быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 27.09.20 19:29
скаут: Игорь Львович; переводчик Игорь Львович;
   
 

Аналитический обзор по России, 14-21 сентября 2020 г.

 


Основные события этой недели :

  • Как  утверждает Самуэль Чарап, старший политолог корпорации RAND - между западными  концепциями  сдерживания (deterrence)  и российской концепцией сдерживания (sderzhivanie), существуют   значительные   нестыковки, особенно когда последняя носит стратегический характер. Стратегическое sderzhivanie,  в своих многопрофильных, сквозных усилиях по формированию стратегической среды, обслуживающей цели  России,  с использованием ряда инструментов как мягкой, так и жесткой силы государственного управления в мирное время и во время конфликтов,  концептуально  “охватывает”  несколько западных концепций. По мнению автора, объединение этих разрозненных моделей  поведения под одним  термином, подразумевающим оборонительную позицию, может вызвать неправильное восприятие [усилий Запада]  в Кремле и привести к дестабилизирующему поведению  [Москвы] .

  • В условиях нарастания военной напряженности между великими державами в Восточной Азии, Центральной Европе и на Ближнем Востоке, президент России Владимир Путин и другие предложили провести саммит пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН - Китая, Франции, России,  Великобритании и США. , (также известных как P5)  чтобы  найти путь  для  продвижения вперед. Пол Сондерс, старший научный сотрудник Центра национальных интересов по внешней политике США, утверждает, что, хотя снижение напряженности и недопущение прямого вооруженного конфликта, безусловно, желательны, саммит P5 вряд ли предложит действенные решения. На самом деле, как пишет Сондерс, предложенный Путиным проект может быть успешным только в том случае, если Соединенные Штаты будут возглавлять и  вести  его.

  • Российско-германские отношения ухудшаются вот уже почти десять лет, пишет Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги. Нереально думать, что они могут быть восстановлены в партнерстве в обозримом будущем, но все же есть шанс не дать отношениям превратиться в враждебные . Для этого, утверждает Тренин, России необходимо снизить публичную риторику, провести тщательное расследование того, что именно произошло с оппозиционным политиком Алексеем Навальным на российской земле, и выработать подробную и аргументированную позицию, прежде чем обсуждать этот вопрос в Организации по запрещению химического оружия.

  • По мнению Саймона Сараджяна, директора-основателя Russia Matters, для создания  блока  России и Китая с целью уравновесить угрозу со стороны США необходимо выполнение двух условий . Во-первых, должна быть поставлена  под  сомнение  способность России в одиночку сдерживать США/НАТО, а ее отношения с Западом должны оставаться такими же плохими, как сегодня, или стать еще более враждебными. Во-вторых,  должна быть поставлена ​​под сомнение  способность Китая в одиночку сдерживать США/НАТО, а его отношения с Западом должны стать враждебными.

  • Увеличение доли женщин в российских вооруженных силах может помочь Москве не только удовлетворить потребности в укомплектовании армии  кадрами и перейти к профессионализации, но и обеспечить множество других преимуществ, пишет Мэри Чеснут, аналитик программы исследований России в CNA Corporation. Однако значительные препятствия  -  отсутствие давления со стороны гражданского общества, связанные с увеличением доли женщин  инфраструктурные затраты на гендерную интеграцию, насилие и сексуальные посягательства, а также распространенные взгляды на гендерные аспекты как среди высшего руководства, так и среди общественности  предполагают, что статус-кво сохранится.   

  • Если полномасштабные репрессии со стороны президента Александра Лукашенко в Беларуси приведут к беспорядкам, у его российского коллеги Владимира Путина не останется иного выбора, кроме как отправить  туда  свой «резерв»,  утверждает редакция Financial Times. Если этого не сделать, пишут они, он будет выглядеть слабаком  в  собственном  дворе; Однако это вызовет новое опасное противостояние с Западом и новые санкции. Сабина Фишер и Астрид Сам из немецкой SWP, тем временем, утверждают, что конституционная реформа может предложить решение в Беларуси.. Но это должно сопровождаться мерами и гарантиями укрепления доверия, пишут они, добавляя, что Москва потенциально может увидеть выгоду в таком сценарии: поддержка Кремлем Лукашенко рискует вызвать антироссийские настроения в традиционно пророссийском обществе Беларуси.

  1. Приоритеты Соединенных Штатов и России в двусторонней повестке дня

Ядерная безопасность:

  • Никаких существенных изменений

Ядерная и ракетная программы Северной Кореи:

  • Никаких существенных изменений

Иран и его ядерная программа:

«Есть более разумный способ быть жестким в отношении Ирана» , - Джо Байден, 13.09.20. Автор, который сейчас является кандидатом от демократов на пост президента США, пишет:

  • «Суть в том, что Иран сегодня ближе к ядерной бомбе, чем когда Дональд Трамп вступил в должность. И у Трампа нет на это ответа. Пять лет назад даже Россия и Китай вместе с нашими европейскими союзниками поддерживали американский подход к ядерной программе Ирана ».

  • «Хорошая новость в том, что остается лучший способ. Вот что я сделаю  как президент».

    • «Во-первых, я возьму на себя непоколебимое обязательство не допустить приобретения Ираном ядерного оружия».

    • «Во-вторых, я предложу Тегерану надежный путь назад к дипломатии. Если Иран вернется к строгому соблюдению ядерной сделки, Соединенные Штаты присоединятся к соглашению в качестве отправной точки для последующих переговоров».

    • «В-третьих, мы продолжим противодействовать дестабилизирующей деятельности Ирана, которая угрожает нашим друзьям и партнерам в регионе».

  • «Если Иран выберет конфронтацию, я готов защищать наши жизненно важные интересы и наши войска (так в тексте,  примечание переводчика, perevodika.ru). Но я готов пойти по пути дипломатии, если Иран предпримет шаги, чтобы показать, что он тоже готов».

Новая холодная война/бряцание оружием:

“The New Cold War Is Financial,” Tom Keatinge, Royal United Services Institute, 09.21.20.

«Новая холодная война - финансовая», Том Китинг, Королевский институт объединенных служб, 21.09.20. Автор, директор Центра исследований финансовых преступлений и безопасности (RUSI’s Center for Financial Crime and Security Studies), пишет:

  • «Возникает новый фронт. Мало того, что применение санкций усиливается, увеличивая риск для финансовых субъектов, создавая все более сложный ландшафт для бизнеса и риск того, что они могут непреднамеренно спровоцировать невидимое нарушение. Сами финансовые учреждения также подвергаются прямому воздействию. В то время как в прошлом,  финансовые игроки  могли  понести  сопутствующий  ущерб,  только  когда страны обменивались  финансовыми санкциями, сегодня они сами находятся в перекрестье  прицела, под угрозой геополитического соперничества, как  совсем недавно между Китаем и США 

  • «Война - это не только нападение; оборона не менее важна, и поэтому финансовый ландшафт меняется. Например, крупные банки Китая, которые обеспечивают растущее глобальное финансовое доминирование страны, по сообщениям, готовят планы действий в чрезвычайных обстоятельствах на случай, если американские законодатели предпримут шаги по замораживанию их доступа к рынкам долларов США и системам расчетов». 

  • «Ничто из этого не означает, что давнее  господство  США и их доминирующей валюты и связанных с ними финансовых систем изменится в мгновение ока, но для руководителей компаний и стран, экономическое выживание которых зависит от их финансовых отношений с Китаем или США, наступают  тяжелые времена. Это неизбежно  приведет к некоторым неудобным финансовым решениям и инновациям, которые будут способствовать дальнейшей балканизации глобальной финансовой системы. Выбор сторон в финансовом мире больше не будет касаться отбора инвестиционных   победителей и проигравших; речь будет идти о том, с какой стороной вступить в союз, когда назревающая холодная война превратится в финансовую".

Отношения Россия-НАТО:

  • Никаких существенных изменений

Воздействие пандемий:

  • Никаких существенных изменений

Противоракетная оборона:

  • Никаких существенных изменений

Контроль над ядерными вооружениями:

“Strategic Sderzhivanie: Understanding Contemporary Russian Approaches to ‘Deterrence’”

«Стратегическое сдерживание : понимание современных российских подходов к «сдерживанию»», Сэмюэл Чарап,Европейский центр исследований безопасности им. Джорджа К. Маршалла, 16.09.20. Автор, старший политолог из корпорации RAND, пишет:

  • «Между западными  концепциями  сдерживания (deterrence)  и российской концепцией сдерживания (sderzhivanie), существуют   значительные   нестыковки, особенно когда последняя носит стратегический характер».

  • «Стратегическое sderzhivanie,  в своих многопрофильных, сквозных усилиях по формированию стратегической среды, обслуживающей цели  России,  с использованием ряда инструментов как мягкой, так и жесткой силы государственного управления в мирное время и во время конфликтов,  концептуально  “охватывает”  несколько западных концепций».

  • «Объединение этих разрозненных моделей  поведения под одним  термином, подразумевающим оборонительную позицию, может вызвать неправильное восприятие [усилий Запада]  в Кремле и привести к дестабилизирующему поведению  [Москвы] ».

“Spinning good news on arms control,” Steven Pifer, Brookings, 09.16.20.

«Хорошие новости о контроле над вооружениями», Стивен Пайфер, Институт Брукингса, 16.09.2019. Автор, старший научный сотрудник из Института Брукингса, пишет в The Hill :

  • «У администрации Трампа мало времени до 3 ноября, чтобы подготовить новое соглашение или даже его рамки. Для этого потребовалось бы, чтобы российские официальные лица, которые читают те же опросы, что и американцы, пошли на уступки сейчас, а не хранили  их для переговоров с возможной, если не  вполне вероятной, администрацией Байдена в 2021 году. Это оставляет Трампу чистое, простое продление нового СНВ в качестве выполнимой сделки на столе - если он хочет доказать, что  для его  администрации удачные   переговоры о контроле  над вооружениями это  не  просто  пиар».

Контртерроризм:

  • Никаких существенных изменений

Конфликт в Сирии:

  • Никаких существенных изменений

Кибер-безопасности:

  • Никаких существенных изменений

Вмешательство в выборы:

“Trump Takes Election Interference Seriously,”  Robert C. O'Brien, Wall Street Journal, 09.21.20

«Трамп серьезно  относится к вмешательству в выборы», Роберт О'Брайен, Wall Street Journal, 21.09.2019. Автор, советник Белого дома по национальной безопасности, пишет:

  • «В этом месяце Microsoft выпустила отчет, в котором задокументированы усилия групп, действующих из Китая, России и Ирана, по подрыву безопасности выборов в США посредством кибератак и дезинформации. Уильям Эванина, директор Национального центра контрразведки и безопасности, выступил с аналогичным предостережением  в августе. Американцы должны быть обеспокоены тем, что в некоторых частях страны уже идет голосование».

    • «Российские акторы, по данным Microsoft, нацелили свои  высокотехнологичные  кибератаки на республиканцев и демократов, участвующих  в выборах, а также на более 200 гражданских и политических организаций. Россия продолжает собирать разведданные по определенным  объектам и сохраняет способность осуществлять операции по кибер-дезорганизации в целях достижения своих политических целей».

  • «Президент Трамп понимает вызов, брошенный всеми  этими тремя  государственными субъектами, а также другими странами,  честности наших выборов. Он поручил Совету национальной безопасности тесно сотрудничать с федеральными департаментами и агентствами, чтобы американцы могли с полной уверенностью  проголосовать в этом году».

  • «Безопасность выборов - это не вопрос партийных  пристрастий. Те, кто пытается использовать эту угрозу во внутриполитических целях, сами подрывают доверие к нашему избирательному процессу. Китай, Россия, Иран и другие противники представляют угрозу для наших выборов, и администрация Трампа стремится противостоять всем этим угрозам серьезным, профессиональным и аполитичным образом».

  • «Авраам Линкольн однажды заметил, что« бюллетень сильнее пули ». Иностранные противники, которые не могут сравниться с военной, экономической или дипломатической мощью США, понимают мудрость Линкольна. Они стремятся посеять хаос и неразбериху в нашем избирательном процессе, чтобы получить преимущество над нами. Будьте уверены, администрация Трампа не допустит, чтобы их усилия увенчались успехом ».

“What’s at Stake in This Election? The American Democratic Experiment,” Dan Coats, New York Times, 09.17.20.

«Что на кону на этих выборах? Американский демократический эксперимент», Дэн Коутс, New York Times, 17.09.20. Автор, который занимал пост директора национальной разведки с 2017 по 2019 год, пишет:

  • «Мы часто слышим, что ноябрьские выборы являются самыми значимыми в нашей жизни. Но важность выборов не только в том, какой кандидат или партия победит. Избиратели также сталкиваются с вопросом, выживет ли американский демократический эксперимент, одно из самых смелых политических нововведений в истории человечества ».

  • «Если мы не предпримем все мыслимые усилия для обеспечения честности наших выборов, победителями не станут Дональд Трамп или Джо Байден, республиканцы или демократы. Единственными победителями станут Владимир Путин, Си Цзиньпин и Али Хаменеи. Никто из сторонников здоровой демократии не может желать этого».

Экспорт энергии из СНГ:

  • Никаких существенных изменений

Российско-американские экономические связи:

  • Никаких существенных изменений

Российско-американские отношения в целом:

Evolving Global Order Makes a P5 Summit Ineffective” Paul Saunders, Russia Matters, 09.17.21.

«Эволюция глобального порядка делает саммит P5 неэффективным», Пол Сондерс, Russia Matters, 17.09.21. Автор, старший научный сотрудник Центра национальных интересов по внешней политике США, пишет:

  • «В условиях нарастания военной напряженности между великими державами в Восточной Азии, Центральной Европе и на Ближнем Востоке, президент России Владимир Путин и другие предложили провести саммит пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН - Китая, Франции, России,  Великобритании и США. , (также известных как P5)  чтобы  найти путь  для  продвижения вперед».

  • «Путин вполне может вернуться к этой теме в своем выступлении на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций [на этой неделе] ... Тем не менее, хотя снижение напряженности  и предотвращение прямого вооруженного конфликта  безусловно желательно, саммит P5 вряд ли предложит какие-либо  работоспособные  решения".

    • «Самая большая проблема заключается в том, что у P5 широко расходятся взгляды на ключевые моменты напряженности в их отношениях, которые становятся все более очевидными там, где пересекаются Запад, Китай и Россия и где сталкиваются их оспариваемые сферы влияния».

    • «Недоверие усугубляет эти разногласия и стало повседневной реальностью в отношениях Америки с двумя ее основными соперниками, Китаем и Россией».

    • «Последняя проблема - с Советом Безопасности ООН; Предлагая саммит P5, а не встречу какого-то другого собрания мировых лидеров, президент России сослался на их роль как постоянных членов Совета Безопасности и на историю ООН как института  по управлению международными конфликтами способами, предотвращающими войну и поддерживающими мир. . »

      • «Определение «крупных игроков» меняется. Страны P5 имеют свои роли в Совете Безопасности (и в путинских предложениях), потому что они были основными участниками (в той  или иной  и,  зачастую,  дискуссионной  степени) в разгроме держав оси во Второй мировой войне. Сегодняшний мир выглядит радикально иным, как среди P5, так и в общем глобальном распределении власти и богатства ».

  • «И наоборот, предложенный Путиным проект может быть успешным только в том случае, если Соединенные Штаты будут возглавлять и  вести  его. На фоне нынешних острых разногласий в стране это может  быть самым большим недостатком предложения. В конечном итоге, однако, предложение Путина о саммите P5 должно вызывать гораздо меньшее беспокойство у американцев, чем отсутствие у их собственного правительства и истеблишмента альтернативных идей для управления развивающейся глобальной системой ».

America's popularity plunge,” Washington Post Editorial Board, The Washington Post, 09.19.20

«Популярность Америки резко снизилась», - редакционная коллегия Washington Post, The Washington Post, 19.09.20. Авторы пишут:

  • «Опрос, проведенный этим летом беспартийным исследовательским центром Pew Research Center в 13 ведущих демократических странах, дал результаты, которые должны отрезвить как республиканцев, так и демократов. Они демонстрируют что благоприятное мнение о Соединенных Штатах в Великобритании, Франции, Канаде, Японии, Австралии, Нидерландах и Швеции достигло рекордных минимумов (за 20 лет опросов  Pew). Только в одной из опрошенных стран, Южной Корее, к Соединенным Штатам  положительно относятся более 50 процентов опрошенных; средний же  рейтинг составил 34 процента. Для сравнения: в 2016 году рейтинги одобрения США в тех же странах варьировались от 57 до 72 процентов».

  • «Рейтинги Трампа [16 процентов] не только намного ниже, чем у президента Барака Обамы, которому в 2016 году доверяли от 68 до 93 процентов опрошенных; поразительно  ещё  и то, что он вызывает меньше доверия в ведущих демократических странах, чем Владимир Путин из России и Си Цзиньпин из Китая, которые получили положительную оценку 23% и 19% соответственно».

  • «Глобальные рейтинги могут быть непостоянными. После вторжения в Ирак в 2003 году положительный  рейтинг   Соединенных  Штатов,  в нескольких европейских странах,   упал  до  самой нижней отметки, а затем,  после избрания Обамы,  резко вырос. И все же, при всем  при  том   что если демократ Джо Байден победит г-на Трампа , то   с уверенностью можно  ожидать улучшения, г-ну Байдену не хватает звездной силы г-на Обамы. Престиж США, вероятно, останется  на  низком уровне, даже если Трамп покинет свой пост; а  если он этого не сделает, то  последствия будут ещё  более  серьезными».

II. Внутренняя политика России

Внутренняя политика, экономика и энергетика:

“The Russian opposition wins at the polls—while their leader recovers from poisoning,” Vladimir Kara-Murza, The Washington Post, 09.18.20.

«Российская оппозиция побеждает на выборах, а ее лидер выздоравливает после отравления», - Владимир Кара-Мурза, The Washington Post, 18.09.20. Автор, российский демократический активист, политик, писатель и кинорежиссер, пишет:

  • «Покушение на [Алексея] Навального не остановило его движение. В прошлое воскресенье [13 сен.] по  всей  России  проводились  выборы в  местные  органы власти  и  двое из его ведущих сторонников в Томске были без труда избраны в городской совет, победив сторонников режима. В целом партия Владимира Путина «Единая Россия» потеряла в законодательном собрании Томской области  21 из 32 мест, вместе со своим давним большинством ».

  • «В соседнем Новосибирске - третьем по величине городе России - сторонники Навального заняли достаточно мест в совете, чтобы сформировать собственную фракцию, что также снизило  долю  «Единой России»  ниже 50-процентной отметки. Кандидаты от коалиции Навального обогнали и «Единую Россию», и коммунистов, главную (и послушную) официальную оппозиционную партию России».

  • «В других местах страны десятки противников Кремля одержали другие локальные победы. В число победителей вошли члены либеральной партии «Яблоко» и движения «Объединенные демократы», которых поддерживает находящийся в изгнании критик Путина Михаил Ходорковский».

  • «В конце концов, никакое мошенничество не сможет остановить волну».

  • «Если россияне не смогут добиться перемен через урну для голосования, они найдут другой способ. Продолжающиеся протесты в Беларуси привели к предсказаниям аналогичного всплеска общественного мнения в России в 2024 году. Если Кремль продолжит свою нынешнюю  политику, это может произойти гораздо раньше».

“Navalny and the Limits of Putin's Ad Hoc Rule,” Maxim Kashulinsky, The Moscow Times, 09.16.20.

«Навальный и  временные  пределы  правления Путина», Максим Кашулинский, The Moscow Times, 16.09.20. Автор, издатель Reminder Media и бывший главный редактор Forbes Russia and Republic, пишет:

  • «Пилот [самолета, на борту которого находился Алексей Навальный, когда он заболел], не участвовавший в спецоперации, сделал то, что сделал бы в такой ситуации любой порядочный человек: посадил самолет в ближайшем аэропорту и вызвал скорую помощь. Тамошние врачи, также не имевшие связи с спецслужбами, вводили Навальному лекарство, которое, как позже предположила немецкая клиника Шарите, спасло жизнь политика».

  • «Похоже, спецоперация возобновилась, как только Навального перевели из самолета в российский госпиталь. Если бы немецкие и французские лидеры не оказали давление на Кремль, судьбу Навального решили бы врачи, запуганные агентами разведки и привидениями в штатском, внезапно появившимися в коридорах больницы».

  • «Как известно, через пару дней Навальный был эвакуирован в Европу, совсем недавно пришел в сознание и начал дышать самостоятельно, без помощи аппарата искусственной вентиляции легких. Я искренне надеюсь, что он полностью выздоровеет».

  • «Я воспринимаю весь этот инцидент как напоминание о том, насколько лучше была бы жизнь в России, если бы для проведения специальных операций   были задействованы  не все уровни вертикали власти Путина, а  только антитеррористическое подразделение, достаточно большое, чтобы справиться с любой, действительно существующей, угрозой для безопасности страны  - и это в рамках радикально  сокращенных  спецслужб».

Оборона и авиакосмическая промышленность:

“Women in the Russian Military,” Mary Chesnut, Center for Strategic and International Studies, 09.18.20.

«Женщины в российской армии», Мэри Чеснат, Центр стратегических и международных исследований, 18.09.20. Автор, исследователь-аналитик Программы исследований России CNA Corporation, пишет:

  • «От  женского батальона смерти под командованием Марии Бочкаревой во время русской революции до  сражавшихся  во Второй мировой войне  женщин-летчиц  588-го  полка ночных бомбардировщиков, которых нацисты называли  «Ночными ведьмами», - истории  женщин, защищающих Родину, хорошо известны. среди россиян. Тем не менее, в армии современной России, несмотря на её  расширенную структуру  и  численность, приближающуюся к одному миллиону военнослужащих,  служит довольно небольшое количество женщин. Почему  так?"

  • «В мае 2020 года министр обороны [Сергей] Шойгу заявил, что в Вооруженных силах России числилось около 41 000 женщин, что, по официальным данным, составляет примерно 4,26 процента от общей численности военнослужащих. Хотя это небольшое сокращение по сравнению с итогами 2018 года (44 500), общая численность женщин-военнослужащих -  от 35 000 до 45 000 была довольно стабильной  для России за последние 10 лет. Однако по сравнению с 2000-ми годами (около 10 процентов в) этот показатель снизился более чем вдвое. Сегодняшняя российская пропорция  значительно отстает от таковой  в большинстве западных стран; для справки, женщины составляют 16,5 процента военнослужащих вооруженных сил США. Считается, что этот показатель для Китая составляет около 9 процентов».

  • «Сегодня, из-за общественного восприятия женщин, которое пронизывает самые высокие уровни [] Министерства обороны, роль женщин в российских вооруженных силах остается ограниченной и гендерно-дифференцированной. Этот менталитет, который подчеркивает важность репродукции и материнства и не рассматривает женщин как особо подходящих для выполнения чрезмерно сложных или напряженных ролей, вероятно, еще больше укрепился из-за неблагоприятного соотношения рождаемости и  смертей [ так  в  тексте ] (от 10,1 до 12,3 из 1000, цифры даны  по  докоронавирусным  данным)».

  • «В будущем Россия может найти причины, чтобы увеличить число женщин-призывников в своих рядах или открыть больше ролей для женщин. Увеличение доли женщин в российских вооруженных силах может помочь Москве не только удовлетворить потребности в укомплектовании персоналом и перейти к профессионализации, но и предоставить множество других преимуществ».

  • «Однако значительные препятствия  -  отсутствие давления со стороны гражданского общества, связанные с увеличением доли женщин  инфраструктурные затраты на гендерную интеграцию, насилие и сексуальные посягательства, а также распространенные взгляды на гендерные аспекты как среди высшего руководства, так и среди общественности  предполагают, что статус-кво сохранится».

Безопасность, правоохранительные органы и правосудие:

  • Никаких существенных изменений

III. Отношения России с другими странами

Общая внешняя политика России и отношения со странами «дальнего зарубежья»:

There Goes the Neighborhood: The Limits of Russian Integration in Eurasia,” Paul Stronski, Carnegie Endowment for International Peace, 09.16.20

«Соседство: границы российской интеграции в Евразии», - Пол Стронски, Фонд Карнеги за международный мир, 16.09.2019. Автор, старший научный сотрудник Программы Карнеги по России и Евразии, пишет:

  • «С 2014 года Россия удвоила свои усилия по созданию сферы влияния, часто действуя под флагом евразийской интеграции. Её необъявленная война на Украине и жесткая тактика в отношении других соседей демонстрируют, насколько далеко она  готова пойти, чтобы подорвать  их  независимость, суверенитет и территориальную целостность. Москва настаивает на расширении  состава и функций Евразийского экономического союза (ЕАЭС)».

  • «Однако ограниченные экономические ресурсы России и отсутствие привлекательности её  мягкой силы; взаимодействие с регионом других внешних держав, включая Европейский Союз, Китай, Турцию и Соединенные Штаты;  социальные изменения в соседних государствах создают значительные долгосрочные препятствия на пути успеха российских неоимперских амбиций и обнажают большой разрыв между её  целями и средствами ».

  • «Амбициям России в Евразии противодействуют неблагоприятные тенденции, которые часто игнорируются аналитиками и политиками. Жесткое поведение России способствует региональным потрясениям и нестабильности, а также создает дипломатические препятствия, ограничивающие ее пространство для маневра».

  • «Россия остается непредсказуемой и агрессивной державой в Евразии. Зажатые между ней  и Китаем, государства региона должны действовать чрезвычайно  осмотрительно и с осторожностью планировать свои связи с Западом, особенно те  которые Россия  считает угрозой своим интересам».

  • «Соединенные Штаты должны продолжать участвовать в делах  Евразии и разрабатывать индивидуальные стратегии взаимодействия с соседями России, но при этом понимать, что одни из них более способны к конструктивному партнерству с Западом, чем другие, исходя из своей зависимости от Москвы. Соединенным Штатам следует признать, что злонамеренные действия и влияние России являются одним из источников нестабильности в Евразии. Другим  источником является  неустойчивость  самих государств. Соединенным Штатам следует придерживаться стратегии, в которой приоритетное внимание уделяется работе с союзниками и партнерами, чтобы помочь евразийским государствам успешно справиться с обеими проблемами».

“Russian-German Relations: Back to the Future,” Dmitri  Trenin, Carnegie Moscow Center, 09.16.20.

«Российско-германские отношения: назад в будущее», Дмитрий Тренин, Московский Центр Карнеги, 16.09.20. Автор, директор Московского Центра Карнеги, пишет:

  • «Российско-германские отношения ухудшаются вот уже почти десять лет. Нереалистично думать, что в обозримом будущем они могут быть восстановлены до  партнерства, но все же есть шанс не дать отношениям перерасти в враждебные. Для этого России необходимо снизить публичную риторику, провести тщательное расследование того, что именно произошло с Навальным на российской земле, и выработать подробную и аргументированную позицию, прежде чем обсуждать этот вопрос в Организации по запрещению химического оружия”

  • «Эта позиция должна вызывать доверие, прежде всего, у российской общественности. Подход «мы не знаем, что произошло, но у нас есть дюжина версий того, что могло произойти» не сработал в случае убийства Александра Литвиненко, сбития MH17 или отравления Скрипаля, и в  деле Навального это тоже не работает».

  • «Что касается отношений с Берлином, то  тут  было бы лучше взять тайм-аут. Пусть немцы сами решают, нужен им еще один газопровод из России. Через некоторое время необходимо возобновить поиски взаимопонимания с Германией на новой основе: добрососедских отношений, предсказуемости и взаимной выгоды. Для Москвы сейчас самая важная задача в Европе - не потерять Беларусь, поскольку она так некомпетентно потеряла Украину; не позволить белорусскому лидеру Александру Лукашенко увлечь Путина; и убедиться, что Путин не ошибается в оценке белорусского народа - да  и  в  отношении  российского народа тоже».

“Where’s Wagner? The All-New Exploits of Russia’s ‘Private’ Military Company. Kimberly Marten, PONARS Eurasia, September 2020.

«Где Вагнер? Новые подвиги «частной» военной компании России. Кимберли Мартен, PONARS Eurasia, сентябрь 2020 г. Автор, профессор и заведующий кафедрой политологии Колледжа Барнарда Колумбийского университета, пишет:

  • «Российская  «частная» военная компания (ЧВК) Группа Вагнера все больше становится не столько российской организацией, сколько неким гибридом, использующим силы, быстро рекрутированные  в Сирии. Это усиливает ощущение того, что она используется для периферийных акций чужими руками, а не во  имя ключевых интересов, наиболее важных для Путина. Предполагаемых союзников России обманывают, когда они платят хорошие деньги за контракты Группы Вагнера, потому что  за  свои деньги  они  получают отнюдь не  лучших российских бойцов».

  • «Между тем, группа Вагнера приобретает международную известность в области неизбирательных злоупотреблений и убийств мирных жителей - опять же, что, похоже, не в интересах руководителей иностранных государств, пытающихся повысить свои шансы на сохранение власти. Использование Группы Вагнера - ужасный просчет, и все же Путин обращается к ней снова и снова».

“The other tribe: Israel’s Russian-speaking community and how it is changing the country,” Lily Galili, Brookings, 09.21.20.

«Другое племя: русскоязычная община Израиля и то, как она меняет страну», - Лили Галили, Брукингс, 21.09.20. Автор, израильский журналист и преподаватель, пишет:

  • «Волна - более миллиона человек, иммигрировавших в Израиль из бывшего Советского Союза  с начала 1990-х годов, изменила Израиль в его основе - в социальном, политическом, экономическом и культурном плане. За первые шесть лет они сформировали то, что превратилось в большой светский националистический политический лагерь, который и  по сей день обеспечивает правление правых».

  • «Ведущий политический представитель  этого  лагеря, бывший министр иностранных дел и министр обороны Авигдор Либерман, который возглавляет то, что до сих пор считается единственной «российской» сектантской партией, часто рассматривается как «постсоветский» лидер, лишенный идеологии, продвигающий политическую повестку   “страха  и подстрекательства”».

  • «Иммигранты этой волны  обнаруживают себя  между  двух,  грозящих  большим  пожаром,  огней. Первый -  это непреодолимый разрыв между сионистским светским законом о возвращении, который позволяет всем евреям переселяться в Израиль, и  ортодоксальным  раввинатом, ответственным за их поглощение. … Второй -  разрыв  между еврейским законом о возвращении и полным отказом палестинцев в праве на возвращение, являющийся  постоянным источником трений и вражды между двумя общинами и их лидерами».

  • «В культурном и политическом отношении,  по-прежнему существует особая русскоязычная община, которую ветераны израильского общества и политики  часто понимают неправильно. В то время как сокращающиеся политические левые в Израиле продолжают увековечивать свою оторванность от общества, оставляя арену идеологической обработки правым  силам, в последние годы все еще можно проследить постепенные изменения в политической принадлежности русскоязычной  общины. Термины «правый» и «левый» в русскоязычном сообществе отличаются от их определения  ветеранами  израильского общества».

  • «В отличие от других  общин, русские иммигранты стремились   не  к  «абсорбции»… а, скорее, -  к лидерству. Некоторые политологи предполагают, что будущей элитой Израиля будет русская община».

Китай-Россия: союзники или попутчики?

“Why Russia’s alliance with China is improbable, but not impossible,” Simon Saradzhyan, Fondation pour la recherche stratégique, September 2020.

«Почему союз России с Китаем маловероятен, но не невозможен», - пишет Саймон Сараджян, Fondation pour la recherche stratégique, сентябрь 2020 года . Автор, директор-основатель Russia Matters, пишет:

  • «Нации могут быть в союзе друг с другом, но  даже если этот  альянс  носит неформальный характер, он  должен  быть реальным, как в случае с США и Израилем. Он должен эффективным и  авторитетным  не только в глазах самих  союзных держав, но и других государств, в том числе тех, которые угрожают одному или нескольким членам этого альянса».

  • «Хотя можно с некоторой степенью уверенности сказать, что Россия и Китай де-факто заключили пакт о ненападении, что является одним из условий определения альянса в данной статье, нельзя быть уверенным, когда дело касается второго условия, который заключается в том, что Россия и Китай будут оказывать друг другу военную помощь и помощь в области безопасности в случае ... агрессии третьей страны (или альянса) против одной из них или обоих. Следовательно, их отношения [в настоящее время] не соответствуют критериям определения  союза, изложенным в этой статье».  

  • «Для реализации сценария, в котором Россия и Китай объединяются для уравновешивания угрозы США, необходимо наличие двух условий. Во-первых, должна быть поставлена под  сомнение   способность России в одиночку сдерживать США/НАТО, а ее отношения с Западом должны оставаться такими же плохими, как сегодня, или стать еще более враждебными. Во-вторых, должна быть поставлена под  сомнение  способность Китая в одиночку сдерживать США / НАТО, а его отношения с Западом должны стать враждебными».

  • «Чтобы Россия могла примкнуть  к Китаю [в будущем], необходимо наличие двух условий:

    • «Во-первых, России должна  почувствовать  угрозу как со стороны США, так и со стороны Китая (но  со стороны Китая  -  меньшую, чем со стороны США),  причем угрозу  настолько  большую, что она откажется от своей позиции  не быть  младшим партнером в каком-либо альянсе».

    • «Во-вторых, Китаю придется отказаться от своего противодействия формированию союзов и принять издержки  того, что Россия будет поддерживать его».

  • «Возникновение любого из этих двух наборов условий в ближайшем будущем  маловероятно, но возможно. Следовательно, формирование альянса между Россией и Китаем в будущем также маловероятно, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе, но не невозможно».

“Russia, China, and the Indo-Pacific: An Interview With Dmitri Trenin,” Diplomat, 09.21.20.

«Россия, Китай и Индо-Тихоокеанский регион: интервью с Дмитрием Трениным», Дипломат, 21.09.20.

  • «России пришлось признать, что  теперь  на Востоке, как и на Западе,  она соседствует  с  державой,  обладающей  огромными   экономической мощью источниками  инвестиций и ресурсом модернизации. Естественно она  изменила свою внешнюю политику  на  более равномерно  распределенную  между Европой и Китаем/Азией. Россия смогла адаптироваться к сильному Китаю; ей  удалось наладить с ним отношения, основанные исключительно на национальных интересах».

  • «Китайско-российское сближение началось в 1989 году и  продолжается  сегодня. Перспективы положительные, хотя во многих отношениях это асимметричные отношения, поскольку быстрорастущий ВВП Китая  отбрасывает тень  на  находящуюся  в  застое Россию».

  • «Российско-китайские отношения можно охарактеризовать как согласие - на полпути между партнерством и союзом. Россия по-прежнему лидирует в области передовых военных технологий, и сотрудничество в этой области частично компенсирует экономическое превосходство Китая. Поскольку пограничный вопрос давно решен, а на высшем политическом  уровне поддерживаются теплые дружественные отношения, две военные силы тесно сотрудничают на протяжении более полутора десятилетий. Недавнее появление Соединенных Штатов в качестве заявленного противника как Китая, так и России дало такому сотрудничеству новый импульс. Тем не менее, альянс между двумя странами в мирное время был бы неудобным: ни Пекин, ни Москва не хотели бы слишком сильно связывать себе руки».

  • «Ядерная политика Пекина непрозрачна, но исторически Китай никогда  не стремился к ядерному паритету с Вашингтоном или Москвой. Он, безусловно, модернизирует и совершенствует свой ядерный арсенал, но его реальные размеры и возможности можно оценить только на основе разведывательной информации, которая может быть неполной. Россия предложила помощь Китаю в создании системы раннего предупреждения  о ракетных атаках: это признак уровня близости, достигнутого в стратегических отношениях. В обозримом будущем из-за относительно небольшого размера своих ядерных сил и преобладания в этих силах систем средней и меньшей дальности, а не межконтинентальных ракет, Китай по-прежнему не заинтересован в контроле над ядерными вооружениями. Будет ли  продлеваться Новый СНВ или нет,  это,  в  любом  случае,  произойдет без  участия Китая».

  • «Индия в принципе является стратегическим партнером России такого же калибра, как и Китай. Но  российско-индийский товарооборот составляет примерно одну десятую от товарооборота между Россией и Китаем. Сейчас гораздо более тесные американо-индийские отношения не должны быть проблемой для России: Индия как великая держава не захочет ограничивать свои внешние связи. Единственное исключение - сфера торговли оружием, где Америка является сильным конкурентом. В российско-индийских отношениях есть две проблемы ».

    • «Одна из них - это неспособность Москвы и Нью-Дели, несмотря на их взаимную добрую волю и традиционную дружбу, расширить свое сотрудничество за пределы секторов, возглавляемых государством, и привлечь более широкие слои общества».

    • «Другая - это возродившееся соперничество между Индией и Китаем, при этом Россия является  близким партнером  обоих, но без возможности выступать посредником».

Украина:

“Moscow’s Calibrated Coercion in Ukraine and Russian Strategic Culture,” Samuel Charap, George C. Marshall European Center for Security Studies, September 2020.

«Выверенное применение силы  Москвы на  Украине и российская стратегическая культура», Сэмюэл Чарап, Европейский центр исследований в области безопасности им. Джорджа Маршалла, сентябрь 2020 г. Автор, старший политолог корпорации RAND (см. Раздел «Контроль над ядерными вооружениями» выше). пишет:

  • «Операции России на Украине вызваны политическим решением высшего руководства о продолжении устойчивого, но вялотекущего  конфликта  малой  интенсивности - в отличие от решающей военной операции типа  «большой войны» или действительно «замороженного» конфликта (то есть без регулярного кровопролития). В этой статье тактика «выверенного применения  силы» определяется как «тлеющий конфликт».                       

  • «Выверенное применения  силы  или  выверенное принуждение, кажется, является своего рода отходом России  от стратегически-культурного предпочтения быстрых военных операций с подавляющей силой для достижения решающих результатов».

  • «Однако эффект “варки  на  слабом огне”  соответствует российским подходам к решению проблем».

  • «Пока что этот подход дает результаты, но его эффективность в долгосрочной перспективе остается под вопросом».

Беларусь:

“Belarus: Is There a Way Out of the Crisis?” Sabine Fischer and Astrid Sahm, German Institute for International and Security Affairs (SWP), 09.17.20.

«Беларусь: есть ли выход из кризиса?» Сабина Фишер и Астрид Сам , Немецкий институт международных отношений и безопасности (SWP), 17.09.20. Авторы - старший научный сотрудник SWP и приглашенный научный сотрудник соответственно - пишут:

  • «Конституционная реформа может предложить решение [в Беларуси]. Но при этом должны быть приняты меры по укреплению доверия  и  даны  гарантии  по  следующим направлениям: 

  • «Положить конец всем формам насилия и репрессий против мирных демонстрантов; отсутствие уголовного преследования за преступления, связанные с протестом»;

  • «Освобождение всех политических заключенных, возможность возвращения для всех ссыльных и депортированных; восстановление на работе лиц, уволенных с государственной службы»;

  • «Созыв конституционного собрания, объединяющего все соответствующие политические и социальные группы»;

  • «Конституционная реформа должна быть завершена в течение максимум двенадцати месяцев»;

  • «Параллельная реформа Избирательного кодекса для обеспечения прозрачности избирательного процесса и назначение новой Центральной избирательной комиссии»;

  • «Свободные и справедливые президентские и парламентские выборы в соответствии с критериями ОБСЕ». 

  • «ЕС может поддержать такой процесс, приостановив применение санкций, пока продолжается реализация дорожной карты».

  • «Москва потенциально может увидеть выгоду в таком сценарии. Поддержка Кремлем Лукашенко рискует усилить антироссийские настроения в традиционно пророссийском обществе Беларуси».

  • «Такой подход потребовал бы существенных уступок со всех сторон. Но альтернативой - при отсутствии диалога и компромисса - является долговременная политическая нестабильность с растущим риском насильственной эскалации». 

“Can Moscow Manage a Power Transition in Belarus?” Artyom  Shraibman, Carnegie Moscow Center, 09.16.20.

«Сможет ли Москва осуществить переход власти в Беларуси?» Артем Шрайбман, Московский Центр Карнеги, 16.09.2019. Автор, журналист и политический обозреватель, специализирующийся на белорусской внешней и внутренней политике, пишет:

  • «Лукашенко прекрасно понимает важность сохранения своей монополии на контакты с Москвой, и будет продолжать блокировать отдельные переговоры  номенклатуры  с Москвой, сносить любые структуры, которые он считает угрозой, и сажать в тюрьму любых возможных лидеров оппозиции, чтобы Россия не могла найти другое контактное лицо в Беларуси, даже если она этого захочет».

  • «Из перезрелого яблока, которое, кажется, само по себе упадет в руки  Москвы, белорусский режим все больше начинает напоминать токсичный актив, с которым так же трудно взаимодействовать, как и избавиться от него».

  • «Если Лукашенко удастся удержаться на своем месте, пока протесты несколько не утихнут, Москве придется тщательно выбирать и измерять свои пряники и кнуты, чтобы привести белорусского лидера туда, где он нужен, не позволяя  резко ослабить или укрепить его  позиции. Это потребует постоянного внимания и понимания ситуации в Беларуси со стороны российского режима».

  • «Но политика Кремля на постсоветском пространстве вряд ли изобилует примерами такого замысловатого мастерства. Создание и замораживание конфликтов - это одно; совсем другое - управлять упорядоченной передачей власти в стране, где, несмотря на их общий язык, у Москвы нет надежной опоры».

Vladimir Putin’s gamble on the dictator of Belarus,” Financial Times Editorial Board, Financial Times, 09.17.20

«Ставка Владимира Путина на диктатора Беларуси», редакция Financial Times, Financial Times, 17.09.20. Авторы пишут:

  • «Путин также считает, что его стране нужен большой западный буфер, частью которого исторически являлись  Беларусь  и Украина. Возможно, он счел переход в Минске слишком рискованным. Устранение стареющего авторитарного политика в стране, столь близкой к его собственной, потребовало бы очень  непростых  решений».

  • «Однако его подход может иметь неприятные последствия. Если полномасштабные репрессии со стороны г-на Лукашенко приведут к беспорядкам, у г-на Путина не останется иного выбора, кроме как отправить в  Белоруссию свой «резерв». В противном случае он будет выглядеть слабаком в  своем  собственном  дворе. Однако это вызовет еще одно опасное противостояние с Западом и новые санкции».

  • «Даже такие сценарии могут оказаться контрпродуктивными. Вмешательство Москвы на  Украине  с  2014 года  способствовало развитию чувства национальной идентичности и росту  антироссийских настроений  среди  украинцев   больше, чем что-либо за предыдущие 25 лет. Белорусы стремятся, прежде всего, не к  разрыву  с Россией,  а  к праву на внутриполитический выбор. И если они почувствуют, что г-н Путин загоняет их в ловушку авторитаризма, Кремль превратит восстание, ранее не связанное с ориентацией Беларуси на восток  или  запад, именно в это».

Другие постсоветские соседи России:

  • Никаких существенных изменений

статью прочитали: 2580 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2020  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"