быстрый поиск:

последние за вчера, 19.10.19  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 08.08.19 18:59
скаут: bachmatov1988; переводчик bachmatov1988;
   
 

Вооруженные силы США готовятся к новой войне

Военно-морские суда.jpg

Военно-морские суда США идут строем в Тихом океане в 2014 году. (Reuters / US Navy / Mass Communication Specialist 1st Class Shannon E. Renfroe / Handout)

Спустя годы безуспешной войны с терроризмом Пентагон разворачивается в сторону Китая и России.

Недавнее решение Белого дома об ускорении развертывания боевой группы авианосцев и иной военной техники в Персидском заливе привело к тому, что в Вашингтоне и в других местах многие стали предполагать, что Соединенные Штаты готовятся к войне с Ираном. Как и в ходе подготовки к вторжению в Ирак в 2003 году, должностные лица США ссылались на сомнительные разведданные в оправдание целенаправленной подготовки к войне. 13 мая исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шэнахэн даже представил высшим должностным лицам Белого дома планы по отправке на Средний Восток военного контингента численностью 120 000 чел. для возможного в будущем боя с Ираном и его марионетками. В последующих докладах было указано, что Пентагон планирует отправить туда даже больше солдат, чем первоначально планировалось.

В Белом доме сторонники жесткого курса во главе с Советником по национальной безопасности Джоном Болтоном рассматривают войну, направленную на устранение клерикального руководства Ирана, как потенциальную большую победу для Вашингтона. Однако в вооруженных силах США многие высшие должностные лица рассматривают этот вопрос по-другому: как потенциально огромный шаг назад в направлении той самой низкотехнологичной наземной войне, в которую они были годами вовлечены по всему Большому Среднему Востоку и Северной Африке и предпочти бы выйти из нее.

Даже не сомневайтесь: если президент Трамп приказал бы вооруженным силам США напасть на Иран, они бы это сделали, и ,если это случится, почти нет сомнений в итоговом отрицательном исходе для Ирана. Его устаревшая военная машина просто не идет ни в какое сравнение с американской. Однако спустя почти 18 лет после того, как Вашингтон начал войну с терроризмом, почти нет сомнений в том, что любое нападение США на Иран также погрузит весь регион в еще больший хаос, приведет к перемещениям еще большего количества людей, создаст еще больше беженцев, приведет к смерти гражданских лиц, разрушению городов и инфраструктуры, а также к появлению еще большего числа разгневанных, готовых присоединиться к очередной, внезапно возникшей террористической группировке.

Для американских солдат это точно будет болото затяжных конфликтов. Подумайте сами: Иран и Афганистан, тот самый сценарий, в котором нет победителей, чего сейчас стремятся избежать должностные лица Пентагона. Но не стоит списывать такие чувства только на нежелание увязнуть в еще одном болоте войны с терроризмом. В наши дни Пентагон все более одержим подготовкой к другому типу войны в другой местности: к конфликту высокой степени интенсивности с Китаем, возможно в Южно-Китайском море.

Спустя годы борьбы с партизанами и джихадистами по всему Большому Среднему Востоку вооруженные силы США в большей степени заинтересованы в подготовке к борьбе с «равными» соперниками – с Китаем и с Россией, странами, представляющими то, что называется «многофункциональной» угрозой Соединенным Штатам. Эта новая точка зрения только укрепляется верой в то, что бесконечная война США с терроризмом серьезно привела к серьезному истощению их вооруженных сил. Это очевидно для лидеров Китая и России, которые пользуются озабоченностью Вашингтона борьбой с терроризмом для того, чтобы модернизировать свои силы и обеспечить их новейшим оружием.  

Для того, чтобы Соединенные Штаты оставались лидирующей державой – так считают в Пентагоне – необходимо отойти от борьбы с терроризмом и сконцентрироваться на развитии необходимых средств для окончательной победы над своими соперниками – великими державами. Эту точку зрения прояснил бывший министра обороны США Джим Мэттис в выступлении перед комитетом Сената по вооруженным силам в апреле 2018 года.

«Негативное влияние на боеготовность в результате самого продолжительного непрерывного периода боевых действий в истории нашей нации привело к тому, что вооруженные силы перегружены и не имеют достаточно ресурсов», утверждал он. Наши соперники, добавил он, использовали эти годы для развития своего военного потенциала, предназначенного в значительной степени для подрыва преимуществ Америки в сфере высоких технологий. Китай, заверил он сенаторов, «модернизирует свои обычные вооруженные силы в такой степени, что это представляет угрозу для превосходства США». В ответ у Соединенных Штатов есть только один выбор: переориентировать свои собственные силы на соперничество с великими державами. «Долгосрочное стратегическое соперничество, а не терроризм теперь является главной проблемой национальной безопасности США».

В действительности эта точка зрения уже прописана в Стратегии национальной обороны Соединенных Штатов Америки – всеобъемлющей программе Пентагона, регулирующей все аспекты военного планирования. 750-миллиардный проект бюджета на 2020 финансовый год считается полностью соответствующим этому подходу. «Операции и потенциал, поддерживаемые этим бюджетом, позволят вооруженным силам США конкурировать с великими державами  на десятилетия вперед», заявил в свое время исполняющий обязанности министра обороны США Шэнахэн.

В действительности, в этом проекте бюджета, Пентагон провел различия между видами войны, от которых он стремится отказаться, и теми, которые он рассматривает в своем будущем. «Сдерживание агрессии великой державы и победа над ней – совсем иная проблема, чем региональные конфликты с участием государств-изгоев и насильственных экстремистских организаций, с чем сы сталкивались последние 25 лет», отметил он. «Бюджет на 2020 финансовый год – важна веха в решении этой проблемы», путем финансирования более способных сил, которые нужны Америке для того, чтобы «конкурировать, сдерживать и побеждать в потенциальном элитном бое в будущем».

Подготовка к «элитному» Бою

В случае возникновения такой войны, как считает руководство Пентагона, ее будут вести одновременно во всех сферах боя – в воздухе, на море, на земле, в космосе и в киберпространстве. В такой войне будут широко применяться новейшие технологии, такие как искусственный интеллект, робототехника и военные действия в киберпространстве. В целях подготовки к таких многофункциональным операциям, в бюджет 2020 года включены 58 миллиардов долларов на совершенствование авиации, 35 миллиардов долларов на новые военные кроме того, 14 миллиардов долларов на космические системы, 10 миллиардов долларов на кибервойну, 4,6 миллиардов долларов на искусственный интеллект и автономные системы, и 2,6 миллиардов долларов на сверхзвуковые вооружения. Кроме того, можно с уверенностью предполагать, что каждая из этих сумм увеличится в ближайшие годы.

Планируя такое будущее, должностные лица Пентагоны исходят из того, что столкновения сначала возникнут на границах Китая и/или России, и только потом распространятся на центральные части этих стран (но не Америки, конечно). Поскольку эти страны уже обладают мощным оборонительным потенциалом, в любом конфликте несомненно будут использованы передовые военно-воздушные и военно-морские сиры для прорыва их оборонительных систем – что означает приобретение и развертывание усовершенствованных самолетов-невидимок, автономных вооружений, сверхзвуковых крылатых ракет и иных новейших видов вооружений. На жаргоне Пентагоне их называют системами A2/AD.  

Следуя этому пути, министерство обороны США уже рассматривает сценарии будущей войны. Столкновение с российскими силами в балтийском регионе бывшего Советского Союза, например, считается отдаленно возможным. Таким образом, Соединенные Штаты и их союзники по НАТО укрепляют свои силы в том самом регионе и стремятся к приобретению вооружений, предназначенных для нападений на российские системы обороны вдоль западной границы этой страны.

Тем не менее, основное внимание Пентагона сосредоточено на восходящем Китае, державе, которая, как считается, представляет самую серьезную угрозу долгосрочным стратегическим интересам Америки. «Не имеющее исторических прецедентов экономическое развития Китая сделало возможным интенсивное военное строительство, что вскоре могло бы представлять угрозу США во всех сферах», заявиk в марте 2018 года адмирал Гарри Бинкли Харрис, глава Тихоокеанского командования США (USPACOM) и теперь посол США в Южной Корее. «Продолжение военной модернизации Китая – основной элемент заявленной Китаем стратегии по вытеснению США как предпочитаемого партнера по безопасности для стран Индийского и Тихого океанов».  

Как прояснил Харрис, любой конфликт с Китаем возможно сначала возникнет в водах к востоку от его береговой линии, США предпримут попытку уничтожить оборонительный потенциал Китая, в результате чего обширное внутреннее пространство страны окажется незащищенным. Приемник Харриса, адмирал Филип Дэвидсон, командующий тем, что сейчас известно как Индо-Тихоокеанское командование США, описал такой сценарий в выступлении перед Конгрессом в феврале 2019 года следующим образом: «Наши противники разрабатывают оборонительные системы, занимаются усовершенствованием авиации, морских судов, космического потенциала и киберпотенциала, что угрожает способности США проецировать силу и влияние на регион». Чтобы преодолеть такой потенциал, добавил он, Соединенным Штатам нужно  разработать ряд наступательных систем для «дальних ударных операций» наряду с «совершенствованием систем противоракетной обороны, способных обнаруживать, отслеживать и перехватывать усовершенствованные воздушные, крылатые, баллистические и сверхзвуковые угрозы со всех сторон».  

При внимательном прочтении выступлений обоих командующих можно быстро понять одно: то, что вооруженные силы США – или по крайней мере военно-морской флот и военно-воздушные силы – сконцентрированы на будущей войне, в которой американские силы концентрируются не на терроризме или Среднем Востоке, а на использовании своего самого современного оружия для подавления модернизированных сил Китая (или России) при относительном кратком приступе насилия, длящемся только несколько дней или недель. Это были бы войны, в которых владение технологиями, а не действия по борьбе с повстанцами и не национальное строительство, стало бы решающим фактором, так, по крайней мере считают, высшие должностные лица вооруженных сил. 

Предпочитаемое Пентагоном поле боя

В таких сценариях Пентагона предполагается, что конфликт с Китаем первоначально возникнет в водах Южно-Китайского моря или в Восточно-Китайском море рядом с Японией и Тайванем. Стратеги США рассматривали эти два морских региона как «первую линию обороны» Америки в Тихом океане с тех пор, как адмирал Джордж Дьюи разгромил испанский флот в 1898 году и Соединенные Штаты захватили Филиппины. 

Сегодня, USINDOPACOM остается самой мощной силой в регионе с основными базами в Японии, на Окинаве и в Южной Корее. Однако Китай заметно работает над тем, чтобы подорвать американское доминирование в регионе путем модернизации своего военно-морского флота и путем размещения вдоль своей береговой линии баллистических ракет меньшей и средней дальности, предположительно направленных на базы США.

Тем не менее, самой очевидной угрозой доминированию США в регионе стала оккупация и милитаризация небольших островов в Южно-Китайском море, оживленном морском пути, окруженном Китаем и Вьетнамом, с одной стороны, и Индонезией и Филиппинами, с другой. В последние годы китайцы использовали песок, вычерпанный со дна океана, для расширения некоторых из этих островков, а затем размещали там военные объекты, включая взлетно-посадочные полосы, радиолокационные системы и средства связи. В 2015 году, президент Китая Си Цзиньпин пообещал президенту Обаме, что его страна не будет совершать таких действий, но на спутниковых снимках четко заметно, что они это делают. Хотя сейчас они уже не укреплены прочно, эти островки дают Пекину платформу, с которой можно свести на нет усилия США по дальнейшему проецированию своей власти в регионе.  

«Эти базы считаются передовыми военными опорными пунктами, построенными для военных, дислоцированными военными силами и предназначенными для проецирования военной силы и военного потенциала Китая по всей ширине оспариваемых претензий Китая на Южно-Китайское море», сообщил адмирал Харрис в 2018 году. «Китай построил массивную военную инфраструктуру специально – и только – для поддержки усовершенствованного военного потенциала, способного развернуться в направлении баз незамедлительно». 

Для ясности, должностные лица США никогда не заявляли, что китайцы должны уйти с этих островков или даже убрать с них свои военные объекты. Однако, уже не первый день они демонстрируют свое недовольство строительством в Южно-Китайском море. В мая 2018 года, министр обороны США Мэттис отменил приглашение китайского военно-морского флота на проходящие раз в два году учения «Край Тихого океана» (Rim of the Pacific), крупнейшие в мире многонациональные военно-морские учения, заявив, что «это – последствия» того, что страна не выполняет обещание 2015 году. «Это относительно маленькое последствие», добавил он. «Считаю, что в будущем будут последствия намного больше».

Какие могут быть эти последствия, Мэттис никогда не говорил. Однако нет сомнений в том, что вооруженные силы США помышляют о возможном столкновении в этих водах и что они располагают запасными планами напасть на все находящиеся там китайские объекты и уничтожить их. Американские военные суда регулярно совершают провокации в нескольких милях от этих милитаризированных островов тем, что называется «свободой судоходства» или FRONOPS, в то время как военно-воздушные и военно-морские силы США периодические проводят крупномасштабные военные учения в регионе. Конечно, китайцы внимательно наблюдают за такими действиями. Иногда они даже препятствуют операциям FRONOPS, что неоднократно приводило к опасности столкновения. В мае 2018 года адмирал Дэвидсон вызвал страх в Пентагоне, заявив: «Китай теперь способен контролировать Южно-Китайское море во всех сценариях, кроме войны с Соединенными Штатами» - заявление, предположительно задуманное как призыв к действию, но также намекающее на типы конфликтов, возникновение которых стратеги США предусматривают в будущем.

Война военно-морского флота или война Болтона

Всего несколько недель назад военно-морской флот США отправил вооруженный ракетами эсминец к одному из оккупированных китайцами островов. Верховное командование США любит называть это «показывать флаг» или демонстрацией решительности США оставаться доминирующей державой в отдаленном регионе (если бы китайцы сделали что-то подобное у западного побережья США, это рассматривалось бы как скандал века и бесподобной провокацией). Почти каждый раз, когда это случается, власти Китая требуют от этих кораблей не приближаться или направляют свои корабли для их преследования и устрашения.   

Например, 6 мая военно-морской флот США направил два из своих эсминцев с управляемыми ракетами, USS Preble и USS Chung Hoon, на миссию FRONOPS рядом с некоторыми из этих островов, спровоцировав резкую критику от должностных лиц Китая. Эта смертоносная бескомпромиссная игра могла бы, конечно, продолжаться годами без выстрелов и без возникновения крупного кризиса.  Шансы избежать такого инцидента со временем неизбежно уменьшатся, особенно эпоху Трампа, когда продолжает расти напряженность в отношениях между США и Китаем по другим вопросам -  включая торговлю, технологии и права человека. Американские военные лидеры разрабатывали стратегию о возможности возникновения конфликта в этом регионе в течение некоторого времени, и, если замечание адмирала Дэвидсона является показателем, отреагировали бы на такую возможность с гораздо большей радостью, чем большинство из них, на возможную войну с Иран.

Да, они рассматривают Иран как угрозу и несомненно хотели бы увидеть падение клерикального режима страны. Да, некоторые военные командующие. Такие как генерал Кеннет МакКензи, глава Центрального командования США, все еще определенное в стиле Болтона удовольствие от такого конфликта. Однако Иран сегодня – ослабленный годами изоляции и торговыми санкциями – представляет неуправляемую угрозу основным стратегическим интересам Америки, и, отчасти благодаря ядерному соглашению, подписанному администрацией Обамы, не владеет ядерным оружием. Тем не менее, при наличии сомнений в том, что война с Ираном превратится в грузное болото, как в Ираке после вторжения в 2003 году, с партизанскими восстаниями, ростом терроризма и распространением хаоса по всему региону -  тот самый тип «вечных войн», чего большинство американских военных (кроме Джона Болтона) хотят избежать?

К чему это все в итоге приведет, нельзя предвидеть, однако если Соединенные Штаты начнут войну с Ираном, нежелание Пентагона может сыграть важную роль при принятии этого решения. Однако это не означает, что американцы освободились бы от перспективы крупного кровопролития в будущем. Ближайший военно-морской патруль в Южно-Китайском мое или еще один после него мог бы стать поводом для крупного взрыва совсем иного типа против намного более мощного – и обладающего ядерным оружием, противника. Что возможно могло бы пойти не так?


статью прочитали: 1091 человек

   
теги: США, Внешняя политика  
   
Комментарии 

Сегодня статей опубликовано не было.

Дмитрий Федоров, 12.08.2019 12:30:14
Вести войну с сильным противником США небезопасно из-за возможной потери авторитета.
После чего рухнет кредит.
Виктор Иванов, 14.08.2019 18:47:32
США готовятся к давно прошедшей войне... ;)

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"