быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 06.10.20 04:39
скаут: Игорь Львович; переводчик Игорь Львович;
   
 

Аналитический обзор публикаций о России, 21-28 сентября 2020 г.

   



Основные моменты этой недели

  • По словам профессора Николаса К. Гвоздева, выступление президента России Владимира Путина на Генеральной Ассамблее ООН  свидетельствует о том, что он хочет сделать Россию  де-факто главой  нового блока неприсоединившихся государств, государств которые не хотят, чтобы их заставляли либо выбирать между Вашингтоном или Пекином, либо принимать американские или китайские взгляды,  программы  и  политический  курс. Что ещё  более поразительно, как пишет Гвоздев, так это неявное предложение Путина - европейцам и крупным державам глобального Юга - избегать участия в любой намечающейся американо-китайской холодной войне. 

  • По словам профессора Роберта Персона, если российское видение многополярного миропорядка, в котором доминирует клуб великих держав с особыми привилегиями, станет  реальностью, то это будет иметь отношение не столько к усилиям России, сколько к отречению Соединенных Штатов от лидерства и заполнению Китаем  образовавшегося вакуума.  

  • Усиление коммерческого взаимодействия между Россией и Китаем по вопросам арктических энергетических предприятий способствует появлению  в регионе китайско-российского альянса , пишет Элизабет Бьюкенен, преподаватель Университета Дикин. Реальность такова, что взаимное недоверие, многовековая территориальная напряженность из-за российского Дальнего Востока и пережитки советско-китайского раскола в холодной войне - всё  это постоянные черты китайско-российских отношений, пишет Бьюкенен, и они будут продолжать оказывать  влияние на  стратегическую  перспективу, в некоторой степени ограничивающее  «осевой» потенциал двух государств. 

  • С тех пор, как 2 сентября канцлер Германии Ангела Меркель объявила, что критик Кремля Алексей Навальный был отравлен нервно-паралитическим веществом «Новичок», термин «поворотный момент» много раз использовался в России для описания последствий, которые это будет иметь для отношений  Германии и России.- пишет Сабина Фишер из Немецкого института международных отношений и безопасности (SWP), но  эпоха «поворотного момента»  давно закончилась. Фишер пишет, так  что заявление Меркель было не поворотным моментом, а еще одним звеном в цепи событий, которые подрывали доверие Германии и ее готовность принимать  позиции России и её  все более деструктивную политику. Она утверждает, что удивление, выражаемое в настоящее время в России, говорит о непонимании того, как Россия воспринимается в Германии и как это восприятие изменилось с годами.  

  • По мнению Сергея Маркедонова из Российского совета по международным делам, наиболее вероятным сценарием на фоне возобновившихся столкновений между Арменией и Азербайджаном является битва за небольшие и не особо важные участки земли, захват  которых  позволит объявить символическую  победу . Но, подняв планку в конфликте, очень сложно остановиться, как планировалось, предупреждает Маркедонов. По словам Эндрю Крамера из New York Times, то, что могло бы показаться локальной войной из-за горной страны, не имеющей стратегической ценности, приобретает все большее значение из-за ее способности втянуть  в  себя  более крупные державы, такие как Россия и Турция. 


  1. Приоритеты Соединенных Штатов  и России в двусторонней повестке дня

Ядерная безопасность:

  • Никаких существенных изменений.

Ядерная и ракетная программы Северной Кореи:

  • Никаких существенных изменений.

Иран и его ядерная программа:

“Trump Needs a Tutorial on How International Agreements Work,” Editorial Board, New York Times, 09.20.20

«Трампу нужен учебник о том, как работают международные соглашения», - редакционная коллегия New York Times, 20.09.20Редакция газеты  пишет:

  • «Два года назад администрация Трампа вышла из международного соглашения, которое сняло большинство санкций с Ирана в обмен на жесткие ограничения на ядерную программу Ирана. Президент Трамп назвал это соглашение, которое, после  долгой и кропотливой работы,  заключили  администрация Обамы и ближайшие европейские союзники США, «худшей сделкой за всю историю». … В ошеломляющем проявлении обиды  и  желания досадить,  администрация Трампа сейчас утверждает, что Соединенные Штаты все-таки являются участником сделки с Ираном. Это потому, что она хочет использовать ситуацию  со   сделкой, чтобы «восстановить» глобальные санкции в отношении Ирана, и   предотвратить окончание  эмбарго на поставки оружия».

  • «Даже анти-иранские ястребы, такие как Джон Болтон, находят этот аргумент настолько лицемерным, что даже контрпродуктивным. … Тем не менее, американские дипломаты продвигают  его. Они утверждают, что глобальные санкции были восстановлены  после 30-дневного периода уведомления, который закончился в субботу вечером [19 сентября]».

  • «Непонятно, что будет дальше. Глобальные санкции обычно требуют, чтобы за ними следил комитет. Но комитет не будет создан, пока Совет Безопасности не примет официального решения об этом. Соединенные Штаты почти наверняка будут применять свои собственные сдержанные меры, такие как санкции против российских или китайских компаний, продающих оружие Ирану. Еще большее беспокойство вызывает то, что Соединенные Штаты могут начать запрещать судам, перевозящим товары в Иран или из него, что потенциально может привести к военной конфронтации в преддверии американских выборов в ноябре».

  • «Трагедия подхода администрации Трампа заключается в том, что она оттолкнула европейских союзников, которые разделяют общую цель сдерживания наиболее тревожных  действий  Ирана. Когда-то Соединенные Штаты стояли плечом к плечу не только с Францией, Германией и Великобританией, но также с Россией и Китаем, чтобы изолировать Иран. Теперь изолированы сами Соединенные Штаты».

  • «Как и за  многими  трюками г-на Трампа, за его  бахвальством не стоит план Б. Сегодня Иран ближе к тому, чтобы иметь достаточно расщепляющихся  материалов  для создания ядерной бомбы, чем когда г-н Трамп  вступил в должность».

Новая холодная война / бряцание оружием:

Avangard and Transatlantic Security,” Spenser Warren, Center for Strategic and International Studies (CSIS), 09.23.20

«Авангард и трансатлантическая безопасность», Спенсер Уоррен, Центр стратегических и международных исследований (CSIS), 23.09.20 :  Автор, аспирант на кафедре политических наук   университета Индианы в Блумингтоне пишет:

  • «27 декабря 2019 года министр обороны России Сергей Шойгу объявил, что российские военные успешно развернули гиперзвуковой планирующий боевой блок (HGV) «Авангард». … «Авангард» не меняет стратегического статус-кво между США и Россией и не снижает защищенность Соединенных Штатов. Он  действительно влияет на управление эскалацией и кризисную стабильность в случае конфликта Россия-НАТО в Восточной Европе, но это влияние мало что  меняет   в  статус-кво в Европе на оперативном уровне. На основе этого аргумента я делаю три политических  вывода».

  • «Во-первых, США не должны инвестировать в технологии, защищающие от «Авангарда». Если Соединенные Штаты смогут   защитить себя от атаки небольшого числа российских гиперзвуковых планирующих блоков, они все равно будут  уязвимы для российского ядерного удара».

  • «Во-вторых, США не должны воспринимать развитие «Авангарда» как агрессивное или дестабилизирующее  действие. Основная цель «Авангарда» - повысить живучесть российских средств стратегического сдерживания и гарантировать, что Россия сможет сохранить  потенциал для нанесения второго удара».

  • «Наконец, США должны рассмотреть ограничения для гиперзвукового оружия, но не должны делать это главной целью стратегии США по контролю над вооружениями. Соединенным Штатам следует сосредоточить внимание на более важных вопросах контроля над вооружениями, таких как поддержание нынешних ограничений на уровень стратегического ядерного оружия путем продления срока действия нового СНВ, снижения этих уровней посредством будущих соглашений, восстановления ограничений на ядерные силы средней дальности и вовлечения Китая в  режим контроля».

“Countering Russian Disinformation,” Joseph Robbins, Center for Strategic and International Studies (CSIS), 09.23.20

«Противодействие российской дезинформации», Джозеф Роббинс, Центр стратегических и международных исследований (CSIS), 23.09.20 :  Автор, заведующий кафедрой политологии Государственного университета Валдоста, пишет:

  • «Дезинформация - это инструмент, обычно используемый рядом государств, чтобы сеять разлад, подрывать веру в управляющие институты, разжигать страх и беспокойство и, в конечном итоге, достичь  определенных политических целей».

  • «В течение последних нескольких лет Россия, ее правительственные учреждения и аффилированные  с  ними  группы использовали сочетание искушенности и  подкованности в социальных сетях со стратегиями дезинформации для усиления российского влияния в основном за счет ослабления своих врагов. Использование дезинформации с целью ослабить Организацию Североатлантического договора (НАТО), бросить тень  сомнения на  Европейский Союз и подорвать позиции стран по всему миру, побудило страны разработать контрмеры, чтобы ограничить эти усилия».

  • «[Существует] несколько эффективных методов противодействия операциям по дезинформации как на национальном, так и на международном уровне. Использование Эстонией добровольческих  онлайн-сил,  вместе с чешской  BIS и аналитическими центрами  очень полезно для обозначения и осуждения активных мероприятий  России в области цифровых технологий. Между тем, использование Эстонией программ, санкционированных правительством, может помочь  организовать многоадресное  неформальное  обсуждение, противодействуя,  тем самым,  таким каналам, как RT, которые способствуют распространению вредных нарративов».

  • «Реакция НАТО и ЕС на продолжающиеся попытки России посеять разногласия предлагает несколько полезных предложений для продвижения вперед. Эти организации создали целевые группы и организации, которые в совокупности образуют  целостную структуру, которая может помочь раскрыть подрывные действия, координировать убедительные ответные меры и способствовать многостороннему сотрудничеству в ответных мерах. При дополнительном участии членов ЕС и НАТО эти усилия будут развиваться и усиливать реакцию на операции по дезинформации».

“The Hunt for Mobile Missiles: Nuclear Weapons, AI and the New Arms Race,” Paul Bracken, Foreign Policy Research Institute (FPRI), September 2020

«Охота за мобильными ракетами: ядерное оружие, искусственный интеллект и новая гонка вооружений», Пол Бракен, Институт исследований внешней политики (FPRI), сентябрь 2020 г . :  Автор, старший научный сотрудник FPRI и член его совета, а также профессор менеджмента и политологии Йельского университета пишет:

  • «В этом отчете исследуется возрастающая способность крупных держав уничтожать цели  способные  менять  своё  местоположение, в частности, мобильные ракеты наземного базирования».

  • «В отсутствие более широкого и трезвого взгляда на поиск и  обнаружение мобильных пусковых  установок, выходящего за рамки узких критериев эффективности, мир увидит всё более опасные ядерные кризисы и гонку вооружений, далеко  переходящую границы, что необходимо для разумной национальной безопасности. Это происходит потому, что мобильные пусковые установки имеют уникальные последствия для кризисного управления, большинство из которых ранее не изучались».

  • «Соединенные Штаты, Китай и Россия резко увеличивают свои инвестиции в поиск мобильных пусковых  установок. … Крупные державы (США, Китай, Россия) [также] используют охоту за мобильными ПУ  как «образец» для интеграции ИИ, кибернетики, аналитики данных и других технологий в свои  kill chains (“цепочки уничтожения”)».

  • «Ни одна из крупных или второстепенных держав не проанализировала серьезно долгосрочные последствия охоты за мобильными ПУ  за пределами оперативного уровня. Долгосрочное влияние на ядерную стабильность, контроль над вооружениями, эскалацию, раннее предупреждение и случайные войны в значительной степени не исследовались. В настоящее время основное внимание уделяется тому, чтобы «не отставать» ».

  • «Режим контроля над вооружениями, созданный во время холодной войны, больше не может гарантировать стратегическую стабильность. Передовые технологии, такие как кибернетика, искусственный интеллект и гиперзвуковые ракеты, изменят существующий глобальный ядерный баланс».

“Kill ’Em All? Denial Strategies, Defense Planning and Deterrence Failure,” Evan Montgomery, War on the Rocks, 09.24.20

"Убей их всех? Стратегии отрицания, оборонное планирование и провал сдерживания », - Эван Монтгомери, «War on the Rocks», 24.09.20 :  Автор, руководитель исследований Центра стратегических и бюджетных оценок, пишет:

  • «Должны ли США быть готовы уничтожить сотни китайских судов или тысячи  единиц   российской бронетехники всего за несколько дней во время конфликта? Могут ли эти четкие, но,  в  то же время,  амбициозные оперативные цели стимулировать инновации в Министерстве обороны? Могут ли угрозы массового истощения, за короткий промежуток времени, ценных военных активов  отвратить  Пекин и Москву от нападения на своих соседей? Эти вопросы выходят на первый план в дебатах по оборонной политике США, поскольку трудности подготовки к соперничеству великих держав становятся все более очевидными».

  • «Тем не менее, более пристальный взгляд показывает, как действия по поощрению нестандартного мышления и усилению традиционного сдерживания могут иметь неприятные последствия без надлежащих руководящих принципов. Узкий фокус на оперативных проблемах, связанных, например, с нападением Китая на Тайвань или вторжением России в Прибалтику, наряду с соответствующим акцентом на  лишении [противника] возможности  вести  агрессивные действия путем быстрого истощения   [его сил]  как решения этих проблем, может фактически ослабить сдерживание  несколькими различными способами, особенно если планировщики и политики не принимают во внимание непредвиденные последствия. В частности, эти усилия могут усилить сомнения в готовности Америки вмешаться в нужный момент, повышать затраты на поддержание стратегии противодействия агрессии с течением времени и оставить Вашингтон плохо подготовленным, если противники изменят свою наступательную тактику».

  • «Усилия по разработке новых версий воспрещения агрессии  должны преследовать решения, которые были бы достаточно масштабируемыми, чтобы дать политикам гибкость в условиях высокой напряженности. Это может повлечь за собой, например, еще более тесное сотрудничество с союзниками и партнерами для повышения их устойчивости и обеспечения того, чтобы Соединенные Штаты имели возможность постепенной эскалации в случае конфликта ... Эти усилия также должны отдавать приоритет решениям, которые будут стабильными  во времени. … Наконец, и, возможно, самое важное, в этих усилиях следует сделать упор на подходах, которые достаточно взаимозаменяемы, чтобы усилить сдерживание в целом ряде сценариев. Это означает избегать точечных решений, которые нелегко адаптировать к альтернативным формам агрессии».

“In Search of a Clear-Eyed U.S. Strategy on Russia,” Matthew Sussex, The National Interest, 09.23.20:

«В поисках ясной стратегии США в отношении России», Мэтью Сассекс, The National Interest, 23.09.20 : Автор, доцент Колледжа национальной безопасности Австралийского национального университета, пишет:

  • «В открытом письме, подписанном 103 экспертами, США недавно призвали вновь взять на  вооружение  стратегию «холодной войны» в отношениях с Россией. В письме  утверждалось, что конкуренция должна быть уравновешена дипломатией, и определены области сотрудничества между США и Россией: противодействие распространению ядерного оружия, защита окружающей среды и стабилизация региональных горячих точек. Но прежде всего,  в  нём эксперты  выступают  за сочетание сдерживания с разрядкой. Это похвальная цель, но она также глубоко ошибочна».

  • «Во-первых, Россия не проявляет никаких признаков того, что политика США   каким-либо образом сдерживает  её. ... Во-вторых, Кремль не заинтересован в долгосрочной разрядке с США, главным образом потому, что цена Москвы за обеспечение своей безопасности - привилегированной зоны влияния на постсоветском пространстве - не является чем-то, на что США согласятся или  что будет поддержана союзниками Вашингтона по НАТО. … В-третьих, правила, которые помогали поддерживать стабильность в период холодной войны, больше не действуют».

  • «Вместо того, чтобы отстаивать политику в отношении России, основанную на старых решениях или полумерах, США нужна более комплексная стратегия в отношении России, отвечающая новым стратегическим, экономическим и транснациональным реалиям. Как могла бы выглядеть такая стратегия? »

  • «Там, где США сильны по отношению к России, они могут заниматься противодействием ей. … Второй уровень стратегии США в отношении России должен быть основан на подрывной деятельности. … В качестве третьего уровня стратегии США -  действия  должны  быть направлены на ослабление российского влияния там, где у Москвы уже есть преимущество ».

“Russia's Embrace of Lukashenko Puts the West on Alert; NATO worries Putin's push for military bases on Belarus's territory could pressure the alliance's weak northeast corner,” James Marson and Thomas Grove, Wall Street Journal, 09.28.20

«Объятия России с  Лукашенко вызывают тревогу у Запада; НАТО опасается, что напор Путина по созданию военных баз на территории Беларуси может оказать давление на слабый северо-восточный угол альянса», - Джеймс Марсон и Томас Гроув, Wall Street Journal, 28.09.20 :  Авторы, корреспондент по европейской безопасности и репортер новостного агентства, пишут:

  • «Ужесточение Россией объятий оказавшегося в сложном положении  президента Беларуси Александра Лукашенко вызывает обеспокоенность НАТО по поводу того, что баланс военной силы в слабом северо-восточном углу альянса может еще больше измениться в пользу Кремля».

  • «Президент России Владимир Путин использует кризис в Беларуси, чтобы оказать давление на г-на Лукашенко, который долгое время пытался использовать ЕС в качестве преграды против подавляющего влияния Москвы, чтобы тот согласился на требования  России об  усилении её  присутствия, которые  включают размещение военных баз на территории Беларуси. Это может помочь российским войскам  взять  в клещи 60-мильный  участок польско-литовской границы, по  которому  проходит  единственный наземный  маршрут  между странами Балтии и остальной территорией Организации Североатлантического договора. Названный Сувалкским проходом  в честь маленького польского города в его центре, он считается слабым местом альянса».

  • ««Сувалки вызывают  гораздо меньше беспокойства, если у вас нет российских войск в Беларуси», - сказал генерал-лейтенант в отставке Бен Ходжес, бывший командующий американской армией в Европе. «Если они  появятся, это будет совершенно  другой расчет с точки зрения времени, скорости и мощи, которые они могут принести  с  собой». … «Сплоченность НАТО и ЕС, однозначные  обязательства  США перед Европой - вот почему Россия не напала», - сказал он. Когда они   становятся менее очевидными, «риск возрастает», - сказал он».

Отношения Россия-НАТО:

“It Will Take More Than a Biden Victory to Solve NATO’s Strategic Malaise,” Sara Bjerg Moller, War on the Rocks, 09.25.20

«Для решения стратегической проблемы НАТО потребуется нечто большее, чем победа Байдена» , - пишет Сара Бьерг Моллер, «War on the Rocks», 25.09.20 : Автор, доцент Школы дипломатии и международных отношений Университета Сетон-Холл, пишет:

  • «Многие ожидают, что победа Байдена приведет если не к полному восстановлению послевоенного порядка,  который отстаивали  предыдущие президенты США, то к  «тихой реформации», столь  знакомой  вашингтонским «ястребам». Вместо того, чтобы стремиться к возвращению к статус-кво ... потенциальное президентство Байдена должно использовать этот момент, чтобы отойти от амбициозной американской стратегии глобального активизма после холодной войны в пользу более компактной глобальной стратегии, сосредоточенной на сдерживании и защите от потенциальных экзистенциальных соперников».

  • «Вместо того, чтобы искать ответы на все новые вызовы безопасности ... лидеры НАТО должны работать над сохранением основных активов и возможностей НАТО для решения задачи, для которой она уникально подходит: сдерживания  государств-противников  и защиты территориальной целостности своих членов».

  • «Чтобы оставаться полезным, альянс должен выбирать, каким угрозам уделять приоритетное внимание. … [Не] каждая проблема безопасности поднимается до уровня реальной угрозы альянсу. … Хотя ни Россия, ни Китай пока не представляют угрозы наравне с Советским Союзом, НАТО должно быть готово к тому, что последний (в одиночку или в сочетании с Москвой) может  в ближайшие десятилетия   бросить экзистенциальный вызов атлантическому сообществу”.

  • «Отказаться от ответственности за коллективную безопасность, которую альянс НАТО взял на себя за последние три десятилетия, будет нелегко. Освобождение НАТО от ответственности за решение таких вопросов, как борьба с терроризмом, также не означает, что такие угрозы не заслуживают международных совместных усилий ... Это просто означает, что для  купирования этих  угроз  в будущем, странам, приверженным такого рода деятельности, придется обращаться не  к  НАТО, а к другим организациям и площадкам».

  • «Администрация Байдена должна ... переориентировать стратегический фокус альянса на более насущную задачу - приспособиться к подъему Китая. Если этого не сделать, НАТО станет не более чем широко  разрекламированным   дискуссионным клубом. Чтобы избежать этой участи, команде Байдена придется действовать быстро. На карту поставлено не только единство альянса, но и полезность НАТО в будущем».

Противоракетная оборона:

«Почему противоракетная оборона по-прежнему пользуется поддержкой обеих партий в Конгрессе?» Субрата Гошрой, Бюллетень ученых-атомщиков, 24.09.20 :  Автор, сотрудник исследовательского отделения  программы MIT в области науки, технологий и общества, пишет:

  • «Программа разработки системы противоракетной обороны для защиты материковой части Соединенных Штатов существует в той или иной форме уже почти шесть десятилетий. … Она пользуется поддержкой обеих партий и постоянным финансированием в Конгрессе более 20 лет. В июле и Палата представителей, и Сенат приняли свои собственные версии законопроекта о расходах  на оборону на 2021 год. Подавляющим большинством голосов обе палаты выделили  более 740 миллиардов долларов на оборонные расходы в следующем году. В законопроекте Сената спрятано 20,3 миллиарда долларов на противоракетную оборону».

  • «Американские налогоплательщики вложили почти 200 миллиардов долларов в противоракетную оборону за последние два десятилетия и еще 100 миллиардов долларов за десятилетие до этого, но мало что получили  за  эти  деньги. Даже в условиях искусственно простых испытаний самая современная система противоракетной обороны, предназначенная для защиты материковой части Соединенных Штатов, терпела неудачи  больше раз, чем преуспевала. … В общей сложности, в течение примерно трех десятилетий, Соединенные Штаты  потратили на исследования и разработки  в  области   противоракетной обороны  более 300 миллиардов долларов».

  • «Сегодня поддержка противоракетной обороны в Конгрессе настолько сильна, что только волна интенсивного общественного давления может изменить ситуацию. Но время  такой волны  пришло. … То есть,  если оборона останется священной коровой, то  чтобы финансировать неотложные социальные нужды, не создавая огромного дефицита,  просто не хватит денег».

  • «Начнем с программ противоракетной обороны… Система, развернутая в настоящее время для защиты континентальной части Соединенных Штатов от атаки баллистических ракет, провалила,  за последние 20 лет, девять  испытаний из 18. Еще больше беспокоит то, что время идет  а  улучшения не  наблюдается ... Но  даже если бы у нее были лучшие результаты испытаний, эксперты уже  давно признали, что любую систему противоракетной обороны можно  прорвать  с помощью маневрирования,  ложных  боеголовок и  других контрмер ».

  • «В это время больших экономических трудностей Конгресс не может позволить себе  впустую тратить деньги налогоплательщиков. Пора положить конец двухпартийному консенсусу по противоракетной обороне».

Контроль над ядерными вооружениями:

“Rearming Arms Control Should Start with New START Extension,” Jim Golby, Center for Strategic and International Studies (CSIS), 09.23.20

«”Перевооружение”  контроля над вооружениями должно начаться с продления  договора о  СНВ», Джим Голби, Центр стратегических и международных исследований (CSIS), 23.09.20 :  Автор, старший научный сотрудник Центра национальной безопасности Клементса университета   Техаса  в Остине, пишет:

  • «Независимо от того, продлит ли администрация Трампа или будущая администрация Байдена Новый СНВ на пять лет в феврале 2021 года, срок действия Нового СНВ истечет не позднее 2026 года. Если Соединенные Штаты серьезно настроены создать более широкий режим контроля над вооружениями, который включает Китай, они были бы в гораздо более благоприятном положении, если бы немедленно продлили  действие нового СНВ и использовали  следующие пять лет для принятия необходимых мер, чтобы конкурировать в условиях, возникших после Нового СНВ».

  • «Это время, как минимум, позволит Соединенным Штатам добиться прогресса в модернизации ядерной инфраструктуры, а также в разработке дополнительных технических средств и аналитических  методик  для   сбора разведывательной информации, которая может потребоваться после 2026 года».

Контртерроризм:

  • Никаких существенных изменений.

Конфликт в Сирии:

  • Никаких существенных изменений.

Кибер-безопасность:

Rank and File Corrupted: Uncertain Attribution and Corruption in Russia’s Military Cyber Units,” Teylore Ring, Center for Strategic and International Studies (CSIS), 09.22.20

«Коррумпированные рядовые: неопределенные  компетенции  и коррупция в российских военных киберподразделениях», Тейлор Ринг, Центр стратегических и международных исследований (CSIS), 22.09.20 : Автор, руководитель программы разведки угроз, пишет:

  • «Как может выглядеть коррупция, если она заразит элитные военные кибер-подразделения России? Это важно понимать, поскольку это влияет на то, как жертвы кибератак должны реагировать: в то время как официально санкционированные действия вызывают реакцию правительства, коррупция - это частный акт, который требует реакции правоохранительных органов и юристов».

  • «Сможем ли мы идентифицировать кибератаку, приписываемую Advanced Persistent Threat (APT) 28 - российской кибершпионажной группе - как акт одного человека или группы лиц, действующих с  корыстной  целью, что требует реакции правоохранительных органов ? Или этот акт будет рассматриваться как спровоцированный российским правительством, требующий  ответа правительства?»

  • «Коррупцию в российских военных киберподразделениях выявить будет сложно. Те же кибер-инструменты и инфраструктуру, которые созданы российскими военными, можно использовать для создания постоянного денежного потока мошеннических средств коррумпированным лицам. Правдоподобное отрицание и противоречивые индикаторы атрибуции затруднят идентификацию членов военного кибер-подразделения, действующего с  намерением извлечь  незаконную  выгоду. Последствия этой коррупции распространятся далеко за пределы России. Правительство США и его союзники должны работать с партнерами из частного сектора, чтобы разработать последовательный политический ответ на кибератаки. Политика должна учитывать широкий спектр кибератак и включать четкие руководящие принципы действий по сдерживанию киберпреступников».

Вмешательство в выборы:

“A Divided America Is a National Security Threat,” Susan E. Rice, New York Times, 09.24.20

«Разделенная Америка - угроза национальной безопасности», Сьюзан Э. Райс, New York Times, 24.09.20 :  Автор, бывший советник по национальной безопасности, пишет:

  • «Поляризация  общества, подогреваемая лидерами, извлекающими выгоду из политики, вызывающей разногласия, не позволяет нам эффективно противостоять жизненно важным вызовам, от пандемии и ее экономических последствий до изменения климата; от подъема групп сторонников превосходства белой расы, на которые приходится основная часть внутреннего терроризма, до реформирования нашей иммиграционной системы».

  • «Наши собственные разногласия также создают для России легкие возможности разжечь страхи американцев друг перед другом и подорвать нашу веру в демократию, используя социальные сети для распространения дезинформации и  недоверия. Кроме того, российское вмешательство в выборы цветет  буйным цветом, когда американский президент и члены его партии  принимают,  в своих политических целях,  иностранную помощь  и  препятствуют  усилиям разведывательного сообщества по выявлению и сдерживанию внешнего вмешательства».

“The Real Hacking Threat: It doesn’t matter if Russia actually sways the vote. What matters is whether Americans think it did,” Elisabeth Braw, Foreign Policy, 09.25.20

«Реальная угроза взлома: не имеет значения, действительно ли Россия оказывает влияние на  голосование  [или  нет]. Важно то, что  американцы  думают что  она   это  делает», - пишет Элизабет Броу, «Внешняя политика », 25.09.20 : Автор, директор проекта «Современное сдерживание»  в Королевском институте объединенных служб (RUSI), пишет:

  • «Американская угроза мести правительству России или Китая не испугает Москву или Пекин, потому что они знают, что Соединенные Штаты  не рискнут пойти на  серьезную эскалацию. Но отдельные хакеры могут стараться избежать запрета на посещение Нью-Йорка или  на  открытие  банковских счетов в США».

  • «Так же, как рядовые  шведы внесли свой вклад в национальную оборону во время холодной войны, одолжив свои автомобили и тракторы вооруженным силам, сами американцы должны играть более активную гражданскую роль  на  выборах. Они, в свою очередь,  поймут, что неприкосновенность их выборов действительно находится  в их руках, независимо от того, использует ли президент свой офис, чтобы сообщить общественности, что результаты голосования неоспоримы - или нет».

Экспорт энергии из СНГ:

  • Никаких существенных изменений .

Российско-американские экономические связи :

  • Никаких существенных изменений.

Российско-американские отношения в целом:

“Vladimir Putin's U.N. Speech: Will Russia Head A New Nonaligned Movement?” Nikolas K. Gvosdev, The National Interest, 09.22.20

«Речь Владимира Путина в ООН: возглавит ли Россия новое движение неприсоединения?» Николас К. Гвоздев, The National Interest, 22.09.20 :  Автор, профессор вопросов национальной безопасности Военно-морского колледжа США, пишет:

  • «Речь [президента России Владимира Путина на Генеральной Ассамблее ООН] по-прежнему важна для понимания настроения Путина, поскольку он рассматривает глобальную систему и ту роль, которую он предусматривает для  России в 2020-х годах, а также косвенные предупреждения Соединенным Штатам».

  • «Что еще более поразительно, так это неявное предложение Путина - европейцам и крупным державам глобального Юга - избегать втягивания в любую зарождающуюся холодную войну между США и Китаем. Его предложения по безопасным торговым коридорам без санкций, его возрождение идеи более широкого евразийского партнерства и ограничения кибервойны и других подрывных действий, которые могут подорвать международную торговлю и процветание (включая применение санкций США), - все это задумано  так  чтобы  выдвинуть  Россию  на  роль де-факто главы нового блока неприсоединившихся государств, которые не хотят, чтобы их заставляли выбирать между Вашингтоном или Пекином или соглашаться с американской или китайской повесткой дня».

  • «Путин, похоже, надеется, что растущее влияние  анти-китайских ястребов в обеих партиях в Соединенных Штатах вызовет опасения - даже среди союзников США - по поводу их  втягивания в холодную войну между Вашингтоном и Пекином, и что они, в свою очередь, купятся на российские предложения - и будут мотивированы сохранить российскую экономическую мощь в целости и сохранности, а не присоединяться к санкционному давлению США».

  • «Конечно, Путин делал подобные заявления раньше и никогда не находил энтузиастов. Не только Дональд Трамп, или Джо Байден, но даже  и Си Цзиньпин, похоже, не заинтересованы в реальном переходе к  системе «концерта держав», в то время как европейские лидеры… похоже, заинтересованы в укреплении связей «демократического сообщества», а не в объединении с Россией чтобы уравновесить Вашингтон и Пекин. Мы увидим, получит  ли какое-либо из этих предложений поддержку  в  ноябре, когда Саудовская Аравия примет саммит G20».

“Trump's Foreign Policy Legacy,” Daniel W. Drezner, The Washington Post, 09.22.20

«Наследие внешней политики Трампа», Дэниел Дрезнер, The Washington Post, 22.09.20 :  Автор, профессор международной политики в Школе права и дипломатии Флетчера в Университете Тафтса, пишет:

  • «Стоит поразмышлять  о  том  какая политика, скорее всего, сохранится, но подумать об этом более концептуально. Первое что  следует  сделать  - разделить внешнюю политику Трампа на действия, которые было бы легко или  наоборот, сложно изменить».

  • «Например, Соглашение между США, Мексикой и Канадой теперь стало законом - это не меняется. Отмена переезда посольства в Израиле также, вероятно, обойдется слишком дорого. … С другой стороны, администрация Байдена полностью изменила бы почти всю  политику Трампа как в отношении изменения климата, так и в отношении ядерного нераспространения. Было бы легко присоединиться к Парижским соглашениям об изменении климата. То же самое и с продлением нового СНВ с Россией. Сделка с Ираном сейчас превратилась в полный хаос, но можно предложить  способ для других членов P5 + 1 вернуть США и Иран в контуры сделки».

  • «Это простые решения. Наиболее интересные части наследия Трампа - это области, в которых  администрация могла  бы   внести свой стратегический вклад, но   проводила  губительную политику».

  • «Например, Байден вполне может быть большим ястребом  по отношению к Китаю, чем он озвучивал  в прошлом. Есть аспекты национальной безопасности, которые будут постоянно вмешиваться в двусторонние экономические отношения. … [Будет ли] администрация Байдена продолжать вводить тарифы на сталь и алюминий или угрожать санкциями, если члены НАТО не потратят больше на оборону? Нет, но они, вероятно, будут менее  предрасположены к силовому давлению, чем  при администрации Обамы».

  • «Один из бывших чиновников администрации Обамы сообщил Financial Times, что администрация Байдена, вероятно, «пересмотрит и потенциально переформулирует весь подход к Персидскому заливу». Советники Байдена заявили FT, что «регион не будет иметь большого значения». … Регион, который, как я ожидаю, получит  наибольшее  внимание, - это Латинская Америка. В том  смысле  в  каком Трамп был  озабочен  Западным полушарием, то  речь,  как я понимаю,  шла об иммиграции и санкциях против Кубы/Венесуэлы».

II. Внутренняя политика России

Внутренняя политика, экономика и энергетика:

“Identity Politics and the Reality of Pandemic-Era Russia: A Clash in the Making,” Gulnaz Sharafutdinova, NYU’s Jordan Center, 09.28.20

«Политика идентичности и реальность эпохи пандемии в России: конфликт в процессе становления», Гульназ Шарафутдинова, Jordan Center  университета  Нью-Йорка, 28.09.20: Автор, лектор  Института России в Королевском колледже Лондона, пишет:

  • «В моей готовящейся к выпуску книге «The Red Mirror: Putin’s Leadership and Russia’s Insecure Identity» (Oxford University Press, октябрь 2020 г.) я исследую корни успеха Кремля в формировании общественного мнения в России после Крыма».

  • «В отличие от других комментаторов, подчеркивающих ложь и манипуляции, распространяемые грозной пропагандистской машиной Кремля, в моей книге также рассматриваются структуры и идеи, которые придают контролируемой Кремлем медиа-машине мощь  и  устойчивость и  вызывают  резонанс в  среде  российской общественности».

  • «Я утверждаю, что многие россияне не просто обмануты пропагандой, исходящей из Кремля, но что консенсус в первую очередь основан на более глубоких проблемах «коллективной травмы», связанной с  травмирующим десятилетием  -  переходным периодом 1990-х годов, а также на утверждении и предположении, что с тех пор положение улучшилось на всех фронтах: экономическом, геополитическом, культурном и т. д. Именно это социально разделяемое представление о 1990-х годах одобряется и продвигается Кремлем и находит отклик в обществе, отклик  который  позволяет российским властям продвигать сфабрикованные и скомпонованные новости, которые изображают  Россию, окруженную врагами, но показавшую моральное  превосходство в неспокойные времена».

“The Return of the Berlin Patient,” Andrei Kolesnikov, The Moscow Times, 09.28.20

«Возвращение берлинского пациента», - пишет Андрей Колесников, The Moscow Times, 28.09.20 :  Автор, старший научный сотрудник и председатель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги, пишет:

  • «Когда лидер российской оппозиции Алексей Навальный вернется в Россию, его квартира и банковский счет будут арестованы государством. На самом деле кремлевские лидеры вообще не хотят его возвращения. … Попытка заставить Навального замолчать не удалась, а попытки президента Владимира Путина «замести следы» привели лишь к почти фатальному разрыву в отношениях России с Западом».

  • «В результате этого драматического инцидента Навальный станет еще более сильной фигурой, лишь подчеркнув для внутренней и особенно зарубежной аудитории, что российская политика - это бинарная конструкция  «Навальный vs. Путин»».

  • «Кремль и его ближайшее окружение вышли из этого эпизода с двойной токсичностью, как политической, так и химической. Это ядовитое авторитарное правительство травит своих противников. Непонятно, как общаться с руководством, которое скрывает убийства и деградировало до  постоянного троллинга  своих, теперь уже бывших, «западных партнеров». Сейчас ситуация хуже, чем была во время холодной войны. Тогда, по крайней мере, были определенные правила. Теперь ничего такого  не существует».

  • «Путинская Россия, которая постоянно заигрывала с дистанцированием от того, что она считала неполноценным или несправедливым Западом, теперь находится в очень реальном состоянии самоиндуцированной изоляции, ее политическая радиоактивность отпугивает всех. Кремленология постепенно становится токсикологией. Проблема в том, что правители, ставшие настолько изолированными от мира, не связаны обычными правилами приличия и больше не заботятся о том, уважают ли их порядочные люди. Это может быть опасно для Навального, даже если за ним стоит мировое общественное мнение. Но Навальный вернется в Россию - и кремлевским властям придется смириться с этим».

“Global Trends in the Russian Context,” Sinikukka Saari and Stanislav Secrieru, ISS, 09.22.20

«Глобальные тенденции в российском контексте», Синикукка Саари и Станислав Секриеру, ISS, 22.09.20 : Авторы, оба старшие аналитики EUISS, пишут:

  • «Миф о русской исключительности широко распространен как внутри России, так и за ее пределами. … В этой главе… утверждается, что Россия не менее и не более самобытна, чем любая другая страна в международной системе, которая сталкивается, с её  собственной точки зрения, с глобальными вызовами и возможностями».

  • «Цифровизация может сделать жизнь граждан России более комфортной, но также даст их правительству возможность усилить и отрегулировать механизмы социального и политического контроля. … Урбанизация может привести к углублению социального разделения, но также посеет семена большей гражданской активности в России».

  • «Энергетический переход может поставить под угрозу российскую экономику, основанную на ресурсах, и подорвать социальную стабильность, но в то же время предложить России стимул для реформ и инноваций».

  • «Распад либерального мирового порядка улучшает  положение России на международной арене, но возникающая новая многополярность может оказаться  опасной для великодержавных амбиций России».

  • «Будущее редко бывает просто линейным продолжением настоящего. Через десять лет,  с  или без Владимира Путина у власти,  Россия будет совсем другой  страной, чем сегодня».

“The Russian State and Society at a Crossroads,” Tatiana Stanovaya, ISS, 09.22.20

«Российское государство и общество на перепутье», Татьяна Становая, ISS, 22.09.20 : Автор, иногородний научный сотрудник Московского Центра Карнеги, пишет:

  • «Будущее политического режима России и его взаимодействия с обществом будет определяться четырьмя движущими силами: эрозией  легитимности режима; идеологизацией политического режима; кризисом  политических институтов страны; и «обезличиванием» власти и политической системы».

  • «Элитам придется научиться управлять конфликтами в новых обстоятельствах самостоятельно, что приведет к тому, что режим станет более полицентричным и, следовательно, менее последовательным. Рано или поздно растущее отстранение  Путина от  власти  поставит вопрос - кто лучше всего сможет вести Россию в будущее? »

  • «Самый интригующий вопрос здесь заключается в том, осмелится ли и когда один из явных наследников Путина бросить вызов самому Путину, подвергая сомнению его политику и требуя изменений. Потребность в более убедительном руководстве в сочетании с общественным требованием социальных изменений может полностью изменить российскую политику в ближайшие годы».

“Russia’s Economy: From Dusk till Dawn?” Janis Kluge, ISS, 09.22.20

«Экономика России: от заката до рассвета?» Janis Клюге, ISS, 09.22.20 : Автор, старший сотрудник Немецкого института международной политики и безопасности, пишет:

  • «Экономика России обычно рассматривается как ее слабое место, бросающее тень на любую оценку будущих перспектив страны. В то время как стремительный рост цен на нефть привел к быстрому, несмотря на отсутствие структурных реформ, экономическому росту в 2000-х годах, экономика России потеряла свой импульс, когда в 2010-х годах доходы от энергоресурсов начали стагнировать».

  • «Цены на нефть по-прежнему будут ключевым фактором экономического благополучия России и, как следствие, ее политической стабильности. … Сценарий «Стальной Сингапур» предполагает экономику, управляемую дневными правителями, ориентированными на развитие».

  • «Сценарий «большого похмелья России» предполагает снижение роли дневных правителей, в то время как российская экономика остается открытой. … Сценарий «мрачного одиночества» предполагает сочетание сильных ночных правителей и Кремля, который строго ставит экономическую безопасность выше открытости. Все три сценария основываются на тенденциях, которые в той или иной степени существуют в современной политической экономии России».

“Nuclear Shades of Red Racism,” Mariana Budjeryn and Togzhan Kassenova, Inkstick, 09.24.20

«Ядерные оттенки красного расизма», Мариана Буджерин и Тогжан Касенова, Inkstick, 24.09.20 : Авторы, исследователь из Гарвардской школы Кеннеди и старший научный сотрудник Центра политических исследований Университета Олбани, SUNY, пишут:

  • «Ученые и активисты часто не замечали расовой динамики в Советском Союзе. Эта динамика, заложенная в более широкую иерархию, которая упорядочила более 200 национальностей, все еще проявляется на постсоветском пространстве».

  • «Эти оттенки расизма стали  подтекстом тяжелого удара  который советская ядерная  программа  нанесла Казахстану  и его народу».

  • «В течение сорока лет, в ходе  400 с лишним ядерных испытаний, проведенных на казахстанской земле, местных жителей не только игнорировали, но и зачастую  унижали».

  • «Сегодня, гноящиеся остатки этого непризнанного и неизлеченного  советского расизма  активно проявляются  на улицах Москвы и других крупных российских городов, где гастарбайтеры и гости из Средней Азии и Кавказа постоянно и жестоко преследуются».

  • «Есть что-то покровительственное и дискриминационное в  самом предположении, что русские... имеют меньший  моральный, культурный и общественный  потенциал  для  восприятия и  понимания  расовой  несправедливости  и борьбы с ней, что это  менее обидно, когда дискриминация происходит в "неблагополучных" регионах за пределами западного контекста»*. 

Оборона и авиакосмическая промышленность:

“Russia’s Military Power: Fast and furious – or failing?” András Rácz , ISS, 09.22.20

«Военная мощь России: быстрая и яростная - или неудача?» Андраш Рац, ISS, 22.09.20 : Автор, старший научный сотрудник Центра Роберта Боша по Центральной и Восточной Европе, России и Центральной Азии Немецкого совета по международным отношениям, пишет:

  • «Военная мощь играет ключевую роль как в претензиях России на статус великой державы, так и в самовосприятии страны».

  • «Анализ основан на четырех драйверах потенциальных изменений: двух ключевых и двух второстепенных. Первый ключевой фактор - это политическая воля и готовность Кремля использовать военную силу в политических целях ... Второй ключевой фактор - это наличие финансовых и других ресурсов, которые могут быть выделены на военные цели ... один из второстепенных факторов касается фактического уровня успеха с которым используются вооруженные силы ... Другой второстепенный фактор - реакция внешнего мира на использование Россией своих вооруженных сил».

  • «Если коренные изменения произойдут в любом из основных факторов, общий подход России к использованию своей военной силы может измениться».

  • «Хотя маловероятно, что любой из второстепенных факторов в одиночку может вызвать фундаментальные изменения в использовании Кремлем военной силы, второстепенный фактор может постепенно вызвать изменения в основных факторах».

Безопасность, правоохранительные органы и правосудие:

  • Никаких существенных изменений.

III. Отношения России с другими странами

Общая внешняя политика России и отношения со странами «дальнего зарубежья»:

“Four Myths about Russian Grand Strategy,” Robert Person, Center for Strategic and International Studies (CSIS), 09.22.20

«Четыре мифа о великой стратегии России», Роберт Персон, Центр стратегических и международных исследований (CSIS), 22.09.20 : Автор, доцент кафедры международных отношений в Военной академии США, пишет:

  • «Миф №1: великая стратегия России определяется идеологией: основы великой стратегии России лежат в более универсальном, хотя и приземленном, состоянии геополитической незащищенности, которым руководствуется реалистическая школа мысли».

  • «Миф № 2: Россия стремится восстановить Советский Союз или Российскую империю: вместо формальной территориальной империи под прямым управлением Россия стремится установить привилегированную и исключительную сферу влияния на бывшей советской территории».

  • «Миф № 3: Россия стремится восстановить былой мировой порядок: реальность такова, что мировой порядок, который Россия стремится установить - многополярная система, в которой великие державы управляют остальным миром и координируют свои действия, чтобы гарантировать свои собственные национальные интересы, - восстановить невозможно. потому что его никогда не существовало».

  • «Миф №4: Путин - оппортунист, а не стратег: мы должны признать, что он стратегически  мыслящий оппортунист: он будет продолжать использовать неожиданные возможности для продвижения национальных интересов России, когда и где они возникают».

  • «Нет никаких сомнений в том, что у России есть великая стратегия, независимо от того, отражена ли она в основополагающих документах национальной безопасности. … Россия добилась заметных стратегических успехов. И все же можно справедливо спросить, действительно ли их ассиметричный инструментарий подрывной тактики… действительно ли  он  отвечает задаче создания многополярного мирового порядка, к которому стремится Россия. … Если российское видение многополярного миропорядка, в котором доминирует клуб великих держав с особыми привилегиями, сбудется, это будет иметь отношение не столько к усилиям России, сколько к отречению Соединенных Штатов от лидерства и заполнению Китаем  образовавшегося вакуума. И все же, как показали махинации Кремля в последние годы, Москва может доставить немало неприятностей на этом пути».

“What Russia Doesn’t Get About Germany,” Sabine Fischer, Carnegie Moscow Center, 09.23.20

«Чего Россия не знает о Германии», Сабина Фишер, Московский Центр Карнеги, 23.09.20 : Автор, старший научный сотрудник исследовательского отдела Восточной Европы и Евразии немецкого аналитического центра Stiffen Wissenschaft und Politik (SWP), пишет:

  • «С тех пор, как 2 сентября канцлер Германии Ангела Меркель объявила, что критик Кремля Алексей Навальный был отравлен нервно-паралитическим веществом  «Новичок», термин «поворотный момент» много раз использовался в России для описания последствий, которые это будет иметь для отношений Германии и России"

  • «Но эта эпоха давно закончилась. Заявление Меркель было не поворотным моментом, а еще одним звеном в цепи событий, которые подрывали доверие Германии и ее готовность принимать  позиции России и её  все более деструктивную политику. Удивление, выражаемое в настоящее время в России, говорит о непонимании того, как Россия воспринимается в Германии».

  • «В течение многих лет Берлин пытался найти баланс между карательными мерами, направленными на сдерживание  и  парирование российских  беззаконий, и попытками сохранить диалог даже в самых тяжелых обстоятельствах. Он столкнулся с большой критикой из-за этого внутри страны, со стороны партнеров по ЕС и, все чаще, со стороны Вашингтона. Российская сторона никогда этого не понимала и не ценила».

  • «Это не означает, что немецкий дискурс о России монолитен. Отношения с Россией остаются спорным вопросом. … Но настроения в политическом центре за последние десять лет существенно изменились - и не в пользу России».

  • «Остается вопрос: почему люди, принимающие решения в Москве, этого не понимают? Есть три возможных объяснения:… Они не знают. … Они не понимают. … Им все равно». Скорее всего, здесь задействованы элементы всех этих объяснений. И Германия, вероятно,  не откажется (пока) от диалога с Россией даже после этого последнего удара. Но Берлин потерял веру и будет все меньше и меньше инвестировать в сохранение действующих отношений. Возможно, московским руководителям пора понять, что это во многом связано с их собственными действиями».

“Russia and Europe: Stuck on Autopilot,” Andrew S. Weiss, Carnegie Endowment for International Peace, 09.24.20

«Россия и Европа: автопилот  завис», Эндрю С. Вайс, Фонд Карнеги за международный мир, 24.09.20 : Автор, председатель James Family  и вице-президент по исследованиям в Фонде Карнеги, пишет:

  • «На протяжении всей пандемии коронавируса политика России в отношении центральной Европы, казалось, зависла на автопилоте. Вместо того, чтобы попытаться ловко   использовать очевидные внутренние разногласия в Европе и продолжающуюся напряженность в отношениях с США, Кремль просто следовал устаревшим схемам, действуя так, как будто его самые важные цели могут быть достигнуты, если  он просто  будет  оказывать  упорное  сопротивление  и ждать  развала Европы на  части  под тяжестью пандемии и других проблем ».

  • «Чего не хватает кремлевскому анализу текущего положения дел, так это большого самосознания того, как его недавнее поведение потенциально создает эпохальный момент, сопоставимый с событиями 2014 года на Украине. Атака на  Навального и кризис в Беларуси практически мгновенно подорвали доверие к тем голосам в Европе, которые традиционно выступают за сохранение статус-кво.

  • «В Германии, например, наибольшее давление будет испытывать не все более маргинальные группы, такие как Путинверстехер, а скорее такие стойкие христиане-демократы, как Меркель и министр экономики Петер Альтмайер, которые призывают найти способы продолжить сотрудничество с Россией. … Во Франции эти события сильно осложняют стратегический диалог Макрона с Кремлем. … В лучшем случае отношения России с Германией, Францией и Соединенным Королевством останутся такими, как сейчас, независимо от того, заморожены ли крупномасштабные проекты, такие как «Северный поток-2»».

  • «Настоящий вопрос для западных политиков состоит в том, как лучше всего разработать соразмерный и устойчивый ответ на угрозу, исходящую от России, и умело управлять сохраняющейся напряженностью, сохраняя при этом единство цели, которое так хорошо служило предыдущим поколениям западных лидеров».

“Populists and Kleptocrats Are a Perfect Match,” Martin Sandbu, Financial Times, 09.22.20

«Популисты и клептократы - идеальная пара», Мартин Сандбу, Financial Times, 22.09.20 : Автор, обозреватель европейской экономики для Financial Times, пишет:

  • «В России, на Украине и нескольких постсоветских странах Центральной Азии олигархические сети приватизировали государство для своей выгоды. В США есть длинный список бывших соратников Трампа, которым предъявлены обвинения в преступлениях, связанных с людьми, в основном из тех же самых стран. На мой взгляд, это не оставляет сомнений в клептократической изнанке атак Трампа на независимые институты».

  • «В Европе тоже должны греметь колокола клептократической тревоги. Использование государственных средств в личных целях широко распространено в регионе. От Венгрии до  Великобритании  прибыльные государственные контракты выдаются личным соратникам лидеров. Журналисты Дафна Каруана-Галиция и Ян Куцяк якобы были убиты за их попытки разоблачить коррупционные сделки  мальтийских и словацких политиков».

  • «Есть  и   обратная проблема: использование грязных денег для манипулирования демократической политикой. Парламент Великобритании подчеркнул, как российские олигархи покупают влияние в британском истеблишменте. Российские деньги аналогичным образом пришли на помощь крайне правой французской и (предположительно) итальянской Лиге».

  • «Если Европа без колебаний берет  их деньги, ни один действующий  или потенциальный диктатор не будет обращать внимание  на  политические заявления осуждения. И если деньги в Европе легко отмыть, то их можно использовать и для коррумпирования тамошних лидеров. Короче говоря, европейские либералы могут только надеяться удержать автократию в страхе, если они привержены борьбе с клептократией дома и за рубежом».

Китай-Россия: союзники или попутчики?

“Expectation vs. Reality: The Sino-Russian Partnership in the Arctic. Moscow and Beijing have both learned that nations don’t have allies, or partners,” Elizabeth Buchanan, The National Interest/Australian Strategic Policy Institute, 09.28.20

«Ожидания против реальности: китайско-российское партнерство в Арктике. Москва и Пекин оба осознали, что у стран нет союзников или партнеров », - Элизабет Бьюкенен,  The National Interest / Австралийский институт стратегической политики, 28.09.20 : Автор, преподаватель стратегических исследований в Университете Дикина, выступавшая  в  Комитете  Палаты представителей США по иностранным делам пишет:

  • «Усиление коммерческого взаимодействия между Россией и Китаем по вопросам арктических энергетических предприятий приводит к появлению мнения о том, что в регионе существует китайско-российский альянс.  Реальность такова, что взаимное недоверие, многовековая территориальная напряженность из-за российского Дальнего Востока и пережитки советско-китайского раскола в холодной войне - всё  это постоянные черты китайско-российских отношений».

  • «И Москва, и Пекин осознали, что у стран нет союзников или партнеров. Хорошо защищенные, успешные государства стремятся к взаимовыгодным отношениям. Это мнение ограничивает российско-китайское взаимодействие в российской Арктике».

  • «Другое предположение, что Россия имеет экспансионистскую повестку дня в Арктике, является поколенческим, но стратегически недееспособным. … Секьюритизация экономических интересов и рост активности на арктической границе не соответствуют экспансионистской программе. Отбросьте позерство и арктическую «гонку вооружений», и приоритетом для России в Арктике останется стабильность».

  • «Территориальные и морские споры России - особенно с Норвегией в Баренцевом море и США в Беринговом проливе - давно разрешены. Итак, где в Арктике Москва хочет расширяться? В интересах России поддерживать международно-правовую архитектуру Арктики, особенно ЮНКЛОС, как это согласовано заинтересованными сторонами. Это простой случай мести географии ».

  • «Последнее предположение состоит в том, что Россия попала в дипломатическую ловушку Пекина и чрезмерно полагается на китайский капитал и участие в совместных предприятиях для энергетических проектов в Арктике. В действительности Россия старалась компенсировать китайские инвестиции и риск чрезмерной зависимости от энергетических предприятий. … Москва вряд ли будет развяжет конфликт в регионе, в котором она имеет наибольшую долю, и с которым она связала свою будущую экономическую и социальную безопасность. Любая арктическая напряженность возникнет из-за неправильного понимания интересов России или неправильного понимания базовой географии или того, как международное право применяется в регионе».

“The Future of Chinese Russian Relations: The Next Round of Go.” Marcin Kaczmarski ISS, 09.22.20

«Будущее китайско-российских отношений: следующий раунд». Марчин Качмарски, ISS, 22.09.20 : Автор, преподаватель исследований безопасности в Школе социальных и политических наук Университета Глазго, пишет:

  • «Эта глава начинается с предложения трех сценариев, представляющих отношения России с Китаем в 2030 году: во-первых, «российский Суэцкий момент», в котором интересы России подчинены интересам Китая; во-вторых, «Народ против Китая», описывающее внутреннюю реакцию России на Китай; и в-третьих, «Авторитарный Интернационал», когда два государства объединяются в полноценный союз».

  • «Для Китая Россия полезный, но во многих отношениях второстепенный партнер. … Улучшение отношений России с Западом могло бы сделать российско-китайские отношения более взаимозависимыми и, следовательно, более равноправными ».

  • «Китайско-американское соперничество дает Москве возможность улучшить свои позиции по отношению к Пекину».

  • «Внутренняя политика в России создала условия, способствующие сближению с Китаем, и продолжает смягчать потенциально негативные последствия асимметрии между двумя государствами».

Украина:

“Rebuttal: Ukraine Is Emerging as Critical Node for White-Supremacy Extremists,” Mollie Saltskog and Colin P. Clarke, Russia Matters, 09.24.20

«Опровержение: Украина становится критически  важной страной  для экстремистов -  сторонников превосходства белой  расы», - Молли Салтског и Колин П. Кларк, Russia Matters, 24.09.20 : Авторы, старший аналитик разведки и старший научный сотрудник Центра Суфана, пишут:

  • «В своей недавней статье «Is Ukraine a Hub for International White Supremacist Fighters?» Гусейн Алиев утверждает, что с конца 2014 года поток  иностранцев, прибывающих для участия в конфликте на востоке Украины, практически  иссяк, в основном из-за процесса роспуска полувоенных формирований на Украине и их интеграции в официальные силы безопасности страны. Он настойчиво внушает мысль о том, что угроза, исходящая от неонацистов и других ультраправых взглядов, связанных с Украиной, преувеличена. Исследование Центра Суфана, в котором участвовали оба автора этого опровержения, предполагает обратное».

  • «Мы обнаружили, что иностранцы по-прежнему организуются, тренируются и сражаются по обе стороны конфликта на востоке Украины, развивая навыки и связи, которые укрепляют современные транснациональные экстремистские сети, поддерживающие  идею  превосходства белой  расы, сети,  которые, хотя и далеки от монолитности, теперь  более жестокие, более организованные  и более боеспособные, чем даже пять лет назад».

  • «Сосредоточив внимание на уменьшающемся количестве иностранных боевиков-ультранационалистов, присутствующих на Украине, Алиев преуменьшает как непосредственные опасности, исходящие от радикалов, имеющих опыт боевых действий, так и угрозу, исходящую от нового значения Украины,  теперь  она, по нашему мнению, является центром для крайне правых группировок,  центром  установления  связей,  контактов,  организации  и обмена  опытом. Подобно тому, как салафиты-джихадисты использовали конфликты в Афганистане, на Балканах, Чечне, Ираке и Сирии для получения боевого опыта, так и сторонники превосходства белых используют Украину как лабораторию поля боя в наши дни. И так  же  как  конфликт в Афганистане породил транснациональную салафитско-джихадистскую организацию, «Аль-Каиду», в состав которой входят представители разных национальностей,  и  динамика украинского конфликта также,  на наш взгляд,  смогла создать правый эквивалент  «Аль-Каиды»».

Беларусь

“Vladimir Putin Has Alexander Lukashenko Right Where He Wants Him,” Christopher Hartwell, The National Interest, 09.21.20

«Владимир Путин  использует Александра  Лукашенко там, где ему  нужно» , - пишет Кристофер Хартвелл, The National Interest, 21.09.20 : Автор, профессор устойчивости финансовых систем в Борнмутском университете, пишет:

  • «В отличие от многих стран, которые были частью Советского Союза, Беларусь при Лукашенко стойко выступала против любых форм свободы или экономической либерализации. Такая позиция, обеспечивая  стабильность для белорусов, подорвала экономику и сделала ее очень уязвимой для внешних  и внутренних потрясений. Когда общественный договор Лукашенко - социальные льготы за политическое согласие - был окончательно  разорван, структурная слабость Беларуси стала очевидной».

  • «Учитывая решительный отказ Лукашенко уступить оппозиции, ему пришлось полагаться на Россию в плане моральной и экономической поддержки, сделать  выбор, о котором он (и вся Беларусь) скоро  могут пожалеть. Беларусь может обнаружить, что ее движение к интеграции без либерализации может также привести к интеграции без представительства».

Другие постсоветские соседи России:

“Nagorno-Karabakh: A Flare-Up, or All-Out War?” Sergei Markedonov, Carnegie Moscow Center, 09.28.20

«Нагорный Карабах: вспышка или тотальная война?» Сергей Маркедонов, Московский Центр Карнеги, 28.09.20 : Автор, доцент Российского государственного гуманитарного университета, эксперт Российского совета по международным делам, пишет:

  • «Нынешняя вспышка, разразившаяся в минувшие выходные между Азербайджаном и Арменией в их давнем территориальном споре по Нагорному Карабаху, выходит далеко за рамки обычных стычек. … Такой резкой эскалации конфликта там не было с апреля 2016 года.… В то же время нынешние события слож“Fighting Between Armenia and Azerbaijan Risks Drawing in Bigger Powers,” Andrew E. Kramer, The New York Times, 09.28.20но назвать неожиданными ».

  • «Карабахский маятник» - когда военная эскалация возвращается к раунду переговоров - на этот раз, похоже, застрял. … В нынешней резкой эскалации есть и другие нюансы, в том числе усиление турецкого вмешательства. … Еще один важный фактор - изменения в дипломатическом составе Баку. Эльмар Мамедъяров, многолетний министр иностранных дел Азербайджана, ушел в отставку во время июльских пограничных столкновений. … Последние два года он был главным оптимистом в отношении того, на какие уступки новое правительство Армении может пойти при Николае Пашиняне ».

  • «На самом деле, однако, позиция нового премьер-министра Армении по Нагорному Карабаху была жестче, чем когда-либо. … Эти действия не могли не укрепить позиции ястребов в Баку ».

  • «Есть несколько возможных исходов нынешней ситуации. Скорее всего, это битва за небольшие и не особо важные участки земли, допускающие символическое провозглашение «победы» и более конкретную пиар-победу дома. … Какие бы причины ни стояли за вооруженными столкновениями, ясно одно: значение военной силы в мирном процессе по Нагорному Карабаху растет с каждым днем. Отсутствие переговоров становится критическим ».

“Fighting Between Armenia and Azerbaijan Risks Drawing in Bigger Powers,” Andrew E. Kramer, The New York Times, 09.28.20

«Борьба между Арменией и Азербайджаном - риск привлечения более крупных сил», Эндрю Крамер, The New York Times, 28.09.20 : Автор, репортер московского бюро New York Times, пишет:

  • «Затянувшийся территориальный спор в Кавказском регионе, который вновь разгорелся в последние дни, когда в  бой  вступили танки, артиллерия,  вертолеты и пехота, свидетельствует о том, что обе стороны - и Азербайджан и Армения - готовятся к длительному конфликту, а не к пограничным столкновениям, которыми они занимались все  эти годы».

  • «И то, что могло бы показаться локальной войной из-за горной страны, не имеющей стратегического значения, приобретает все большее значение из-за ее способности вовлечь  более крупные державы, такие как Россия и Турция».

  • «Вспыхнувшие  в выходные  боевые действия за территорию, известную как Нагорный Карабах, обострились в понедельник, при этом с обеих сторон поступают сообщения о росте числа раненых и убитых».

  • «На протяжении многих лет крупные державы - особенно Россия, которая снабжает вооруженные силы обеих сторон и помогает руководить международными миротворческими усилиями, называемыми Минским процессом, - вмешивались, чтобы подавить вспышки  насилия. Однако, по мнению аналитиков, отвлеченные другими проблемами, такими как пандемия и народное восстание в Беларуси, другом бывшем советском государстве, международные посредники не заметили предупреждающих  признаков обострения  конфликта  на Кавказе. С тех пор иностранные лидеры призвали к немедленному прекращению огня, но обе стороны, похоже, готовятся к длительной борьбе».

“Russia and its Post-Soviet ‘Frenemies’: Breaking Free From the post-Soviet loop?” Andrew Wilson, ISS, 09.22.20

«Россия и ее постсоветские« заклятые враги»: как  вырваться из постсоветской петли?» Эндрю Уилсон, ISS, 22.09.20 : Автор, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям, пишет:

  • «Первый сценарий, «Нисходящая спираль», описывает рост экономической зависимости от России и постсоветских патронажных  связей, в частности, на Украине - частично в результате неспособности старой/новой элиты вырваться из традиционной неформальной политики. и проводить значимые реформы, частично в результате провала западной политики. В этом сценарии принуждение со стороны России играет менее важную роль».

  • «[Второй] сценарий «Беларусь - наша!» основан на усилении власти  России (базирующейся на средствах и методах принуждения)  в регионе - не только в военном плане, но даже в большей степени в плане усиления экономической и цивилизационной зависимости - в первую очередь в Беларуси, но также в Грузии, Молдове и на  Украине».

  • «Третий сценарий - самый позитивный - называется «Бабушкиными шажками» (как  детская  игра - русское  название  этой  игры - “Море волнуется - раз!”), когда Украина, а также другие страны Восточного партнерства, рывками  продвигаются в экономическом и политическом плане в сторону от временно отвлеченной России. Обновление элиты и устойчивые реформы.

статью прочитали: 2156 человек

Комментарии 
Виктор Иванов, 06.10.2020 19:56:38
Обзор хорош. Спасибо.

Растроган размышлизмами титанов мысли из Московского Центра Карнеги. Эти мощные люди живут и работают в парадигме "чего изволите слышать, господа работодатели?".
И строчат донесения, приятные слуху хозяев.
Что я оцениваю вполне положительно.

В реальной обстановке вялотекущей войны такой противник чрезвычайно ценен.

Порадовали немцы.

Фактор "Навального" настолько переоценен ими, что вызывает невольное уважение к массе-объему нутряной дури, явленной ими.
Либо деграданты, либо агенты Путина.

"Отбросов нет - есть кадры!" - рявкнул полковник Вальтер Николаи, шеф военной разведки II Рейха, на упрек Кайзера Вильгельма II -"Ну вот почему Вы, полковник, таких скотов безрогих набираете в свои агенты?"

... Если противник склонен к сакрализации собственноручно созданного "карго-культа" в виде картонной дурилки "Лехи-сисяна"- то это надлежит только приветствовать.

И умно использовать.

... Просто представьте, скольких усилий стоит создание у противника ложного представления о неимоверной силе- влиянии его агентуры в нашем тылу, нашем народе, наших госструктурах.

На этом ложном представлении строятся все его военно-политическое планирование, стратегические планы и т.п.

Которые стабильно терпят крах при столкновении с Реальностью.

"Розовые хрустальные мечты снова разбились о чугунную жопу Реальности..." (с)

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2020  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"