быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир

Терра Аналитика

Усадьба Урсы

Хуторок

Сделано у нас, в России!

Глобальная Авантюра

Вместе Победим

Российская газета

 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 02.11.09 13:16
скаут: Lilu; переводчик Lilu; редактор Амина; публикатор: civiliza
   
 

Кто боится Сибил Эдмондс?

Сибил Эдмондс есть что рассказать. Она начала работать в ФБР переводчиком с турецкого и фарси через пять дней после событий 11/09/2001. Частью её работы были перевод и расшифровка записей разговоров между предполагаемыми агентами турецкой разведки и их американскими связными. Сибил уволили из ФБР в апреле 2002 года после того, как она выразила обеспокоенность тем, что одна из переводчиц в её отделе является членом турецкой организации. В отношении этой организации велось расследование в связи с подкупом высокопоставленных правительственных чиновников и членов Конгресса, контрабандой наркотиков, незаконной торговлей оружием, отмыванием денег и распространением ядерного оружия. Сибил подала жалобу на расторжение контракта, но ещё больше её тревожило то, что не принималось никаких мер против коррупции, свидетелем которой она была.

В докладе главного инспектора Министерства юстиции утверждения Эдмондс были названы «заслуживающими доверия», «серьёзными» и «служащими основанием для тщательной и внимательной проверки со стороны ФБР». Высокопоставленные члены сенатского судебного комитета Пэт Лихи (демокр. – штат Вермонт) и Чак Грассли (республ. – штат Айова) публично поддержали её. Программа «60 минут» провела расследование по заявлениям Сибил и установила, что они небеспочвенны. Никто ни разу не опроверг разоблачений Эдмондс, которые, по её словам, можно проверить по документам расследований ФБР.

Министерство юстиции Джона Эшкрофта косвенным образом подтвердило правдивость Эдмондс, когда дважды прибегло к привилегии государственной тайны, запретив Сибил рассказывать о том, что она знает. АСГП (Американский союз за гражданские права) назвал её «человеком, которому затыкают рот больше всех в истории Соединённых Штатов Америки».

Но 8 августа Сибил Эдмондс смогла, наконец, дать показания под присягой в судебном деле, начатом в штате Огайо, и согласилась на интервью для журнала «Американский консерватор» на основе этих показаний. Ниже приводится её рассказ о том, что некоторым представляется самой невероятной историей коррупции и использования служебного положения в корыстных целях в последнее время. Как выразилась сама Сибил, «если бы это было подробно описано в романе, никто бы не поверил».

Филип Джиралди: Нам было очень интересно узнать о Ваших четырёхчасовых показаниях, в которых есть заявление о том, что член Конгресса Джин Шмидт получила деньги от турецкого правительства в обмен на политическую поддержку. Вы впервые публично назвали множество имён и привели подробности этого дела, а также принесли присягу, подтвердив, что показания являются правдивыми.

По существу Вы представили картину коррупции, в которой замешаны сотрудники правительства США, члены Конгресса и агенты иностранных государств. Агенты смогли получить информацию, которая либо использовалась непосредственно этими иностранными государствами, либо была продана третьим сторонам, а вырученные суммы часто использовались для подкупа, порождая ещё большую коррупцию. Давайте начнём с первого правительственного чиновника, которого Вы назвали, Марка Гроссмана, являвшегося тогда третьим высокопоставленным чиновником в Госдепартаменте.

Сибил Эдмондс: Одно из основных оперативных дел, которое я переводила и расшифровывала во время моей работы в ФБР, было начато в конце 1996 года и продолжалось до 2002 года, когда я ушла из Бюро. Так как у ФБР не было переводчиков с турецкого, эти досье находились в архиве, но считались очень важными. При подготовке меня проинформировали о том, почему операции были начаты и кто являлся их объектами.

Гроссман стал представлять интерес уже в начале расследования. Будучи послом США в Турции [1994-97 гг.], он был лично связан с тайными агентами как правительства Турции, так и преступных групп. Также у него были подозрительные контакты с рядом израильских чиновников и гражданских лиц. Гроссман был отстранён от работы в Турции до окончания своего срока, во время скандала, который СМИ называют «Сусурлук». В нём был замешан ряд преступных авторитетов, а также высокопоставленные офицеры армии и разведки, с которыми Гроссман находился в контакте.

Другим человеком, работавшим на Гроссмана, был майор ВВС Дуглас Дикерсон, которого впоследствии перевели из Турции в Германию. После того, как он и его турецкая жена Кэн вернулись в США, он стал работать на Дугласа Фейта, а Кэн была принята на работу в ФБР в качестве переводчицы с турецкого. Мои жалобы по поводу её связей с турецкими группами лоббистов привели к тому, что меня вскоре уволили.

Гроссману и Дикерсону пришлось покинуть Турцию, потому что было назначено специальное прокурорское расследование. Дело вызвало газетную шумиху в Англии, Германии, Италии и некоторых балканских странах, так как выяснилось, что преступные группы вели активную деятельность во всех этих государствах. Мехмет Эймюр, центральная фигура в скандале, руководил крупной военизированной группой турецкой разведки. Чтобы не дать Эймюру выступить в качестве свидетеля, турецкое правительство отправило его в Соединённые Штаты, где Мехмет восемь месяцев являлся главой разведки в посольстве Турции в Вашингтоне. Позднее он стал гражданином США и теперь живёт в Маклине, штат Вирджиния. Не менее важной фигурой в этом скандале был Абдулла Чатли. В 1989 году, являясь «самым разыскиваемым» Интерполом человеком, он прибыл в США, получил разрешение на постоянное проживание и обосновался в Чикаго, где продолжал осуществлять операции до 1996 года.

Джиралди: Итак, Гроссман на данном этапе приехал в Соединённые Штаты. Его вознаградили третьей должностью в Госдепартаменте, и он использовал эту должность для того, чтобы содействовать «турецким интересам» – как турецкого правительства, так и турецких преступников. Иногда эти интересы пересекались. ФБР знало о его деятельности и прослушивало его телефонные разговоры. Когда кто-то из турок звонил Гроссману, ФБР следило за связями этого человека. Если турок звонил другу – пакистанцу, египтянину или саудиту – отслеживались и все эти контакты, и сеть забрасывалась шире.

Эдмондс: Верно.

Джиралди: И в результате Гроссман получал деньги. В одном случае, по Вашим словам, коллега из Госдепартамента ездил забрать сумку с деньгами...

Эдмондс: 14 000 долларов

Джиралди: Информацию какого рода Гроссман передавал иностранным государствам? Оказывал ли он содействие иностранцам, которые проникали в лаборатории правительства США и на оборонные объекты, как об этом сообщалось? Также говорилось о том, что он являлся посредником для группы конгрессменов, ставших объектами вербовки в качестве «агентов влияния».

Эдмондс: Да, это верно. Гроссман непосредственно помогал своим турецким и израильским контактам, а также оказывал содействие в получении доступа к членам Конгресса, которые могли быть расположены к сотрудничеству по каким-либо собственным причинам или же которых можно было подкупить. Самым высокопоставленным человеком, получавшим засекреченную информацию, был конгрессмен Том Лантос. Связанный с Лантосом Алан Маковски весьма тесно работал с доктором Сабри Саяри из Джорджтауновского университета, которого многие считают турецким шпионом. Лантос предоставлял Маковски особо секретные документы о военно-политической стратегии, полученные во время совещаний по вопросам обороны, для передачи Израилю, так как Маковски работал и на американо-израильский комитет по общественным связям (АИПАК).

Джиралди: Теперь Маковски работает в Вашингтонском институте ближневосточной политики, произраильском исследовательском центре.

Эдмондс: Да. Лантос в то время был наиболее откровенным сторонником Израиля в Конгрессе. Aмерикано-израильский комитет по общественным связям получал от Лантоса информацию, важную для Израиля, а остальные сведения отдавал своим турецким коллегам. Турки просматривали остатки, брали то, что им было нужно, и затем пытались продать остальное. Если имелось что-то важное для Пакистана, они связывались с офицером ИСИ (пакистанская межведомственная разведка – прим. переводчика) в посольстве и говорили: «У нас есть то-то и то-то, давайте обсудим». И затем продавали это пакистанцам.

Джиралди: ИСИ – пакистанскую разведку – связывают с пакистанской ядерной программой, а также с «Аль-Каидой» и Талибаном.

Итак, ФБР следило за этими связями – от конгрессмена к помощнику конгрессмена, затем к иностранцу, связанному с разведкой, к другим людям из разведки, которые находились в разных посольствах в Вашингтоне. И вся эта информация находится в каком-то файле ФБР?

Эдмондс: В двух наборах файлов, но файлы, связанные с АИПАК, и турецкие файлы слились в один. Агенты ФБР считали, что они имели дело с одной и той же операцией. Это началось не с АИПАК. Это началось с посольства Израиля. Первоначальными объектами наблюдения были офицеры разведки под дипломатическим прикрытием в посольствах Турции и Израиля. Именно эти контакты привели к Американо-турецкому совету и Ассамблее турецко-американских ассоциаций, а затем к АИПАК, который служил прикрытием для израильтян. Всё двинулось вперёд с этого момента.

Джиралди: Итак, ФБР следило за людьми из израильского и турецкого посольств и, можно предположить, из пакистанского посольства тоже?

Эдмондс: Они являлись второстепенными объектами. Они получали остатки информации от турок и израильтян. ФБР перехватывало сообщения, пытаясь установить, кто являлся главой разведки дипломатического объекта, но помимо этого там были люди, возможно, военные атташе, со своими связными, действовавшие в посольстве независимо от других.

Джиралди: Значит, сеть начинается в Госдепартаменте с такого человека, как Гроссман, который дает информацию. Это позволяет турецким и израильским офицерам разведки получить доступ к людям в Конгрессе, предоставляющим засекреченную информацию, которая оказывается в иностранных посольствах?

Эдмондс: Абсолютно верно. Чиновники из Пентагона делали то же самое. Мы следили за Ричардом Перлом и Дугласом Фейтом. У них был список людей из Пентагона, разбитый по доступу к определённым типам информации. Какая-то информация относилась к военной политике, какая-то – к системам вооружения, какая-то – к ядерному оружию. Перл и Фейт передавали Гроссману имена этих американцев, чиновников в Пентагоне, вместе с крайне конфиденциальной личной информацией: этот человек скрывает, что он гей; у этого – проблема с азартными играми; этот человек – алкоголик. В файлах по американским мишеням была такая информация, как размер закладных или то, что они находятся в процессе развода. Один майор ВВС, я помню, находился в процессе трудного развода и спора об опеке над ребёнком. В файле были подробно изложены различные уязвимые места.

Джиралди: То есть у них был доступ к личным делам, а также файлам безопасности? Они имели незаконный доступ к этой информации, что позволяло передавать её иностранным агентам, которые использовали слабые места этих людей для вербовки в качестве источников информации?

Эдмондс: Да. Некоторые люди из этого списка работали также для научно-исследовательской корпорации РЭНД. РЭНД стала одной из главных целей иностранных агентов.

Джиралди: Корпорация РЭНД проводит в высшей степени секретные исследования для правительства США. То есть этих людей готовили для вербовки в качестве агентов или агентов влияния?

Эдмондс: Да, и источникам из РЭНД платили гроши по сравнению с тем, сколько стоила информация при перепродаже, если она не была полезна непосредственно Турции или Израилю. Также у них были информаторы, которые работали на базах ВВС на Среднем Западе. Источники предоставляли информацию на CD и DVD. В одном случае, например, турецкий военный атташе получил диск с важными сведениями. Он предложил информацию человеку из пакистанской разведки ИСИ, но цена оказалась слишком высокой. Турецкий связной в Чикаго сообщил, что знает в Детройте двух саудовских бизнесменов, которые заинтересуются информацией и заплатят названную сумму. Тогда турецкий атташе полетел в Детройт со своим помощником, чтобы осуществить продажу.

Джиралди: Мы знаем, что Гроссман получал деньги за свои услуги.

Эдмондс: Да. Иногда он давал деньги людям, которые работали с ним, в телефонных разговорах они назывались именами Джон или Джо. Он имел контакты и с другими людьми, включая связного в «Нью-Йорк Таймс». Гроссман хвастался: «Мы просто отсылаем факс нашим людям в «Нью-Йорк Таймс». Они печатают это под своими именами».

Джиралди: Вам известно, получали ли какие-то деньги Фейт и Перл?

Эдмондс: Нет.

Джиралди: Значит, они помогали по другим причинам. И Фейт, и Перл являлись лоббистами интересов Турции, а также были связаны с Израилем по военным контрактам, включая контракты для «Нортроп Грамман», которую Фейт представлял в Израиле.

Эдмондс: У них были договорённости с различными компаниями, одни из которых являлись членами Американо-турецкого совета, а также соглашения с группой Киссинджера, с «Нортроп Грамман», с группой бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера, с бывшим советником по национальной безопасности Брентом Скоукрофтом.

Наблюдение за турками дало информацию об их контактах с Фейтом, Вулфовицем и Перлом летом 2001 года, за четыре месяца до 11/09/2001. Они обсуждали с послом Турции в Вашингтоне соглашение, по которому США вторгнутся в Ирак и разделят страну. Британия получила бы юг, остальная территория отошла бы США. Велись переговоры о требованиях Турции в обмен на разрешение напасть с турецкой территории. Турки были очень сговорчивы, но хотели разделения Ирака на три части, чтобы иметь возможность оккупировать Курдский регион. Три чиновника Министерства обороны заявили, что это слишком много и они не могут согласиться, но продолжали ежедневные контакты с послом и его военным атташе, пытаясь убедить их оказать помощь.

При этом Скоукрофт, который являлся председателем Американо-турецкого совета, Бейкер, Ричард Армитидж и Гроссман начали по отдельности вести переговоры о возможном турецком протекторате. Решение не было принято, а затем случились события 11/09/2001.

Скоукрофт был полностью за вторжение в Ирак в 2001 году и даже написал доклад для Пентагона с объяснением, почему необходим турецкий северный фронт. Я знаю, Скоукрофт выглядел для некоторых героем, так как заявил, что против войны, но он был очень даже «за», пока не выяснилось, что администрация Буша не выполняет условий его клиента.

Джиралди: Армитидж являлся заместителем госсекретаря в то время, когда Скоукрофт и Бейкер управляли своими консалтинговыми фирмами, имевшими дела с Турцией. Гроссман только что стал заместителем госсекретаря, это третья должность в иерархии Госдепартамента после Армитиджа.

Вы ранее упоминали об усилиях как Гроссмана, так и высокопоставленных чиновников Пентагона по размещению аспирантов. Можете рассказать об этом более подробно?

Эдмондс: Операция по размещению началась до того, как Марк Гроссман стал работать в Госдепартаменте. У турецких агентов была сеть из турецких профессоров в различных университетах с доступом к правительственной информации. Их главным источником был профессор ядерной физики в Массачусетском институте технологии, турок по происхождению. Он был полезен потому, что МИТ направлял группы аспирантов или выпускников на различные ядерные объекты, например, в Сандии или Лос-Аламосе, и некоторые из молодых ученых могли работать на ВВС США. Он предоставлял список аспирантов, которые должны были получить эти места. В отдельных случаях турецкий военный атташе просил, чтобы на важные должности были поставлены конкретные студенты. И это были не обязательно турки, но люди, которые договорились с турецкими агентами о продаже информации. Если по каким-либо причинам им было трудно получить доступ к засекреченной информации, Гроссман добивался, чтобы Госдепартамент распорядился об их допуске.

Аспирантам за предоставленную информацию платили 4 000 или 5 000 долларов. А двум саудовцам в Детройте информация была продана примерно за 350 000 - 400 000 долларов.

Джиралди: Коррупция не ограничивалась Госдепартаментом и Пентагоном – она также поразила и Конгресс. Вы назвали имена таких людей, как бывший спикер палаты представителей Дэннис Хастерт, который являлся, как теперь установлено, агентом турецкого правительства. В своих показаниях под присягой Вы описываете процесс разбивки иностранных пожертвований на небольшие суммы – 200 долларов и меньше, чтобы не приходилось сообщать об их источнике. Было ли это главным средством влияния на конгрессменов или же иностранные агенты использовали их слабые места, чтобы получить желаемое с помощью шантажа?

Эдмондс: В начале 1997 года из-за полученной ФБР информации о турецком дипломатическом сообществе Министерство юстиции уже начало расследование в отношении нескольких конгрессменов-республиканцев. Самым главным конгрессменом, связанным с турецкими кругами как в плане предоставления информации, так и в плане поддержки, являлся Боб Ливингстон. Вторым после него был Дэн Бертон, затем ставший главным, пока Хастерт не занял пост спикера Палаты представителей. Генеральный прокурор Билла Клинтона Джанет Рено была проинформирована о расследованиях и разрешила их продолжить, так как речь шла о республиканцах.

После того как ФБР получило новые данные, в этот список был добавлен Том Лантос, а затем поступило много информации на Дугласа Фейта, Ричарда Перла и Марка Гроссмана. В тот момент Министерство юстиции заявило, что хочет, чтобы ФБР занималось только Конгрессом, исключив людей из исполнительной власти. Но агенты ФБР, проводившие расследование, намеревались продолжать следить за Перлом и Фейтом, поскольку с этим делом было связано израильское посольство. Затем разразился скандал с Моникой Левински, и всё это отошло на второй план.

Однако некоторые агенты продолжали расследовать связи с Конгрессом. В 1999 году они перехватили телефонный разговор непосредственно конгрессменов. (До этого момента они получали всю информацию посредством ФИСА (Закона о наблюдении за иностранной разведкой – прим. переводчика), так как главными объектами наблюдения были иностранцы). Сомнительная с точки зрения закона прослушка предоставила Министерству юстиции отличный повод для прекращения расследования. Как только о прослушивании стало известно, Министерство отказалось дать разрешение следить за конгрессменами и Гроссманом как главными объектами. Но в Чикаго расследование не прекратилось, так как чикагский офис ФБР проводил собственное расследование. Чикаго являлся эпицентром иностранной шпионской деятельности.

Джиралди: То есть расследование прекратилось в Вашингтоне, но продолжалось в Чикаго?

Эдмондс: Да, и в 2000 году в список был добавлен ещё один член палаты представителей, Джен Шаковски, женщина-конгрессмен от Демократической партии из Иллинойса. Турецкие агенты начали собирать информацию о ней и узнали, что она бисексуальна. Так что турецкая шпионка завязала с ней отношения. Когда умерла мать Джен Шаковски, эта турчанка отправилась на похороны, надеясь воспользоваться уязвимостью Джен. Позднее у них были интимные отношения в городском доме Шаковски, где турки установили скрытые видеокамеры и записывающие устройства. Турецкие агенты хотели, чтобы Шаковски и её муж Роберт Кример оказали им в Иллинойсе определённую незаконную помощь. Они уже добились участия Хастерта, мэра и нескольких других сенаторов штата Иллинойс. Я не знаю, шантажировали ли когда-нибудь члена Конгресса Шаковски и делала ли она что-нибудь для этой турчанки.

Джиралди: То есть у нас складывается картина коррупции начиная с правительственных чиновников, которые предоставляли иностранцам информацию и помогали им установить контакты с американцами, располагавшими ценными сведениями. Некоторые из чиновников, как Марк Гроссман, получали деньги, другие – поддержку своего бизнеса: у Дуга Фейта и Ричарда Перла, связанных с Пентагоном, были интересы в Израиле и Турции. Украденная информация выставлялась на продажу, а полученные таким образом деньги использовались для подкупа некоторых конгрессменов с целью повлиять на их политические решения и для получения новых данных, во многих случаях относящихся к ядерным технологиям.

Эдмондс: А также к военной технике, технологиям обычных вооружений и к стратегии Пентагона.

Джиралди: У Вас также есть информация об «Аль-Каиде», в частности ее деятельности в Центральной Азии и Боснии. Вы были посвящены в разговоры, которые указывали на то, что ЦРУ поддерживало «Аль-Каиду» в центральной Азии и на Балканах, обучая тому, как достать деньги и оружие, и что эти контакты продолжались до 11/09/2001...

Эдмондс: Я не знаю, было ли это ЦРУ. В правительстве США существовали определённые силы, которые работали с турецкими полувоенными группами, включая группу Абдуллы Чатли, с Фетуллой Гюленом.

Джиралди: Ну, это могло быть либо Объединённое командование специальных операций, либо ЦРУ.

Эдмондс: Может быть, во многих случаях, когда они говорили о Госдепартаменте, то имели в виду ЦРУ?

Джиралди: Когда говорили о Госдепартаменте, они, вероятно, имели в виду ЦРУ.

Эдмондс: Хорошо. Итак, эти разговоры в период между 1997 и 2001 гг. были связаны с операцией в Центральной Азии, в которой участвовал бен Ладен. Никто ни разу не сказал слово «Аль-Каида». Это были всегда «моджахеды», всегда «бен Ладен», а на самом деле не «бен Ладен», а «бен Ладены», во множественном числе. Было несколько бен Ладенов, которые летали на частных самолётах в Азербайджан и Таджикистан. Турецкий посол в Азербайджане работал с ними.

Там были бен Ладены, которым помогали пакистанцы или саудовцы и которые находились под нашим руководством. Марк Гроссман руководил этим стопроцентно, привозя людей из Туркменистана в Кыргызстан, из Кыргызстана в Азербайджан, из Азербайджана некоторых из них переправляли в Чечню, а некоторых – в Боснию. В Турции они сажали всех этих бен Ладенов в самолёты НАТО. В одном направлении летели люди и оружие, обратно возвращались наркотики.

Джиралди: Правительство США знало об этой сделке?

Эдмондс: Стопроцентно. Много наркотиков переправляли на самолётах НАТО в Бельгию. После этого они летели в Британию, а в США большое их количество прибывало на военных самолётах в центры распределения в Чикаго и Патерсоне, Нью-Джерси. Турецкие дипломаты, которых никто никогда не обыскивал, приезжали с чемоданами героина.

Джиралди: И, конечно, никаких расследований всего этого не было. Как Вы думаете, каковы шансы на то, что администрация Обамы попытается прекратить эту незаконную деятельность?

Эдмондс: Ну, даже во время президентской предвыборной кампании Обамы я не купилась на его слоган о «переменах», который продвигался СМИ и, к сожалению, наивной блогосферой. Прежде всего, результаты деятельности Обамы как сенатора, какой бы короткой она ни была, ясны. Несмотря на обещанные перемены, он ничего не сделал. На самом деле он занял противоположную позицию и по отношению к прослушиваниям АНБ, и по вопросу разоблачителей из области государственной безопасности. Мы, разоблачители, написали письмо в его сенатский офис. Он не ответил, хотя входил в соответствующие комитеты.

Как только Обама стал президентом, он показал нам, что привилегия государственной тайны останется его излюбленным инструментом. Это сокровенная привилегия исполнительной власти, позволяющая скрыть злоупотребления, а во многих случаях – преступную деятельность. И администрация Обамы не только защищала использование привилегии государственной тайны, она пыталась пойти ещё дальше, чем предыдущая ужасная администрация, утверждая, что правительство США обладает суверенным иммунитетом. Это и есть перемены Обамы: его администрация, видимо, думает, что ей даже не нужно прибегать к гостайне, так как наши лидеры являются императорами, обладающими суверенным иммунитетом. Это не тот язык, что используют при демократии.

И ещё я заметила, насколько Чикаго, с его традицией политической коррупции, важен для новой администрации. Когда я увидела, что Обама, зная об отношениях Рама Эмануэля с мэром Ричардом Дэли и с людьми Хастерта, выбрал его в качестве руководителя своего аппарата, я поняла, что мы не увидим положительных перемен. Перемены – возможно, но перемены к худшему. Чикаго не случайно был центром турецкой преступной организации.

__________________________________________

Сибил Эдмондс – бывший переводчик ФБР и основательница Коалиции разоблачителей из области государственной безопасности. Филип Джиралди – бывший офицер ЦРУ и комментатор рубрики «Глубокий обзор» в журнале «Американский консерватор».

статью прочитали: 11007 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь





© 2009-2016  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"