быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 07.12.18 01:00
скаут: Lilu; переводчик Lilu;
   
 

Страны пытаются получить больше денег от крупных горнодобывающих компаний

Побуждаемые растущими ценами на минеральное сырье правительства требуют, чтобы западные компании, управляющие рудниками, платили более высокие пошлины на недра и налоги 

"Уолл Стрит Джорнал"

 

Производственная деятельность компании Freeport-McMoRan на медном и золотодобывающем руднике в Папуа, Индонезия. Мухамад Адимаджа/Antara Foto/"Рейтер" 

Рианон Хойл из Джакарты, Индонезия, и Александра Векслер из Калумбила, Замбия 

От конголезских джунглей до индонезийских возвышенностей между правительствами и крупными горнодобывающими компаниями бушует битва за контроль над сырьевыми товарами, критически важными для производства всего, что только возможно - от стали и электромобилей до смартфонов.       

Лидеры развивающихся стран, побуждаемые растущими ценами на минеральное сырье, выдвигают самые жесткие требования к западным горнодобывающим компаниям за много лет, вынуждая их платить более высокие пошлины на недра и налоги, обрабатывать сырье внутри страны и уступать контроль над рудниками. 

В Индонезии на компании Rio Tinto PLC и Freeport-McMoRan Inc. было оказано давление, чтобы они продали контролирующий пакет второго крупнейшего в мире медного рудника "Grasberg" правительству, которое намеревается превратить свои государственные ресурсные компании в промышленных гигантов.  

Танзания в прошлом году прислала дочерней компании канадской Barrick Gold Corp. налоговое уведомление на 190 миллиардов долларов, которое в четыре раза превышает внутренний валовый продукт страны. В марте Замбия вручила канадской First Quantum Minerals Ltd. счет в виде импортных пошлин и штрафов на общую сумму около 8 миллиардов долларов. Демократическая Республика Конго утвердила в июне новый горный кодекс, который будет забирать у горнодобывающих предприятий большую долю прибыли. Папуа-Новая Гвинея, Мали, Сьерра-Леоне и другие страны также пересматривают контракты на добычу полезных ископаемых и законодательство в области горнодобычи. 

"Я не колеблясь закрою все рудники, если компании не заплатят то, что они нам задолжали", - сказал танзанийский президент Джон Магафули аплодирующей толпе в прошлом году. "Я начал экономическую войну". 

Правительства говорят, что их страны заслуживают получать больше прибылей от добычи их ресурсов. Требования большей доли от природных богатств делались и раньше, часто при повышении цен, но источники в индустрии говорят, что финансовое и политическое давление укрепляют намерение правительств получить больше богатств от горнодобывающих концернов. 

Ряд новых популистских правительств сталкиваются с большими трудностями при оплате счетов в связи с тем, что их страны сделали крупные займы на инфраструктуру в последние годы.

Правительства рассматривают горнодобывающие компании - часто крупнейшие компании в стране, у которых нет большого пространства для маневра после многих лет инвестиций - как потенциальные источники дохода. Цены на многие сырьевые товары восстановились, хотя они и не близки к рекордным показателям примерно восемь лет назад, а прибыли 40 ведущих мировых горнодобывающих компаний более чем удвоились в прошлом году.

"Мы очень прибыльны, и поэтому все - общины, правительства - хотят получить большую долю пирога", - сказал в интервью президент Rio Tinto Жан-Себастьен Жак. 

Горнодобывающие компании утверждают, что они заслуживают крупные прибыли из-за финансовых рисков, на которые они идут, и огромной стоимости начальных капиталовложений, необходимых для поиска и строительства шахты. И все же горнодобывающие компании говорят, что у них есть новое понимание важности раскрытия сведений в контрактах и необходимости большего взаимодействия с правительствами, чтобы получить то, что они называют социальной лицензией на ведение бизнеса - массовую поддержку общества.   

Некоторые горнодобывающие гиганты остаются на месте, оспаривая эти решения или пытаясь пересмотреть условия на переговорах с правительствами, которые обычно предоставляют им право добывать ресурсы в обмен на выплаты роялти. Другие обращаются к новым инвестициям дома, надеясь, что технологии могут помочь возродить более старые места заложения шахт. Англо-австралийская BHP Group Ltd., крупнейшая в мире горнодобывающая компания в стоимостном выражении, говорит, что она хочет сконцентрироваться на более предсказуемых странах, включая Австралию и США, после ухода из Южной Африки, Мозамбика, Индонезии и других мест.   

Некоторые горнодобывающие компании уходят и продают активы местным инвесторам или китайским компаниям, которые движимы спросом дома и не сталкиваются с давлением акционеров из-за рисков, как западные горнодобывающие компании. Контролируемые государством компании также менее склонны публиковать отчеты, чем зарегистрированные на бирже международные горнодобывающие компании.

Управляющие горнодобывающими компаниями говорят, что возрождение того, что они называют ресурсным национализмом, может парализовать инвестиции в новые проекты из-за увеличения расходов и рисков. Местным горнодобывающим компаниям может не хватить собственных средств или технических навыков, чтобы работать самостоятельно, что потенциально уменьшит добычу, говорят они. И могут пострадать страны, зависящие от доходов от природных богатств для финансирования своих бюджетов.    

Для рынков меньшее количество поставок может вызвать рост цен на металлы, если рост мировой экономики будет устойчивым, потенциально сделав такие продукты как "Модель 3" компании Tesla Inc. и "айфоны" компании Apple Inc. более дорогостоящими.  

В Танзании популист г-н Магафули пришел к власти в 2015 году на выборах, характеризовавшихся обвинениями в фальсификациях, и начал сосредотачивать власть в своих руках. После предвыборных обещаний добиться большей доли для государства в разработке природных ресурсов, этот лидер, прозванный "Бульдозером", аннулировал лицензии на право пользования недрами у многих горнодобывающих компаний, повысил лицензионные платежи и обвинил дочернюю структуру Barrick Gold, компанию Acacia Mining PLC в занижении данных о добыче золота и меди, что привело к предъявлению ей счета на 190 миллиардов долларов за неуплаченные налоги, штрафы и проценты.   

Страна также арестовала партию алмазов примерной стоимостью 15 миллионов долларов этой британской компании в аэропорту, заявив, что компания занижает оценку экспорта, и запретила экспорт некоторых концентратов металлов, чтобы заставить развивать ее местную перерабатывающую промышленность. 

Г-н Магафули сказал, что эти решения, являющиеся популярными в стране, как показывают опросы, перезапускают отношения между иностранными компаниями и налогоплательщиками после того, как многие горнодобывающие компании получили сделки на льготных условиях от предыдущих администраций. 

Компания Acacia, на которую приходится 15% всего танзанийского экспорта, отрицала какие-либо правонарушения. Компания Barrick заявила в прошлом году, что Acacia заплатит 300 миллионов долларов в рамках соглашения по урегулированию спора, или почти 40% доходов Acacia за 2017 год, но окончательное соглашение достигнуто не было. 

Производство Acacia резко упало в связи с запретом на концентраты металлов, введенным Танзанией, и компания заявила, что она хочет продать долю в некоторых или во всех своих активах в стране. 

Замбия долгое время считалась одной из наиболее благоприятных для инвестиций стран в регионе, но ситуация изменилась. Ее позиция второго крупнейшего производителя меди в Африке после Конго помогла увеличить темпы экономического роста, что привело к появлению торговых цетров и опрятных кирпичных домов в этой не имеющей выхода к морю стране. 

Цены на медь, хотя и являются приличными, но все еще на 40% ниже по сравнению с их пиковым значением в 2011 году, поставив правительство в ухудшающееся финансовое положение. На горнодобывающую промышленность приходилось 12% ВВП страны в 2016 году. Задолженность замбийского правительства, как ожидается, вырастет до 66% ВВП в 2018 году - с 27% пять лет назад. 

Медный рудник "Sentinel" компании First Quantum, на строительство которого она потратила 2,3 миллиарда долларов, начал производство в ноябре 2016 года. Более 45 огромных грузовиков ежедневно вывозят обломки породы из карьера. Рабочие после смены и их семьи прогуливаются по мощеным, окаймленным деревьями улицам, усеянным огромными муравейниками, в городке, построенном First Quantum за более чем 85 миллионов долларов. 

Этой весной Замбия выставила компании First Quantum счет почти на 8 миллиардов долларов за то, что, как она заявила, является неправильно маркированными ввозными пошлинами на машинное оборудование и производственные инструменты, привезенные в страну для строительства "Sentinel", а также штрафы и проценты. "Мы будем рассматривать все имеющиеся у официальных органов варианты для взыскания всех налогов в интересах замбийского народа", - сказал в марте представитель Налоговой службы Замбии. Чиновники отказались дать дополнительные комментарии. 

First Quantum отрицает правонарушения. "Мы здесь просто поражены", - сказал на селекторном совещании Филип Паскаль, президент First Quantum, после объявления штрафа. "Мы полностью опровергаем всю сумму". First Quantum сказала, что она ведет диалог с правительством по этому вопросу. 

Замбия объявила о новых налоговых мерах в отношении рудников в сентябре, включая увеличение лицензионного платежа на 1,5 процента, новый 5% сбор на импорт концентрата меди и кобальта и 15% пошлину на экспорт драгоценных металлов и камней. Министр финансов сказал, что эти меры призваны гарантировать, что "замбийцы извлекают пользу из природных богатств".

На другом конце Индийского океана, в Индонезии, многие иностранные горнодобывающие компании продают предприятия после многолетних изменений политики в отношении добычи полезных ископаемых. Лидеры в этой богатой полезными ископаемыми стране-архипелаге давно желали, чтобы иностранные горнопромышленники больше делились прибылями, из-за обеспокоенности, что эти компании получили выгодные сделки при бывшем диктаторе Сухарто, который правил до 1998 года. 

В центре внимания Индонезии находится медный рудник "Grasberg", безусловно, самый важный актив, а для многих индонезийцев - и самый большой символ власти иностранных корпораций. 

Расположенный на высоте более 14000 футов (4267 м) в горах в труднодоступной провинции Папуа, он является источником стабильных поступлений для Freeport, сделав эту базирующуюся в Финиксе компанию одним из крупнейших производителей меди с прибылями в 1,8 миллиарда долларов в прошлом году.   

Рудник также является источником местной конфликтной ситуации со времен подписания его первоначального контракта в 1967 году, по которому правительство вначале не получило в нем доли. Переговоры о заключении контракта в то время и в последующие десятилетия сопровождались сообщениями о недостаточной профессиональной компетентности внутри режима и сделках с использованием конфиденциальной информации между Сухарто и его близким окружением и представителями Freeport, задокументированных в расследовании "Уолл Стрит Джорнал" в 1990-е. Компания Freeport заявила, что ее контракт был законным.  

Рудник также преследовали утверждения, что Freeport нанесла вред окружающей среде и вступила в сговор с индонезийскими военными, которые самым безжалостным образом подавляют сепаратистов, выступающих против рудника. Компания Freeport сказала, что она придерживается самых высоких стандартов в отношении прав человека и что она привержена минимизации ее воздействия на окружающую среду. Она сказала, что инвестировала более 14 миллиардов долларов в рудник "Grasberg" в течение пяти десятилетий и является одним из крупнейших налогополательщиков Индонезии.

Так как ее лицензия заканчивается в 2021 году, то в прошлом году активизировались переговоры, чтобы передать Индонезии больше контроля и прибылей. Джакарта аннулировала экспортную лицензию Freeport. "После 50 лет нам также нужно считаться с народом Индонезии", - сказал в прошлом году Лухут Панджаитан, координирующий министр по морским делам, который осуществляет контроль за полезными ископаемыми. 

Компания Freeport объявила форс-мажор на руднике, уволила более 10% из 32000 своих рабочих и пригрозила привлечь Индонезию к арбитражному разбирательству. 

Джакарта тогда пригрозила отключить услуги, необходимые для экспорта сырьевых товаров, такие как доступ к таможенной документации, для горнодобывающих компаний, которые не оплатят в установленные сроки налоги в соответствии с новыми лицензиями.  

В начале 2018 года чиновники по экологическим вопросам предписали Freeport начать собирать 95% ее отходов из реки поблизости, в которую компания сбрасывает материалы, известные как отвалы, по сравнению со сбором 50% отходов сейчас. 

Руководитель Freeport Ричард Адкерсон сказал, что это невозможно. "Это нельзя сделать за шесть месяцев, за 24 месяца, за пять лет... Это настолько выходит за все разумные пределы", - сказал он инвесторам. Он сказал, что опасается, что за этим решением стоят политические соображения. 

Джакарта заявила, что решение не имеет политической мотивации и было вызвано нарушениями, увиденными во время посещения производственного объекта. Курс акций Freeport упал на 15% в день, когда эта новость стала достоянием гласности. В настоящее время акции компании близки к самому низкому показателю за 18 месяцев.

В сентябре было подписано соглашение, по которому государственная компания PT Indonesia Asahan Aluminium или Inalum заплатит 3,5 миллиарда долларов компании Rio Tinto за ее долю в "Grasberg" и 350 миллионов долларов компании Freeport, увеличив долю Inalum с 9,4% до 51%. Freeport сохранит 49% долю и будет руководить работой рудника. Г-н Адкерсон ранее назвал этот результат "большой уступкой", но необходимой для продолжения инвестирования в стране. 

Компания Freeport ведет набор сотрудников для проекта медного рудника в Аризоне, пополнив ряды западных компаний, которые стремятся расширить их производственную деятельность в США, Канаде и Австралии. Рудник "Lone Star" был открыт во время поисково-разведочных работ рядом с рудником "Safford" компании, и добыча на нем должна начаться к концу 2020 года. Freeport прогнозирует, что этот рудник будет производить около 200 миллионов фунтов (около 90720 т) меди в год, со сроком службы примерно в два десятилетия.  

Компании Rio Tinto и BHP говорят, что автомобили-роботы и способность копать глубже благодаря современным системам климат-контроля и анализа данных сделали экономически обоснованным проведение горных работ глубоко под землей, например, в совместном проекте этих двух компаний "Resolution Copper" в Супериор, штат Аризона. 

Компания South32 Ltd., отпочковавшаяся от BHP, приобрела недавно Arizona Mining и ее проект по добыче цинка, свинца и серебра "Hermosa" в округе Санта-Круз, штат Аризона, за 1,3 миллиарда долларов. Компания работает над тем, чтобы избавиться от дочерней компании по добыче угля в Южной Африке, где политика правительства требует, чтобы горнодобывающие компании продали крупные доли организациям, которыми владеют черные южноафриканцы.

"Мы хотим пойти работать туда, где нас рады видеть, и где помехи для наших инвестиций являются небольшими", - сказал в мае руководитель BHP Эндрю Маккензи.

- При содействии Николаса Барийо в Кампале, Уганда.

статью прочитали: 870 человек

   
теги: Азия, Африка, Запад, Полезные ископаемые  
   
Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"