быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 27.03.10 09:39
скаут: Yennefer; переводчик Yennefer; редактор Юра (Efimytch); публикатор: civiliza
   
 

Восстание глупых генералов. Неполиткорректная история

Перевод статьи впервые опубликован на нашем сайте 31.07.09 12:39

23 июня вышло юбилейное, уже седьмое по счёту на польском языке, расширенное издание фундаментального труда Яна М. Цехановского «Варшавское восстание». Автор живёт и работает в Англии, 14-летним подростком участвовал в восстании, дважды награждён Крестом сражающихся, уже многие годы принадлежит к числу выдающихся исследователей истории восстания.

Первое издание «Варшавского восстания» вышло в 1971 году в эмиграции. В Польше книга встретила препятствия, так как она не отвечала тогдашним требованиям цензуры и не жалела горьких слов в адрес СССР и Сталина. Всё изменилось после вмешательства генерала Войцеха Ярузельского, и книга вышла, без каких-либо вмешательств цензуры, в 1984 году.

Сразу же она стала бестселлером. Государственное издательство «PIW» продало свыше 180 тысяч экземпляров. Вышли и три издания на английском языке, в престижном издательстве «Cambrigde University Press». Следующие издания автор дополнил результатами новейших исследований. Объём последнего издания в два раза превышает объём первого.

Сейчас Ян М. Цехановский не в моде у официальной Польши. Его оценки и выводы относительно восстания противоречат точке зрения, которую пропагандирует действующая историческая политика.

Баланс

Цехановский пишет политическую историю восстания, прежде всего, исследуя обстоятельства и мотивы принятия решения о его начале. Свою точку зрения он представляет так: «Я часто критиковал решение о начале сражения за Варшаву 1 августа 1944 года, а также его главных авторов – генералов Тадеуша Бора-Коморовского, Тадеуша Пелчинского («Гжегожа»), Леопольда Окулицкого («Кобру», «Медвежонка») – так как оно было преждевременным и абсолютно неподготовленным с точки зрения политической, дипломатической, военной, стратегической и, даже, тактической, и поэтому должно было привести к большим потерям и к неизбежному поражению.

Я считал и до сих считаю, что поражение Варшавского восстания в большой степени стало следствием концепции его авторов, которые хотели сражаться с немцами, а политическое сопротивление оказывать русским, одновременно сотрудничая с ними в военном отношении и рассчитывая на их помощь в окончательном овладении Варшавой.

Это было абсолютно неосуществимо. Более того – авторы восстания одновременно организовали тайную конспиративную организацию «Независимость – Нет!», которая должна была действовать на территориях, занятых Красной Армией, которая сражалась с ещё не разбитой и грозной Германией, что неизбежно должно было привести к польско-российским столкновениям.

Авторы восстания не могли рассчитывать и на полную поддержку и помощь наших западных союзников, так как они никогда не соглашались на поддержку наших повстанческих действий и стремились как можно более тесно сотрудничать с Москвой и с Красной Армией, которая по-прежнему, несмотря на англо-американское вторжение на континент, несла на своих плечах основную тяжесть борьбы с Германией на суше. (...)

По мнению Рузвельта, Россия могла ввести в военные действия на суше силы, в два раза большие, чем США и Великобритания вместе взятые. (...) Черчилль придерживался того же мнения. (...) Авторы восстания стремились превратить Варшаву в большую драматическую сцену, на которой должен был быть сыгран последний решающий акт российско-польской конфронтации. Здесь должны были окончательно определиться российско-польские отношения. Здесь Западные державы должны были быть приглашены к публичному выражению своей позиции по польскому вопросу».

И ничего не вышло. Ни одна из политических целей восстания не была достигнута. Оно не усилило позицию Миколайчика на переговорах со Сталиным в Москве, а ослабило её. Он вынужден был объясняться и просить. Оно не ослабило Великую коалицию, в 1944 году она действовала исключительно согласно и наиболее эффективно за всю войну.

Зато восстание привело к изоляции лондонского правительства на международной арене. Привело к тому, что англичане окончательно вычеркнули Армию Крайову из списка организаций сопротивления, которым оказывалась помощь, а Рузвельт предоставил Сталину полную свободу действий в установлении «полицейских» порядков в польских тылах «его» фронта. С военной же точки зрения этот финал был просто отчаянным.

Энтузиастам, которые, как новообращённый обожатель и певец восстания англичанин Норман Дэвис, рассуждают о «моральной победе» - спасении Западной Европы от сталинских лап, о том, что было большим успехом просто пережить эти 63 дня, Цехановский отвечает в другой своей книге («Великобритания и Польша»), что «в течение этих двух месяцев в Варшаве немцы убили 200 тысяч, а, может, и больше поляков.

Их собственные потери составили 1570 убитых и 9044 раненых. На каждого убитого немца приходится 130 поляков. В сражениях погибло около 18 000 повстанцев, около 6 000 было ранено, а 17 000 попали в немецкий плен. (...) Так войны не ведутся. Варшавское восстание было прекрасным и героическим, но это не была обычная война, это была бойня, приготовленная нам немцами, с молчаливого согласия Сталина».

Генералы

Тщательно проанализировав процесс принятия решения о начале восстания, Цехановский утверждает, что протолкнули это решение и приняли его, в сущности, три человека – перечисленные вначале генералы, командующие Армией Крайовой. У них было разрешение премьера эмиграционного правительства Миколайчика, но инициатива и решение принадлежали им.

Правительство в целом ни о чём не знало. У них не было согласия главнокомандующего Казимира Соснковского, но они знали о его неприятии такого замысла, с таким его мнением Окулицкий прилетел в Варшаву в мае 1944 года, но генералы попросту проигнорировали это мнение.

Восстанием они застали врасплох всех – собственное правительство, главнокомандующего, западных и восточных союзников. Эти три генерала решили бросить на борьбу с вермахтом, с его всё ещё самой исправной военной машиной континента, 20 тысяч солдат, из которых вооружена была одна треть, и то - только стрелковым оружием, а также подвергнуть смертельной опасности столицу страны и несколько сот тысяч её жителей – без согласования с кем-либо, и без обеспечения дипломатической и военной поддержки. Не только со стороны приближающейся Красной Армии, но и со стороны западных союзников. Цехановский разузнал, кем были и какую военную и политическую квалификацию имели эти три генерала, и пришёл к печальным выводам.

Тадеуш Бор-Коморовский для исполнения своих функций «не имел соответствующей квалификации, подготовки, опыта, и даже необходимого военного образования. (...) В нормальной регулярной армии и во фронтовых условиях вся его воинская карьера закончилась на командовании кавалерийской бригадой. Уже перед началом войны он считался выбракованным офицером».

Тадеуш Пелчинский, единственный из всей тройки, имел большой командирский стаж и опыт в международных делах – в период между войнами он руководил разведкой. По мнению его начальника, шефа Главного штаба генерала Стахевича, он был лишён «необходимой дозы энергии и твёрдости. (...) Нерешительный, он избегал ответственности и не мог представить руководителю своих собственных предложений».

Леопольд Окулицкий – spiritus movens (лат. – движущий дух) решения о восстании – был офицером бравым, но несдержанным и часто - неуравновешенным, склонным к фантазированию. Пил часто и помногу. У него были комплексы относительно того, что в 1941 году, арестованный НКВД во Львове, он сломался на следствии. Он давал показания о подчинённой ему организации и высказывал далеко идущие политические декларации. Генерал Копаньский, шеф штаба главнокомандующего, заявил: «Если бы я знал, что Соснковский хочет прислать в Польшу Окулицкого, я дал бы ему такую характеристику, что он никуда бы не поехал».

Реалисты и романтики

Идея книги заключена в эпилоге: «Невзирая на позицию Сталина относительно Варшавского восстания, которое он оценивал как акт, враждебный по отношению к России, трагедия столицы в большой степени была вызвана политической и военной бездарностью и безосновательным оптимизмом лондонского лагеря как в Польше, так и за границей. Тот факт, что перед восстанием они не достигли соглашения с Кремлём, на чём настаивал Черчилль, обрекал восстание на поражение, особенно - после неудавшегося в начале августа первого российского наступления на Варшаву.

Достижение соглашения с Россией – даже на очень тяжёлых и невыгодных для Польши условиях (...) было единственным реальным выходом. (...) Только таким образом можно было бы уберечь страну от чрезмерных потерь и смягчить последствия марша Красной Армии через Польшу».

Был ли хоть кто-нибудь в лондонском лагере готов к такой альтернативе? Да, попытки были, но они закончились неудачей.

Цехановский в обширном предисловии к последнему изданию описывает интересный эпизод из деятельности Армии Крайовой. Осенью 1943 года подполковник Мариан Дробик, шеф второго отделения КГ АК, то есть, разведки, при поддержке генерала Станислава Татара, заместителя начальника штаба по оперативной работе, представил своим подчинённым предложение о решительном изменении политики по отношению к СССР ценой отказа от восточных окраин по собственной инициативе страны, при необходимости, даже в обход лондонского правительства.

В меморандуме, представленном Бор-Коморовскому, подполковник Дробик почти пророчески предсказал: когда Красная Армия вступит в Польшу, то, в случае, если отношения с СССР не изменятся, будет образовано «демократическое» правительство, опирающееся на советские штыки. «Именно это правительство, а не наше, овладеет страной и сошлёт в Россию или на месте расправится с «реакционными фашистами». (...) Зря прольётся новое море польской крови. Правительство по-прежнему будет в эмиграции, из которой, видимо, никогда не вернётся».

Автор меморандума требовал заново установить дипломатические отношения с СССР «за любую цену, которую только можно заплатить». Он обращал внимание на то, что цену и так платить придётся, и поэтому лучше заплатить, чтобы не взяли бесплатно. Он предвидел, что западные союзники будут содействовать позитивному повороту в политике по отношению к СССР, и что они энергично поддержат его. Разгорелся спор между – как это определяет Цехановский – «реалистами» и «романтиками» в КГ АК.

Результат: «реалисты» проиграли, полковник Дробик был уволен с должности как «политически неблагонадёжный» (вскоре после этого он попал в руки гестапо и погиб), а генерала Татара отправили в Лондон. На его место прибыл генерал Окулицкий и укрепил ряды «романтиков», с известным результатом.

Сегодня, спустя десятилетия, их мысль снова празднует свои оглупляющие триумфы в политике, которая называется исторической.

Обсуждение на форуме

статью прочитали: 13786 человек

   
теги: Сталин, Рузвельт, Черчилль, Восточная Европа, Польша, Аналитика, История, Великая Отечественная Война, Крайова армия  
   
Комментарии  Материалы по теме 
  21.11.2018 20:15   Эксклюзив
Russia Insider -

История 3000-летия Крыма хранит много секретов прошлого, и правительство США не хочет, чтобы вы их изучали

тайны крыма.jpgЕсли американец захочет провести исторические исследования в Крыму с использованием каких-либо социальных наук, он поймет, что стена была построена, чтобы помешать ему сделать это.

читали: 11691

читать далее
 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2018  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"