быстрый поиск:

последние за вчера, 20.10.19  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 15.09.19 06:08
   
 

«Cможет ли Россия двигаться дальше?»

отвечают Набиуллина, Силуанов, Орешкин, Собянин и Кудрин

На Московском финансовом форуме в четверг экономический блок правительства обсудит, есть ли у российской экономики возможности для «опережающего развития». Искать их вместе с Антоном Силуановым и Максимом Орешкиным будут Эльвира Набиуллина, Алексей Кудрин, Андрей Костин и Сергей Собянин, для которого это будет, вероятно, первым большим публичным мероприятием после начала московских протестов. Почти в таком же составе члены правительства три месяца назад «искали стимулы» для российской экономики на форуме в Петербурге. Новых стимулов тогда не нашли, зато как раз на той сессии Орешкин и Набиуллина впервые публично поспорили о том, грозит ли экономике пузырь в потребкредитовании.
Сегодняшнюю сессию модерирует заместитель директора ВГТРК Сергей Брилев. Она называется: «Российская экономика: возможности для опережающего развития».
Российская экономика: возможности для опережающего развития
Сергей Брилев 


Сергей Брилев


Сергей Брилев приветствовал всех участников панели, а в самом конце неожиданно объявил, что в ней примет участие и Дмитрий Медведев. Премьер вышел на сцену и взял слово первым.

Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев

Стало хорошей традицией встречаться в начале осени, чтобы обсудить ключевые проблемы в финансовой отрасли. Хочу поздравить всех с днем финансиста. Хочу поблагодарить всех вас за работу. Ваши усилия влияют на экономику в целом. Удачи и всего самого лучшего.
Вчера мы обсуждали в программе “Диалог” в том числе финансовые проблемы с экспертами. Ситуация непростая, не самая благоприятная. Силюсь вспомнить, была ли она вообще когда-то благоприятная.
Главный глобальный риск - торговые войны, протекционизм, санкции. Но благодаря этим санкциям интерес к нам инвесторов сохраняется. Это происходит потому, что мы за последние годы серьезно укрепили стабильность. Раньше колебания котировок заставляли всех нервничать. Сейчас ситуация другая. Объем профицита бюджета называть не буду, всегда возникает желание ее раздербанить.
Умеренной остается инфляция. Это позволило ЦБ снизить ключевую ставку до 7%. В последний раз такой уровень был в 2014 году. Есть разные активы, но мы должны подходить к их использованию рационально. Наши усилия неплохо оцениваются международными рейтинговыми агентствами.  
Завершается подготовка проекта бюджета на следующие три года. При верстке бюджета мы руководствовались несколькими принципами. Сфокусировали поддержку на перспективных проектах с долгосрочной отдачей. Перераспределили расходы бюджета, в первую очередь сосредоточившись на цифровых проектах и социальной сфере. Есть и национальные проекты. С учетом положительного опыта, который мы получаем, мы решили распространить такой подход на все государственные программы.
Ничего этого невозможно достичь без сквозной цифровизации проектов. Это и мониторинг, и финансовый контроль. В ближайшее время я подпишу поручение Минэкономразвития и Минфину подготовить новую концепцию управления. Эти шаги направлены на повышение эффективности государственных инвестиций.
Первое - реформа контроля и надзора. Вчера в очередной раз обсуждали эту тему. Мы должны постараться полностью отказаться от подзаконных актов, которые уже не несут  ни юридическую, ни реальную пользу.
Мы должны улучшить условия, гарантии для инвесторов. Мы с большим трудом завершаем работу над законопроектом о защите и гарантиях для инвесторов.
Вторая мера - особые условия для тех, кто запустит к определенному сроку крупные инвестиционные проекты. Они могут рассчитывать на особые условия - чтобы инвестор мог заключить с государством специальное инвестиционное соглашение и получить гарантии соблюдения этих условий на более длительный период. Даже если государство что-то не сделало или пересмотрело, в этом случае при наличии соглашения права инвестора защищены. 
Я обозначил некие ключевые задачи. Потребуются общие условия и правительства, и региональных властей, и экспертного сообщества, чтобы выйти на те результаты, которые у нас запланированы. Желаю вам успеха.
Сергей Брилев

Сергей Брилев

(представляет клип от организаторов). На экране ползут графики, статистика ВВП, реальных располагаемых доходов населения и т.д. Играет очень тревожная музыка, в титрах описывается, что такое ловушка низких доходов. «Россия готова вырваться из ловушки?», спрашивается в видео. Перечисляются цифры роста производительности труда, занятых в МСП, реальные располагамые доходы населения. «Возможно?», спрашивается на видео. Затем появляется ответ: «Возможно!».
 Инвестиции в целом в нашу экономику растут, в Москве уже на 20% выросли, курс рубля стабильный, экономические рейтинги - прекрасные. Ну, не прекрасные, но повышаются. Но роста экономики так и нет. Антон Германович, почему его нет?
Антон Силуанов

Антон Силуанов

Действительно, очень хороший был клип. Почему в России этого роста нет? Вроде все хорошо, есть стабильность и стабильные условия для бизнеса, макроэкономические условия. Деньги даже есть. На депозитах находится 28 трлн рублей, почему они не идут в экономику?
 Наша задача - понять, что бизнесу мешает и что ему необходимо для того, чтобы понять, что инвестиции и вложения в российскую экономику дадут отдачу и стабильный результат? Мы должны дать посыл, понимание бизнесу, что мы делаем все для этого.
Бизнесу мешает устаревшее законодательство, наша регуляторика. Принято было решение все акты, которые мешают, устранить. Бизнес об этом нас просил. Бизнес просит дать гарантии стабильной работы. Говорит, вы постоянно меняете законодательство, вводите какие-то новые правила. И мы решили, что тем, кто готов вкладывать деньги, мы даем гарантии неизменных условий. В правительстве об этом уже договорились, мы внесем в осеннюю сессию соответствующий законопроект. Это должно дать гарантию тем инвестициям, которые мы ждем.
Инвестиции у нас около 20-21% к ВВП варьируются. Это очень мало, нужно хотя бы до 25% довести. Наша основная задача состоит в том, чтобы чтобы войти в пятерку стран по инвестициям. Мы должны создать благоприятные условия для бизнеса. Идет соответствующие взаимодействие с регионами. Мы проанализировали, что требуется бизнесу. Наш план, я уверен, обеспечит увеличение динамики роста экономики
Сергей Брилев

Сергей Брилев

Эльвира Сахипзадовна, какие меры ЦБ, который отвечает за денежно-кредитную политику, может задействовать для того, чтобы экономика росла?

Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина

Денежно-кредитная политика определяет стоимость денег в экономике. Конечно, ценовая стабильность, низкая инфляция способствует инвестициям. Но сама по себе стабильность не создает инвестиции. Нам чаще задают вопрос - не стоит ли ЦБ еще агрессивнее, смелее снижать ставки, чтобы подтолкнуть экономический рост и инвестиции. Здесь очень важно все-таки провести анализ того, а почему экономика не растет более высокими темпами. Экономисты обычно делят причины на циклические и фундаментальные структурные факторы. ЦБ может влиять своими действиями только, когда включаются первые.
 В нашей ситуации сейчас низкие темпы роста. Здесь есть элементы и циклического, и структурного замедления. Циклический фактор - мы видим, к примеру, запаздывание бюджетных расходов. Это временный фактор. Мы ожидаем, что бюджетные расходы выйдут на запланированный уровень. Второй фактор - темпы мирового роста: торговые войны и так далее. И это тоже вопрос, структурный ли это фактор. Происходящие торговые войны и неопределенность указывают, что это все-таки структурный фактор. Мы должны будем научиться жить в условиях этой неопределенности. Мы должны учесть ошибки стран, которые пренебрегали этими структурными факторами. Они разогревали печатный станок. 
Главная вещь в инвестициях - это доверие. Мы должны создать предсказуемость условий, которыми может управлять ЦБ.
Я бы хотела еще остановиться на трех заблуждениях, которые существуют по поводу денежно-кредитной политики.
Первое: считается, что наша политика слишком жесткая и ограничивает рост экономики. Это не так. Мы видим, что и потребительский кредит и кредиты компаниям растут. Сейчас существует положительный кредитный импульс, кредит помогает экономике.
Второе заблуждение заключается в том, что кредит якобы становится все более недоступным. Да, в 2015-2016 году доступность кредита сильно упала, но сейчас восстановилась до уровня 2013-2014 годов. И многие предприятия называют этот фактор все реже, сейчас он на 4-5 месте.
Третье заблуждение заключается в том, что кредит и есть главный фактор роста экономики. Но соотношение собственных и заемных средств обычно составляет 2:1. Конечно, предприятие привлекает кредиты, чтобы увеличить отдачу на собственный капитал. Но это могут себе позволить только те предприятия, которые хорошо стоят на ногах, для тех, кто еле выживает, наоборот, это будет дополнительным отягчающим фактором. Мне кажется, дело все же не в кредите. Мы видим, как наши предприятия наращивают выплату дивидендов, а значит, проблемы лежат не в этой, а в другой области.
Антон Силуанов 
Антон Силуанов

Согласен, что ДКП - не тот инструмент непосредственного влияния на рост. Но ЦБ наряду с правительством принимает и структурные меры, например, в том что касается оценки рисков банков.

Эльвира Набиуллина

Эльвира Набиуллина

Конечно, деятельность ЦБ не ограничивается ДКП, у нас есть и другие направления, где мы стремимся внести свой вклад в развитие экономики. Например, это, безусловно, здоровье банковского сектора. Но я бы предостерегла от того, чтобы мы настолько ослабили регулирование, чтобы банки кредитовали ну фактически бесплатно. Я не думаю, что нам надо повторять чужие ошибки. Но совершенствовать систему нужно. Нам нужно работать над правилами оценки рисков. Мы сейчас предлагаем, чтобы сами банки оценивали эти риски, выстраивали свои модели, они лучше знают свой портфель. Я тоже считаю, что крупные банки должны переходить к собственным оценкам риска, ориентируясь на свои модели.
Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Давайте так, мы сейчас чуть-чуть перескочили вперед, начали говорить о том, что делать. Почему не удается разогнать экономику?

Максим Орешкин

   Максим Орешкин

У нас сценарий предполагает рост в 2,1% экономики. У нас есть фундаментальные факторы вроде замедления мировой экономики, оно носит структурный характер. Циклические факторы во внутренней истории хорошо видны по инфляции. ЦБ в рамках понятной методологии реагирует на данные инфляции.
Но нужно говорить о структурных изменениях, чтобы Россия могла выйти на 3% роста. В части бюджетной политики нужно правильно расставлять приоритеты. У нас есть хорошие примеры. Сергей Семенович [Собянин] смог добиться 20-процентного роста инвестиций в Москве.
Важно двигаться по пути увеличения долгосрочных инвестиций. Главная история - это доверие государству в целом, ко всем ее частям. И к правительству, и к правоохранительной, и к судебной системе.
Сейчас мы все эти истории систематизировали, собрали в единый план. Вместе соберемся и начнем работать.
Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Я в эти дни много езжу по стране. Был в Челябинске. Увидел статистику. Там домашний интернет стоит 591 рубль. В Красноярске - 938, в Челябинске - 638. В Челябинске средняя зарплата - 35 тыс. рублей. В число лидеров также входит Самара и Пермь. Это тоже структурная история? Это очень жизненный пример, мне показалось.

Максим Орешкин 

Максим Орешкин

Есть два фактора - фактор конкуренции. В Перми работает компания, которая очень серьезно конкурирует с другими. Другой фактор - плотность населения, плотность застройки. Когда в одном доме живет большое количество людей: гораздо меньше издержек требуется для проведения сетей.
Сергей Брилев 

Сергей Брилев

(Спрашивает Костина, что делать с экономикой).

Андрей Костин 

Андрей Костин

 У меня деликатная задача - никого не обидеть, ну, я постараюсь, а Алексей Леонидович после меня поддаст перца. Мы должны признать серьезные успехи ЦБ в экономической стабильности. Как руководитель ВТБ я пережил три финансовых кризиса. Это серьезное испытание для страны, населения. Не дай бог нам это еще раз повторить.
К финансовой стабильности я бы добавил процесс дедолларизации. Он идет активно. Раньше вовлеченность в долларовую зону имела для нас катастрофические последствия. Сейчас ситуация значительно изменилась. Мы должны уйти от доллара.
 Что касается налоговой сферы, мы можем при таком профиците перейти к аккуратному смещению политики. Сейчас растет собираемость налогов. Наш совет предлагает снизить налоговое бремя эквивалентно росту собираемости. Или ввести необлагаемый минимум для доходов физлиц. Самые незащищенные группы населения можно освободить от налогов. В бизнес-сфере это могло бы коснуться малого бизнеса. Сделать это очень точечно.
Мы в свое время выступали за то, чтобы ЦБ прогнозы делал по своей ставке. Он этого делать не хочет, теперь намеки дает. Рынок все-таки настроен на то, чтобы началось смягчение ДКП. То же самое по процентным ставкам. В Европе банки умирают от того, что там нулевые ставки.
Если вернуться к теме банков. Это провокационная тема. Мы говорим о том, что мы ввели жесткое регулирование потребкредитов. Но сейчас мы можем столкнуться с другой проблемой - с массовым количеством дефолтных потребкредитов. Я уже не спорю про Базель-III. Я считаю, что его сделали, курс правильный - ЦБ уже не повышает требования по капиталу, а делает это точечно. Сейчас это такая тонкая настройка, важно, чтоб она не перешла в серьезное давление на капиталы банков.
Считаю, что правильно, что мы ввели довольно жесткое регулирование розничных кредитов. Но за последние пару лет Азербайджан, Казахстан и Грузия применили много мер, чтобы помочь от 5 до 16% населения погасить проблемную задолженность. Я думаю, что дкп аккуратно идет в правильном направлении. И заемщики сегодня могут брать деньги по приличным ценам, и ипотечные ставки будут снижаться. Что касается налогов - важно, чтоб они не росли. И, возможно, надо точечно надо регулировать снижение налогового бремени для наименее привилегированных лиц.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Давайте не откладывать. Снижением налогового бремени для определенных категорий населения - такое возможно?

Антон Силуанов 

Антон Силуанов

Здесь есть риски, можно подискутировать по смягчению. Что имеется в виду? Больше расходов, меньше налогов. Но нельзя забывать все эти санкции, которые нам покоя не дают. Мы должны всегда быть готовы. И надо помнить, что одно смягчение влечет за собой второе, третье, пятое, десятое. Мы это знаем. 
Другая проблема - всегда сложно выбрать, кому оказать поддержку. На нацпроекты забрали ресурс, а потом начинается: дайте на второе, на третье. А потом что делать? Отыгрывать назад и повышать налоги? Мы уже смягчили на полпроцента ВВП.
Когда есть ограничения, начинаешь включать голову и рассматривать оптимальные решения. Давайте поживем хоть какое-то время в устойчивой ситуации. Мы только создали эту ситуацию.

Сергей Собянин 
Сергей Собянин

Андрей Леонидович стал зрелым политиком, я вижу.


Андрей Костин

   Андрей Костин

А что такого я говорю?


Сергей Собянин 
Сергей Собянин

Вы можете говорить все что угодно, руководитель такого банка. Могли бы сказать, давайте НДС снизим, подоходный налог снизим.
Здесь важна стабильность.
Когда мы говорим о развитии Москвы, у нас в 10 году после выхода из кризиса была ситуация, когда Москва была вся в долгах и скатывалась к транспортному коллапсу. Тогда мы приняли решение - произошла жесткая оптимизация текущих расходов, все о ней знают. Это была жесткая, но совершенно осознанная политика. Она позволила высвободить ресурсы для экономики. И мы запустили заново воспроизводство инвестиций, увеличив их в структуре бюджета почти в три раза. В этом году рост почти на 20%, в основном за счет частных инвестиций. С одной стороны, вкладывая в инфраструктуру, с другой - придя в брошеные промзоны и давая им транспортную инфраструктуру и другую, мы, конечно, привлекаем в них деньги. Бизнес видит, что городу это нужно. Конечно, важно административные барьеры снимать - ограничения подключения к сетям и прочее. Вот Doing Business - он где меряется? Только же в Москве и в Питере, больше нигде. 
При таком росте доходов предприятий, который мы видим, мы же получаем деньги в виде налогов на наши счета. И вдруг нам говорят, не смотрите на это, у нас экономика падает. Но когда идет рост на 16% налога на прибыль. Нам опять говорят - да, не обращайте внимания. Как при таком росте экономика может расти на 1%. Мне кажется. тут у Росстата что-то не так с этими цифрами. 
У нас экономика не труп! И не нефть, и не газ. У нас экономика человека, мы должны мерять через него. Если у него затраты снижаются, так это плюс, а не минус. Надо пересмотреть подходы, мне кажется, подходы к тому, как мы меряем экономику.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

А какой из существующих индексов и подходов к измерению темпов роста экономики вам кажется более адекватным? Есть индекс оценки человеческого капитала.

Сергей Собянин 
Сергей Собянин

А почему нет? Почему нет? Экономика же не только, чтобы мы обеспечили оборону и развитие фундаментальных отраслей, в конце концов экономика для человека. Почему не через человеческий капитал это мерять. Вот в последние годы Россия скачками увеличивает продолжительность жизни, на 8 лет она выросла. А мы не обращаем внимания. У нас страна в топ-15 по уровню образования вышла, а мы опять не обращаем внимания. Конечно, надо учитывать самочувствие людей, настроение, верит он или не верит. Кризис в головах! Если с утра до вечера говорить, что у нас все падает, то о каком настроении можно говорить.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Ну, Алексей Леонидович, вам слово теперь. Вы-то сейчас опять будете называть какие-то зубодробительные цифры, особенно когда до нацпроектов дойдет.

Алексей Кудрин 
Алексей Кудрин

А в чем вопрос?

 
Сергей Брилев

Сергей Брилев 

 Вы являетесь их критиком. Ваши выступления исходили всегда из несостыковки цифр - например, нацпроектов с госпрограммами.

Алексей Кудрин

   Алексей Кудрин

На видео было показано, что большинству стран не удается вырваться из ловушки среднего дохода. У нас есть амбициозные цели, но сможет ли наша политика соответствовать? Счетная палата проводит мониторинг планов. В ближайшее время выложим оценку нацпроектов. Это планы эволюционного развития, но не прорывного, я так считаю. 
Без инвестиционного прорыва и роста не произойдет исполнение тех целей, которые в целом стоят перед страной, а самое главное - не произойдет экономического роста.
Исполнение нацпроектов поднимет темпы роста ВВП на 3%? Нет, как я сказал, национальные цели выходят за пределы национальных проектов. Если не будет роста 3%, исполнимы ли показатели, заложенные в национальных проектах? Скорее всего, нет. Не растут темпы доходов населения теми темпами, которые нужно, не растут доходы бюджетов для исполнения всех этих задач.
Ну и еще по темпам: нацпроекты были утверждены в январе, но и сейчас нет пошаговых планов, которые позволили бы добиться заявленных целей. Сегодня я бы оценил эту политику как недостаточно проработанную.
Всего на нацпроекты планируется потратить 25,7 трлн рублей за 6 лет, из них федеральных ресурсов - 13 трлн рублей. Это около 10% бюджета, если ежегодно смотреть. Но на здравоохранение заложено в нацпроектах по 1,7 трлн рублей, на образование - по 800 млрд рублей в год. Это не сделает прорыва, который нам необходим в этих сектора. В Германии США от до 4% ВВП тратят на образование, у нас заложено 3,6%, но почему мы считаем, что это даст прорыв? Тоже самое на инфраструктуру. Нам на нее недостаточно ресурсов. Мы говорим о необходимости бюджетного маневра в 3% ВВП на образование, здравоохранение и инфрастру.
Что касается прогнозова на этот год: у нас располагаемые доходы падают, бедность растет, количество предприятий малого и среднего бизнеса снизилось. Темпы роста экономики были в том году 2,3%, в этом планировались 1,3%, а будет около 1%. На след год Минэкономики предполагает 1,7% - это, конечно, далеко не 3%, но прогноз наших экспертов - от 1% до 1,3%. Когда мы спрашиваем, где наш потенциал роста, эксперты говорят от 1,5% до 2%, это когда все мощности загружены и все силы использованы.
Как вырваться из колеи - это структурные меры, здесь я ближе к позиции Эльвиры Сахипзадовны. Это изменение технологического уровня за счет увеличения инвестиций. Но пока мы как страна не привлекательны для инвестиций, несмотря на неплохие меры. К таким мерам относится увеличение доли частного сектора в экономике, он быстрее реагирует на кризисы и перестраивается. Но государство не собирается уходить из экономики, даже докупает себе. Роль регионов у нас существенно снижена, и в результате нацпроектов их самостоятельность не увеличивается, а даже снижается. Заботы в области судебной и правоохранительной системы - эта тема была номер один на форуме в Петербурге, но она не решается, там позитивных сигналов нет. Хотя Владимир Владимирович говорил, что надо избегать избыточных арестов, но пока те меры, которые принимаются, очень робкие. И все-таки еще одним важным является качество госуправления. Хочу поддержать регуляторную гильотину, надеюсь, что это даст результат. Но все это регулирования должно быть раза в 2 снижено по сравнению с тем, что сейчас. Можно ли сказать, что все это заложено в нацпроекты? Я так скажу, там заложен эволюционный процесс, но не прорывной.

Антон Силуанов 
Антон Силуанов

(возмущенно) Смотрите, интересно как получается, коллеги. Нам всем нравится, когда говорят, что все плохо.

Сергей Брилев

   Сергей Брилев

Старинная русская забава...


Антон Силуанов

   Антон Силуанов

Говоришь, что все плохо, значит, недорабатывают чиновники. По телевидению показывают одни убийства, аварии. Вот и Кудрин говорит, что все плохо. Зачем? Чтобы получить реакцию зала? Вы приводите расходы на здравоохранение США и Германии. А почему не Сингапура? Они увеличили расходы или обеспечили инфраструктуру? Главное, как использовать деньги.
Мы все сходимся на то, что должны эффективнее использовать те ресурсы. Но давайте говорить о тех ресурсах, которые у нас уже есть. Вы говорите, частный сектор у нас не растет. Главное - это управленцы. Какие менеджеры управляют частными предприятиями. Но если посмотреть рост Кореи, например, там большой процент госсектора. Государственный или частный актив - какое это имеет решение. Главное, кто им управляет.
Вы говорите, что регионы теряют самостоятельность. Да мы никогда так не работали с регионами, как сейчас с ними работаем! У нас всегда все плохо. Но надо замечать и хорошие вещи, которые делаются. Реальные доходы растут, будут расти. Часть предприятий были фиктивными, их просто налоговая служба закрыла. А реально действующие предприятия остались. Титова тоже можно выхватить, он все критикует. Мы делаем инфраструктуру, чтобы крупные проекты начались.

Алексей Кудрин 
Алексей Кудрин

Я привел в пример именно показатели национальных проектов. Там есть свои показатели. Что касается Китая, там большая доля госсектора. Но последние исследования говорят, что Китай сделал глобальный шаг в сторону частного сектора. Китай мощно увеличивает долю частного сектора, идет на приватизацию. Нужно видеть, что там динамику, о которой я говорю, обеспечивает это. Корея в полтора меньше нас по численности, вложения в науку в разы больше в номинальном выражении, включая частные.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

(прерывает спор) Про здравоохранение и продолжительность жизни можно спорить так-сяк. А вот такая история как экспорт не растет, хотя было заявлено. Уровень бедности не падает, тоже уже несколько раз звучало.
Максим Орешкин 
Максим Орешкин

У нас есть национальные цели развития. Они поставлены амбициозно, но к ним нужно стремиться. 10% расходов направлены на нацпроекты, но есть еще 90%. Нужно правильно грамотно выбирать. У каждого действия государства должна быть нацеленность на конкретный результат, мы должны знать, кто за нее отвечает. Он должен идти по понятным процедурам, и только это приведет к результату.
Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Ровно неделю назад Синдзо Абэ говорил о желании японского бизнеса подключиться к нацпроектам. Он это сформулировал сам. Это реальная идея? Иностранные инвестиции в нацпроекты.

Антон Силуанов 
Антон Силуанов

Иностранные инвестиции. У нас есть все условии для того, чтобы инвесторы чувствовали себя неплохо - налоговые условия на Дальнем Востоке, которых нет в других регионах, хорошая сырьевая база, которая интересна японским и китайским инвесторам. Мы готовы к приходу таких инвесторов. На Дальнем Востоке уровень инвестиций, которые туда приходят, гораздо выше, чем по другим регионам. Если только за исключением Москвы.

Максим Орешкин 
Максим Орешкин

Япония инвестирует в проект Арктик-СПГ, в большую сеть клиник. Там уже много проектов есть. Абэ говорил не о том, что будет, а что уже есть. Это та работа, которая уже есть.

Андрей Костин 
Андрей Костин

Я - сторонник расходов. Хорошо бы активно включить государственно-частное партнерство. Оптимальное решение - сочетание частных и государственных денег. Над этим надо поработать в ходе реализации нацпроектов. Я человек уже немолодой, реформы мы постоянно проводим. А у нас такие условия, что нужно постоянно что-то сделать. Это динамика нашей жизни.

Алексей Кудрин 
Алексей Кудрин

Я согласен, что у нас довольно жесткая денежная политика. Я был сторонник того, чтобы не повышать НДС. Я как раз-таки не побоюсь и назову ожидаемый профицит бюджета — 1,47 трлн рублей. Но сегодня при этом даже в нацпроектах большой дефицит ресурсов на инфраструктуру. Нужно начать новые шаги в сторону частного сектора, бюджетной политики.
1,7% — темпы экономического роста в этом году. Дальше ставится цель 2-3%. Как мы так скакнем? Вот так прыгнуть туда не удасться без достаточных шагов. Мы оцениваем с экспертами эту работу как недостаточную. Мои вопросы к тем центрам управления, которые связаны с судебной и правоохранительной системой в том числе. 
По части дедолларизации — мы все равно все доходы от нефти будем получать в долларах. 
Мир стал единой технологической лабораторией. И где быстрее изобретут технологии, мы не знаем. У нас таких заделов нет, чтобы делать все то, что делает мир. Мы должны получать какую-то свою специализацию на этом рынке. У нас есть возможность.
Нам нужна валюта. Мы должны зарабатывать на нефти или других несырьевых продуктах.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Из нескольких уст прозвучал вопрос о том, что один из прорывных моментов — развитие инфраструктуры. (Собянину) А что по опыту Москвы?

Сергей Собянин 
Сергей Собянин

Вы удивлялись по поводу стоимости домашнего интернета. Но во всех сферах то же самое. В пригородном сообщении у нас передвигается 2,5 млн человек в сутки. А их радиус — 50 км. А на всех остальных дорогах — те же 2 млн. А вы можете себе представить радиус этих дорог и их эффективность?
Вы можете себе представить уровень эффективности таких вложений? Когда говорят, бросьте эти города — это язва на теле страны. Начинаем приводить примеры. Кто совершил прорывы? Сингапур. А что такое Гонконг, Корея, Япония — это сплошной город, там уровень урбанизации зашкаливает. Они концентрируют население в колоссальных агломерациях, понимая, что именно там потенциал роста производительности труда. Так экономика устроена.

Алексей Кудрин 
Алексей Кудрин

Концентрация ресурсов повышает производительность, хотя компетенций требует высоких. Растет концентрация — растет производительность.
Концентрация ресурсов — например, соединение городов, строительство скоростных железных дорог дает прирост производительности, это входит в пятерку факторов повышения производительности в России. Больше того, таким образом можно создать противовес Москве. Например, в Поволжье есть промышленные центры, которые могут стать мировым кластером. Когда мы рассуждали, как нам удвоить несырьевой экспорт в России, то количество предприятий, которые экспортируют, должно удвоиться за 6 лет. С одной стороны, они должны научиться, с другой стороны, должны быть сняты барьеры, должны появиться институты, стимулирующие этот экспорт, как у Alibaba.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Но куда деть 40% населения, которое живет в малых городах?


Алексей Кудрин 
Алексей Кудрин

Малые города станут главными потребителями этого эффекта. На них распространяется эта волна новых технологий, в том числе новых технологических методов в сельском хозяйстве. Это же все не в колхозе производится — эти технологии. Эти регионы получат свою нишу в этом росте

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

(Силуанову): Антон Германович, что вы хотели от ЦБ, когда вы выступали? У вас была налоговая часть.


Антон Силуанов 
Антон Силуанов

У нас два денежных регулятора — ЦБ и в правительстве Минфин. У нас абсолютно нормальная координация. Что делают страны, когда хотят подстимулировать экономику и сделать дополнительные изменения для экономической активности? Снижают ставку.
Вы говорите давайте наращивать доходы, уменьшать доходы. Если будем больше тратить, ЦБ затормозит снижение ставки.
В этих условиях понятный алгоритм. ЦБ снижает ставку. В западных странах они около нуля. Когда у нас будет предел этого снижения, начнем рассматривать снижение бюджетной политики.
Наше дело — чтобы кредит был доступен. Чтобы все могли взять и начать дело. Бюджет не может для всех сделать кредит более дешевым. Он делает это точечно. 
Бюджетная и ДКП связаны между собой. Но мы считаем, что вопрос об ослаблении бюджетной политики — это самый запасной вариант. Когда меры бюджетной политики будут исчерпаны.

Алексей Кудрин 
Алексей Кудрин

Можно я частично соглашусь с Антоном Германовичем — надо же хоть раз согласиться с чем-то. Есть связь смягчения бюджетной политики и реагирование ЦБ. Вопрос: вот это смягчение на 600 миллиардов, полпроцента ВВП — даст структурный эффект в экономике и мультипликативный? Если он ведет к строительству инфраструктуры и прочее — то да, и он вызовет дополнительный спрос инвестиционный со стороны частного сектора, и тогда ЦБ не надо будет ужесточать политику.
Но такой риск, конечно, существует — я ведь отношусь к тем людям, который создавал резервный фонд, чтобы снизилась наша зависимость от нефти. Поэтому считаю, что цифры, о которой я говорю, это не вызовы для нашей экономики. На протяжении 20 лет — да, у нас очень высокие вызовы с ценами на нефть, а на шесть лет — он очень умеренный, этот риск. У нас не будет обрушения, как это было в 2008 и 2015 годах. Даже если цена упадет до $40. Поэтому я говорю — давайте задействуем этот ресурс для разворота. Если мы не ожидаем такого эффекта — может, нужно повременить и искать другие меры.

Андрей Костин 
Андрей Костин

(вмешивается): Трамп, конечно, нам не указ,но он первым делом снизил налоги, а потом начал душить ФРС, чтобы ставку снизили. У них три процента с лишком. Хотя, конечно, Америка это не наш путь, не наш.

Эльвира Набиуллина 
Эльвира Набиуллина

Соглашусь с Антоном Германовичем, что бюджетная и денежно-кредитная политика связаны. Но в чем беда — мы все рассуждаем, как мы поднимем экономический рост с помощью бюджетной или ДКП. С точки зрения бюджетной политики, говорим, что потратим дополнительные проценты, а давайте уже эффективно потратим то, что уже собрали в виде дополнительных налогов.
И второе — экономический рост может ускорить только частный бизнес. Можем обсуждать, как это делать через государство — дальше повышать налоги, строить, повышать расходы. Советский Союз пытался это сделать и есть вопросы качества отбора проектов, эффективности проектов.
Все-таки надо делать ставку на частный бизнес. Да, расходы на инфраструктуру, на образование могут улучшить среду для частного бизнеса. Но достаточно ли этого? Даже если мы построим больше дорог и увеличим расходы на образование, этого будет недостаточно, есть другие фундаментальные вещи, и над ними надо работать.
Вот мы говорим экономический рост. Люди должны рисковать своими деньгами и понимать, для чего они рискуют. Что они получат доходы. Это сложная ситуация сегодня, Медведев сказал — непростое время, когда экспортный спрос падает, нам нужно начать выходить на те рынки, на которые мы не выходили в условиях замедления роста мировой экономики. 
И, конечно, внутренний спрос. Дороги нельзя строить в никуда. Люди должны в конечном счете покупать продукцию. И это доходы населения — не может потребление расти только на потребительском кредите, должны расти доходы. И этот механизм нам нужно думать, как допустить, и денежно-кредитной политики, бюджетной политики недостаточно.

Сергей Брилев 
Сергей Брилев

Вот мы сегодня констатировали, что роста нет. У вас какое ощущение? Можно ли будет начать следующий форум с иной констатацией?

Антон Силуанов 
Антон Силуанов

А мы не меняем наши прогнозы. У нас целевой прогноз как был 2%, так и остается. Уверен, что полноценный запуск механизма, который мы заложили на текущий год, позволит нам его достичь.

статью прочитали: 1442 человек

   
теги: Россия  
   
Комментарии 
Виктор Иванов, 15.09.2019 17:49:02
Спасибо за статью, скаут. В закладки. :yes:
Юрий Иванов, 20.09.2019 11:35:45
Я думаю что может. Сейчас в тренде продвигаемых сайтов в нашей компании ru.megaindex.com все чаще попадаются российские сайты с тематикой перспектив России в мировой классификации как государства с мощной экономикой, хорошо обученной и оснащенной армией. Все больше и больше голосов на западе кторые призывают не только считаться с нами но и доверять РФ как одной из самых сильных и надежных государств мира.
Мировая история показывает что без России никак не обойтись
Ирина Лапова, 20.09.2019 11:46:19
Кудрин как всегда на высоте. Умница, очень уважаю этого человека

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"