быстрый поиск:

последние за вчера, 15.06.19  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 27.07.09 23:12
скаут: Azaroff; переводчик Evitoile; редактор Dargon; публикатор: civiliza
   
 

Перемена в чеченском конфликте

В понедельник утром жертвой покушения стал президент Ингушетии, в машину которого была подложена взрывчатка. Юнус-Бек Евкуров был серьёзно ранен, но его жизнь вне опасности. Речь идёт уже о третьем покушении, совершённом по отношению к высокопоставленному лицу: вице-председатель Верховного Суда и бывший вице-премьер-министр были убиты менее двух недель назад. Нападения стали почти обыденными в этой автономной республике Северного Кавказа. Местные специалисты опасаются, что повторяется ситуация соседней Чечни.

Девочка в лагере чеченских беженцев в Ингушетии, 22 ноября 2002 г. (Фото: AFP)

Интервью с Од Мерлен, исследовательницей Свободного Университета Брюсселя и специалистом по Северному Кавказу. Она отвечает на вопросы Мод Чайа.

Можно ли было ожидать такую волну насилия в Ингушетии?

Это совсем не удивительно - потому, что существуют группы потенциального насилия, и, кроме того, нельзя забывать, что Ингушетия - республика, граничащая с Чечнёй, в которой со времён распада Советского Союза произошли два конфликта крайней жестокости.

В Ингушетии, в особенности с 2004 года, мы являемся свидетелями заражения или перемены в чеченском конфликте, который переходит от классического конфликта национального освобождения, скорее всего - нерелигиозного (я говорю только - скорее всего), к некоторого рода постепенному заражению жестокостью на фоне использования исламской фразеологии. Но этот конфликт на самом деле, по крайней мере - частично, скрывает логику насилия или очень сильных протестов по отношению к полному произволу местных властей.

Равным образом надо принимать во внимание и контекст. Отсутствие экономических перспектив для молодёжи также влияет на равновесие.

Нужно помнить, что до Юнус-Бека Евкурова во главе Республики стоял бывший генерал ФСБ Мурат Зязиков. Он захватил власть, прибегая к отвратительным методам, в частности, касающимся исчезновений гражданских лиц и молодых людей, подозреваемых в участии в боевых действиях, хотя они в них и не участвовали. В результате недовольство возросло до такой степени, что в конце прошлого октября Москва отстранила генерала от его обязанностей и заменила его бывшим десантником Евкуровым. Кремль сделал ставку на него как на новое лицо, чтобы попытаться заглушить чрезмерно кипящее недовольство ингушского населения.

Эта логика насилия и уличной войны начинает распространяться в Ингушетии, а также в Дагестане - ещё одной соседней с Чечнёй республике.

Можно ли сказать, что Ингушетия станет новой Чечнёй?

Ингушетия - это не Чечня. Сравнение - не доказательство, или, по крайней мере, не во всём.

Мы видим полное отсутствие правового государства и рост распространяющегося насилия, уличной войны - с одной стороны, а с другой - распространение репрессий и искусственных исчезновений, использование пыток в местах лишения свободы и полное отсутствие политического пространства оппозиции.

Все те, кто хотят выразить свой протест, делают это в подполье и в вооружённой борьбе.

Всё-таки, совсем другое дело - говорить о «второй Чечне» в том смысле, в котором она означает общее наступление федеральной армии, то есть - открытую крупномасштабную войну с использованием массированного обстрела, всеобщей «зачистки» и частичного истребления мирного населения.

Этого нельзя сказать об Ингушетии. Можно говорить только об уличной войне, о непредвиденной партизанской войне против органов поддержания порядка, таких, как министерство внутренних дел. Оно применяет силу только чтобы овладеть ситуацией, но это приводит к совершенно противоположным результатам. Покушение на Евкурова доказывает это. Москва надеялась, что Евкуров станет инструментом усмирения, который порвёт с эпохой Зязикова, буквально ненавидимого ингушским населением.

Следовательно, это неудача Кремля, последовавшая всего через несколько недель после официального окончания антитеррористической операции в Чечне?

Это подтверждение противоположного эффекта русской стратегии. Те, кто изобрёл политическую технологию для усмирения волнений в Ингушетии, уже осознали своё поражение.

Действительно, существует механизм, пускающий в ход и глубокие, и поверхностные протесты, и замещение одного руководителя другим не разрешит проблемы.

Москва должна теперь проанализировать ситуацию в Ингушетии с помощью других инструментов, а не с помощью подавления и замещения местных лидеров другими местными лидерами.

Мы мало знаем о «Кавказском Эмирате», правда ли, что он стоит за всеми нападениями, как утверждают некоторые российские агентства?

Довольно сложно получить надёжную информацию об этом Северокавказском Эмирате, который официально появился, если можно так сказать, осенью 2007 года. На самом деле, когда чеченский президент-сепаратист Аслан Масхадов был убит в 2005 году, сопротивление оставило проект светской Чечни. Он сразу же был заменён сначала согласованием различных групп фронтовиков, а затем - созданием эмирата.

Мы знаем, что в настоящее время существуют молодёжные подпольные вооружённые группы, поддерживающие исламскую риторику, которые называют местных лидеров термином «кафир», что означает в исламской фразеологии «неверный».

В Чечне больше нет светской идеи сопротивления и национального освобождения. Она трансформировалась в форму трансверсального*, транснационального сопротивления, причём - только исламского. Группы фронтовиков до сих пор существуют в разных республиках, и эти Джамааты пытаются ослабить власть на местах.

В Дагестане это выразилось в убийстве министра внутренних дел, то есть лица, символизирующего все пытки, проводимые в тюрьмах. Заключённые выходят из них наполовину инвалидами и только с одним намерением: присоединиться к Джамаату.

В Ингушетии это Джамаат Магаса. Изучая сайты этих движений, можно заметить, что они предъявляют права на членство в Северокавказском Эмирате. Вопрос в том, какова точная степень зависимости и согласованности между различными Джамаатами и какова внутренняя и глубинная логика каждой республики.

Зато несомненно, что существует возможность возобновления насилия. Каждый раз, когда происходит подавление, возобновляется насилие.

Реальность этого эмирата довольно сложно воспринять, поскольку, как и во всех войнах, мы имеем дело с войной дезинформации. Сайты вооружённого сопротивления каждый день увеличивают количество объявлений о своих победах.

В действительности сложно узнать, сколько молодёжи собралось в этих группах, но ясно то, что эти группы активны, как нам показало покушение на Евкурова.

* трансверсальный - поперечный (по смыслу статьи - протестный) – прим. редактора.


статью прочитали: 2608 человек

   
теги: Евкуров Юнус-Бек, Западная Европа, Франция, Северный Кавказ, Кавказский узел, Интервью  
   
Комментарии 

Сегодня статей опубликовано не было.


Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"