быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 05.08.09 20:45
скаут: Vladimir258; переводчик Vladimir258; редактор flour17; публикатор: civiliza
   
 

Интервью русского ультранационалиста Ильи Горячева французской газете «Агора-вокс»

Есть люди, которые не имеют доступа к французским средствам массовой информации, но которые представляют движения, о которых наша печать часто говорит. С конца 1990-х годов месяца не проходит без упоминания проблемы русских "ультранационалистов". Эти группы, которые устраивают террор на улицах и стадионах городов России. Ответить на мои вопросы насколько в действительности они далеки от криминала или хулиганов, которые часто к ним присоединяются, согласился лидер главной русской ультранационалистской организации "Русский образ". Это оригинальное интервью не имеет аналогов во французской профессиональной или «любительской» прессе, и сделано эксклюзивно для «Агоравокс».

После того как руководство в России взяла на себя команда Путина-Медведева, ультранационалистические движения стали очень заметны на русской политической сцене, но они также часто маргинализированы. Самая большая, худшая часть этих движений (во главе с ДПНИ) нужна для того, чтобы сбить с толку оппозицию «беспредельщиков» в Кремле (так в тексте – прим перев.), увлечь за собой тех, кто готов поддержать либералов и связанные с ними украинские неонацистские группы, совершившие Оранжевую революцию на Украине.

Напротив, уже 4 года «Русский образ» оформился как главная националистская сила реальной оппозиции, и определяет себя, как крыло правого молодёжного движения, молодёжного движения, которое проявляет готовность сопротивляться на местах вероятной оранжевой революции в России. Очень близкий к депутату российской думы Максиму Мищенко (депутат от партии Владимира Путина, а также лидера молодёжной путинской организации "Молодая Россия"), Илья Горячев согласился ответить на мои вопросы (интервью дано несколько недель назад)...

Илья, спасибо, за то, что согласился ответить на мои вопросы, ты можешь представиться и представить «Русский образ»?

Меня зовут Илья Горячев. Я - президент и координатор ассоциации «Русский образ» в Российской Федерации уже 6 лет. Официально мы существуем с 1 марта 2003 года, с тех пор как вышел первый номер нашего журнала.

Откуда появилась концепция «Образа»? Она пришла из Сербии, где в течение осени 2002 года организация под названием «Образ Сербии» была создана патриотом по имени Небойса Крстич. Он был близок к СРП (Сербская радикальная партия – прим. перев.), Шешелю (Воислав Шешель, основатель и президент СРП), Аркану (Желько Ражнатович по кличке Аркан – сербский военный и политический деятель, криминальный авторитет, бизнесмен, участник Югославских войн – прим. перев.) и к другим патриотам из этого движения. К несчастью, в конце 2002 года он погиб в автокатастрофе (на самом деле, Аркан был убит в холле белградского отеля «Интерконтиненталь». По одной из версий, заказчиком убийства был Гаагский трибунал. Реальные заказчики убийства не установлены – прим. перев.). Существуют сомнения: идёт ли речь о реальном несчастном случае или о спровоцированном несчастном случае, так же, как и авария с участием Йорга Хайдера (праворадикальный австрийский политик, погиб в ДТП, по официальной версии управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения – прим. перев).

После того, как в Сербии организация была упразднена, её сестра-близнец родилась в России. Сегодня «Русский образ» сотрудничает с «Образом Сербии» и с другими организациями из Сербии, которые нам кажутся перспективными, такими как «Движение 1389» Миса Вачича и Игоря Маринковича. (для интересующихся: сайт движения http://www.snp1389.rs/ – прим. перев.).

«Русский образ», следовательно, развился вначале вокруг журнала и насчитывал в своём руководстве около 50% людей, вышедших с исторического факультета университета, это – большой плюс, так как мы в «Образе» верим, что люди, которые занимаются политикой, должны иметь хорошее историческое образование.

Если говорить о самой структуре «Русского Образа», мы существуем как политическая структура уже 2 года. Сердце нашего движения совершенно очевидно в Москве, где мы можем рассчитывать на сотни постоянных активистов. Нашу наиболее крупную общественную акцию, которую мы провели в ноябре 2008 года, поддержали более 1500 националистов. Это может показаться мало для такой большой страны как Россия, но гражданское общество в России очень мало политизировано и надо проводить сравнение с маршами «анти-власть», или «либералов», которые не собирали никогда более 200 или 300 человек.

Помимо этого, мы, конечно же, представлены в других регионах России, в настоящее время у нас есть десяток структурных отделов, главным образом в западной части России, а именно в Калининграде, Санкт-Петербурге и Калуге. В центре страны наши две главные структуры в Екатеринбурге и Ижевске, в Сибири - в Томске и Абакане.

Во многих городах у нас нет структур «Образа», если говорить о собственно отделениях, но есть сеть. Наконец, газета выходит раз в год, в нашу годовщину.

«Русский образ» хотел бы, прежде всего, создать группу давления, которая защищает интересы граждан России в средствах массовой информации и в структурах власти. Мы решили копировать тактику лоббирования и проникновения, которое используют различные диаспоры или «левацкие» и «либеральные» группы. Это тактика, которая хорошо работает и, к несчастью, слишком мало распространена у патриотов. Для этого мы работаем со всеми лицами, которые защищают те же ценности, что и мы, независимо от их политического ярлыка. Мы не принадлежим никакой политической партии, и не являемся продажной маркой. Например, в Государственной думе предыдущего созыва мы много работали с Николаем Курьяновичем из ЛДПР (партия Владимира Жириновского – прим. редакции «Агоравокс»), в действующей думе, мы работаем с Максимом Мищенко из «Единой России» (партия премьер-министра Владимира Путина – прим. редакции «Агоравокс»). Для нас индивид и ценности преобладают над партией, мы могли бы, например, очень хорошо сотрудничать с кем-то из членов Коммунистической партии России.

Наконец, мы используем музыку для распространения наших идей, с помощью нашей музыкальной группы «Хук справа». Группа новая и выпустила только что свой первый альбом по случаю последней годовщины «Русского образа». Она также провела серию концертов. Общество в России политически пассивно, мы пытаемся продвигать наши идеи через музыку, и это срабатывает гораздо лучше.

Политическая сцена Европы очень понятна, какая партия правая, какая левая, какая проамериканская... Что происходит в России? Кто есть кто?

Вот как можно описать ситуацию: в последние годы в России сильно развиты демонстрации оппозиции власти на местах. В частности, объединения либеральных и леворадикальных группок, которые проходят вместе во время знаменитых «маршей несогласных». Эти марши в какой-то мере беспокоят Кремль, в атмосфере цветных революций в соседних странах.

Поэтому, власть спокойно реагировала на «русский марш» в 2005 г., который был первым официальным маршем националистов в эру Путина. Этот марш имел феноменальный успех, и число маршей увеличилось в последующие годы, и они проводились в самом центре Москвы, и о них много говорили, пугая публику. Власть тогда разродилась законом, запрещающим все марши или демонстрации за исключением единственного места в Москве. С тех пор многочисленные "диссиденты" пользуются этим законом, чтобы заставить снимать перед камерами разгон демонстрации, разогнанной только потому, что законом просто запрещено её организовать в месте, где эти диссиденты намереваются её провести.

В этой связи мне кажется важным уточнить следующее: большое количество патриотов в России и в других странах думают, что было бы полезно присоединиться к протестам против власти, или, по крайней мере, копировать их кулачные методы. Они считают, что после возможной успешной оранжевой революции, у них была бы возможность принимать участие во власти в новой политической демократической ситуации в качестве националистов. Однако, если бы оппозиция интернационалистов (объединяющая левых и либералов) взяли бы власть в России, они, вполне сознавая популярность национальных идей в русском народе, ни за что не потерпели бы справедливых выборов и участия националистов в политической деятельности. Нетерпимость по отношению к национальным идеям была бы такой же в этом «либерало-левацком» союзе, что и при Ельцине, и при коммунистическом режиме. Это продублировано сделкой «оранжистов» с теми, кто их поддерживает в Европе и в Америке, поддержкой, откровенно недружественной по отношению к русским гражданам и России вообще.

Мы, члены «Образа», категорически утверждаем: патриоты, которые поддерживают нашу оппозицию с их «диссидентами» - ошибаются. Мы абсолютно не удовлетворены «толерантностью» европейцев как политической моделью и думаем, что такой режим (либеральный) в России и русским не был бы таким же мягким, как Европе, как показала недавняя история нашей страны в течение прошлого века.

Во время нашего последнего марша мы имели законное право проходить по маршруту, разрешённому и допущенному мэрией, в то время как другие марши были запрещены и подверглись санкциям со стороны властей (аресты активистов и т.д.). Любопытно, что эти запрещённые марши пытались совершить акты насилия, как марш ДПНИ по Арбату. Совершенно законно спросить себя о мотивах тех, кто послал патриотов открыто «бить рожи», в то время как они очень хорошо знают, что они (патриоты) могут мобилизовать самое большее несколько сотен людей, в то время как ОМОН был гораздо более многочисленным.

«Образ» хочет работать с действующей властью в правовых рамках, так как угрожать и использовать ультиматумы можно только, если вы располагаете десятками тысяч сторонников или крупными денежными ресурсами. У нас сейчас нет ни того, ни другого. Идти на столкновение с режимом и жаловаться на полицейское насилие не представляет никакого интереса для патриотов России, так как они не пользуются помощью СМИ ни в России, ни в западной печати, которые представляют их худшем свете.

Это было доказано в ходе последнего марша 4 ноября (видимо, имеется в виду «Русский марш 2008» - прим. ред.), когда сильные репрессии против националистических демонстрантов не вызвали какого бы ни было благоприятного резонанса, как рассчитывали организаторы. Наоборот, несколько ударов кулаком демонстрантов-либералов в Москве вызывают невероятных отклик именно в западной печати, через посреднические переходы Россия/Запад, через либеральную сферу.

Я – мультилатералист (мультилатерализм — организация международных отношений, основанных на механизмах, позволяющих каждой стране пользоваться привилегиями в отношениях со всеми партнерами – прим. ред.), если некоторые хотят организовать кулачный марш, без разрешения властей, пусть делают, но только не просят нас принимать в этом участие. Для системы единый центр всегда легче разрушить и разделить, опыт «Русского Национального Единства», «Национального фронта Франции» или «Сербской Радикальной Партии» должен служить нам уроком.

Какие - связи у «Русского образа» с европейскими движениями?

В настоящее время мы имеем очень тесные связи с различными движениями на юго-востоке Европы, в Македонии, в Сербии, в Сербской Боснии и в Румынии. Мы желали бы развить наши связи с движениями в Западной Европе и в Америке, но в настоящее время у нас нет контактов.

Следует понимать, что националистское движение в России, стало достаточно сильным совсем недавно и, кроме того, плохо структурировано в глубину. Оно появилось только в девяностые годы, можете себе это представить?

Наконец, мы также сталкиваемся с трудностями в отношениях со средствами массовой информации, как в Европе, так и в России, многие граждане не знают, что существуют такие националистские ассоциации как наша. Средства информации, во всём мире, формируют видение нового мира, и иногда дают некорректное изображение. Ошибочным является представление националистов в чёрной форме (РНЕ) оставшееся в умах, этого уже давно нет в России! Этого типа движения больше нет, люди не остались теми же!

Мы хотим сказать нашим европейским коллегам, что главным образом мы желаем сотрудничать с ними в области обмена информацией, мнений и знаний, а также в организации общей деятельности. Наконец, мы хотим организовать конференцию европейских националистов в Москве, но эта идея сейчас находится на мёртвой точке, так как у нас ещё нет хороших налаженных контактов с руководителями серьёзных европейских организаций.

Конечно, мы хотели бы больше контактов с Францией, Германией и Италией. Во Франции практический опыт Жана-Мари Ле Пэна в избирательной борьбе (сочетание направления создания националистической партии и должности члена Европейского Парламента) для нас интересен, так же, как практический опыт итальянцев, которые делают большие успехи по взятию власти и управлению. Но к несчастью, у нас нет никакого прямого контакта с итальянцами, хотя мы бы этого очень хотели.

Вопрос по поводу «Израильско-палестинского» конфликта?

«Образ» организовал две демонстрации перед консульствами обеих сторон конфликта, призывая их усилить свою военную деятельность. На самом деле, мы думаем, что мы не должны принимать одну или другую сторону. Как русские националисты, мы, прежде всего, заботимся о России и русских. Нас, русских, этот конфликт не беспокоит, напротив, чем больше он будет длиться, тем выгодней это будет нам, например, чтобы развивать продажу вооружения воюющим. Мы точно так же думаем и о любом другом подобном конфликте, в который не замешана Россия, например, конфликт между хуту и тутси (конфликт в Руанде в 1994 году, в результате которого за 4 месяца убито 800 тыс. человек - прим. перев.).

Ещё раз, для нас главные проблемы - те, которые касаются Россию.

Во Франции этот конфликт вызвал много вопросов и создал значительную напряжённость во всех сферах политики, в том числе у патриотов.

Я думаю, что это - характеристика националистов всего мира, которые более жёстки по сравнению с левыми, которые ищут, прежде всего, терпимость и компромисс. Для большого числа выходцев из этого региона Франция гораздо сильнее вовлечена в этот конфликт, чем Россия. Для нас в России, это - только маленький местный конфликт и у нас «уже» есть такие же наши конфликты. У нас уже есть наши религиозные проблемы в России. Следовательно, нас это касается не больше, чем такие же конфликты в других близких регионах востока.

На каком уровне «Образ» интересуется тем, что происходит в Европе? Есть идея, что русские, в общем, интересуются, прежде всего, тем, что происходит у них самих, и в меньшей степени событиями, например, во Франции или в Европе...

Это представление является верным на первый взгляд, так как французский - европейский язык, на котором теперь говорят немногие в России, меньше, чем на немецком или английском. Немногие люди его знают. В Сербии, например, контакты гораздо более длительные по легко понятным историческим причинам. Напротив, мы имеем очень устоявшиеся контакты с поляками - через футбол и субкультуру, следовательно, у нас постоянные контакты с ними и мы действительно знаем то, что происходит в Польше. Сложнее с Европой, информацию о которой люди черпают только из многотиражных российских печатных изданий. Патриоты, в общем, удовлетворены результатом выборов в Европе - хорошими счётом «националистических» партий в Болгарии, в Австрии или в Швейцарии. Плакат с белым бараном, который охотится на серого барана, был очень популярен в России. Что касается Франции, «Образ» опубликовал две статьи: первая - об афро-арабских антибелых погромах в 2005 г. и, спрашивающая: почему коренные французы больше не защищаются, и другая - об ОАС (OAS — Organisation de l'armйe secrиte - Секретная армейская организация - ультраправая националистическая террористическая организация, существовавшая во Франции во время Алжирской войны (1954—1962). Организация использовала партизанские методы для того, чтобы помешать Алжиру стать независимым. У организации был свой девиз — «Алжир принадлежит Франции — так будет и впредь» (L’Algerie est fransaise et le restera) - прим. перев.).

В целом, мы открыты миру, например беспорядки в 2005 г. в Австралии против ливанцев, которые мешали австралийкам загорать топлесс (для интересующихся http://www.rg.ru/2005/12/13/avstralia-besporyadki.html - прим. перев.). Я слышал, что во Франции разгорелись дебаты о целесообразности применения силы таким сильным человеком (премьер-министр Джон Говард), в то время как в Австралии, напротив, его обвиняли в принятии законов, ограничивающих продажу оружия в стране, в стране, у которой есть такие же большие традиции, как в Америке.

Русские националисты чрезвычайно интересуются европейскими ассоциациями, это - факт. Например, серьёзные контакты были установлены с немцами из НДПГ (NPD – национал- демократическая партия Германии - прим. перев.). Вплоть до того, что на сайте НДПГ есть русская страница. Думаю, это благодаря тому, что много русскоязычных немцев, тех, кто уехал в конце 80-90-х из России и из Северного Казахстана в Германию, вступили в НДПГ. Там есть целый русский отдел. Из-за этого происходит активизация отношений с этой немецкой организацией.

Недавно мы представляли книги историка Дмитрия Тараторина об истории национализма в России. К несчастью, у этой презентации в Санкт-Петербурге не было того успеха, на который мы рассчитывали, так как многие русские националисты присоединились к маршу националистов в Швеции, в городке Салем. Таким образом, контакты есть, но не очень публичные, что действительно позволяет думать, что между русскими и европейцами нет общения.

Где для тебя, как русского националиста проходит «восточная» граница Европейского союза?

Я знаю, какой ответ есть у националистов в ЕС, как в Сербии, например, где вопрос ЕС очень тонкий и общество сильно разделено по этому поводу. В России по поводу ЕС определились лишь в небольшой степени. У русских националистов нет в целом чёткого мнения, за исключением только: «ЕС заполнен иммигрантами», что впрочем, не совсем не соответствует действительности.

Я думаю, что Россия могла бы вступить в ЕС, но при условии, что либеральные силы были бы предварительно зафиксированы, и если бы Россия окончательно повернулась и стала бы мягким либеральным обществом чем-то сугубо западным, как в настоящее время стала Польша. В этот момент Россия была бы совершенно готова к тому, чтобы интегрироваться в Европейский союз. Но всё это виртуально, так как нынешняя Россия, с её архаичной реальностью и властью с императорскими амбициями не может быть абсолютно интегрирована в ЕС. Если Российское государство вступило бы в ЕС, это дало бы такой же результат, как объединение Северной и Южной Корей. Это было бы ужасным шоком для ЕС, которая должна была бы интегрировать 140 миллионов граждан с их конфликтами, с их различной экономикой, и т.д. и т.д.

ЕС изменяет политику стран, и создаёт проблемы путём навязывания стране нежелательных нормативных актов. Например, в Болгарии, которая была крупным производителем яблок, нормативы ЕС остановили всё производство, и яблоки в настоящее время импортируются в Болгарию из Ирана, и всё это сделано для того, чтобы защитить такие страны, как Франция, Испания или Италия и их монополию внутри Европы. Когда ЕС начал бить по трудящимся, партии протеста стали развиваться, в первую очередь, такие как националистическая партия «Атака» (болгарская националистическая партия - прим. перев.), которая поднялась на волне евроскептицизма и протестов против вхождения Болгарии в НАТО. Люди в Болгарии не понимают, почему всё происходило в одно и то же время.

Сегодня, во время мирового кризиса, либеральные теории нам говорят, что мы не идём довольно быстро и что надо больше глобализации и нужно быстрей идти к мировому правительству. В этом сценарии это означало бы, что некоторые нашли бы возможность продолжать руководить эффективно. В этом негативном сценарии, конечно, Россия могла бы интегрироваться с любой новой группой, но в любом случае ЕС не переварило бы Россию. Тогда была бы нужна или двухуровневая система, может быть, с чем-то вроде внутреннего апартеида в ЕС (Шенгенское соглашение не распространяется на Россию), или, например, «евро» только для России. В этом случае это возможно. Надо действительно осознать, что русский административный аппарат «быстр» только на коррупцию, и это без сомнения не доставило бы радости ЕС интегрировать систему такой сложности.

Наконец, есть навязчивая либеральная идея прав человека. Плохо представляю, как ЕС смог бы сопротивляться волне организованных преступных банд из бывшего СССР, поддерживая свои «гуманистические» догмы. Столкнувшись с проблемами, которые создаст эта ситуация включения России, ЕС не знал бы, что делать. Вот почему русские не боятся ЕС, потому что, если бы он интегрировал нас, мы бы разрушили его изнутри.

Во Франции говорят, что Украина может развалиться на две части...

И это было бы прекрасно! Что такое Украина? Украинцы - славяне австро-венгерской империи, и сегодня язык и обычаи этой этнической группы, которая представлена на четверти территории, пытаются навязывать остальным. Это сталкивается с протестами на юго-востоке страны, который долгое время был интернациональной территорией. Но не надо забывать, что были также греческие колонии вдоль Чёрного моря в древности, а в средневековый период колонии генуэзцев и венецианцев. И было там особенно много кочевников. Украинская степь была долго занята разными кочевыми народами. Когда русские войска заняли эту территорию, была русская колонизация. Сегодня хотят навязать «украинца» населению, которое находятся на Украине. Естественно, это вызывает отторжение. Я часто бываю на Украине, я был в Киеве, например в прошлом году. Что я могу сказать? Там говорят на русском лучше, чем в Москве, как и в большинстве больших крымских городов. Я не думаю, что идея развала Украины на две части уже принята в Европе. По-видимому, западная часть Украины присоединится к ЕС, как Польша (подобные требования уже есть) и что другая (восточная) часть станет кое-чем вроде «Русской Украины».

Вот вопрос, захотели бы мы присоединить тогда в случае необходимости эту «Русскую Украину» в Российскую Федерацию? Разумеется, нет, более логичным было бы пожелать, чтобы это новое вероятное государство начало свою историю с нуля, самостоятельно и суверенно.

Почему? Возьмём, к примеру, Сербию, которая тянет за собой багаж трёх различных «югославий»: королевскую, коммунистическую и современную. От них она унаследовала структуру и номенклатуру. И даже, когда была только Сербия и Черногория, было ещё два организационных уровня, федеральный и уровень каждой республики. Противоположный пример в Хорватии, где государство было напрямую создано с нуля, там было намного легче определить идентичность и национальность. Другой наглядный пример, Америка, колонисты там создали государство с нуля, с большими «новыми» свободами, такими как вторая поправка, позволяющее свободно высказываться или возможность владения и хранения огнестрельного оружия. Эта конституция, наиболее свободная в мире, так как она даёт очень большие права и очень большие свободы гражданам.

Франция, напротив, как вся Европа, тащит за собой негативный багаж. Франция - первое государство, которое отказалось от традиционных ценностей в пользу абсолютной власти человека, затем в пользу химер универсализма и уравниловки, всё это громоздилось, и отсутствие личной свободы, в результате привело к её упадку, как и многие страны Европы. Мы в России также притащили наш ущербный исторический багаж, речь идёт об СССР и его республиках, и здесь и там мы не можем надеяться ни на глубокие изменения, ни освобождение без втягивания в кровавые конфликты.

Вот почему перспектива создания государства «Русская Украина», была бы интересна как пример самосоздания нового государства без наносящего вред исторического багажа. Вот каким был бы, по моему мнению, единственный смысл создавать новое государство Русская Украина, начиная с нуля и внутри которого «колонисты» могли бы установить новый и справедливый порядок. Но это сейчас только мечты, новая украинская элита не нуждается в Москве.

Мы русские националисты, внимательно смотрим на другие общества, например, Белоруссия (которая для нас является моделью нового государства с интересным способом национального функционирования) или Приднестровье. Есть также Эстония, восток которой, населён преимущественно русскими и которая имеет крайне либеральные законы о покупке и хранении оружия. В России очень строгие требование по этому поводу. Некоторые группы в России открыто выступают против, утверждая, что легализация оружия может привести к анархии и что люди перестреляли бы друг друга. Но пример Эстонии, где много русских и эстонцев, живущих вместе в очень компактных зонах, которые владеют оружием, доказывает, что это не так. Количество преступлений в Эстонии с применением огнестрельного оружия одинаково среди русских и эстонцев, и криминальная статистика не лжёт.

Во Франции националисты долго смотрели на СССР как на империю абсолютного зла, каково твоё мнение по этому поводу?

Когда существовал СССР, мир был биполярным, и французские коммунисты искали поддержку в СССР. Это была реальная опасность для французской власти, которая видела, как требования трудящихся становятся всё более радикальным и получают «практическую» поддержку Москвы. Власть, следовательно, не могла игнорировать требования этих трудящихся, требования, которыми тайно руководили в Москве. Когда СССР исчез, либеральный проект мог развиваться без каких бы то ни было ограничений, не встречая никаких препятствий. Я был во Франции в 1997 году, и уже тогда было много иммигрантов, в восьмидесятые положение не было так катастрофично. Вот последствие либерализма.

В СССР его главная проблема была в том, что он нёс в себе ростки своего провала, не желая отделиться от чистой «марксистско-коммунистической» системы. СССР не смог выйти за присущие ему коммунистические «рамки», Сталин не смог этого сделать и, следовательно, после него не смог никто другой. Если бы это произошло, может быть, всё было бы по-другому. СССР не мог изменяться и, следовательно, его крушение началось после смерти Сталина, это было понято на западе, но это происходило медленно, не за 2 или 10, а за 40 лет. Этот крах был так же неизбежен, как была неизбежна победа СССР во время второго мирового конфликта.

Коммунизм и либерализм две стороны одной и той же монеты. Не было никакой альтернативы, но обе системы могли привести только к одному и тому же результату.

Для «Образа» Россия - это Европа или Евразия?

Мы согласны с фразой де Голля о большой Европе от Дублина до Владивостока! Прежде всего, что такое евразийство? Откуда оно появилось?

Есть теория, разработанная белыми офицерами в эмиграции после Гражданской войны и во многих отношениях построенная на антиевропейской и антизападной озлобленности, так как теоретики евразийства (которые все являются белыми русскими) чувствуют себя брошенными (оправданно) в части отождествления их с европейцами. Следовательно, теория евразийства родилась в сердцах белых русских офицеров, униженных Европой, и эта теория была основана на необходимости России развивать свою собственную цивилизацию и идти своим собственным путём.

Евразийство, которое, возродилось сегодня в России, главным образом в работах Александра Дугина и движения «Евразиец», предполагает не только то, что Россия разовьётся согласно своему собственному историческому пути, но она также предполагает форму единства с «азиатскими» народами, именно внутри России против Запада (Америка и Европа). Как русский националист, я отказываюсь от того, чтобы «смешиваться» с таджиками или китайцами против европейцев. Сегодня мы видим концентрированное евразийство в на улицах Москвы! Для нас азиатская иммиграция в Москве или в России может в будущем представить серьёзную угрозу, и не иммиграция европейцев - наоборот. Мы думаем, что у русского народа есть больше общих точек с европейцами, чем с азиатами. Поэтому мы защищаем идею большой Европы, от Дублина до Владивостока.

Позиция «Образа» по отношению к Америке?

Представление об Америке в России вытекает из советской культуры: «А, Америка это - империя на другой стороне океана, это - империя зла», - и т.д., и т.д.

Но русские, которые так говорят, никогда не задумывались о гражданах Америки, которые, например, не согласны со своим собственным правительством. Например, о тысячах американцев европейского происхождения, которые были против бомбардировок Сербии. Мы в «Образе» выступаем за то, чтобы отличать народ от правительств. Это не значит, что-то в Америке нет принципиально неправильных вещей, мы уже говорили о свободе выражения мнений, но и посмотрите на такие объединения граждан как НСА (NRA – Национальная стрелковая Ассоциация США - прим. перев.), которая включает в себя сотни тысяч людей! Подобного нет ни в Европе, ни в России! У нас нет таких достаточно сильных лобби, чтобы защищать наши интересы, так как наши законы не позволяют этого, и в этом смысле мы менее свободны с некоторой точки зрения, чем в Америке.

Если говорим об Америке как государстве, то не надо забывать, что Америка была создана европейскими религиозными колонистами, которые не «могли» больше жить в Европе. Они пересекли океаны, изменили природу и туземцев, и создали мир, начиная с нуля. Этот дух всё ещё существует в Америке и сегодня. И потом, давайте быть объективными, учитывая количество оружия на душу населения, было бы очень трудно сегодня принудить народ этой страны к чему-либо, очень трудно установить тоталитарный режим, например! Вы верите, что погромы, типа погромов во Франции в 2005 году, возможны в Америке? Нет, у американцев есть много средств урегулировать проблему даже без полиции. И мы думаем в «Образе», что законы, ограничивающие право ношения оружия - прежде всего законы антигражданские, мешающие нам защищаться. В России полиция это - произвол, в Европе это - государство, а в Америке шериф является представителем граждан своей округи, это - абсолютно другая концепция.

Для нас в «Образе», страна, где граждане имеют право быть вооружёнными и право обороняться, не может считаться полностью плохой.

Кроме того, те, кто знает американцев, знает и их склонность к насилию, и в этом они намного ближе к славянам, к сербам, например, чем к западным европейцам. Наконец, я хотел бы добавить, что в Америке в самое ближайшее время без сомнения начнётся противостояние, вызванное широким внутренним конфликтом, оппозиционным мафиозным и этническим бандам, и вероятно, что федералы всё более и более будут терять контроль над всё более и более широкими частями территории. Кроме того, рождаемость европейцев в Америке не снижается в отличие от Европы и России, Америка, следовательно, остаётся «открытой» для наблюдения лабораторией.

Кто такие нацболы?

«Нацболы» - это члены организации, которая называется НБП (Национал-большевистская партия – прим. ред.). Их глава, Эдуард Лимонов, несмотря на свои 65 лет, остаётся довольно молодым в душе. Это тот, кто сделал большую «политическую» карьеру в России, он даже принял участие в войнах (на стороне Аркана в Сербии, например) и стал действительно известным в России, когда он выступил соучредителем НБП вместе с Александром Дугиным. НБП была оппозиционной партией при Ельцине, но с выборами Путина, Александр Дугин увидел возможность активно принимать участие в мейнстриме русской политической деятельности и смысл перестать быть маргинальным. Он, следовательно, стал «правоверным», а Лимонов продолжил (и продолжает) стремиться разваливать режим.

НБП всегда была и есть, прежде всего, организация протеста, но политическая организация «не может» жить в пустоте и единственно ради протеста. Это не режим помешал НБП законно существовать на политической сцене. Лимонов находился в конфликте даже с Коммунистической партией России за использования коммунистических символов. Нацболы, прежде всего, бунтари и не националисты, строго говоря, они используют красное знамя, крест и серп. Их риторика также не является национальной.

Можно ли говорить о «красном национализме»?

В некотором роде да! Их идеология очень разнообразна и очень гибка. В некоторых случаях они очень близки к коммунистам, в других скорее к правоверным и близким к власти, и, например, в другом месте (Смоленск) они, прежде всего антифашисты. В числе «либералов» Лимонов - фашист твёрдый и чистый! Фактически многие националисты скорее расположены к политическому союзу с Лимоновым, если бы тот не описал в своей газете свои гомосексуальные «танцульки» с чёрными Гарлема! Это многих националистов в России настроило против него, но когда он здесь отсидел в течение двух лет в тюрьме за «попытку государственного переворота», у заключённых, которые, в общем, не ласковы с гомосексуалистами в России, не было с ним никаких проблем, я это знаю, так как мы одно время общались. Следовательно, очень возможно, что эта страница была написана в период его богемной жизни, или даже, что это было полной выдумкой, кто знает?

После этого тюремного периода Лимонов стал более радикальным в отношении режима и начал искать возможность активно участвовать в политической деятельности. Отсутствие финансовых средств, поддержки СМИ вынудило его сторонников к уличным беспорядкам, которые присоединяются к «маршам несогласных», главной группе оппозиции режиму Кремля, объединяющей либералов и левых. Лимонов действительно думает, что в случае свержения режима он с его партией сможет принять участие в свободных выборах. Я со своей стороны в это абсолютно не верю. Я не верю в какие-либо выборы, где националисты имели бы свободное право высказываться. Если бы реальные «свободные» выборы имели бы место, их выиграл бы Михаил Ходорковский, просто потому, что он покрыл бы все стены гигантскими плакатами, монополизировал телевидение и радио, и таким образом победил. И даже, если бы люди не голосовали за него, «либералы» и другие сторонники подделали бы бланки для того, чтобы приписывать победу тому, кого они хотят. Вот на что походили бы свободные выборы после оранжевой революции.

Вот почему Лимонов объединился с либералами, с которыми он до этого боролся, потому что наш политический строй тянет за собой наследство советизма со всеми своими тяготами и не способен предлагать пути развития достаточному количеству партий, таких как НБП. Вот почему Лимонов и «либералы» объединяются, потому что они думают, что, объединившись, у них больше шансов победить.

Можешь ли ты как русский националист сказать, какая проблема тебе кажется первостепенной?

Главной проблемой, в России, как и в других странах, является сокращение населения и сокращение капитала основ здоровья населения. То есть количественное уменьшение этого населения, а также снижение его жизнеспособности и ухудшения качества жизни. Эта проблема существует в России, но она также есть и во Франции, достаточно только посмотреть на вашу футбольную команду, чтобы в этом убедиться.

Если говорить о проблеме сил и о власти в России, можно представить три внушающих доверие варианта контроля в нашей стране: первая возможность - захват власти националистами, вторая - взятие власти какой-то «либерально-оранжевой» коалицией, и, наконец, последняя - переход нашей страны в среднесрочной перспективе под знамёна ислама: либо после проигранной гражданской войны, либо из-за желания либерального режима окончательно разрушить русский суверенитет, благоприятствуя захвату власти меньшинствами (мусульманами).

По моему мнению, вот где проходит реальная борьба за власть в России, между молодыми националистами и молодыми группами «антифа», которые бессознательно работают на либералов. Это является ключевым для понимания, наш враг скорее агент левых, чем азиат-мусульманин из Центральной Азии, численность которых легко контролируется сильным и свободным государством.

Ключевым сегодня является борьба за власть, и эта борьба идёт не в Кремле, так как мы говорим о другом поколении. Люди в возрасте 20 лет не ходят с людьми в возрасте 50 лет. Посмотрите на параллель с Францией, в которой в 1968 году леворадикальные студенты сопротивлялись власти. Что мы видим сегодня? Что в настоящее время у власти все эти бывшие «левые экстремисты» в составе либеральных антинациональных коалиций. Недавно я прочитал книгу Алексея Цветкова, этого бывшего левого анархиста, описывавшего, как он встретил в Москве «зелёных» из европейского парламента и сумел «войти» в систему и дистиллировать её идеи. Освистанный, между прочим, своими сторонниками. Та же проблема касается многих националистов, патриоты России сегодня отказываются открыто входить в систему и ещё, через 20 лет, будут освистывать власть, вместо того, чтобы стать её частью и оказывать влияние на неё.

«Гошисты 1968-го», сформировавшись в немецкой франкфуртской политической школе (Маркузе) (Герберт Маркузе, немецкий и американский философ, представитель «Франкфуртской школы», выступал за «Великий отказ», иррациональное и тотальное неприятие Системы и её ценностей - прим. перев.), сумели интегрировать систему и перестроить её согласно своим взглядам и идеям. Они преуспели в изменении политического лица Европы на ближайшие100 лет. Естественно, у вас есть всегда вечные «пуристы» (сторонники чистоты взглядов – прим. перев.), которые вам скажут: «вы отказались, вы предали, вы сотрудничали с системой», но фактически это абсолютно неверно, это поколение революционеров нам показало, что можно, так сказать, осуществить свои мечты, даже если существует очевидная разница между мечтами и реальностью.

Мы можем сказать, что в России сегодня такое же положение, что и в 1968 году в Европе. Тот, кто «входит» в систему, имеет в шанс её изменить и оказать влияние на развитие нашей страны. Если не мы займём место сегодня, это сделают «другие» и если они возьмут власть, они изменят Россию таким образом, который нас не удовлетворит. Следовательно, мы должны, как революционеры в 1968 году, становиться политическим классом, который оказывает влияние на развитие страны. Это означает, просто говоря, шаг за шагом получать рычаги власти

Многие националисты в России не знают, как «оказывать влияние» на власть, многие ожидают революции, что-то вроде 1917-бис, но они самообольщаются. Большевики, например, не ждали революции, они её начали и её выиграли. Более того, они отдали свои жизни, чтобы достичь цели. Большевиков в начале было 100000 и они противостояли политическим партиям с намного большим числом членов, но они были более мотивированны. В то же время перед ними не было такой партии как «Единая Россия», полной бизнесменов и служащих, но имеющей мало «боевиков» в конечном счёте. Большевики сделали всё, они создали вторую армию, они изменили свой образ жизни, свой стиль жизни. Чтобы достичь своей цели, они пошли в тюрьму, они создали параллельное общество. Нет сегодня в России никакой партии, никакого движения с такими ресурсами. Кто делал бы революцию, если бы это произошло завтра?

Сегодня для националиста имеет смысл два способа сражаться: либо внедрять революционную структуру и руководить ею до конца, либо интегрироваться в существующую структуру и изменять её изнутри.

Спасибо, Илья, за ответы на мои вопросы, я хотел бы уточнить, что сайт «Образа» теперь включает презентацию на французском языке http://www.rus-obraz.net/fr/

Оригинальный текст интервью на русском языке http://www.rus-obraz.net/we/6 - прим. ред.

Обсуждение на форуме

статью прочитали: 17699 человек

   
теги: Россия, Западная Европа, Франция, Интервью, Публицистика, Национализм  
   
Комментарии 

Сегодня статей опубликовано не было.


Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"