беседы в Клерфонтене». Написанная на английском языке и изданная в Лондоне в 1934 году, эта книга впервые была переведена и опубликована в России, только в 1992 г. Сам же Риземан свободно владел русским, происходил из русских немцев и до 1917 г. года жил в России. С Рахманиновым он (тоже будучи музыкантом), лично познакомился еще в Москве, а за границей их общение стало довольно тесным. Таким образом, Риземан не раз в своих записях упоминал: «Когда, измученный горестями и разочарованием, с Россией окончательно расставался Михаил Глинка, он остановил свой возок на границе и плюнул. Рахманинов, несмотря на жестокость и безжалостность большевистской власти, предпочел в подобных обстоятельствах опуститься на колени и поцеловать землю Родины, дороже которой ничего в его жизни так и не было».

За рубежом Рахманинов жил замкнуто, общаясь только с узким кругом друзей, выходцев из России. И все же, будучи мировой звездой, он жертвовал большую долю своих гонораров на помощь нуждам русской эмиграции в разных странах и активно поддерживал развитие русской культуры за рубежом в целом.

Первые годы пребывания за границей Рахманинова не покидали мысли об утрате творческого вдохновения. "Уехав из России, я потерял желание сочинять.

РахманиновЛишившись Родины, я потерял самого себя…". Однако спустя 8 лет после отъезда за рубеж, Рахманинов возвращается к композиционному творчеству и создает Четвертый фортепианный концерт (1926 г.), Три русские песни для хора и оркестра (1926 г.), "Вариации на тему Корелли" для фортепиано (1931 г.), "Рапсодию на тему Паганини" (1934 г.), Третью симфонию (1936 г.), "Симфонические танцы" (1940 г.). Эти произведения - последний и самый высокий рахманиновский взлет.

Живя за границей, Рахманинов не забывал о Родине. Он очень внимательно следил за развитием советской культуры. Отношение Рахманинова к большевистскому режиму было непоколебимо отрицательным, но во время Второй мировой войны он часто давал благотворительные концерты в пользу Советской Армии, чем оказал ей весьма существенную помощь. Однако все равно официально в СССР относились к нему как к эмигранту – предателю, человеку другой культуры и чуждого происхождения.

РахманиновВсего лишь за шесть недель до смерти Рахманинов выступал с первым концертом Бетховена и со своей "Рапсодией на тему Паганини". Приступ болезни (молниеносная форма рака) заставили прервать концертную поездку. Скончался Рахманинов 28 марта. Перед смертью на его имя пришла телеграмма от советских композиторов, поздравлявших его с семидесятилетием.

Умер Рахманинов в Беверли-Хилз (в штате Калифорния) 28 марта 1943 года. Похоронен в Валхалле, близ Нью-Йорка.

Сергей Рахманинов – человек Вселенной, один из самых любимых за границей музыкантов, на родине считается самым "неустроенным" из русских композиторов. У него нет собрания сочинений, нет даже музея-квартиры в Москве. На его Родине до сих пор не поняли, “к какой стране он принадлежит”, ибо в России он не жил с 1917 года и из его потомков существуют два главных Рахманинова: "наш", как в РФ называют московского, Юрия Павловича Рахманинова, Героя Соцтруда, горного инженера, строителя, и "ихний", Александр Конюс -Рахманин, прямой внук великого музыканта, живущий в построенном дедом доме СЕНАР (расшифровывается как "Сергей и Наталья Рахманиновы") на берегу Женевского озера. Он-то и есть официальный наследник всех авторских прав. Дом Рахманинова в Беверли-Хиллз (США), в котором музыкант умер, был снесен пару лет назад. Его усадьбу в Ивановке сожгли антоновцы еще в 1918 году. Однако музыка его является нетленным сокровищем всемирной музыкальной культуры и, конечно же, символом, неприятия большевизма России в культурных кругах эмиграции. Его имя носят международный фонд и лучшие западные музыкальные школы. Недавно именем Рахманинова был даже назван кратер на планете Меркурий.

Olanga

http://megachaos.igrulita.com/
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 6.9.2010, 19:13
Сообщение #36


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



СОЮЗ РУССКИХ ИНЖЕНЕРОВ

Союз русских (дипломированных в России) инженеров - крупнейший центр эмигрантской научно-технической мысли. (Основан 2.12.1920 г.) Краткая история Союза в изложении его руководителей А.Н.Суворова и Г.А. Дейши несомненно, представит интерес для интересующихся историей русской эмиграции.


В начале двадцатых годов во Франции, как и в других странах западной Европы, произошел приток многочисленных жителей бывшей Российской Империи, вызванный окончанием Гражданской войны.

Таким образом создалась "первая эмиграция", замечательная большим количеством лиц высокого культурного уровня, мыслителей, ученых, богословов, историков, техников всех отраслей и людей искусства всех его видов. В частности целый ряд русских инженеров, откомандированных во Францию для организации технической связи во время Первой Мировой войны, остались в этой стране.

Эмиграция "была не только хранителем русских культурных традиций, но и несла русскую культуру в мир, знакомила с ней народы и деятельно участвовала в развитии наук, техники и искусств всех стран мира. По своему культурному значению она является единственной в истории человечества" (Проф. П.Ковалевский). В ней естественно создались кружки мыслителей, семинары и разные организации - как, например, адвокатов и врачей. Таким же образом было положено начало Союза Русских Инженеров во Франции, который по мысли его основателей был очагом инженеров, получивших свой диплом в России, Создание Союза связано с именем Николая Хрисанфовича Денисова. В 1920 году Н.Х. оказался в обладании очень большой суммы, перед тем принадлежавшей одному крупному банку. Эту сумму он решил употребить для помощи русской эмиграции. Начал он с приобретения дома на 5, пляс дю Пале Бурбон, расположенный на площади, на которую выходит французский парламент. В этом доме он решил основать Союз Русских Инженеров, поручив Петру Николаевичу Финисову взять на себя председательство этим Союзом.

П.Н.Финисов был специалистом по строительной механике и в Петербургском Институте путей сообщения был одним из руководителей по этой дисциплине. Через некоторое время между Финисовым и Денисовым возникло разногласие по использованию сумм предназначенных для Союза. П.Н.Финисов от председательства отказался, и Денисов попросил фабриканта Сергеева принять эту роль на себя. Но совмещать свою промышленную деятельность с председательством в Союзе было ему не под силу, и он от председательства отказался.
Будучи в России одним из последних председателей Центрального Военно-Промышленного комитета и членом Особого Совещания по обороне, Ник.Ник.Изнар находился в тесном контакте с Денисовым. Это побудило Н.Х.Денисова. просить его возглавить Союз инженеров в Париже. Н.Н.Изнар согласился, и остался председателем Союза до самой своей смерти в 1932 году. С первых дней существования Союза на его сына Вадима Николаевича были возложены канцелярские обязанности.

В те времена в Союзе (как и повсюду) часто возникали политические разногласия, переходившие в стычки, носившие порой весьма острый характер.

Вскоре после Союза был создан Кружок молодых инженеров - содружество русских инженеров и техников, получивших свои дипломы после войны. Его цель была крепить узы дружбы своих членов и поддерживать их всеми средствами, в частности при помощи профессиональной деятельности, собраний и докладов, открытию контор по найму, кассы взаимопомощи и некоторых публикаций. Кружок строго отрешался от всяких политических дискуссий и статей.

До войны деятельность Кружка выражалась в ежемесячных научных докладах на 81, рю де ля Фэзандери и в других встречах на 16, авеню Анри Мартен.

Война временно нарушила нормальную работу Кружка, что видно по заявлению его правления осенью 1939 года. Многие члены были призваны в армию, другие остались без работы ввиду сокращения частной промышленности. Нужда в некоторых семьях доходила до небывалых размеров. Долг тех, кто продолжал работать, был помочь неимущим коллегам посредством самообложения в два процента своего жалования, поддержать морально призванных на фронт и также собирать и жертвовать для них теплые вещи.

В первые времена в Париже существовал еще один союз инженеров. Члены его были евреи, покинувшие Россию вследствие своего бесправного положения на родине. Контакт с этим союзом был незначительный и враждебного характера не имевший.

В 1921 году американский Союз Христианских Молодых Людей (Р.С.Х.Д.) основал в Париже русскую политехническую школу заочного преподавания. Она предназначалась для эмигрантов, не успевших закончить в России техническое образование и не обладающих ни средствами, ни достаточным знанием языков, чтобы пройти курс в учебных заведениях приютивших их стран.
В 1931 году был создан Русский Высший технический институт в Париже, в состав которого вошла прежняя Политехническая школа, ставшая факультетом заочного преподавания. К ней был присоединен академический факультет с двумя отделениями: инженерно-строительным и электромеханическим. Институт существовал на основании закона 25 Июля 1919 года как частная высшая школа с правом преподавания на русском языке. Он состоял в ведении французского Министерства индустрии, и выдерживающие после четырех учебных лет выпускные экзамены получали диплом инженера строителя или электромеханика.

Вторая Мировая война сильно отразилась на жизни Высшего Технического института. Одни из студентов были призваны во французскую армию, другие будучи переобремененными усиленными работами на заводах, не имели времени заниматься. Однако, несмотря на все трудности, особенно в период оккупации Франции немецкой армией, деятельность Института никогда не прекращалась, и после окончания войны нормальный ход занятий постепенно восстанавливался, в частности с притоком молодых людей из среды "Ди-Пи" (перемещенных особ). Таким образом активность Института продлилась до 1966 года.

В годы войны материальная поддержка потребовала также много усилий у Союза русских инженеров во Франции. Кроме своих членов, лишенных работы, потребовалось помогать семьям русских, мобилизованных во французскую армию, давать пособия учащимся, выплачивать усиленное питание. К тому же обычные ссуды нуждающимся членам стали многочисленными и часто небольшими суммами.

После нападения немцев на Сов. Союз 22 июня 1941 года во Франции 220 русских эмигрантов были заключены в качестве заложников. В их числе находились председатель Союза проф. Финисов, проф. Богословского Института Зандер, проф. Одинец, проф. Дорман, инж. Клягин, докт. Булгаков и др. Впоследствии Союз считал своей обязанностью идти на помощь русским на принудительных работах и уплачивать стоимость погребений и венков.

Средства Союза состояли из платы при поступлении в него, годовых членских взносов и также пожертвований, либо с указанием их применений, либо в общую кассу Союза. Она пополнялась подписными листами и сборами на означенную цель. С 1940 года была установлена проверка годовой отчетности комиссией состоящей из трех лиц.

В послевоенные годы деятельность Союза продолжалась под председательством Аркадия Венедиктовича Мержавина. А.С.Крапивин был вице-председателем и М.В.Крохалев - генеральным секретарем до своего отъезда в Канаду в мае 1950 года, а после него Канст.Григ.Барковский. Деятельность Союза была весьма активной: так с 1949 по 1953 год правление собиралось ежемесячно, если не считать каникул. Адрес Союза был тогда 4, сите де ля Рокетт - местожительство его председателя. Но приискивался другой адрес, в частности 26, рю де Монтолон в Христианском Рабочем Синдикате (С.F.Т.С.).

Периодические бюллетени оповещали членов Союза о предвиденной программе. С 1951 года собрания происходили на 40, рю Буассьер в помещении Морского Собрания. На 150-тилетие рождения Пушкина Союз принимал участие в коммеморативном вечере. В 1953 году было празднование 250-тилетия Санкт-Петербурга с докладом и фильмом, Устраивались также балы, сначала с другими организациями, а потом самостоятельно. Кроме того Союз организовывал вечера, пикники и экскурсии.

Много внимания правления было посвящено его денежным делам и в частности вручению пособий безработным и нуждающимся членам Союза, а также выдаче временных ссуд. Это было возможно благодаря получению ассигнации от комитета по распределению сумм Нансеновского Сбора, пожертвованию состоятельного члена Союза, одного наследства и также членских взносов, поступление которых было очень нерегулярно, требовало частых напоминаний и даже, в крайних случаях, исключений. В Феврале 1948 года была создана особая Касса взаимопомощи, средства которой состояли из доходов от устраиваемых вечеров, пикников, платных докладов, сборов и отчислений из кассы Союза. Одно время особый отдел Союза организовывал ежегодные Дни русской техники и доклады.

Союз состоял в связи с Академической группой и Обществом охранения русских культурных ценностей. Начались контакты с местными техническими организациями. Были сделаны попытки создания "Русского Дома" в Париже и дома отдыха для инженеров. Встал также вопрос об устройстве убежища для престарелых. Не надо забывать, что в эти годы сроки пребывания на социальном страховании были короткими, а в некоторых случаях их не было совсем. С другой стороны, размер пенсий был очень низок. У кассы кадров это были первые годы ее существования.

Ввиду отъезда А.В.Мержанова на юг Франции, председателем Союза был избран в начале 1954 года Александр Сергеевич Крапивин. Москвич по рождению и образованию, окончивший с золотой медалью 5-ю гимназию и Московский университет, где его отец был профессором, лейтенант черноморского флота А.С.Крапивин употребил свои знания и одаренность в области физики и химии во французском могущественном тресте "Компани де Сен-Гобен", где он прослужил 34 года вплоть до выхода на пенсию.

Заслуга его заключается не только в поддержании на высоком уровне Союза путем устройства научно-технических, историко-технических и общекультурных докладов, но и по объединению русских инженерных сил на почве строгой аполитичности, позволяющей осуществить мирное сожительство в среде людей разных политических взглядов.

Согласно постановлению правления все докладчики должны были ограничиваться сведениями исключительно технического характера. Это мудрое постановление позволило сохранить Союз до наших дней.

Александр Сергеевич не щадил своего здоровья, очень ослабленного несчастным случаем в 1953 году. Во всех его работах по Союзу ему деятельно помогал вице-председатель Союза Петр Владимирович Шиловский, инженер фр. школы Пон э Шоссе. Его участие очень ценилось, и он пользовался среди нас любовью и уважением.

Ведение Союза приняло менее административный характер. Правление собиралось несколько реже. Адрес Союза стал значиться на 40, рю Буассьер, где помещалось Морское Собрание. Доклады читались в зале Биотерапии, а с начала 1957 года - в зале Р.С.Х.Д. на 91, рю Оливье де Серр.

В декабре 1954 года было отпраздновано 200-летие Московского университета, а в ноябре 1956 года - 25-тилетие Русского Высшего технического института в Париже. Союз принял участие в создании франко-русского технического словаря издательством Дюно. По почину А.С.Крапивина он сотрудничал в организации ежегодных Дней русской культуры.

Балы происходили ежегодно обычно в залах Серкль Милитер. Для них был создан Дамский комитет. Распространение билетов поручалось членам Союза. Дружеские встречи имели место в Морском Собрании, а "блины" и обеды - в ресторанах. Оповещение производилось, как раньше, бюллетенями.

По просьбе русских инженеров в Марокко отдел Союза был открыт в этой стране, что вызвало изменение и пополнение его Устава.

Как и раньше, приходилось следить за выплатой членских взносов и возвращением ссуд. К расходам добавлялась стоимость некоторых погребений, а к хлопотам - помещение одиноких престарелых членов в старческие дома.

***
В конце 60-х и начале 70-х годов правление Союза собиралось редко. Председатель Союза, А.С.Крапивин, видя постепенное сокращение числа его членов вследствие отъездов на покой, болезней и кончин и, следовательно, возможностей его деятельности, стал задумываться над его судьбой. В частности, он решил больше не сохранять имеющиеся у него архивы Союза и начал предусматривать возможность его закрытия.

В мае 1960 года А.С.Крапивин выразил желание не быть больше председателем Союза, но остался им по единогласной и настойчивой просьбе членов правления. В 1961 году генеральным секретарем был избран Валентин Александрович Рещиков.

В декабре 1961 года было отмечено столетие Александро-Невского собора в Париже. Архиепископ Георгий (Северский) был избран почетным членом Союза.

В апреле 1962 года состоялось в Морском Собрании чествование Ломоносова вместе с Русской Академической группой и Обществом бывших воспитанников университетов в Москве и Санкт-Петербурге. Были прочитаны доклады Ф.Е.Волошина (физика), А.Л.Мищенко (литерат. деятельн.), А.С.Пастака (химия), К.И.Куриленко (поэзия) и А.С.Крапивина (госуд. деятельн. и мореходство).
В 1964 году было послано поздравление выдающемуся инженеру С.П.Тимошенко, находящемуся в Швейцарии.

В 1969 году был отпразднован 150-тилетний юбилей Николаевской Академии и Училища.
В Татьянин день 1970 года было торжественно отпраздновано 50-летие основания Союза с литургией, многолетием и банкетом. Буфет был в пользу Морского Собрания.

В области связи с Родиной Н.П.Спасский дал продемонстрировать ряд цветных фотографий старинных городов России, по которым он совершил туристическую поездку. П.В.Шиловский рассказал о своем посещении Москвы, куда он ездил, желая найти могилу своих родителей.
Балы, киносеансы и лотереи продолжались до 1967 года. Постановлением правления от 20 февраля было принято решение их прекратить из-за сокращения числа их организаторов и трудности распространения билетов. Уже с 1962 года они стали малодоходные. Оставались лишь членские взносы для канцелярских расходов и найма зала для собраний.

Принимались по-прежнему меры к их выплате вплоть до исключения за неплатеж. К пособиям и ссудам прибавилась помощь Морскому Собранию. Была также ассигнована сумма на ремонт Александро-Невского собора, членом технической комиссии которого состоял председатель Союза А.С.Крапивин.

Почтовый текущий счет был открыт на имя Союза для его кассы и также счет в сберегательной кассе для взаимопомощи. Были основаны единоличные взносы Союзу на случай кончины одиноких и пропажи их сбережений. В случае необходимости Союз давал авансы на погребение. Были рекомендованы завещания во избежание перехода имуществ к государству и также сохранение библиотек.

Для получения работы или поднятия квалификации Союз выдавал в ответ на просьбы удостоверения в принадлежности к его составу.

В 1973 году болезнь его председателя А.С.Крапивина замедлила деятельность Союза, которая продолжалась под руководством его вице-председателя П.В.Шиловского до его кончины 12-ого февраля 1977 года, последовавшей кончине А.С.Крапивина 3 декабря 1976 года.

***
29 апреля 1977 года было избрано новое правление. Председателем стал стародавний член Союза Вадим Николаевич Изнар, вице-председателями - Геор.Адр.Дейша и Ник.Анд.Суворов. В.А.Рещиков оставался секретарем и Всев.Вас.Гамзюков - казначеем, которым он несменяемо был с 1943 года. Александр Мак.Васильев был избран советником.

Ввиду близости Морского Собрания от местожительства пожилого В.Н.Изнара было решено в нем собираться для докладов и чашек чая. Было определено финансовое положение Союза и созданы списки его оставшихся членов и, по имеющимся данным, перечисление усопших. Были предприняты шаги к пополнению состава, по возможности из старшего поколениям во избежание изменения характера Союза.

Всем членам Союза было предложено способствовать его делу по мере сил и возможностей. Было решено собираться регулярно по последним пятницам каждого месяца на 40, рю Буассьер, чтобы усилить связь с Морским Собранием, официальным адресом Союза.

18 марта 1978 года В.Н.Изнар выразил желание сложить свои обязанности председателя, но им остался по просьбе всего правления. Но с осени 1978 года он не мог больше по состоянию здоровья присутствовать на собраниях, и они были снова перенесены на 91, рю Оливье де Серр.
Меры для восстановления деятельности Союза принимались тогда правлением в течение всей его деятельности. Одной из первых задач было составление списка действительных членов Союза. Н.А.Суворов определил их количество, средний. возраст, посещаемость и денежные возможности. Со всеми были восстановлены контакты. Было выяснено материальное положение Союза и его отношения с Министерством финансов с освобождением от налогов, так как Союз отныне существовал исключительно членскими взносами и процентами сумм помещенных в сберегательную кассу. Членские взносы были определены в 100 франков в год переводами на почтовый счет Союза С.С.Р. 3943 73хПариж.

Для пополнения Союза были сделаны обращения к инженерам русского происхождения, окончившим высшие учебные заведения во Франции, но они не дали результатов, так как эти последний предпочитали содружества бывших учащихся своих школ, которые были способны им предоставить места или заказы.

Списки позволили составить насколько возможно перечень усопших членов Союза. Согласно предложению Г.А.Дейши было решено приурочить их поминовение и панихиды ко дням Димитрия Солунского (28.10 - 8.11).

Был прочитан ряд докладов. В.Н.Изнар напомнил, что те, что читались в Союзе, были всегда без всякой политики и касались преимущественно научных и технических достижений сделанных русскими. На Татьянин день обычно устраивался семейный чай. В 1977 и 78-м годах было разослано по два бюллетеня с указанием собраний. В бюллетенях делались напоминания о членских взносах.

Союз оставался в связи с Обществом сохранения русских культурных ценностей, Союзом русских, закончивших высшие учебные заведения в Бельгии, Академической группой и Обществом химиков и прочими.

23 февраля 1980 года Союз потерял своего председателя В.Н.Изнара, одного из последних представителей своего поколения и выдающегося инженера.

***
21 марта 1981 года было избрано новое правление: председатель - Н.А.Суворов, обязанности секретаря - А.М.Васильев, который нес их до самой своей кончины. В.В.Гамзюков оставался казначеем. В последующие годы в правление входили: Влад.Леонт.Матвеев, Ис.Ник.Китроссер, бар. Анд.Бор.Нольде и Петр.Серг.Никитин. Союз русских инженеров законно располагал всеми правами французских союзов, т.к. все члены его правления имели французское гражданство с давних пор.

Местом собраний оставалось Р.С.Х.Д., 91, рю Оливье де Серр, которое ввиду закрытия Морского Собранна стало официальным адресом Союза. Новый пересмотр списков обнаружил много отъездов в провинцию и указал иногородних. К тому же передвижение в Париже сделалось нелегким из-за чрезмерного количества автомобилей. Это побудило изменить способ оповещения: полугодичные бюллетени были заменены отчетами каждого собрания с кратким содержанием докладов. Рассылаемые за две недели до следующего собрания, они одновременно сообщали о нем. Таким образом члены Союза находятся в полном курсе его деятельности, присутствуя или нет на его собраниях.

Доклады читаются почти на всех собраниях. Время от времени они заменяются обсуждениями, беседами и чашками чая.

В самые последние годы с восстановлением возможности выезда начали прибывать выходцы из Советского Союза, совершенно не знакомые с жизнью русской эмиграции, которая вызывает у них большой интерес. В то время, когда ее второе (и третье) поколение более или менее устроено, как описано выше, их положение обычно нелегкое...
***
4 апреля 1998 года скончался глубоко уважаемый всеми долголетний Президент Союза Николай Андреевич Суворов. Состоявшееся по этому поводу Общее Чрезвычайное Собрание приняло следущие решения:

1. Избрало Правление в следующем составе:
Президент - А.Ф.Максимов
Вице-Президент - В.В.Протасов
Казначей - М.Н.Алексеева-Гиберт
Ген.Секретарь - В.М.Сорокин.

2. Переменило название "Союз Русских Дипломированных Инженеров во Франции"
в "Союз Русских Инженеров во Франции".
Примечание: Вопрос об изменении названия поднимался и раньше. Однако он не нашел положительного решения по причине его ошибочного толкования, а именно: не было учтено, что решения Общего Собрания суверенны и административные инстанции (Префектура и др.) не могут им воспрепятствовать.

3. Переменило адрес Союза: 28, Bd. Rouget de Lisle, 93100 Montreuil
вместо 91, Rue Olovier de Serres, 75015 Paris.

4. Высказало пожелание оживить деятельность Союза, в частности,
принимать посильное участие в организации сопровождения по Парижу приезжающих из России в индивидуальном порядке российских инженеров..

5. Уполномочило Правление возобновить связь с членами Союза, которые по ряду
объективных причин не могут бывать на традиционной чашке чая, а также с теми, кто отошел от Союза по неизвестным причинам. Собрание обратило особое внимание на то, что привлечение новых членов является более чем желательным как для передачи преемственности от одного поколения к другому, так и для сохранения исторической памяти.

Примечание публикатора: А.Ф.Максимов и В.М.Сорокин в феврале 2005 года подали в отставку.

Источник: http://www.razmah.ru/showarticle.asp?id=2139

Виктор Сорокин

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=26496
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
Игорь Львович
сообщение 23.9.2010, 3:04
Сообщение #37


Активный участник
***

Группа: Переводчики
Сообщений: 1 745
Регистрация: 19.10.2009
Из: Oakville, ON
Пользователь №: 413



Русский священник в испанской тюрьме

Среди заключенных европейских тюрем немало граждан России и стран бывшего СССР. Настоятель Христорождественского прихода Русской Православной Церкви в Мадриде священник Андрей Кордочкин окормляет русских, оказавшихся в тюрьме в Испании.

"Петра от уз и темницы изведый и невредна Церкви Твоей представивый, Христе, и рабов Твоих в заточении сущих, яко Милосерд помилуй и от уз свободи, молимся Тебе, Всемилостивый Спасе, услыши и помилуй...". Мадрид-1, Мадрид-5, Саламанка, Астурия, Сарагоса, Альмерия, Кадис, Гран Канариа. Читая имена, вспоминаешь лица, судьбы. В этом прошении, которое мы читаем на каждой Литургии, вместе с другими прошениями о православных заключенных на испанской земле, ничего не говорится об исправлении преступников. В православной традиции, все прошения, которые произносятся о заключенных на Литургии или на молебнах - лишь об освобождении. В этом настойчивом требовании у Бога свободы для тех, кто оказался ее лишен, и заключается ответ христианства на "проблему тюрьмы". Свобода, и только. "Позвольте", недоуменно спросит добропорядочный гражданин. "Неужели Церковь не хочет, чтобы преступники исправились, стали нормальными людьми, такими, как мы?"

"Такими, как мы"? Не хочет.

Любой христианин, знакомый с историей Церкви, идентифицирует себя с тем, кто сидит, а не с тем, кто сажает. Новомученики XX века. Митрополит Ростовский Арсений Мацеевич. Митрополиты Московские Филипп и Гермоген. Максим Грек. Еще примеры? Мученики в Римской империи. Иоанн Предтеча. Сам Христос.

Некоторое время назад я познакомился с замечательным католическим священником, основным послушанием которого является окормление заключенных. Он сказал несколько важных вещей, которые, вместе с моими размышлениями, оформились в ясное понимание того, кто такие мы, и что такое тюрьма.

"Однажды я слышал", рассказывал он, "как один священник сказал: "Ну, заключенные, конечно, - это не самые лучшие наши прихожане...". Я спросил его: "Мы, священники, должны смотреть на заключенных глазами Евангелия, или глазами общества?". И тот промолчал. Не нашлось, что ответить".

Действительно, с точки зрения общества, в тюрьме сидят осужденные, подозреваемые, подследственные. С точки зрения Евангелия, в тюрьме сидит Христос. "Был в темнице, и вы посетили меня". И потому прав мой новый друг, который ни разу за 30 лет тюремного служения не спросил у заключенного, за что он сидит. Потому что это не имеет значения.

Так что же приводит человека в тюрьму? Грехи? В обществе нет такого понятия. Государство знает нарушение Уголовного Кодекса. Церковь знает грех. Но это не одно и тоже.


В современном обществе аборт или супружеская измена ненаказуемы, а кража буханки хлеба - преступление. И потому общество, которое считает, что те, кто сидят, хуже тех, кто на свободе - больно лицемерием и ханжеством. Ведь если сажать в тюрьму за грех, кто из нас останется на воле? "Якоже руб поверженный, всякая правда наша пред тобою". Прав был о.Александр Шмеман, когда писал: "Современный человек ... конечно, совершает время от времени "дурные поступки", но это ведь "естественно", житейское дело, и никак не нарушает его самодовольства... Общество, в котором мы живем, пресса, радио и т.д. - с утра до вечера внушает нам, как мы умны, хороши, порядочны, что мы живем в наилучшем из всех возможных обществ и "христиане", увы, приняли все это всерьез, за чистую монету...".

Так что так называемые "нормальные люди" - это те, до кого дольше всех доходит смысл евангельских слов: "Покайтесь". Зачем? Они ведь никого не ограбили, не убили. А в тюрьме, независимо от того, как туда попал человек, достучаться до его сердца проще.

В испанских тюрьмах почти все обитательницы женских модулей получили сроки за наркотики. Однако, по признанию местных зеков, в любой испанской тюрьме (а в русской?) можно купить любой наркотик. Однажды мне довелось совершать отпевание человека, который скончался от передозировки в одиночной камере! Весьма наивно думать, что мировой наркобизнес держится на девочках, которые прячут пакеты с кокаином в чемоданах, прилетая рейсами из Латинской Америки.

Да и вообще, кто сказал, что заключенные в тюрьме - преступники? Во-первых, многие заключенные - под следствием; их вина еще не доказана, и, быть может, не будет доказана никогда. А что, если человек задержан по запросу Интерпола государством, где заведено липовое уголовное дело, чтобы свести счеты в политике или в бизнесе? Во-вторых, бывают ошибки. Двое моих украинских подопечных оказались в тюрьме за попытку похищения ребенка, случайно встретив в парке малыша, отбежавшего от бабушки. Через год - суд. "Извините, ошибка вышла". Четверо калининградских моряков просидели четыре года(!) в ожидании суда. Суд выпустил их за отстутствием улик; выйдя из тюрьмы, они сразу же оказались в другой тюрьме. Еще бы - четыре года в Испании без документов - разве не нарушение закона? Это примеры из европейской жизни, о российской реальности за колючей проволокой боюсь и думать. Кроме того, в любой стране бывают и судебные ошибки. Тот же священник рассказывал мне о женщине, получившей двадцатилетний срок за убийство мужа. Католический епископ выделил деньги на частного адвоката, и как только дело - через несколько лет! - дошло до верховного суда, женщина была признана полностью невиновной и в тот же день оказалась на свободе.

Тюрьмы называются исправительными заведениями, но это обман; никто не становится лучше и добрее, будучи лишенным родителей, мужей, жен, детей. Что же говорить о российском обществе, где пенитенциарная система осталась, по сути, карательной, не претерпев коренных изменений со сталинской эпохи? Общество изолирует заключенных, расписываясь в неспособности сделать их лучше в своей среде, в то же время сохраняя иллюзию собственного благополучия.

Так что тюрьма - это не диагноз тех, кто в ней сидит. Это диагноз общества. Не случайно преподобный Силуан Афонский писал: "О, Господи, сподоби нас дара Духа Святого, да разумеем славу Твою и будем жить на земле в мире и любви, да не будет ни злобы, ни войн, ни врагов, но одна любовь да царствует, и не нужны будут ни армии, ни тюрьмы, и легко будет жить всем на земле..."

Эти слова об армии и о тюрьме писал не хиппи и не утопист. Но нам сложно их принять; мы привыкли: армия - нужна, тюрьмы - нужны. Мы в плену очередной идеологии, по телевизору показывают нового врага и истина снова ускользает от нас. "Война является физическим проявлением скрытого духовного недуга человечества - братоубийственной ненависти. Земные войны суть отражение брани небесной, будучи порождены гордыней и противлением воле Божией. Поврежденный грехом человек оказался вовлечен в стихию этой брани. Война есть зло". Эти словауже не слышны, и даже образы святых трансформируются. Вспомним святого Александра Невского: "Не воином, но князем-иноком в монашеской мантии, преподобным Алексием запомнил его православный народ. И только при Петре I начинают изображать святого князя на иконах в воинском одеянии, сделав из преподобного что-то вроде российского Марса, православного бога войны, поклонение которому связано с культом оружия".

Вот и тюрьма стала для нас чем-то привычным и приемлемым. Однако Бог не лишает человека свободы. Лагерь, стены, колючая проволока - это не его почерк, в какой бы стране мы ни были.

"Так что же", спросит все тот же незадачливый читатель, "нужно всех преступников амнистировать, помиловать, и выпустить на свободу?" Друг мой, ты снова меня не понял. Беда в том, что государство может и помиловать, и объявить амнистию. Но простить оно не может. Это не в его силах, оно не умеет. Не умеет потому, что не умешь ты. "Милосердие - поповское слово", говорит Жеглов. Ведь мы же хотим жить в справедливом обществе?

Но все же, о чем мы просим Бога, применительно к себе - о милости или о справедливости? И что меняет расположение нашего сердца к добру - наказание или радость прощения?

"За что ненавидишь, человек, грешника? Не за то ли, что он, подобно тебе, неправеден? Где твоя правда, когда не имеешь любви? Почему не плакал ты о нем? Но ты гонишь его. По неведению иные возбуждаются к гневу, представляя себя судьями над делами грешных ... Милосердие и правосудие в одной душе - то же, что человек, который в одном доме поклоняется Богу и идолам. Милосердие противоположно правосудию. Правосудие есть уравнивание точной меры: потому что каждому дает, чего он достоин, и при воздаянии не допускает склонения на одну сторону или лицеприятия. А милосердие есть печаль, возбуждаемая милостию, и ко всем сострадательно преклоняется; кто достоин худого с ним обращения, тому не воздает злом, и кто достоин доброго воздаяния, того преисполняет с избытком. И если правосудие на стороне правды, то милосердие уже на стороне греха...".

По материалам Православие.Ru
http://www.russedina.ru/articul.php?aid=15789&pid=4
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение
dimka43
сообщение 5.4.2015, 17:55
Сообщение #38


Активный участник
***

Группа: Пользователи
Сообщений: 80
Регистрация: 24.2.2015
Пользователь №: 10 349



Вот нашел крупное онлайн-казино, дает неплохо выиграть на первый депозит и бонус еще 100 евро: http://gоо.gl/CuvrMM
Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 19.8.2018, 6:24
Rambler's Top100