быстрый поиск:

последние за вчера, 20.09.19  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 22.02.10 22:12
скаут: Ple; публикатор: Ple
   
 

В Латвии впервые исследована социальная роль русского бизнеса

Фонд «Русский мир» и Центр политических технологий провели социологическое исследование «Социальная роль русского бизнеса в Прибалтике на примере Латвийской Республики». До сих пор на территории Латвии столь масштабных исследований предпринимательской культуры не было. Исследование проводилось методом экспертных интервью. Всего было проведено 52 интервью в городах: Рига, Юрмала, Даугавпилс.

Актуальность проведенного социологического исследования очевидна. В Латвии социальная роль бизнеса (как русскоязычного, так и бизнеса в целом), т.е. социология предпринимательства — малоизученная область в силу трудности получения эмпирических данных. Данные, касающиеся деятельности предпринимателей, обычно носят закрытый характер.

В исследовании собраны мнения представителей крупного и среднего бизнеса, общественных и религиозных организаций, политических партий и экспертов, так или иначе имеющих отношение к реализации русских социальных проектов в Латвии.

Настоящее исследование было направлено на анализ социальной роли русского (русскоязычного) бизнеса в современной Латвии и определение степени социальной активности представителей предпринимательской среды, уровень их заинтересованности в реализации проектов, значимых для русской общины Латвии (в таких сферах как благотворительность, образование, культура, религия).

Исследование также было призвано выяснить мотивацию предпринимателей, участвующих в таких проектах, степень их идентичности с общиной, а также причины, по которым бизнесмены не представляют для себя возможным участие в значимых для русской культуры проектах.

Формы объединения русского бизнеса в Латвии

В ходе исследования экспертами в качестве наиболее влиятельных объединений русского бизнеса были названы следующие: Рижский бизнес-клуб и Ассоциация деловых женщин, а также оказывающее поддержку организации такого рода объединений российское консульство.

Практически все эксперты отметили, что вуказанных объединениях полностью отсутствует селекция членов по этническому признаку: в них входят бизнесмены самых разных национальностей, что соответствует современным тенденциям глобализации и этнической ассимиляции, однако, языком общения для них является русский.

Также отсутствует и выраженная этническая селекция при выборе объектов для оказания помощи со стороны таких объединений: помощь оказывается представителям любых этнических групп, однако, приоритет отдается русским в силу объективных обстоятельств (именно среди русскоязычных чаще встречаются нуждающиеся лица, кроме того, русская культура и ее объекты не получают помощи от официальных латвийских структур, ориентированных на помощь латышам либо латышским культурным объектам).

Основными направлениями деятельности таких объединений являются: создание среды общения бизнесменов между собой и с официальными лицами (мэр, министры, главы управлений, главы банковских структур) в неформальной обстановке; создание среды общения по интересам вне бизнеса.

Выводы и рекомендации

Проблема социальной роли русского бизнеса в Латвии имеет как общие, так и особенные черты по сравнению с аналогичной ситуацией в других странах (в частности, России).

Общим является «самосознание» бизнеса, для которого безусловным приоритетом является собственное дело, достижение успеха в избранной сфере, основанное на рациональном подходе. Социальная функция является для него относительно второстепенной, даже если он придает ей определенное значение.

Опрошенные представители бизнес-элиты, четко разграничивают понятия бизнеса как деятельности, имеющей целью получение прибыли и социально-ориентированной деятельности, имеющей целью развитие на личностном или общественном уровне.

Еще одна общая черта — стремление бизнеса самому определять цели, направления и методы своей социальной деятельности и, как правило, достаточно высокая степень оценки своего вклада в такую деятельность (разумеется, в том случае, если предприниматель ею занимается).

Типичным для бизнеса в связи с этим является такая мотивация социальной ответственности, как осознание своей ответственности за развитие той территории, на которой проживает бизнесмен и осуществляет свою основную деятельность. При этом участие в реализации социально значимых проектов становится в современном мире признаком цивилизованности бизнеса, соответствия его высоким стандартам.

Неудивительно, что лишь незначительная часть опрошенных отмечает бессмысленность участия бизнеса в социальных программах, при этом, однако, указывая на свое фактическое участие в таковых.

Особенностью социальной деятельности русского бизнеса в Латвии является ее проведение в стране, где русскоязычное население является меньшинством. Более того, это меньшинство испытывает серьезные проблемы, связанные со взаимоотношениями с властями, с самоидентификацией, внутренне фрагментировано.

В связи с этим бизнес, реализуя социальные задачи, мотивирует их не только обычными для диаспоры причинами — такими как необходимость в идентификации себя с русской культурой, историей, традициями, значимость поддержания благоприятного социального климата в этнически неоднородном коллективе собственной компании или в среде клиентов.

Речь идет и о важности поддержки русскоязычного населения с учетом свертывания образовательных программ для этой части общества и государственной политики, направленной на сокращение использования русского языка, и о необходимости поддержки русской культуры и православия в условиях жесткого курса латвийского правительства в отношении русскоязычных.

Таким образом, социальная деятельность бизнеса является фактором, объективно препятствующим сокращению русского культурного присутствия в стране. В то же время бизнес склонен минимизировать политические риски, связанные с собственной социальной деятельностью. Он стремится максимально адаптироваться к условиям деятельности в Латвии, демонстрирует высокую степень лояльности государству при стремлении сохранить русскую идентичность.

Это может быть одной из причин того, что сугубо политические проекты поддерживаются бизнесом редко (другой причиной может являться разочарование в эффективности ряда этих проектов). Если мероприятие или проект русской общины, которому требуется помощь, хоть в малейшей степени носит политический оттенок, бизнесмены, как правило, отказывают в помощи. В качестве приоритетных бизнес видит социальные проекты, лишенные непосредственного политического характера — образовательные, культурные, религиозные, молодежные, благотворительные.

Однако в условиях, когда латвийское государство проводит ограничительную политику в отношении русскоязычного населения, а значительная часть элиты выступает с этнократических позиций, даже такие многие неполитические проекты опосредованно имеют политическую составляющую, так как способствуют сохранению «русской альтернативы» на территории Латвии.

Представители бизнеса в качестве серьезных проблем отмечают отсутствие консолидации в бизнес-сообществе и в русскоязычной среде в целом, преобладание индивидуалистически-потребительской модели сознания, низкий уровень институционализации этих процессов, слабую роль общественных организаций.

Все это способствует развитию личной благотворительности, а не системного меценатства.

Еще одной проблемой является недостаток средств для ведения социальной деятельности у малого и среднего бизнеса, что заставляет его ограничиваться локальными проектами. При этом, по мнению представителей общественности, именно этот вид бизнеса наиболее активно занимается социальными начинаниями, так как он больше встроен в структуру отношений внутри общины. Кроме того, в таких компаниях у общественности есть возможность коммуникации напрямую с владельцем, а процесс принятия решений менее формализован.

В то же время, с точки зрения опрошенных экспертов, сам термин «русская община Латвии» весьма условен. И единой консолидированной русской общины на сегодняшний день в Латвии не существует. Есть некая абстрактная общность людей единого этнического происхождения, условно объединенная русским языком и культурными традициями, которая находится в состоянии крайней разобщенности и раздробленности. Представители организаций, входящих в эту общность, нередко обращают к бизнесу за содействием, но часто получают отказ. В результате следуют взаимные обвинения. Предприниматели упрекают общественников в неспособности предложить привлекательные для спонсорства проекты, в неумении составить бизнес-план. Те, в свою очередь, утверждают, что бизнесмены лишены альтруизма и думают лишь о выгоде.

Полярные точки зрения присутствуют и в таком вопросе, как влияние экономического кризиса на социальную деятельность бизнеса. Несмотря на отмечаемое почти всеми экспертами снижение доходов от бизнеса, подавляющее большинство опрошенных предпринимателей заявили о сохранении финансирования социальных программ, проектов в прежнем и даже большем объеме.

Большая часть опрошенных готова сохранить поддержку таких приоритетных направлений как помощь малоимущим, ветеранам войны, православной церкви и культурным мероприятиям.

В то же время, по мнению представителей общественности, если до экономического кризиса бизнес в небольшой степени оказывал помощь и принимал участие в жизни русской общины, то сейчас эта помощь снизилась практически до нуля. Более того, у бизнесменов появилась дополнительная аргументация для отказа в предоставлении помощи.

Такие полярные оценки неудивительны. Если бизнес готов сохранить поддержку ряда приоритетных для него социальных проектов, то тем более он не готов содействовать реализации тех начинаний, которые считают важными для себя разрозненные представители общины. Для налаживания эффективного взаимодействия между бизнесом и общиной оба участника этого процесса должны претерпеть изменения, стать более совместимыми друг с другом. Вопрос в том, кто должен инициировать эти изменения.

Представляется, что бизнес, с учетом его природы и менее высокой степени мотивации для участия в социальных проектах, таким фактором быть не может. Следовательно, процесс изменений должен начаться с общины, которая в значительно большей степени нуждается в поддержке со стороны бизнеса. В первую очередь, для русской общины важна самоорганизация.

Необходимо объединение — прежде всего, снизу — ее жизнеспособных сил, превращение виртуальной общины в реальную, эффективно действующую, с более высоким уровнем сплоченности и внутреннего взаимодействия. Именно такая община может пользоваться высоким авторитетом в обществе, и помощь ее социальным, культурным и иным начинаниям может носить престижный характер.

Необходима продуманная система комплексных мер, направленных на активизацию участия России в процессе поддержки деятельности русской общины в Латвии. Важно более активное использование ресурса православной церкви, а также культурно-просветительских и благотворительных фондов при условии их эффективного администрирования, прозрачной схемы предоставления грантов, вовлечения в их деятельность авторитетных представителей бизнес-среды.

Формирование института регионов-побратимов, способных организовать активные двусторонние связи между бизнесом и институтами гражданского общества в обеих странах. Расширение поля образовательных контактов русскоязычных учащихся в Латвии (обмен учащимися в целях освоения ими русской среды, создание специализированных общеобразовательных программ на основе российских образовательных стандартов в целях обеспечения возможности поступления в российские вузы абитуриентов из Латвии и др.). Реализация образовательных программ по обучению и повышению квалификации учителей русского языка, работающих в Латвии.

Перспективы развития русского бизнеса в Латвии

Большинство опрошенных отметили ключевую роль русскоязычного бизнеса в Латвии. Эта роль связана как с созидательной ролью бизнеса в развитии государства (бизнес как основа экономики и источник налоговых поступлений), так и с высокой концентрацией русскоязычного населения в бизнес-секторе. Оно составляет большинство в сфере малого и среднего бизнеса, в то время как латыши составляют большинство в государственных структурах и крупном бизнесе.

Эксперты отмечают, что большие возможности для создания таких форм объединения существуют в столице и в меньшей степени — в провинции, чему способствует патриархальность и клановость социальных отношений в небольших городах.

Такая ситуация, однако, создает ряд препятствий для развития русского бизнеса, в частности: — отсутствие возможности использования русского языка при ведении документооборота и в деловом общении. Хотя большинство опрошенных признают необходимость владения официальным языком страны, усложнение процедур контроля за владением языком создает дополнительные сложности. — узурпация некоторых важных управленческих позиций представителями титульной нации, обладающими знанием языка и гражданством, но достаточно низким уровнем профессионализма («…появилась профессия «латыш».)

Некоторая часть экспертов считает, что в настоящее время наблюдается постепенное слияние русского бизнеса и латвийского чиновничества, поскольку бюрократия пополняется владеющей языками русской молодежью.

Как страна, так и русскоязычный бизнес, по мнению большинство экспертов, смогут успешно развиваться лишь при условии налаживания политических и экономических контактов с Россией. При определении ориентиров для развития страны и бизнеса мнения экспертов разделились. Небольшая часть экспертов отмечает необходимость ориентироваться как на собственные ресурсы, так и на Европу и Россию в равной мере.

Отдельные эксперты говорят о приоритетности европространства, что чаще связано со спецификой их собственного бизнеса, наличием у европейских государств ресурсов помощи Латвии и наличием на Западе прозрачных правил игры в экономике и перспектив развития предпринимательства, возможностью заимствования новых технологий.

Как отмечают респонденты, пока Европа не рассматривает Латвию ни в качестве производителя, ни в качестве рынка сбыта, что связано с массовым оттоком молодого населения, которое выступает как производителем, так и потребителем продукции. В силу этого большая часть экспертов в качестве основного ориентира для развития страны и русскоязычного бизнеса видит Россию (иногда триаду Россия-Беларусь-Украина).

Необходимым условиями и механизмами для усиления ориентации на Россию для русскоязычного бизнеса Латвии являются:

- организация торгового представительства,

- облегчающего выход латвийского бизнеса на российский рынок; оптимизация политических отношений между странами и диалог с российской властью;

- активизация экономической позиции России, которая в настоящее время не проявляет интересам к латвийским ресурсам и возможностям организации транзита по политическим мотивам;

- развитие «народной дипломатии»;

- снятие бюрократических и таможенных барьеров;

- прозрачность и стабильность политического курса Латвии.

Следует отметить, что большинство экспертов отмечают неизбежность интеграции России и Латвии в единое пространство, отмечая, что это только вопрос времени.

Приводим полный текст доклада.

статью прочитали: 5205 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"