быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 17.03.10 07:18
публикатор: Лена (chitatel)
   
 

Рецензия на книгу Сандры Рулофс “Первая леди Грузии. Рассказ идеалистки”

 

Предисловие редакции: Сандра Элизабет Рулофс, голландская и грузинская (с 2008 года) подданная, супруга президента Грузии Михаила Саакашвили. В 2005 году написала автобиографическую книгу «Первая леди Грузии. Рассказ идеалистки». Книга была издана на трёх языках – голландском, грузинском и украинском. Презентация украинской версии состоялась 5 апреля этого года в Киеве, в присутствии Кэтрин Чумаченко, которая является автором предисловия к украинскому изданию. К.Чумаченко - гражданка США, супруга экс-президента Украины Виктора Ющенко. Для анализа автором был использован голландский вариант автобиографии Рулофс. Статья дана с небольшими сокращениями.

 

Из рецензий СМИ:

«На расстоянии это похоже на сказку: девушка из провинции Зеландия вот так, запросто становится женой президента в экзотической стране! Но на самом деле все было не так...» - «Фолкскрант Магазин», Голландия.

«Возможно, главная скрытая привлекательная сила этой книги - в ощущении того, что это могло случиться с любым из нас, рядовых голландцев» - «Эста», Голландия.

 

«Эта страна вот уже много лет висит у меня на шее»

Итак, кто же она, грузинская «первая леди»?

Сандра Рулофс родилась в 1968 году на юге Нидерландов, ближе к Бельгии, в семье человека с романтичной и идеалистичной профессией торговца недвижимостью. Стать писательницей она хотела с детства: Сандра даже подобрала себе псевдоним - «Арднас Сфолеор» (буквы её имени и фамилии на голландском в обратном порядке). «Это звучало красиво и таинственно, даже немножко по-русски». Да, примерно так же по-русски, как Роза Клебб. Или Камарадский, как в 80-е годы называли в Голландии выходцев из СССР, тоже считая почему-то, что это «очень по-русски»...

В предисловии к книге Сандра так описывает место Грузии в её жизни: «Эта страна вот уже много лет висит в миниатюрной форме в золоте у меня на шее. Этим я хочу показать, что меня волнует судьба этой страны».

О чём же она хотела поведать читателю в своей книге, чем ей так хотелось поделиться? «В процессе писания я замечаю, что многое хотела бы сказать этой книгой: например, что получение президентского кресла для моего мужа и меня было вполне осознанным процессом, хотя он и был короче, чем ожидалось, но это событие не стало неожиданностью для нас, которая свалилась как снег на голову. Также я хочу показать, как это важно - найти равновесие между словом и делом... между формой и содержанием. Идеализм ещё пока нужен миру. Ключ к успеху - в твоих собственных руках: здоровая доза уверенности в себе и самокритичности, ангельское терпение, открытость, стремление к цели и постоянна вера в то, что побеждает в конечном итоге честность и справедливость. И все это следует полить соусом из юмора и непосредственности. Быть успешной - значит быть готовой ко всему, когда представится такая возможность», (стр. 9-10).

Впервые Сандра побывала в Грузии ещё до своего знакомства с Мишей, в 1992 году. «Привет из сумасшедшей зелёной Грузии!» - так называется первая глава её книги, в которой она описывает эту свою поездку. В Грузию её пригласил «знакомый грузин, который подрабатывал в Москве» (где же еще?) - но не за её красивые глаза, а «при условии, что ему дадут семена овощей из Голландии».

И вот, вооружившись рюкзаками, набитыми семенами, Сандра и её спутники отправляются в путь... Кстати, если вы думаете, что голландские семена идеалистка Сандра купила для своих знакомых на собственные заработанные деньги, то тут вы заблуждаетесь: семена, оказывается, предложила им «одна голландская фирма», чтобы проверить, «что будет лучше расти в субтропическом климате». А сама предприимчивая девушка взяла с собой лишь классический набор миссионера современного империализма: «кепочки, ручки, брелки и наклейки для раздачи» «аборигенам». Вместо бус и зеркалец, (стр.12).

Сандра рассказывает о Ясоне и аргонавтах, живописно рисует, как поезд был забросан камнями в Абхазии («гражданская война»!), как обедают в Грузии «рано утром», как грузинская семья на время пребывания у них западных гостей в полном составе переселилась в подвал собственного дома (наверно, поэтому и Грузия у неё именуется «сумасшедшей»: в Голландии такое гостеприимство представить невозможно!), (стр. 11-12).

Углубляясь в историю грузинского народа, Сандра описывает, как он страдал под гнётом персов и оттоманцев (турок). В 1801 году Россия «включила в себя восточную Грузию», а полвека спустя и остальные её регионы «были брошены под русский кнут, что означало меньше религиозной и политической свободы». Меньше, чем где? Чем под персами и оттоманцами? И тут же она пишет о том, что грузинская интеллигенция получила доступ к российским университетам. Интересно, а сколько, к примеру, индонезийцев обучалось в университетах «прогрессивных Нидерландов» в колониальные времена? Когда индонезийским женщинам даже не разрешалось выходить замуж за европейцев, если они не владели голландским языком?..

По профессии Сандра переводчица. Однако эта профессия не удовлетворяет её высокие амбиции: «всю жизнь переводить инструкции пользования, брошюры и судебные дела оказалось слишком мало меня удовлетворяющим...».

Помогать людям, которые нуждаются в общении друг с другом - не для Сандры: «Переводить было и остается пассивным занятием, и я не могла в достаточной степени выразить в нём свою изобретательность, организационный талант и заинтересованность в общественных делах», (стр. 14).

И вот тут-то - на курсах по правам человека в Страсбурге, за которые заплатили родители Сандры - она и встречает «своего грузинского принца на белом коне с розой в руке», которого она сначала по ошибке приняла в студенческой столовке за француза, потому что он был «таким элегантным», (стр. 15-16). Когда «принц» рассказал ей, что он «из Джорджии, только это не в Америке», Сандра «чуть не подавилась супом» и поспешила обрадовать его тем, что уже однажды побывала у него на родине.

Это была «любовь с первого взгляда»… Миша поехал учиться в Америку, а Сандра поехала отдыхать в Грецию к подруге, но так тосковала без него, что не выдержала: идеалистка наврала в аэропорту, что её несуществующая сестра умирает в больнице, и что поэтому ей срочно надо обратно в Бельгию, чтобы ничего не доплачивать за свой «и так самый дешёвый билет», (стр. 18). Греки не выдержали её рыданий и посадили в самолёт, - «Так что мне не пришлось ничегошеньки доплачивать», -  радуется даже спустя десятилетие довольная своей изобретательностью Сандра. А прилетев в Брюссель, она тут же, не отходя от кассы, купила билет до Нью-Йорка, (стр. 18-19).

Впрочем, это не последний раз, когда будущая жена президента прибегает ко лжи, чтобы не платить за что-то: через пару лет в Нью-Йорке она спрячет с этой целью в карман пару суши в японском ресторане и гордо расскажет своим читателям, что для того, чтобы сделать это, «надо быть голландкой!», (стр. 45).

Рассказывая о своей семье, Сандра пишет, как её «весьма талантливая» мама балуется керамикой и акварелью. Почему бы и нет, пока папа зарабатывает на жизнь торговлей домами? Мама предпочитает рисовать людей и события, которые не видела собственными глазами: будь то Шиндлер с его евреями или тбилисская «революции роз». Как её родители, так и сама Сандра с сыном весь период революционных событий провели в безопасности в Голландии: а то вдруг Мише было бы некуда бежать, если бы революция сорвалась? А однажды мама привезла знакомых дам из своего рисовального кружка «на натуру» в Грузию, (стр. 191). «Мамин рисовальный кружок прибыл в Кахетию... Шумная группа женщин в яркой одежде, передвигающаяся в микроавтобусе, получила в народе прозвище «зоопарк»», (стр. 191).

Общаются Сандра с мамой, даже когда живут в одном доме, посредством записочек «на блокноте от Кока-Колы», (стр. 20).

Уже пожив в Грузии, молодая женщина жалуется на тяготы голландской жизни: на вокзале в кассе не хотят разменять банкноту в 100 евро, понимаешь… (стр. 23). В Тбилиси «можно поговорить с кассиршей», да и 100 евро возьмут, только предложи!

Подводя итоги своего детства и юности, Сандра пишет: «У меня с юности было явная предрасположенность к иностранным языкам и культурам, смешанная со здоровой дозой заботы об обществе», (стр. 24).

 

«Здоровая доза» заботы об обществе

Глава вторая именуется «Влюблена, помолвлена, замужем», (1993-1995).

Сандра описывает лишения и страдания, выпавшие на её с Мишей долю во время его обучения в Америке. Например, борьбу с тараканами, (стр. 25). Сандра открывает для себя, что гречка, «которой на Западе набивают подушки», оказывается, вовсе не «подгоревший рис», (стр. 33). А такие ужасы американской жизни, как «матрас на полу и туалет, который не смывает» или подобранный на помойке стол? Питается молодая семья в это тяжёлое время «хлебом с бананами».

Сандра часто повторяет, как остро необходимы ей «покой, порядок и обозримость» жизни, (стр.26). И уже начинает мечтать о родине мужа, в стиле, так напоминающем нам бессмертную героиню Маршака, дочку мистера Твистера Сюзи. Помните? «Я буду питаться зернистой икрой, Живую ловить осетрину, Кататься на тройке над Волгой-рекой, И бегать в колхоз по малину!». Сандра пишет: «Я хочу штурмовать небо! Я хочу стать королевой или героиней в Грузии, хочу придать исторический поворот помощи развивающимся странам...», (стр. 27).

А вот как Сандра отдаёт себе отчёт в трудностях, с которыми она столкнётся на новой родине: «Мне придётся бороться... в стране, где... 2/3 живут за чертой бедности, где люди будут нам завидовать из-за нашего счастья, богатства или карьеры. Мы столкнёмся с угрозами, шантажом и шпионажем».

Идеалистка «до сих пор мечтает… открыть для себя Африку» и переживает за «иностранцев в развивающихся странах», (стр. 47). Так убивается она по погибшей в Сомали итальянской журналистке, (вспоминается герой Юрия Никулина с его бессмертным «ребята, на его месте должен был быть я!»), в то же время на то, как живут сами сомалийцы и почему, Сандре, судя по всему, глубоко наплевать. Она даже находит этому весьма оригинальное объяснение: «Я задавалась вопросом, научатся ли африканцы когда-нибудь планировать? Уж слишком они верят в сверхъестественные силы...», (стр. 47). Да зачем ехать так далеко, в Африку, когда и в Америке «Миша и я осознавали, что в нашем доме и квартале много цветных, и старались закончить делать покупки до того, как стемнеет», (стр. 70), хотя «своим поведением не хотели показать малейшего намека на расизм» (там же)?

Уже тогда Сандра взваливает на себя тяжелое бремя благотворительности - продаёт рождественские открытки в банках и торговых центрах. Миша тем временем уже выступает с пламенными речами по «Голосу Америки», критикуя «компромиссы Шеварднадзе с Россией», (стр. 32). Мишин дядя по матери живёт в Америке уже 20 лет! Натаскивание будущего президента начинается: молодые переезжают из «подвала» в шикарную квартиру, (стр. 32).

«Была холодная зима», - пишет идеалистка и благотворительница, - «Много снега. Бездомные были более жалкими, чем когда-либо. К счастью, наша квартира хорошо отапливалась…», (стр. 33-34).

«На улице было минус 20. Бездомные… заходили в рестораны и просили разрешить им за еду очистить порог ото льда, так что повсюду слышался стук металлических лопаточек. И чего только бедняги не придумывали, чтобы получить деньги!.. Такое не забывается. Но особенно бросалось в глаза их большое количество».

И что же делает для них наша сердобольная героиня? Шляется по конференциям и читает книжки, (стр. 35). Уже на следующих страницах она подробно, со смаком, описывает, в каких шикарных отелях останавливаются они с Мишей на подобных конференциях и как замечательно проводят там время, (стр. 35). Не забывая умилиться тем, что в Америке «люди посылают «валентинки» даже кошкам и собакам друг друга», (стр. 36). В дешёвых отелях она уже боится, какой ужас, «проснуться от того, что по твоей руке бежит таракан», (стр. 59). Бездомные, наверно, не жаловались бы…

На улице - там, где страдают бездомные - начинается снежная буря. «Как хорошо, что родители прислали мне сапоги!», (стр. 37). И - негодование Сандры в адрес погоды: ведь почти уже весна на дворе, «и я уже выбросила старую зимнюю одежду», а «мои мысли были заняты скореё покупкой очков от солнца»…

«Я хотела бы, чтобы меня баловали салатом с кусочками ветчины, шоколадными хлопьями, старым сыром, ванильным киселём, тефтельками в томатном соусе…», (стр. 48). Сандра с восторгом описывает свои с Мишей визиты к «шикарным грузинским аристократам» в Америке, (стр. 71): «Там было по меньшей мере 50 гостей, один одет красивеё другого, все - очень шикарные люди, благополучные и эрудиты с весьма утонченными манерами… После всяких вкуснейших закусок, вроде красной рыбы на тостах и мини-сате, подошёл момент, когда хозяйка сказала: «Кушать подано!» И мы перешли в великолепную комнату… где нам были поданы бесподобные блюда множеством слуг… У нас кружилось в голове от всех этих комнат в различных цветовых гаммах и стилях», (стр. 71).

Видимо, это и есть «здоровая доза» заботы об обществе….

Тогда же она впервые знакомится со своей свекровью Гюли, (стр. 38-39). «Гюли описала жизнь в Тбилиси как скучную: надо стоять в очередях, много ходить, так как нет бензина для транспорта, и в особенности - смотреть телевизор». В Америку она приехала подзаработать, «за хорошую сумму прочесть лекцию в университете». Видимо, в Америке острая нехватка специалистов по истории Византии в средние века…

Далее следуют интересные подробности родословной будущего грузинского президента: прабабушка Тамара - аристократка, которая, оказывается, в своё время не вышла замуж за француза… Её отец был «одним из первых грузинских капиталистов», (тогда какая же это аристократия?), а сама она «помогла Сталину сбежать от жандармов», (стр. 40). Папа - капиталист, а дочка - аристократка, помогающая Сталину? Когда читаешь это, создаётся такое чувство, что подобные легенды живут в каждой грузинской семье, и только Сандра, как это свойственно голландцам, понимает всё рассказанное буквально.

Интересно, что так подробно рассказывая о далеких Мишиных предках-аристократах, Сандра ни словом не обмолвилась о профессии дедушки Гиви, который «имел на него (Саакашвили) большое влияние». Российские источники сообщают, что дедушка был работником НКВД. И хотя далеко не всё рассказанное этим источником соответствует действительности, (в частности, информация о родителях Сандры неверна: она достаточно подробно описывает семью своего отца и её фламандские, а не восточноевропейские корни), тем не менее, именно полное молчание Сандры о дедушке, который оказал на Мишу большое влияние (по её же собственным словам) и является косвенным подтверждением того, что это правда. Прошло время, когда модно было гордиться дедушкой-чекистом - и Саакашвили выставляет напоказ предков с более модными ныне корнями: аристократов и капиталистов. А профессия дедушки становится своего рода «семейной тайной».

Сандра даже не замечает, как она сама себе противоречит: на одной странице она пишет, что брат прабабушки Миши был расстрелян за то, что он «был интеллектуал и учился в германском университете», (стр. 39), на другой говорит, что у его отца-капиталиста (прапрадедушки) были счета в швейцарском банке, которые он сохранял и после революции (до революции он владел шахтами), за что его и арестовали, (стр. 40). На одной странице говорится, что мама Миши в советское время ни в чем не нуждалась и каталась как сыр в масле, (стр. 40-41); на другой - что «Грузия стремилась… к сбрасыванию тяжёлого советского ига».

«Бесплатное здравоохранение, образование хорошего качества, опера, многодневные семейные праздники, отдых на Черном море…», - так описывает Сандра «советскую оккупацию» Грузии. В советское время «всего было много, всё было доступно, нельзя было купить только свободу». Так какую же именно? Свободу распоряжаться счетами в швейцарском банке?

«Так как основные нужды в советской Грузии всегда удовлетворялись, Гюли не могла отвыкнуть думать о статусе и люксе: новые духи или блузка, другой цвет волос, подарки семье и родным. Она могла бы привезти из Америки порошковое молоко или консервы, а вместо этого покупала Барби за 12 долларов дочке своей домработницы», (стр. 41). И это - в то время, когда «средняя грузинская семья страдает от низкой заработной платы, инфляции и энергетического кризиса…».

И от человека, воспитанного в такой обстановке и выращенного такой мамой, кто-то всерьёз ожидает «борьбы с коррупцией»???

 

«Усатые тараканы»

Мы узнаём, что Мише труднее всего из предметов в Америке давался Transnational Litigation (международные судебные тяжбы), (стр. 42). Что ж, похоже на то…

О русских: «Мой учебник русского языка был чистой пропагандой и должен был произвести на иностранных студентов впечатление, что Россия - это рай на земле, где всё можно купить, и в магазинах избыток товаров», (стр. 52). Так и вспомнишь Петра Великого с его «А вот это уж, Аннушка, не твоего ума дело!»…

Чем же объясняет духовная родственница Аннушки Монс «взаимную ненависть» грузин и русских? Грузин в советское время «коллективизировали и национализировали, в то время как Грузия как раз так жаждала свободы, демократии, возвращения к своей европейской сущности, скидыванию тяжёлого советского ига и выражению своей национальной гордости», (стр. 53). Ига? Это того самого, при котором «основные нужды в советской Грузии всегда удовлетворялись», а мама Гюли «ни в чем не нуждалась»? Какая Грузия? Грузия владельцев шахт и счетов в швейцарских банках?

«Русские неуважительно именуют грузин «усатыми тараканами», (стр. 53), (??, а грузины русских – «иванами»). Немцы неуважительно именуют голландцев «сырными головами», а голландцы бельгийцев считают глупыми. Ну и что с того?

И опять Сандра невольно, как это у неё хорошо получается, противоречит себе, сама того не замечая. Когда она по ходу книги описывает различные грузинские традиции, обычаи, приметы - например, то, как грузины отмечают пасху, какие у них суеверия, семейные традиции - то многое в них совершенно такое же или похожее на русские традиции, (стр. 83, 101, 127)! Но Сандра, конечно, этого не знает. Для неё всё это -  необычно и экзотично. И связывают русских с грузинами, по её мнению, «только общие фильмы, которые они смотрели в детстве и молодости». Эх, ничего-то Вы, барышня, не понимаете...

Зато - «голландцы и грузины хорошо дополняют друг друга в бизнесе», утверждает Сандра. В качестве особых связей между двумя странами она приводит пример воевавших на стороне фашистской Германии грузин-перебежчиков из советской армии, которые решили восстать против немцев на голландском острове Тексель, потому что на дворе был уже апрель 45 г., а их посылали на западный фронт, где наступали союзники. Эдакое запоздавшеё «покаяние»… Да уж, что и говорить, герои. Сродни голландским участникам сопротивления, которые после войны отправились уничтожать тысячи индонезийцев, боровшихся за свободу в голландской колонии.

Какого же мнения о голландцах сам «решительный парень» Миша Саакашвили? Его забавляет, что некоторые слова в голландском языке похожи на русский мат по звучанию: «Что, вы, голландцы, больше ни о чем думать не можете?» «Принцу на белом коне» принадлежит и такое романтическое высказывание: «Эти голландцы звонят друг другу по телефону даже если их кот пукнет!», (стр. 67).

Первую квартиру в Тбилиси молодые купили на деньги папы Сандры, (стр. 60). А в письме к родителям в тот же период Сандра восторгается Мишей: «Миша - настоящий мужчина и даже герой! Он хочет им быть, и он им является! Он никогда не продаст свою душу коммерческому дьяволу», (стр. 60)…

Молодые долго думали, чем же заняться в Грузии. Идеалистка Сандра хотела открыть филиал «МакДональдса», но передумала, когда узнала, что для этого надо будет заплатить 60.000 долларов, из которых потом 15.000 «тебе так и не вернут», (стр. 69-70). Некоммерческий герой Миша предложил ей открыть автосалон и торговать подержанными западными машинами и запчастями, в комбинации с собственной турфирмой.

Первая их собственная квартира, купленная у эмигрировавшей в Израиль семьи, была площадью «всего» в 90 кв.м, (стр. 76). А перед глазами так и стояли «комнаты в различных цветовых гаммах и стилях». И так кружилась от этого голова...

 

«Мои грузины»

«... в Грузии не так уж много умных и интеллигентных мужчин»,  - Сандра Рулофс, «Первая леди Грузии. Рассказ идеалистки», стр. 188.

В третьей главе «Молодая семья во время реформ и строительства. 1995-1998» Сандра описывает соотечественникам-голландцам свой культурный шок от переезда в Грузию. Хорошо, конечно, что «мои родители обещали купить стиральную машину», - (молодым, напомним, в это время уже 28 и 27 лет, а им все до сих пор родители покупают!), (стр.83), - «но как-то боязно всё-таки в «сумасшедшей» Грузии жить»... Сандра идет на курсы дзюдо - «это придало мне в Тбилиси уверенности», (стр.82).

Вскоре у четы Саакашвили родился сын, названный Эдуардом, (не в честь Шеварднадзе, а в честь отца Сандры!). Рожать, естественно, Сандра поехала в Голландию - кто её знает, эту Грузию... Одним из первых поздравил Михаила Саакашвили с рождением сына «Голос Америки», (стр. 81).

Вернувшись с малышом в Грузию, Сандра не перестаёт поражаться тому, как там растят детей: «Детей в Грузии кормят взрослым супом и густым йогуртом», (стр. 85). Вскоре Эдичка заболел. У ребёнка температура 39,3, а заботливая мама не хочет давать ему антибиотики, «чтобы его организм к ним не привыкал», (стр. 87). Ещё неизвестно, чем бы кончилась эта история, если бы не вмешались грузинские родственники. После нескольких уколов мальчик быстро пошёл на поправку.

Из этнографических наблюдений Сандры над жизнью грузинского народа, с её объяснениями, почему дела обстоят так, а не иначе:  «Если людям здесь предлагать деньги, их можно легко обидеть... Это потому, что в советское время деньги выполняли чисто символическую функцию...», (стр. 88-89).

«Экономика Грузии - это экономика взаимных услуг... создаётся взаимозависимость людей, а нейтрализующая роль денег всякий раз отрицается», (там же).

Сандра не считает грузин бедными: «Я называю это скорее уязвимостью, чем бедностью, ибо у среднего грузина есть крыша над головой, и он тем или иным способом может выжить», (стр. 118).

«Мне запомнилась пенсионерка, продавшая по дешёвке мебель и книги, чтобы заплатить за топливо и лекарства, которые ей были не по карману, …плачущий шофёр, рассыпавший по дороге мандарины - единственное, что у него было на продажу... Мандарины на снегу... Ланч в шикарном отеле нам здорово помог...», (стр. 118-119). Чтобы поскорее забыть об увиденных мандаринах, впечатлительная голландская фрау отправляется из шикарного отеля «забавляться сноубордингом»..., (там же).

В семье у Сандры, конечно, тоже случаются свои неприятности: почитайте-ка, как она описывает «катастрофу» во время визита к ним в дом французского посла, когда «на винограде сидели мушки, шампанское было не холодным, а торт оказался несвежим на вкус», (стр. 128).

Сандра – кормилец семьи: бедный Миша, уже будучи министром, зарабатывает «всего 200 долларов в месяц». (В то время как средняя заработная плата в Грузии - 16 евро в месяц, (стр. 186)). Сандра же тем временем покупает в Москве и перевозит в Грузию породистую кошку с родословной «за 100 долларов», (стр. 141)... Тяжела ты, ноша идеалиста...

Есть свои тяготы и у материнства - несмотря на наличие нянь и бабушек: «С детьми надо быть строгой, чтобы они не просили петь песни или рассказывать сказки перед сном», (стр. 138). Сандра воспитывает сына исключительно «по доктору Споку». Кстати, маленький Эдюша уже собирается жениться на голландке, (стр. 132). И всё время просится в Голландию, «потому что там есть шоколадные хлопья», (стр. 145).

Как же решить многочисленные грузинские проблемы? И на это у Сандры готов ответ: «Это вопрос прозрачности правления, более строгих правил и контроля, но также и воспитания и экономического образования», (стр. 89).

Прожив в Грузии всего 3 года, мадам Саакашвили, любительница кошек за 100 долларов, уже считает себя вправе советовать грузинскому народу, как ему жить, и рассказать, что он делает не так. Она выступает с письмом в прессе под названием «Мои первые 1000 дней в Грузии», (стр. 151). Вот выдержки из него: «Иногда я думаю, что многие жители этой страны не заслуживают права жить в этом раю потому, что у них не хватает воли и сердца для прогресса современной Грузии». Очевидно, это адресуется бабушкам, продающим мебель и книги, чтобы заплатить за лекарства? Или подбирающим рассыпанные мандарины на дороге крестьянам? «Если бы у меня были финансовые возможности или если бы я имела влияние на людей с такими возможностями, то я бы разрушила все заброшенные фабрики, сгоревшие здания и пр., которые нельзя приватизировать. Они не только уродуют пейзаж, но и напоминают нам в городах и сёлах о том, что время, когда жизнь была легче, прошло - время, когда люди беспокоились о свадьбах, экскурсиях и спортивных состязаниях вместо того, чтобы беспокоится о том, будет ли электричество, о безработице и дорогих лекарствах… Поверьте мне, если каждый день проходить мимо деревьев, травы и цветов вместо заброшенных фабрик, на которых работал ваш дедушка, то и ваш день начнётся по-другому: с приятных чувств, с желания заняться бизнесом, заключать компромиссы и прощать, смеяться и испытывать уважение...», (стр. 151).

«Второй, не менее важный шаг, пусть каждый возьмёт на себя личную ответственность: гасит свет, когда он ему не нужен, закрывает кран... учит уроки, хорошо ремонтирует дороги...», (стр. 152). И вообще, «просто надо создать страховую систему и всему среднему классу приобрести страховки», (стр. 118-119), тогда у людей «не будет необходимости клянчить помощь друг у друга».

Девочка, вы здесь самые умные, да?..

В то же время «умная девочка» не знает, как пользоваться грелкой, и заливает в неё тёплый боржоми вместо того, чтобы его просто выпить, (стр. 91). Хотя ей не до того: Мишу избирают «человеком года», (стр. 121), и он «берёт на себя всё более и более тяжёлые обязанности», (стр. 122). «Миша, кроме того - политик международного масштаба!» - с гордостью пишет Сандра, (стр. 123). Проводить реформу правовой системы ему помогает американец Давид Бронхейм, который так советует «человеку года»: «Надо продавать реформу как красивое женское белье», (стр. 128). Всемирный Банк приглашает Мишу, (пока всего лишь парламентария), в турне по странам Азии, (стр.156), а Сандра тем временем «помогает десяткам бедных детей бесплатно вылечить зубы», (стр. 157), что при «советской оккупации» уже давно было бы обеспечено. С сайта её организации я узнала, что среди этих детей есть и бездомные. Вот она, здоровая доза любви к ближнему: вылечить ребёнку зубы - и выставить его обратно на улицу!

Об энергетическом кризисе - из-под пера Сандры:

«Отключение электричества в западных глазах кажется романтичным и позволяющим экономить. Просто переходишь на керосиновую лампу или свечи, или включаешь генератор...», (стр.93). Впрочем, Сандра довольно скоро поняла, что в Грузии это все «не так просто»: «Тёмная улица вдруг становится опасной...». Из-за «элементарной солидарности с ближним» Саакашвили не покупают генератор - «хотя могли бы себе это позволить», (стр. 94). Впрочем, когда ей становится невмоготу и надоедает страдать, Сандра просто-напросто уезжает к родителям в Голландию «на каникулы». Чего её грузинские соседи себе позволить не могут...

Кстати, ещё об «элементарной солидарности с ближними»: когда Саакашвили решают продать свою квартиру, потому что район стал слишком коммерческим и шумным, соседи опасаются, что новый владелец устроит из неё ресторан. «Наши соседи протестовали... но у них не было права этого делать!», (стр. 124). О, свои права Сандра знает чётко. За курсы правоведения в Страсбурге не зря было заплачено. И вообще, им надо было свет за собой тушить и краны закрывать, - тогда и разрухи в Грузии не было бы...

«Причины энергетического кризиса», - глубокомысленно излагает Сандра, - «... в том, что зимой используется больше электричества...», (стр. 94-95). Больше, чем было во времена «советской оккупации»? ...«...неплатежи крупными пользователями», (а почему они не платят?), «воды в речках стало меньше» (господи, не иначе, как «советские оккупанты выпили»?), «перепродажа электричества другим странам, при котором выручка ложится в свой карман», (ага, вот это уже теплее!).

«Американская фирма AES с 1999 года пыталась навести в Грузии порядок», - возмущается Сандра, - «Но оказалась неспособной справиться с изобретательностью грузинского потребителя, политическим нежеланием и коррупцией в энергетическом секторе», (стр. 95). Предложенные американцами решения? «Решительно обрезать самодельные проводки и повысить цены за киловатт электроэнергии»...

 

Осуждает Сандра грузин и за то, что они слишком мало работают летом. «Северяне... даже в августе могут хорошо работать с трезвой головой, в то время как здесь все сбегают в горы или леса, или едут на побережье», (стр. 97). Северяне – это, конечно, в первую очередь она сама.

Многое в Грузии всё-таки нравится Сандре. Например, грузинские фильмы, (стр. 136). Вот только почему опять большая их часть и вся грузинская классика была снята в годы «советской оккупации»? Нравится Сандре и Шеварднадзе: то, что он с ней здоровается, она считает за честь, (стр. 145, 153).

О пристрастии грузин к музыке: «В Грузии пианино - часть мебели, которая обязательно должна быть в обычной семье, неважно, играет на нём кто-нибудь или нет; их (пианино) продают в мебельном магазине», (стр. 104).

В тот период Сандра начинает работать в грузинском Красном Кресте. Её цель – «распространение вируса Красного Креста... Все должны знать, что Н. Дюпон создал эту знаменитую гуманитарную организацию в 1859 году, что у нас есть 7 принципов, и что почти все страны подписали нашу Женевскую конвенцию», (стр. 105). Отметим, что подпись Конвенции совершенно не мешает отдельным глубоко «демократическим» странам грубо её нарушать. Тем самым странам, которых правительство Саакашвили поддерживает в оккупации независимого Ирака.

Итак, Сандра работает в Красном Кресте и даёт уроки французского... Работа? На следующих страницах мы читаем, как она ходит по банкетам, устраиваемым местными администраторами («обеды длятся по 5 часов, с пением и танцами»), возит по Грузии голландскую подружку, которой, уже не зная чем её удивить, даёт пострелять из «АК», и с которой вместе влезает на колени памятнику Сталину - «для фото», (стр. 108-109). А работа: «после 1 года преподавания я сочла, что давать уроки 2 вечера в неделю - это слишком много, и поменяла их на 2 часа в неделю», (стр. 115). Красный Крест при её участии подметает опавшие листики в Ботаническом саду, (стр. 115). В 1998 году Сандра создает «собственную благотворительную организацию», (стр. 115). «У нас в семье были миссионеры», (стр. 117).

Для своей гуманитарной организации Сандра пыталась ввозить в Грузию различные товары из-за рубежа, но после первого же столкновения с местной таможней (вымогавшей взятку) бесстрашный борец за счастье грузинского народа была вынуждена отступить без боя: «Мы решили не связываться больше с таможней, а все покупать на местном рынке», (стр. 157-158). Интересно, что Сандра, судя по всему, даже после этого так и не поняла: закупки на местном рынке вообще-то стимулировали бы грузинскую экономику. Видно, что её занимает совсем другое…

«Противники распространили слух, что мой отец финансирует Мишину избирательную кампанию!» - возмущается Сандра. Действительно, есть чем возмутиться. Что вы, ребята! Берите выше. Зачем вы так обижаете Михаила Николозовича? Его «папочки» - за океаном…

И «Летучая голландка», носящаяся по всей Грузии в поисках тех, кого она могла бы осчастливить своими консервами, продолжает разоблачать грузин: «Мы узнали, что в списке тех, кому предназначались пакеты с гуманитарной помощью, было довольно много людей, которые были либо не одиноки, либо далеко не бедны», (стр. 158-159).

После раздачи пакетов местные власти - её старые хорошие знакомые - пригласили Сандру на банкет. «Как я могла поднимать бокал вместе с людьми, ответственными за этот фарс?» - с пафосом восклицает Рулофс. Местный бургомистр не выдерживает и, в конце концов, высказывает ей всё, что думают в Грузии -  он думал сделать ей приятное, предложив раздать продуктовые пакеты, (стр. 159). Это для Сандры - удар в солнечное сплетение. «Как он смел говорить от имени десятков стариков, для которых этот пакет с едой много значил?… я уехала, топая ногами...», (стр. 159). А как она сама смеет утверждать, к примеру, что «грузины и русские ненавидят друг друга», (см. выше)? Её кто-нибудь уполномочил делать такие заявления?

…По жизни я довольно часто сталкивалась с великодушными выходцами из Страны Тюльпанов, носящимися как с писаной торбой со своими подержанными пижамными штанами и жареными хлебцами, не зная, кому бы их всучить, но будучи абсолютно уверенными, что они любого этим осчастливят. И знаю не понаслышке, что даже самые бедные люди зачастую берут всю эту дрянь только потому, что им совестно обижать «благотворителей». Вполне возможно, что что-то похожее имело место и в Грузии. Так сказать, столкновение двух различных культур.

После этого Сандре опять становится в Грузии невмоготу, и она, «чтобы немножко отдохнуть от суеты», вместе с сыном «поехала с маминым рисовальным кружком» (тем самым «зоопарком»!) в Бургундию», (стр. 159). А старики подождут свои консервы, не маленькие….

«Европейцы ли грузины?» - задаётся вопросом Сандра, (стр. 178-179). И считает, что да: «ведь первые люди пришли в Европу из Кении через Грузию». Тогда почему же уж не африканцы?…

...Итак, средняя зарплата в Грузии - 16 евро, (стр. 186). «Большинство людей где-то подрабатывает, что-то продаёт или иногда получает немного долларов от родных и знакомых из Америки, Германии или Израиля. Иначе бы они ели только хлеб и фасоль», (там же).

И опять лукавит голландская госпожа: первое место по количеству грузинских мигрантов на заработках занимают вовсе не эти страны, а «нехорошая» Россия: например, за 8 месяцев текущего года в Грузию из России было перечислено около 219 млн. долл. (67% всех переводов), в то время как из США - 32 млн. долл. (9,8%), из Греции - 9,9 млн. долл. (3%). Именно из России в Грузию поступает сумма, почти равная половине бюджета этой страны (учитывая не только официальные переводы). Но для Сандры даже упоминание России в данном контексте совершенно очевидно - табу. Даже в личной жизни: побывав с сыном в Киеве, она подробно расписывает его прелести. Мать с сыном добирались в Киев через Москву, об этом процежено сквозь зубы одной строчкой: «Зашли на Красную площадь», (стр. 210-211). Безо всяких эпитетов.

«Большинство голландских журналистов размещаются в Москве и поэтому подают информацию о Грузии через российскую призму, что является весьма «окрашенной» версией», (стр.260) - и Сандра с гордостью утверждает, что благодаря её усилиям этому был положен конец. Ну, во-первых, в Москве уже долгие годы работает такой ярый нидерландский русофоб, как Питер ван дер Слоот, так что позвольте не поверить уважаемой г-же Рулофс, что такой человек может хоть что-то подать «через московскую призму». Чем хуже дела у России, тем сильнее он повизгивает от радости. А во-вторых, она что, всерьёз считает, что её собственный анализ событий можно считать нейтральным?

Грузинский флаг, поднятый чеченцами в театре на Дубровке (по-видимому это слухи, поскольку в официальной версии событий о флаге не сообщается – прим.ред.), она называет «провокацией с целью поставить грузин, проживающих в Москве, под ещё больший контроль», (стр. 228). Правда, Сандра утверждает, что не поверила злым слухам, «что землетрясение в Грузии - дело рук русских», (стр. 227). Ну что ж, и на том спасибо…

В конце концов, Сандра вынуждена завести речь и о Чечне. «В этом конфликте я не выбираю сторон», - заученно повторяет г-жа Рулофс. - «Там, где дерутся двое, виноваты оба. Грузия не оставляет надежду, что есть мирные способы прийти к форме сожительства», (стр. 165).

 

 «Красивая, умная и в меру упитанная»

Грузин Сандра явно опасается,  кроме тех, которые из нью-йоркской грузинской аристократии конечно. Несмотря на то, что ей хочется им помогать. Наверно так же она вела бы себя в далеком Сомали, куда собиралась нести «свет цивилизации», пока не вышла замуж за Саакашвили. В Тбилиси, задолго до того, как стать «первой леди», она повсюду таскает с собой в сумочке аэрозоль с перцем, хотя на неё никто не нападает, (только один раз свистнули сумочку из машины, да и то вот при каких обстоятельствах: сначала им прокололи шину, «на мне была любимая белая шуба, и не могло идти и речи о том, чтобы я сама поменяла колесо; я позвонила одному из телохранителей, чтобы он нас подвёз», (стр.244) - и вот тут-то и предложили свои «услуги» воры…).

Методы общения идеалистки с «аборигенами» вообще довольно любопытны: вот она раздаёт предвыборные листовки и брошюрки от супруга около метро в компании двух клоунов (настоящих, по-западному!). «Люди подходили и просили помочь с отоплением в детском саду, с новой автобусной линией, оплатить операцию для больного ребёнка или починить сломанный лифт и дырявую крышу… Конечно, мы мало что могли сделать…», (стр. 161). «Я заметила, что люди всё ещё не привыкли бороться за свои права. Они думали, что я смогу разрешить их проблемы, потому что меня уважали и смотрели на меня снизу вверх», (стр. 162).

Позвольте, а разве политики не для того существуют, чтобы разрешать проблемы людей? Даже на Сандрюшином любимом Западе политики принимают избирателей и помогают им решать местные проблемы именно такого типа и уровня. Так какая же другая борьба за свои права требуется в таком случае от грузин? Очевидно, выйти на улицу и скинуть Шеварднадзе…

А вот в детском саду, куда ходит её сын, открывают кружок обучения матерей грузинским танцам - задолго до прихода Саакашвили к власти: «Мне это понравилось: учиться грузинским танцам, плыть по сцене в красивом платье, с удивительными движениями рук, как будто бы ты движешься на роликовых коньках… Но я передумала… из-за того, что для других матерей будет очень соблазнительно вцепиться в меня и излагать мне свои проблемы, которые у них несомненно были… Судебные процессы, больные родственники, друзья, которые говорят по-английски и ищут работу… я почувствовала нависшую надо мной грозовую тучу и отказалась. Жаль, что на меня наложены такие ограничения, и я не могу выразить свою непосредственность!», (стр. 183). Хорошо конечно, что у самой Сандры нет больных родственников, на лечение которых нет денег, что все её друзья устроены на работу, и что её единственной проблемой является невозможность «выразить свою непосредственность». Как говорил Карлсон, который живёт на крыше, «если человеку мешает жить только ореховая скорлупа, попавшая в ботинок, он может считать себя счастливым»…

Однако Сандра не сдаётся и постоянно пытается найти выход для этой прущей из неё непосредственности. Создается такое ощущение, что «самовыражение» для неё намного важнее какой бы то ни было помощи местному населению. Она постоянно любуется собой: «Мне пришла в голову прекрасная идея - начать антикоррупционную кампанию при помощи плакатов в метро. Мы сделали 5 рисунков, из которых ясно следовало, что коррупция - это вопрос личного выбора и ответственности…», (стр. 184). Ей удалось получить под это «важное дело» грант в 5000 долларов от Всемирного Банка, от которого, однако, в последний момент пришлось отказаться, а то не так поймут (её муж в то время вёл одноимённую кампанию).

А вот реакция мадам Саакашвили на то, что было обнаружено, что грузинские охранники, оказывается, воруют из её дома дизель для отопления своих домов. «Я стучала кулаком по двери и плакала: да, как они смеют??!! Что мы такого сделали? Для нас топливо тоже дорого стоит... Я знаю, что у них низкие зарплаты, но мы их тут кормим 3 раза в день, хотя и не обязаны этого делать! (курсив мой - ИМ). Неблагодарные свиньи! Кто им распахнул двери?… Они должны нас защищать, а они нас обворовывают. Прочь! Мы сами о себе позаботимся!», (стр. 196-197).

Остаётся только порадоваться, что госпожа Рулофс не доехала в своё время до Сомали….

 

«Осторожный протест и рост самосознания»

Так именуется 5-ая глава, (2000-2001). Правда из текста не совсем понятно, чьего самосознания… На фоне роста недовольства населения («неблагодарных свиней») своим всё более отчаянным положением, Сандра ищет вдохновения в Анне Франк (имеется в виду автор известного «Дневника Анны Франк» – прим. ред.), (стр. 204) и, вдохновлённая на подвиги, каждое утро «выпрыгивает из постели… и регулярно ставит на огонь манную, овсяную или гречневую кашу…». В ней «просыпается грузинская ностальгия», и она спешит оповестить прессу о том, что «я готова отдать свою зарплату, чтобы только провести один день в Грузии 20-летней давности, чтобы почувствовать, как это было… как весёлые, оптимистичные и наслаждающиеся жизнью грузины гуляли в своих ухоженных парках, ехали отдыхать на белые песчаные пляжи Абхазии с пением песен на своих машинах, в поездах или на самолёте, как они учились, работали, занимались музицированием…», (стр. 204). Вместо того, чтобы воровать у неё дизель. Только ностальгия-то это не грузинская, а советская, и особенно странно слышать подобное из уст обличительницы «советской оккупации»…

В мечтах под музыку Листа Сандра чувствует себя в Грузии «пилигримом», (стр. 206). С негодованием рассказывает об аджарском «диктаторе Абашидзе», (стр. 206-207), у которого «собак сушат феном», (стр. 208). Ну что ж, каждому - своё, кому - собаки, кому - кошка за пару сотен долларов…

Хотя в целом голландцев трудно упрекнуть в бросании денег на ветер: например, родители Сандры во время путешествия по Грузии, будучи остановленными местным гаишником, дают ему взятку… надкусанным хачапури, (стр. 209). Идея сделать это принадлежит, конечно, их «хорошо интегрировавшейся» дочери.

Когда Сандра оказывается под угрозой сокращения в голландском консульстве, она идёт на могилку к прабабушке мужа Тамаре, чтобы там выплакаться о «ситуации в стране, о терактах, о том, что к нам в дом вломились, (впрочем, ничего ценного не украли - ИМ), и что неизвестно, сохраню ли я свой пост, и какая у меня будет зарплата…», (стр. 212). Ну что Вы, Сандра, право, так горюете о таких пустяках? Посмотрите на деревья, на свежую травку, как Вы сами советовали грузинам, вдохните полной грудью свежий воздух - и начинайте радоваться!

Тем не менее, свой пост она действительно потеряла. После «длительных (аж до февраля!) рождественских каникул» на родине. Новый посол прямо, по-голландски, спрашивает Сандру, нет ли у неё другой, скрытой программы, которую она не афиширует. Сандра обижена: «Он, очевидно, совершенно меня не знал». «Для чего мне нужна скрытая программа, я всегда была сама собой, с моими голландскими нормами и ценностями, с моим европейским настроем, сердечным отношением к Грузии и сильно развитым чувством ответственности», (стр. 213). Она гордо описывает, как добилась того, чтобы в Голландию по обмену не пускали грузин, не владеющих английским языком, (стр. 213-214).

«Я пользуюсь большой любовью на своей новой родине», - скромно утверждает она, (стр. 220). «Я больше болею за Мисс Грузию на конкурсе «Мисс Вселенная», чем за «Мисс Нидерланды»», (стр. 228-229), «в честь меня в Грузии девочек стали называть Сандра Элизабет», со слов её подруги, которая работает на регистрации имён новорожденных в загсе, (стр. 240-241). «Я начала мечтать о Европейской Торговой Палате для трёх закавказских стран, в которой мне принадлежала бы ключевая роль», (стр. 247). Она гордится участием в кулинарной программе грузинского ТВ и тем, что «не боится мыть пол аммониаком», (стр. 248).

Однако на время выборов Сандра «всегда уезжает из города», (стр. 231). Желательно в Голландию. Ведь, как говорила Зиночка Шурику в к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»: «А то всё-таки мало ли что может случиться?». Пока в Грузии разворачивается революция роз, Сандра ходит в Голландии по театрам – и возвращается только после Мишиного «триумфа», (стр. 258-263).

После увольнения из консульства Сандра пытается устроиться на прежнюю работу, но там её совершенно неожиданно «спросили о том, а есть ли у меня разрешение на работу в Грузии», (стр. 222). Другой идеалист радовался бы: значит, приносит плоды Мишина борьба с коррупцией, раз люди стали действовать по закону и спрашивать при поступлении на работу необходимые для того официальные документы. Но наша героиня борьбы с коррупцией при помощи плакатов в метро глубоко возмущена: как? у неё просят документы? у неё?? да как они смеют! Ага, всё понятно, это «потому что я теперь - жена лидера оппозиции, а международные организации, такие как Красный Крест, зависят от национальных правительств»… Господи, сколько шуму-то. Не проще ли было действительно разрешение на работу показать? Если, конечно, таковое имелось.

Оскорблённая Сандра с головой уходит в благотворительную деятельность, состоящую из «деловых ланчей для бизнесменов, маркетинговых исследований в сфере мясопродуктов и мороженых овощей», (стр. 224). Главной целью её организации является «общее образование и повышение роста сознательности населения путём информационных кампаний», (стр. 224). Кто-то утверждал, что баснями соловья не кормят?.. К другим её целям принадлежат: «пропаганда классической музыки и ведение здорового образа жизни, а также развитие ответственного гражданства» - гражданского общества, (стр. 272-273). «Я чувствую, что без страховой системы никогда не будет конца потоку просьб, которые еженедельно поступают ко мне и другим влиятельным людям», (стр. 273).

К слову говоря, о помощи - защите человеческих прав, Сандру просят помочь не только бедные грузины, но и её собственные соотечественники. Вот отрывок из письма одного из них, настоящий крик души: «В апреле я женился на украинке и хотел бы обратиться к Сандре Рулофс. Я её земляк, из Зеландии, и глубоко разочарован в нашем государстве. Мне никак не удаётся привезти мою жену в Нидерланды, потому что всё время на нашем пути встают какие-нибудь новые бюрократические препоны. Я хотел бы попросить Сандру помочь нам в деле воссоединения нашей семьи. Моя жена всё время плачет по телефону. 3 недели назад у нас родилась дочка. Как такое возможно, что я, находящийся за 2500 км от них, не могу просто привезти их к себе в Голландию?.. У меня было всего 2 минуты, чтобы подержать на руках мою дочь, и моё сердце постоянно разрывается от боли, так я хочу, чтобы мы были вместе и жили как нормальная семья... Дольф Банд».

Дело в том, что свободные и демократические Нидерланды сейчас предъявляют такие требования к тем голландцам, которые хотят соединить свою судьбу с иностранцем или иностранкой и затем поселиться в своей родной стране, что очень многим это не удаётся годами. Сайт  http://www.buitenlandsepartner.nl полон такими историями. Многим голландцам приходится бросать работу, дом, родных и поселяться с иностранным супругом или супругой в соседних Бельгии, Германии или в других странах. Хотя, как мы знаем, Декларация Прав Человека гласит следующее: «Семья, будучи естественной и фундаментальной ячейкой общества, имеет право на защиту со стороны общества и государства», ст. 16. А право на нормальную личную жизнь, (неотъемлемой частью которого является право на воссоединение семьи), гарантируется ст. 7 Хартии Фундаментальных Прав Европейского Союза.

Кстати, радуясь, что она «наконец получила деньги для своей консалтинговой фирмы», Сандра предпочитает не уточнять, откуда именно, (стр. 226). Не пишет она и о том, какие именно книги развозит по детским школам, где они изданы, на каком языке, что в них написано, и кто (уж не Сорос ли?) финансирует этот проект. Зато пишет о том, что на каждую книжку «поставлена печать, чтобы её не перепродали».

Для идеалистки девушка на редкость практична: побывав в местах, где бельгийцы руководили грузинскими шахтами до революции, (стр. 233), она не только восторгается романом одной грузинки (кстати, замужней!) с бельгийцем - «просто великолепно, я таяла, когда читала!» - но и сразу задаётся вопросом: а нельзя ли найти родственников и потомков тех бельгийцев в сегодняшней Бельгии, чтобы «увлечь их моим гуманитарным проектом?», (стр. 234). Кстати, из дореволюционных дневников бельгийцев мы узнаём, что они ходили в грязном белье с Рождества по апрель - только потому, что не нашли никого из местных женщин, кто согласился бы работать на них прачкой. Сами господа, очевидно, были слишком утончёнными созданиями для такого грубого дела…

Сын Эдуард едет в летний лагерь: «Эдуард прекрасно развлекается, несмотря не примитивные условия», (стр. 236). Её, кстати, совершенно не волнует, что мальчику «нравится, когда девочки плачут», (стр. 237).

Во время очередного летнего отдыха на родине будущая жена президента торгует на рынке российскими сигаретами, которые грузинская подруга привезла голландцам в подарок. Пачки с изображением Сталина расходятся «как горячие пирожки», по 2 евро за пачку. (Тесть будущего президента - торговец недвижимостью - советует дочери и внуку из-за угла: «По 3, по 3 просите!»). Сандра радуется, что получила 50 евро прибыли за потраченные подругой в Грузии 1,5 доллара, (деньги она, конечно, великодушно отдаёт последней; ей интересен сам процесс спекулирования), (стр. 237-238). «Особенно много покупали  восточные европейцы - чтобы показать своим голландским друзьям, какую дрянь курили в советское время...», (стр. 238).

 

«Во всех я, душенька, нарядах хороша»

“Анхен была счастлива, - постукивая зазябшими ногами, не могла нарадоваться на это благополучие. Ах, оно сразу кончалось, когда приходила домой: ни дня покою, всегда жди какой-нибудь выдумки Петра Алексеевича... Пиры и танцы хороши изредка, в глухие осенние вечера, в зимние праздники. А у русских вельмож что ни день - обжорство, пляс. Но всего более огорчало Анну Ивановну сумасбродство самого Питера: он никогда не предупреждал, что тогда-то будет обедать или ужинать и сколько с ним ждать гостей. Иногда ночью подкатывал к дому целый обоз обжор. Приходилось варить и жарить на случай такую прорву всякого добра, - болело сердце, и всё это часто выкидывалось на свиной двор. Анхен однажды осторожно попросила Петра: "Мой ангелочек, будет меньше напрасных расходов, если изволите предупреждать меня всякий раз о приезде". Петр изумлённо взглянул, нахмурился, промолчал, и все продолжалось по-прежнему».

(А. Толстой «Пётр Первый»)

...Как-то в конце 90-х Сандра Рулофс подарила настенные часы за 5 долларов тбилисскому бассейну - и до сих пор не может этого забыть. «Их так и называют до сих пор – «часы Сандры», - умиляясь собственной щедростью, восклицает она, (стр. 178-179).

Честно говоря, чем дальше я читала книгу, тем больше не знала, смеяться мне или плакать. Хотелось - и того, и другого одновременно. Местами высказывания её приобретали настолько фантасмагорический характер, что было просто трудно поверить, что перед нами - живой, взрослый, получивший университетское образование человек, а не дневник с фантазиями 11-летней девчушки с косичками, мечтающей стать поп-звездой и выбирающей себе красивый псевдоним и экзотическую биографию - настолько вопиющ инфантилизм автора. Её непосредственность - почти того же уровня, что у её сынишки-дошкольника, который на вопрос телохранителя, где его отец, ответил так: «В парламенте» - « А что он там делает?» - «Ничего», (стр. 141).

К слову, я не единственная, на кого эта книга произвела такое впечатление. Вот что пишет, например, голландский журнал «Опзей»: «Увы... в остальном её книга представляет собой неаккуратную смесь исторической и туристической информации о Грузии, сплетен о её коте или её беременности, «смешных» цитат сына Эдуарда, дословного текста сентиментальных, почти детски наивных писем к родителям и так далее. При этом она прыгает от одного к другому, слишком поверхностно пишет о слишком многих вещах и постоянно ударяется в такие клише, как «очень важно иметь хорошую основу отношений с твоей свекровью, ведь это женщина, которая дольше всех и лучше всех знает твоего мужа». О своем муже она пишет в конечном итоге достаточно немного. Как часто они видятся? Как они общаются друг с другом? Влияет ли она на его политику? Все эти вопросы остаются открытыми. Несомненно, она хотела написать политически осторожную книгу. Зная, что книга эта будет переведена и издана в Грузии, она держит мужа за пределами книги, чтобы не сделать какого-нибудь неверного шага. Но то, что она рассказывает о своей собственной жизни, увы, недостаточно захватывающе на почти 300 страницах. Несомненно, в качестве жены президента Сандра Рулофс может предложить гораздо больше, чем в качестве писателя».

С последним я позволю себе не согласиться. Давненько я не читала ничего, так похожего на рубрику «Нарочно не придумаешь!» бессмертного журнала «Крокодил»! А смех, как известно, очень полезен для здоровья. Посему позволим себе ещё пару цитат «от Сандры Рулофс» для нашего читателя:

«...Я выступила по телевидению... Реакции были великолепные: я уже так хорошо говорю по-грузински и сама такая приятная, общительная девушка, с юмором...», (стр. 159).

«В прессе появилась первоапрельская шутка, что Миша получил от тестя в подарок «Ягуар» стоимостью в 48.000 долларов... Я бы прокомментировала это так: Миша заслуживает такую машину, потому что в Грузии не так уж много умных и интеллигентных мужчин», (стр. 188).

«Когда я в первый раз пошла с ним на концерт, он даже не заметил мои новые туфли, так как его интересовали только камеры, журналисты и фотографы», (стр. 189).

«На одной из страниц моего ежедневника приклеена вырезка из «Эльсевир» с советами, что делать и чего не делать, когда вам угрожает насилие», (стр.198). Вместо шпаргалки?

О Шеварднадзе: «Если бы он отказался от своего поста и вместо этого поехал бы ловить Бин Ладена, то он, может быть, хоть как-то искупил бы то зло, которое принёс Грузии за время своего президентства», (стр. 216).

«Миша был убежден, что он - единственная надежда для этой страны, и я была настолько же в этом уверена. В тот период он сказал как-то, что хорошо прожил 35 лет и был готов умереть... Я заплакала...», (стр. 226-227).

«Будущее страны было поставлено на кон, и мы стояли на передовой, с поднятыми головами, грудь вперёд, готовые к атаке», (стр. 227).

«Я чувствовала себя Джулией Робертс», (стр. 264).

«Тщательно готовясь к инаугурации, я купила одежду в Париже. Меня спросили: «Это для свадьбы?» Я сказала: «Да, похоже на то»... Я завила концы своих длинных волос... Я была похожа на Алису в стране чудес в своём костюме, что так подходило к этому дню», (стр. 265-266).

«Я дала выщипать свои густые брови, что мне очень понравилось», (стр. 177).

«Я подарила тбилисской обсерватории телескоп. Люди были в восторге», (стр. 266).

«Моё ярко-розовое шёлковое платье в талию, до колен, с поднятым воротником и чёрным длинным шёлковым плащом с капюшоном напоминало китайское... Месяцы спустя я все ещё слышала комплименты в адрес моего кремового длинного зимнего пальто с золотыми пуговицами, которое, к сожалению, было безнадёжно испорчено местной химчисткой», (стр. 266-267).

«Гала-концерт с почётным гостем - самим Колином Пауэллом - был уникальным событием», (стр. 267).

«Армия была одета, накормлена и натренирована, и началась приватизация крупных объектов», (стр. 269).

«Лучше никаких реформ, чем половинчатые!», - портрет политика Саакашвили.

«По моему мнению, политика - это убеждение населения и избирателей в том, что твой выбор – правильный», (стр. 243).

В октябре 1999 года в Грузии произошло историческое событие: «впервые в истории Грузии» в ходе предвыборной кампании «были вывешены огромные портреты кандидата», (стр.160).

 

Миша

О Михаиле Саакашвили в книге его жены действительно рассказано не так много, как хотелось бы, - хотя, пожалуй, именно желание узнать побольше о нём является побудительной причиной купить книгу Сандры для большинства её читателей. Сандра явно осторожничает, чтобы не сказать ничего лишнего. Поэтому, например, и домашние взаимоотношения супругов описаны лишь в общих чертах, (мы и так знаем, что грузинские мужчины не отличаются любовью к ведению домашнего хозяйства - впрочем, как и голландские, хотя и выражается это по-разному). Поэтому и о юности Михаила - о его школьных и студенческих годах до встречи с Сандрой, в которых, как нас заверяют многие источники, было немало скандального - она предпочитает не писать. Но чисто по-голландски всё-таки не удерживается и выдаёт читателям версию, видимо самого Михаила, о том, что именно произошло с любительскими фильмами, которые он с друзьями снимал и за которые его выгнали из комсомола. Нет, конечно Сандра не пишет, что Миша с друзьями баловались порнографией, - вряд ли он рассказал бы такое жене. Она пытается выстроить политическую версию его неприятностей при советской власти, но получается не слишком убедительно. Она подтверждает, что сначала Миша с друзьями сняли фильм об итальянской мафии, где Миша был главным героем. А потом: «когда они хотели снять второй фильм, по мотивам рассказов Мишиных прабабушки и прадедушки - о Гулаге в 30-е годы, они были обнаружены шокированной милицией в городском парке, где строили хибары, обтянутые колючей проволокой, и сторожевую вышку; и были арестованы за нарушение общественного порядка», (стр. 218). Вы лично можете себе представить такую картину? Моё воображение мне отказывает.

Сандра честно, изо всех сил старается, чтобы мы поверили, что её супруг - титан мысли и отец грузинской демократии. Но получается как-то не очень: то она сравнивает его с колумбийкой Ингрид Бетанкур (стр. 218), то пишет, что он мечтал о посте министра иностранных дел, «так как это интереснее, чем юстиция», (стр. 215-216).

Итак, как же описывает и оценивает Сандра Рулофс Саакашвили-политика и его достижения на рабочем месте? Напомним, книга завершается его приходом к власти, так что в ней описана работа Саакашвили в качестве министра, парламентария и лидера оппозиции.

Прежде всего, для чего по её мнению нужны задуманные им реформы? «Для проведения прозрачной политики в отношении северного соседа нужна была храбрость и организованная группа не боящихся открыть рот граждан, которые не стали бы больше терпеть, что торт делит ограниченная группа олигархов», (стр. 185). Иными словами, граждан, которые сказали бы громко: «Эй, а нам? Мы тоже хотим!»...

Знаменитая телевизионная сатирическая программа того периода «60 минут» «была перенята из Америки». И не только телепрограмма: НПО (неправительственные организации – прим. ред.) «также за прошедшие годы получили большие возможности обучать персонал с помощью извне», «посещать коллег за рубежом с визитами, переводить литературу, принимать участие в конференциях, сотрудничать и координиривать акции», (стр. 185). Понимает ли сама Сандра, что здесь она описывает всю подлинную, спрятанную от неискушенного телезрителя «кухню», где готовилась «революция роз»?

«Миша стал героем сентября 2000 года - благодаря его усилиям тариф за техосмотр машин был снижен с 110 до 50 лари. Жаль, что Гюли этого не видела, так как она только что уехала в Будапешт проводить исследовательский проект в Центрально-Европейском Университете», (стр. 191). Видимо, в Венгрии тоже вдруг сказалась острая нехватка специалистов по средневековой Византии...

Но и это ещё не всё: «Однако с другой стороны, тарифы на электричество были подняты с 9 тетри до 10,5 за 1 киловатт». А теперь скажите, пожалуйста, что важнее для простого человека - плата за техосмотр машины, которая не у всех есть, или плата за электричество, за которое платить надо всем, никуда не денешься? После приватизации грузинское электричество оказалось в руках американской фирмы AES Telasi. «Тариф уже приблизился к ночному тарифу в Голландии, что абсурдно высоко, в соотношении с доходами средней семьи», (стр. 192). Все правильно написано, конечно. Ну и что предпринял герой сентября в этой ситуации? А ничего...

В октябре 2000 года Михаил становится министром юстиции. Идёт на повышение и его мама: «Гюли стала вице-ректором Турецкого университета в Тбилиси и получила собственный офис с компьютером, секретарём и неплохой зарплатой», (стр. 193). Первым делом чета Саакашвили берётся за оформление его нового кабинета - развешивает портреты по стенкам. «На одном портрете изображён... отец Тамары как гордый акционер рудников... Миша назвал эту группу первыми грузинскими капиталистами», (стр. 193). Знали ли, какие у него герои те, кто избирал его в президенты?

Достижения Михаила Саакашвили на посту министра юстиции: «заключенным стали давать книжки... металлолом продали в Турцию», (стр. 194), «для школьников стали устраивать экскурсии в тюрьмы», (стр. 202). Работы в этой сфере казалось бы - непочатый край. Но это «не так интересно», и Михаил стремится к большему. Характер у него, по словам Сандры, - такой, что по-английски именуется «don’t’ mess with me”, и он «всегда выходит из положения более удивительно и профессионально, чем от него ожидалось», (стр. 202).

Начинается предвыборная кампания. «Иногда Миша спонтанно нырял в метро с охранниками, один раз об этом даже напечатали в газете», (стр. 202). Один из пассажиров даже счёл нужным поклонится ему за это в ноги.  

«Благодаря своему поведению Миша постоянно обеспечивает себе поддержку населения», (стр. 203). «Миша не разрешил тестю купить себе дачу в Грузии», (стр. 225). «Миша разогнал уличных торговцев», (стр. 243). А как насчет того, чтобы создать для них рабочие места?

Сандра сравнивает Шеварднадзе с Ельциным: «Ельцин вот вовремя передал скипетр в другие руки и спас свой имидж», (стр. 203). А он, оказывается, его спас???

То, какая демократия ждёт грузин в случае прихода к власти её супруга, можно понять из книги Рулофс: когда на улицу выходят сторонники других движений, не поддерживающие Саакашвили, для Сандры это непременно «провокация», «они подкуплены», (стр. 257). Что, иметь иные взгляды и программы людям уже не полагается?

По-настоящему интересную информацию приходится выуживать: она разбросана в книге как мелкие жемчужинки по дну моря. И оказалась там явно лишь по недосмотру автора.

«В мае (2001) было создано новое правительство. Американский президент Буш, который через своих советников и членов правительства был хорошо знаком с проблемами Грузии, выдвинул в письме к Шеварднадзе своего рода ультиматум: в новом правительстве места должны занять настроенные на реформы министры, чтобы оставаться заслуживающими доверие и иметь возможность эффективно бороться с коррупцией», (стр. 205). А теперь вдумайтесь в саму абсурдность таких требований со стороны главы одного государства в адрес другого - тем более в такой форме! - если государство это, конечно, не является вассалом первого...

Но Шеварднадзе видимо оказался непонятливым: и когда Сандра спешит уехать в Голландию, потому что назревают события революции роз, которую хочется пересидеть у родителей, перед самым её отъездом голландский посол бросает по поводу предстоящих выборов - «это последний шанс для Грузии показать, что она демократическая страна, а не то...», (стр. 253). Как вам нравится это самое «а не то...», дорогие независимые грузинские друзья?

После этого особенно иронично звучат слова Саакашвили о том, что «день освобождения Грузии... (читай - день прихода к власти молодой американской марионетки а-ля Бэби Док*) - это день заново приобретённого достоинства грузинского народа», (стр. 262).

* Жан-Клод Дювалье, известный также под прозвищем Бэби Док, - диктатор Гаити, американский проект, был посажен в кресло правителя в 19 лет, став самым молодым президентом. После свержения бежал заграницу, поселился во Франции – прим. ред.

А многие ли украинцы знают о том, что «Ющенко уже в 2003 году» на дне рождения Саакашвили «высказал желание, чтобы на Украине произошла такая же революция»? (Стр. 274).

О жизни в Грузии при Саакашвили:  «Отопление как отключили в начале 90-х, так и нет его. А морозы до минус 16 доходили. Внучке пелёнки сушить негде было. Вот мы с дочерью с вечера их постираем, мокрые обматываем вокруг тела. Ложимся в постель и своим теплом сушим к утру. Поджимали животы и электричеством грели одну комнату. В ней и жили. Я, дочка, внучка и отец 90-летний... Экономили на еде, чтобы по счётчику платить. Хотя что уж тут экономить? Кроме хлеба мало что покупаем. В Грузии сегодня пенсия - что у академика, что у дворника - у всех по 38 лари (обменный курс - 1 доллар за 1,7 лари). А за двухкомнатную квартиру надо по 70 лари платить. Вот и крутись... Но не это самое страшное. Ещё хуже - народ надежду потерял. Когда Саакашвили пришёл к власти - думали, может, хоть он что-то наладит. Три года прошло - ничего. Цены скачут страшно. Работать негде. А по улице пойдите... Вы где-нибудь видели под ногами столько использованных шприцев? Это ж сколько наркоманов вокруг?»

Обидно, честно говоря, что жители Тбилиси, которые совершенно справедливо «больше не хотели терпеть, чтобы им давали электричество всего по 4 часа в сутки, хотя они оплачивают все свои счета», (стр. 203), были готовы привести к власти кого угодно, даже не вникая собственно в то, а что из себя представляет этот человек. Мы в России тоже наступили на эти грабли, когда хотели – и тоже справедливо! - избавиться от Горбачёва, украинцы - уже после грузинских событий... Ну сколько уже можно, а?

Достаточно было бы прочитать книгу Сандры Рулофс, чтобы понять, с кем мы имеем дело, и каких «роз» можно ждать от таких революций. Но она вышла в свет, когда уже поздно было махать кулаками...

Брак Сандры и Михаила предстаёт перед нами в новом свете, когда мы узнаём, что ещё до его прихода к власти Грузия была «членом Голландской группы в МВФ и Всемирном Банке, то есть, Нидерланды представляют финансовые интересы Грузии в этих организациях», (стр. 216-217).

«Муж и жена похожи друг на друга. Миша - сильная личность, я - тоже. Люди ищут себе подобных», (стр. 189). У нас в России пословица эта звучит несколько по-другому: «Муж и жена - один сатана»...

«Слово «супруг» в грузинском языке означает «тот, кто вместе несёт ношу», кстати, как и в русском, Сандра! «Да, так я себя и чувствую - мы, как быки, которые вместе тянут повозку и шаг за шагом приводят её в движение», (стр. 9).

Вот только куда она движется, а самое главное - кто её запряг и погоняет?..

 

P.S. Информация к размышлению.

«Тбилисцам милее помидоры, чем голландские тюльпаны Сандры Рулофс».

«На цветочном газоне перед зданием парламента Грузии во вторник 19 июля (2005 года – прим. ред.) была обнаружена рассада помидоров. По сообщению телекомпнии "Мзе", рассада помидоров была обнаружена на газоне, где растут собственноручно высаженные супругой президента Грузии Сандрой Рулофс голландские тюльпаны. Сотрудники службы озеленения городской мэрии срочно устранили непорядок. Представители службы заявляют, что им неизвестно, откуда взялась рассада помидоров на "главном газоне страны". Непонятно также, имеет ли попытка организовать огород перед зданием парламента политическую подоплёку. Между тем, по мнению специалистов, помидоры появились на газоне достаточно давно, судя по состоянию рассады. Специалисты также утверждают, что налицо признаки того, что за посадками кто-то регулярно ухаживал. Об этом сообщает агентство Black Sea Press».

статью прочитали: 32300 человек

   
теги: Сандра Рулофс, Саакашвили, Грузия, биография, революция роз  
   
Комментарии 

Сегодня статей опубликовано не было.

Аня, 01.05.2016 20:11:00
Примитивное чтиво.. жаль, что такое однобокое понимание автора этой критики вынудило его написать столь длинный текст, еще и назвать его рецензия.. :oops:

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"