быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 05.12.20 01:07
   
 

Онлайн-платформа IPG - Международная политика и общество

Выхода не видно

Что мешает прогрессу в процессе урегулирования ситуации на Донбассе?

Энрике Менендес | 03.12.2020

Getty images

Getty images  Украина открыла пункты пропуска со своей стороны, но власти сепаратистских республик свои не открыли

Украина хочет вернуть неподконтрольные территории Донбасса (известные как ОРДЛО), и решение данного конфликта по-прежнему для страны – тема номер один. Об этом говорят и официальные лица государства, и опросы общественного мнения. Тем не менее нынешняя ситуация с урегулированием может быть охарактеризована как «глубокая кома» – вопросы Донбасса зашли в тупик. И никакие косметические достижения, главным из которых является сохранение перемирия, не в состоянии внести кардинальные изменения.

Почему это произошло? Чаще всего война на востоке Украины рассматривается в контексте российской агрессии (и у этого, безусловно, есть причины), но, на мой взгляд, не менее критичным фактором, которой препятствует полноценному урегулированию, является и состояние внутренней политики Украины.

На сегодняшний день среди украинских оппозиционных политических сил есть как сторонники военного решения (или же противники компромиссов), так и сторонники политических компромиссов. Важно понимать, что противники компромиссов сейчас имеют определяющее влияние на украинскую политику: они активно представлены в различных ветвях власти, их поддерживают (как формально, так и нет) большое количество известных общественных организаций, лидеров мнений, аналитических центров. Чаще всего именно их коммуникация гораздо лучше слышна в западных посольствах в Киеве.

А вот с политиками компромисса в Украине ситуация сложнее. Их официальная позиция – это полное выполнение политической части Минских соглашений. Но они не просто не смогли сделать нарратив мира популярным, а скорее наоборот, приложили немало усилий, чтобы часть общества воспринимала его как токсичный.

Любая реинтеграция – это риск политической нестабильности и потери власти. Чтобы сохранять власть, нужно не допускать никаких перемен, а значит, и прогресса в урегулировании

А что же президентская партия, которая самостоятельно сформировала парламентское большинство? В этой партии есть представители разных точек зрения, но, что гораздо важнее, она внесла свежую струю в политическую жизнь страны: благодаря «Слуге народа» у нас появилась так называемая партия статус-кво. И здесь нужно дать определенные пояснения.

Ошеломительная победа Зеленского и его партии в 2019 году во многом обязана обещаниям принести в страну мир. И поначалу складывалось впечатление, что это действительно главный приоритет власти. Но по мере того, как президент и его команда начали вникать в ситуацию глубже, они поняли, что быстрое решение невозможно. В настоящее время заседания Трехсторонней контактной группы в Минске (ТКГ, группы уполномоченных представителей Украины, ОБСЕ и России) проводятся так же регулярно, но в какие-то конкретные шаги не превращаются.

Ярким примером тому стала недавняя ситуация с разработкой дорожной карты для реализации Минских соглашений. Как известно, ОБСЕ предложила сторонам конфликта подать свое видение плана в политическую подгруппу, чтобы совместно доработать итоговый документ. Первыми свои предложения внесли представители ОРДЛО. Но ОРДЛО не входит в ТКГ, а Россия, поддержавшая их документ, официально не подала его на рассмотрение подгруппы. Видение Украины было представлено двумя неделями позже, и выглядит оно настолько негибким, что практически не оставляет пространства для переговоров.

На фоне ухудшения экономической ситуации окружение президента начало задумываться о сохранении власти, к которой, как известно, быстро привыкают. Они также смекнули, что залогом выживания в современной украинской политике будет выполнение нескольких ритуалов. И первый из них – не злить «радикалов». Но одновременно с этим президентская партия не хочет терять свою привлекательность для жителей юго-востока, которые нацелены на компромиссы.

Официальный Киев переходит к плану Б: основные усилия будут сосредоточены на экономическом развитии подконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской областей, а также на гуманитарных вопросах

Именно это я и называю «партией статус-кво». Любая реинтеграция – это риск политической нестабильности и потери власти. Чтобы сохранять власть, нужно не допускать никаких перемен, а значит, и прогресса в урегулировании. В данном случае правящая партия становится попутчиком противников компромиссов. Все понимают, что выйти из Минска в одностороннем порядке рискованно, а выполнять его тоже нельзя. Единственное, что остается – тянуть время, придумывая все новые препятствия на пути исполнения договора, который был подписан шесть лет назад. В то же время реинтеграция нуждается в том, чтобы у нее был активный двигатель.

Тупик стал настолько очевиден, что сейчас официальный Киев переходит к плану Б: реинтеграция ОРДЛО откладывается до лучших времен, а основные усилия будут сосредоточены на экономическом развитии подконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской областей, а также на гуманитарных вопросах.

Для этого в правительстве изобрели специальный термин «безопасная реинтеграция». Впервые его упомянул вице-премьер-министр по делам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников, сказав, что этот процесс займет 25 лет. Потом его повторил и сам президент в ежегодном обращении к парламенту. Но есть ли у Украины и Донбасса эти 25 лет?

В гуманитарном направлении украинское правительство гордится двумя вещами: коммуникацией с жителями неподконтрольных территорий (благодаря телеканалу «ДОМ») и открытием новых пунктов пропуска (КПВВ) на линии разграничения. Обе идеи хороши, но реализованы с опозданием лет на пять. Что смогут сейчас сделать рядовые жители ОРДЛО, вдохновленные сюжетами украинского телеканала? Ситуация с КПВВ еще хуже: Украина открыла пункты пропуска со своей стороны, но власти сепаратистских республик свои не открыли.

Все это происходит на фоне все большей интеграции «республик» в российское пространство. Граница с Россией открыта, и даже те, кто раньше был ориентирован на Украину, постепенно вынуждены решать свои потребности через РФ. Все это добавляется к существующим экономическим связям, которые есть у Донецка и Луганска с Россией – во многом из-за торговой и транспортной блокады со стороны Украины, вопрос о снятии которой практически не поднимается.

Режим тишины на фронте – это хорошо, но без прогресса в политической части он будет оставаться крайне хрупким

Нельзя обойти вниманием и вопрос безопасности. Самый большой прорыв – это сохранение режима перемирия рекордно длительное время. Есть подвижки и в других направлениях – новые зоны разведения войск и разминирование. Режим тишины на фронте – это хорошо, но без прогресса в политической части он будет оставаться крайне хрупким, поскольку удерживать режим перемирия в замороженном конфликте практически невозможно. Во-первых, развести войска по всей линии соприкосновения не получится без использования миротворческого контингента. А во-вторых, до сих пор не налажена полноценная работа совместного органа по контролю за режимом тишины.

Мой вывод короткий и прогноз на будущее неутешительный. Приоритет для Москвы – это политический трек, для Киева, напротив, – гуманитарная повестка как беспроигрышный вариант для получения электоральных баллов как внутри страны, так и в глазах международного сообщества. И никаких рисков, связанных со сложными политическими компромиссами, которых лучше избегать. Но прогресс в урегулировании ситуации на Донбассе может быть тогда, когда стороны переговоров будут выполнять договоренности, а в Украине серьезно изменится внутренний баланс между разными политическими силами. Вопрос исключительно в том, как будут происходить эти изменения: в рамках управляемого и демократического процесса или в виде очередного раскачивания маятника, которое принесет новые конфликты?

Энрике Менендес


Энрике Менендес (Enrique Menendez)– глава аналитического центра «Донбасский институт региональной политики». Испанец по происхождению, родился и вырос на Донбассе. На момент начала войны жил в Донецке. В 2014 году принял участие в создании гуманитарной организации «Ответственные граждане».



Раздоры или диалог с Китаем?

Пекин сохраняет приверженность системе мультилатерализма. Настало время и для США сделать то же самое.

Эндрю Шэн, Сяо Гэн | 03.12.2020

Getty images

Getty images

Сегодня между американцами нет согласия почти ни в чем. Но они, как правило, едины в своей вере, что Китай создает экзистенциальную угрозу их стране и международному порядку, который она долгое время возглавляла. Это сочетание внутренних раздоров с внешней демонизацией усиливает неизбежность – и потенциальную катастрофичность – китайско-американского соперничества.

В последние годы внутренние раздоры Америки обостряют социальные сети, которые, наводняя ленты пользователей индивидуально подобранным контентом, создают «эхо-камеры», подтверждающие, а не оспаривающие, их убеждения и ценности. Когда альтернативные идеи все-таки попадают в эту эхо-камеру, они часто искажаются и очерняются. А если кто-нибудь внутри этой камеры вдруг ставит под сомнение общие убеждения, такой человек рискует немедленно подвергнуться остракизму или, говоря современным языком, «отмене».

Такая сверхбыстрая демонизация отличающихся взглядов не только отупляет дискуссию, но и сужает пространство между разногласиями и конфликтом – даже силовым конфликтом. Эти риски еще больше усиливаются массовым разочарованием в неспособности лидеров обеспечить справедливость, безопасность и экономические возможности.

Доклад Госдепартамента США рекомендует Америке создать единый фронт против Китая для защиты – при необходимости с помощью военной силы – «свободы» для всего мира

Аналогичные тенденции можно увидеть и в американском подходе к Китаю. Например, в только что опубликованном докладе Госдепартамента США «Элементы китайского вызова» Коммунистическая партия Китая изображается злодеем, которого никак «не сдерживает уважение к индивидуальным свободам и правам человека».

Этот доклад разжигает страхи перед мнимыми китайскими «авторитарными целями» и «гегемонистскими амбициями», а именно желанием заразить миропорядок во главе с США своей социально-политической моделью. Доклад рекомендует Америке создать единый фронт против Китая для защиты – при необходимости с помощью военной силы – «свободы» для всего мира.

Ничто из этого не прошло незамеченным в Китае, который проводит собственную оценку США – и она все более негативна. Сегодня китайскому руководству, гражданам и бизнесу кажется уже совершенно ясным, что США – это далеко не страна свобод и возможностей, а глубоко фрагментированное общество, отравленное системным расизмом, ростом неравенства и отсутствием общей цели. Все эти болезни долгое время маскировались фантазиями об «Американской мечте».

Кроме того, Америка – это далеко не образцовый пример демократии; ее политическая система крайне искажена. Достаточно вспомнить о существовании таких американских институтов, как Коллегия выборщиков, Сенат и Верховный суд, а также о применении различных электоральных приемчиков, например, перекройка границ избирательных округов, стратегическое сокращение числа избирательных участков, обременительные правила идентификации избирателей. Все это означает, что большинство правит далеко не всегда. Влияние приобрели богатые спонсоры – либо финансируя предвыборные кампании, либо покупая прессу.

Китай не выбирает изоляционизм и демонизацию в американском стиле. Он делает важные шаги для продвижения международного сотрудничества по ключевым вопросам, вызывающих общую озабоченность.

Китай избавился от прежних иллюзий относительно США, поэтому его надежды на конструктивные двусторонние отношения угасают. Да, конечно, избранный президент Джо Байден вряд ли продолжит начатое президентом Дональдом Трампом катание на американских горках внезапных атак, разворотов, сбоев и промахов. Но менее хаотичный необязательно значит менее конфронтационный: Байден назвал председателя Си Цзиньпина «бандитом» и пообещал возглавить скоординированную кампанию, чтобы «давить, изолировать и наказывать Китай».

Итак, Китай готовится к худшему. Это может означать продолжение начатой Трампом торговой войны или же бессмысленного сваливания вины за пандемию Covid-19. Это может даже означать повышение военной напряженности в связи с Тайванем, Южно-Китайским морем и западными границами Китая.

Но это не означает, что Китай выбирает изоляционизм и демонизацию в американском стиле. Напротив, несмотря на неуклюжую тактику «боевых волков», применяемую частью его дипломатов, Китай делает важные шаги для продвижения международного сотрудничества по ключевым вопросам, вызывающих общую озабоченность. Например, в вопросе изменения климата Си Цзиньпин дал в ООН обязательство достичь пика выбросов углекислого газа до 2030 года, а до 2060 года – углеродной нейтральности.

В сфере торговли Китай подписал соглашение о Всестороннем региональном экономическом партнерстве; на долю входящих в него 15 стран приходится 30% человечества. К большому удивлению всего мира, он намекнул, что может присоединиться к «Всестороннему и прогрессивному соглашению о Транс-Тихоокеанском партнерстве», которое появилось после вывода Трампом Америки из первоначального Транс-Тихоокеанского партнерства.

Америке, не способной поставить под контроль пандемию и явно двигающейся к двойной рецессии, стоило бы применять аналогичные подходы. Внешняя торговля – это единственный путь, который позволит ей выйти из нынешнего затруднительного экономического положения. И сюда относится торговля с Китаем – первой в мире страной с крупной экономикой, которая сумела восстановиться после шока пандемии, и единственной, где в 2020 году будет показан рост, а не спад ВВП.

У США еще есть время воспользоваться своей силой вдохновения и показать, что Америка и Китай могут быть равными партнерами, мирно и совместно противостоя общим вызовам

Но такой путь будет невозможен до тех пор, пока в двусторонних отношениях доминируют заблуждения, антагонизм и взаимные подозрения. Как заявил бывший министр обороны Джеймс Мэттис, у США есть две главных силы: сила вдохновения и сила запугивания. В отношениях с Китаем – страной с мощной экономикой и с численностью населения 1,4 млрд человек – запугивание не сработает. Китай нельзя заставить подчиниться в вопросах его внутренних дел, таких как Гонконг, Синьцзян и Тайвань.

Однако у США еще есть время воспользоваться своей силой вдохновения и показать, что Америка и Китай могут быть равными партнерами, мирно и совместно противостоя общим вызовам. У этого императива есть моральный аспект. Многие иностранцы, в том числе китайцы, не могут понять, как это возможно, чтобы технологически самая продвинутая страна в мире позволила умереть более чем 260 тысячам человек от вируса, с которым значительно более бедные страны справляются намного успешней с помощью очень простых мер. Для того чтобы сотрудничество заработало, Америке нужно продемонстрировать свою способность мыслить, используя термин «мы», а не «я».

Как объясняет раввин Джонатан Сакс, «мир разделяется на людей, похожих на нас, и людей, не похожих на нас, но при этом теряется идея общего блага». Это понимает Китай, судя по его сохраняющейся приверженности системе многосторонних отношений (мультилатерализм). Теперь настало время и для США сделать то же самое: поддержать прямой и честный диалог по вопросам, требующим конструктивного взаимодействия.

Президентство Байдена – это золотой шанс начать критически важный диалог. Но его надо использовать вовремя. Если Байден начнет свой президентский срок, выбрав раздоры вместо диалога, тогда смена курса вскоре станет затруднительной, или даже невозможной.

(с) Project Syndicate 2020

Эндрю Шэн

Эндрю Шэн (Andrew Sheng) – заслуженный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета ЮНЕП по устойчивому финансированию, бывший председатель Гонконгской комиссии по ценным бумагам и фьючерсам. Недавно вышла его книга From Asian to Global Financial Crisis.



Сяо Гэн

Сяо Гэн (Xiao Geng) – председатель Гонконгского института международных финансов, является профессором и директором Научно-исследовательского института морского шелкового пути при Школе бизнеса HSBC Пекинского университета.



статью прочитали: 1876 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2021  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"