быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
переводная статья
опубликовано редакцией на Переводике 23.03.09 00:00
переводчик Azaroff; редактор Lilu; публикатор: Small_Bird
   
 

В РОССИЙСКОЙ ГЛУБИНКЕ ЖИЗНЬ ТЕЧЕТ «КАК В XIX ВЕКЕ»

(Бабино, Удмуртия, Российская Федерация). От нашего специального корреспондента

У жителей местечка Бабино, расположенного в 1129 км к востоку от Москвы, есть два пожелания на будущее: чтобы им провели газ и заасфальтировали дороги. Это село, гнездящееся в глубине лесистой ложбины в 40 километрах от Ижевска, промышленного центра и столицы Удмуртии, на Урале, живет средневековой жизнью.

Большинство из его 2000 жителей для приготовления пищи и отопления своих домов используют дрова, ходят набирать воду в колонки и вязнут в дорожной грязи во время оттепели. Дорога, насквозь пересекающая Бабино, была заасфальтирована, но было это пятьдесят лет назад. Сегодня она представляет собой череду выбоин. Мелкие предприниматели получили несколько десятин земли, но основные мощности колхоза находятся в руках АО «Восточный».

«Восточный» - настоящая монополия, собственность олигарха Андрея Осколкова, устроившегося в городе Ижевске, столице Удмуртии, в сорока километрах отсюда. «Мы снова оказались в XIX веке, у села есть хозяин. Все знают его по имени, но здесь никто никогда его не видел», – рассказывает Надежда Фомина, фермерша с закаленным характером, депутат сельсовета. Она сравнивает Бабино с деревней Кота в сапогах: «Стоит вам спросить, кому принадлежат эти земли, эти амбары, эти хранилища, эти пруды, и вам ответят, как в сказке, что все это принадлежит маркизу Карабасу, вернее маркизу Осколкову», – разражается она смехом.

За 20 лет 50% культивируемых земель оказались заброшены. «В наше время мы обрабатывали каждый уголок, а сегодня поля заросли сорняками», – жалуется 77-летняя Юлия. Как и ее 78-летний супруг Леонид, она является пенсионером колхоза (коллективной фермы). Она бывшая «трактористка», он всю жизнь проработал шофером. Поскольку их пенсий (4000 рублей, или 88 евро в месяц на каждого) недостаточно, чтобы себя прокормить, они занимаются огородом, держат корову, свинью и кур. «Я бы обошлась без всего этого, так как слишком много работы», – говорит Юлия, маленькая сухая подвижная женщина в ярко-желтом фартуке и фиолетовой косынке.

В их доме со стенами, выкрашенными в яркие цвета, приятно пахнет сливками и свежим молоком. На кухне, на большой русской печи, отапливаемой дровами, варится суп. «Мы уже давно провели воду в дом. Это привилегия, ведь половина жителей Бабино ходят к колонкам», – с гордостью говорит Леонид. Его жена согласно кивает.

Оба мечтают о том, чтобы им провели газ, так как это избавило бы их от покупки дров. Магистраль проходит недалеко отсюда, но чтобы подсоединиться к ней, надо потратить 100 000 рублей (2 222 евро) – явно чрезмерная сумма для их кошелька. В этой стране, первом производителе газа в мире, федеральная программа предусматривает «газификацию» российских деревень. Видимо до Бабино она еще не дошла.

«Газпром (российский газовый монополист) зарабатывает много денег, но большинство деревень не подключены. Наши руководители беспрерывно хвалятся нашими богатствами, но зачем они нужны, если люди ими не пользуются?» – задается вопросом Надежда Фомина. Фермерша выдвинулась в депутаты сельсовета в 2005 году. Ее самовыдвижение стоило ей многих неприятностей.

Она сразу потеряла работу библиотекаря в сельском доме культуры, бывшей церкви, купола которой были снесены в советскую эпоху. Вскоре односельчане перестали с ней здороваться, ее предвыборные плакаты были разорваны. «Глава местной администрации дал указание со мной не разговаривать. Сельчане послушались, и я их понимала, они рисковали потерять работу…» – говорит она.

Но вечером в день голосования Надежда, принимавшая участие в подсчете голосов, была поражена: самая большая стопка бюллетеней была за нее. «Они больше не здоровались со мной, но душой они были за меня», – вспоминает она. После избрания она вернула себе работу библиотекаря.

Каждое утро она встает до зари, доит своих трех коров и идет пешком, с сумкой подмышкой, в дом культуры, находящийся в пяти километрах от ее дома. Именно здесь находится ее штаб, здесь она принимает жалобы граждан. На въезде в село уже многие годы течет прорванная труба, когда ее починят? Не следует ли запретить продажу алкоголя, который губит молодежь?

Депутат за такое решение. Во всех восьми продовольственных магазинах пиво, водка, коньяк занимают стеллажи во всю стену. Цены приемлемые – 100 рублей (2.22 евро) за литр водки, 40 рублей (88 евроцентов) за пол-литра пива - столько же, сколько стоит литр молока. Каждый субботний вечер во время «diskotiéka» (танцевального вечера), проходящего в доме культуры, подростки топят свою скуку в алкоголе.

Обеспеченные покупают его в гастрономе. Самые безденежные покупают за 20 рублей (44 евроцента) литр «kompozitsia». Этот напиток, состряпанный на основе технического спирта самогонщиками, может иметь сокрушительные последствия. Ежегодно от 35 до 40 тысяч русских умирают из-за употребления поддельных алкогольных напитков. Как и большинство женщин в Бабино, Надежда хотела бы запретить алкоголь. «Мне говорят, что государство потеряло бы из-за этого много денег, но если ничего не предпринимать, то страна из-за этого вымрет», – предсказывает она.

В самом начале исполнения своего мандата она надеялась изменить положение, «помочь молодым найти работу, жилье». Сегодня ее энтузиазм ослаб: «без средств, без поддержки я бессильна». Село не имеет собственного бюджета, средства поступают от администрации района. Работа на дороге не валяется, инициатива не поощряется. Главный работодатель – бывший колхоз. Преобразованное в акционерное общество после падения в 1991 году коммунистического режима, это свиноводческое и молочное хозяйство предлагает зарплаты от 3 000 до 5 000 рублей (от 66 до 111 евро).

«У кого возникнет желание работать за такие деньги? Наша молодежь предпочитает попытать счастья в городе», – говорит 50-летний Василий. Этот сельхозрабочий с трудом дотягивает до конца месяца. Иногда он подрабатывает шофером, чтобы улучшить повседневность. Но деньги не идут. Весной 2008 года цены на молоко еще больше упали. Разочарованные фермеры в знак протеста вылили тогда свою продукцию на дорогу.

статью прочитали: 2845 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"