быстрый поиск:

последние за вчера, 21.07.19  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 20.11.18 21:55
скаут: Alena M.; переводчик Alena M.;
   
 

Почему «войны роботов» не могут быть нашим будущим

война роботов.jpg

Reuters

Несмотря на общепринятое мнение о том, что война роботов неизбежна, будущие конфликты могут больше напоминать прошлое.

В 1926 году генерал-майор Дж. Ф. К. Фуллер, один из самых плодовитых военных писателей двадцатого века, умолял своих коллег принять более широкие взгляды по отношению к объединению научного прогресса с военной теорией. Задолго до того, как кто-то мечтал об автономных машинах, Фуллер сказал: «Ограничить развитие войны отделением ее от государственных наук означает сохранить войну в ее нынешней варварской и алхимической форме».

Учитывая объем статей о милитаризированной робототехнике только в этой публикации, можно с уверенностью сказать, что мир прислушался к его советам. И все же, несмотря на чудеса научных инноваций за последние несколько десятилетий, технология не смогла сделать наземную войну менее частой или неумолимой.

Коалиционные силы, расчищающие дома во время битвы за Рамади в 2006 году, столкнулись с очень немногими аспектами войны, которые бы ветераны с незапамятных времен нашли бы дико незнакомыми. Радиосвязь была существенной, но также и разочарованием. Воздушные активы были неизмеримо полезны, но время от времени это ограничивалось их способностью открывать огонь по цели или обеспечивать заблаговременную осведомленность о ситуации наземным силам по причине характера плотной городской территории. Если США попросят вести войну в мегаполисе с подземными сетями, проблемы, связанные с получением и поддержанием общей картины, будут ухудшаться.

Приборы ночного видения предоставили коалиционным силам преимущество при движении в темноте, но пересечение холмистых полей и оросительных каналов без лунного света было столь же утомительным, как и несколько десятилетий назад. Здания пробивались инструментами или взрывчатками. Перемещение комнаты в комнату в небольших командах было типом организованного хаоса, все еще монополизированного людьми.

Что все это значит?

Во-первых, несмотря на общепринятое мнение о том, что война роботов неизбежна, будущие конфликты могут больше походить на те, которые были в прошлом. Многие из вышеупомянутых проблем не только существуют сегодня, но и в связи с усилением внимания НАТО к совместным многонациональным учениям и операциям после присоединения России в 2014 году к Крыму, они приобрели большую степень сложности.

В ответ большинство западных стран предприняли поход военизированной робототехники и искусственного интеллекта (ИИ) в качестве средства сохранения конкурентоспособности. Однако есть потенциал для продвижения в этих областях, чтобы все осложнить, а не уменьшить запутанность. Более того, в то время как конкуренты Америки продвигают представления о войне роботов, их массивные человеческие армии не являются отражением этого предполагаемого явления. В свете этих опасений критический взгляд на такие инициативы имеет важное значение для разработки реалистической будущей военной политики.

Теория и практика

По инициативе такие организации, как Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA), технологические гиганты Boston Dynamics и Lockheed Martin возглавили различные программы военной робототехники. Хотя многие из них в настоящее время разрабатываются, выделяются два наиболее известных проекта. Начнем с рассмотрения некоторых проблем, связанных с теорией и практикой каждого.

Теория: Собаки-роботы могли бы носить снаряжение для пеших солдат, тем самым уменьшая физическое напряжение на их тела и увеличивая их допустимую нагрузку.

Практика: BigDog – это бензиновый четырехногий воспринимающий нагрузку робот Boston Dynamic. Способный переносить до 330 фунтов во время прохождения неровной местности, он весит около 240 фунтов разгруженный. На первый взгляд, эта концепция представляется многообещающей, но при дальнейших проверках возникают недостатки.

Предположим, что BigDog проходит полевое тестирование и интегрирован в передние развернутые отряды пехоты. Эта команда из девяти человек размещает на этом роботе свое снаряжение (боеприпасы, пайки, оптику и более тяжелое оружие). Если робот уничтожен, то все снаряжение отряда тоже пропадет.

Следуя этому методу, если робот становится нетрудоспособным в уязвимом районе, команда будет испытывать трудности при получении своего оборудования. В прошлых войнах вражеские снайперы стреляли, чтобы ранить, таким образом, привлекая друзей раненого и убивая их. В будущих войнах им, возможно, просто нужно будет повредить робота.

Существует также проблема маневренности. Объемность этих ботов делает их неспособными к быстрому пересечению городских ландшафтов или густо-лесистых территорий, которые включают в себя стены, скалы и узкие улочки. По словам начальника штаба армии США генерала Марка Милли, будущие войны потребуют некоторой степени мобильности наземных сил, неизвестной до сих пор. Эта система вряд ли способна обеспечить столь необходимую гибкость.

Теория: Беспилотные наземные транспортные средства означают, что войскам не придется умирать в конвоях из самодельных взрывных устройств (СВУ).

Практика: автономная система Mobility Appliqué System от Lockheed Martin, несомненно, впечатляет. Способную маневрировать через городские районы в условиях ограниченной видимости данную систему можно поместить на большинство существующих платформ транспортных средств и вести беспилотные конвои. Несмотря на удаление людей с этой техники, их использование подразумевает, что они все еще транспортируют предметы на и из баз, занятых солдатами, что говорит нам, что в этой будущей войне все еще будут люди.

Когда ракеты отключают эти транспортные средства, кто-то должен их восстановить и вытащить в отсек обслуживания, возможно, после отражения последующих атак на месте взрыва, чтобы предотвратить попадание груза и бортовых систем связи в чужие руки.

Ни одно из этих наблюдений не затрагивает неудобную истину о том, что большинство дистанционно управляемых систем контролируются спутниковой связью, которая подвержена компрометации. Вышеупомянутые критические замечания не должны затрагивать блеска инженеров, стоящих за этими проектами. Но, учитывая цену неудачи, Соединенные Штаты не могут позволить себе ошибиться.

Многие из этих систем были предназначены для того, чтобы держать Соединенные Штаты на одном уровне с конкурентами в глобальной гонке вооружений. Как страны, такие как Россия и Китай, перемещаются в эту среду, безусловно, стоит изучить.

Поступки говорят громче

Способствующим фактором после необходимости сосредоточения большого количества времени и энергии на эти машины, является тот факт, что лидеры из конкурирующих государств любезно информировали мир о том, что он должен. Генерал-лейтенант Андрей Григорьев, глава Российского фонда перспективных исследований, сказал в 2016 году: «В будущем война будет включать операторов и машины, а не солдат, стреляющих друг в друга на поле боя».

В следующем году в статье  National Interest в 2017 году были освещены различные российские должностные лица, которые высоко оценивают преимущества беспилотной техники, дистанционно контролирующейся компьютером одного оператора, и возможность для России передать контроль над авиацией и системой воздушной обороны искусственному интеллекту. Китай делает аналогичные шаги в военной робототехнике и делает подобные заявления о будущем войны

Конкуренты России и Китая, несомненно, ценят это окно в своих стратегических горизонтах обороны – только это может быть не так прозрачно. Если принцип Сунь Цзы, описывающий всю войну как обман, является руководством для толкования намерений Китая и России, возникает несколько точек интереса.

Во-первых, в то время как высшие должностные лица России демонстрируют свои машины-убийцы на важных событиях и говорят миру, что роботы являются ключом к будущему, их действия могут не быть отражением их объявлений.

Согласно сообщению Washington Post  от 2016 года, Россия планирует сформировать три новых военных подразделения в ответ на присутствие НАТО на западной границе – увеличение почти ста тысяч военнослужащих. Зачем тратить миллиарды на инвестиции в устаревшие человеческие подразделения, когда эти ресурсы могут быть перенаправлены на более производительное предприятие? Этот вопрос особенно поучителен с учетом экономических трудностей России и недавнего ужесточения санкций США.

Китай, с другой стороны, несмотря на резкое сокращение своих военнослужащих в 2015 году, по-прежнему обладает активной силой более чем в два раза превышающей размер Соединенных Штатов (примерно 2,3 миллиона человек). Кроме того, согласно последнему докладу Пентагона о развитии вооруженных сил и безопасности в Китайской Народной Республике, большинство этих сокращений были административными и имели мало общего с сокращением боевой мощи. Фактически, Китай наращивает усилия по модернизации с его военной организационной структурой, а не только с ее оборудованием, путем принятия принципа создания общевойсковых частей и соединений, который фокусируется на совместных оперативных возможностях.

Что мы можем извлечь из этого?

В то время как Запад становится все более и более мечтательным с собаками-роботами, заменяющими бегущего человека, он все равно должен быть обращен к реальности миллионных армий своих конкурентов. Если такое государство, как Россия или Китай, чувствовали бы себя технологически побежденными на поле битвы, тогда нет оснований полагать, что они воздержались бы от использования силы своих армий. Учитывая уравнение проблем, связанных с войной и работой в деградированной технологической среде, картина на земле не была бы столь чуждой.

Это не означает, что такой сценарий неизбежен. Человечество проявило себя довольно аллергическим к точному военному прогнозированию, и, похоже, слишком много моментов переместило мир к единственному видению будущей войны. Если прошлое является прологом, маловероятно, что следующий великий военный вызов придет в виде того, что, по мнению народного консенсуса, наиболее очевидно.

В целом, несмотря на то, что робототехника и искусственный интеллект в последнее время впитали большинство солнечных лучей, конкуренты Америки не только сохранили огромные человеческие армии, но также расширяют их или делают значительные улучшения в их составе и силе.

Заглядывая вперед

Поскольку исследования и разработки в области милитаризированной робототехники продвигаются вперед, важно помнить, что будущие враги Америки будут, как и в прошлом, идти по пути наименьшего сопротивления на войне, выявлять слабые стороны и использовать их. Если Соединенные Штаты станут зависимыми от искусственного интеллекта и роботов для борьбы, это создаст новый центр тяжести и покажет слабость: наземная война с высокими человеческими потерями. В свою очередь, стратегическая цель любого противника в войне с Соединенными Штатами была бы во втягивании в такой конфликт уменьшением технологических преимуществ.

Должностное лицо Пентагона Джефф Беккер недавно заметил в National Interest , что преждевременно отвергать роль искусственного интеллекта в будущих войнах, основываясь лишь на его потенциальных недостатках. Аналогичным образом, преждевременно предположить, что роботы будут доставлять, как и было обещано, в будущих войнах, основываясь только на их потенциальных возможностях. Подобно аргументам в тезисе Unrestricted Warfare (реакция Китая на проекцию американской военной мощи во время первой войны в Персидском заливе) доминирование в этих появляющихся областях не является верным путем к победе, отчасти потому, что это побудило бы противников искать другие способы использовать и поощрять Соединенные Штаты, чтобы позволить более опытным областям войны атрофироваться (воздух, земля и море).

Тем не менее, политика министра обороны Джима Маттиса и военного министра Марка Эспера доказывает, что они остро осознают проблемы, связанные с поражением Объединенной Cилы. В течение последних восемнадцати месяцев оба должностных лица предприняли быстрые меры, чтобы подчеркнуть важность готовности подразделения, управления способностями и развития лидеров.

Означает ли это, что Соединенным Штатам необходимо прекратить свои будущие военные программы и примкнуть штыки? Конечно нет.

Но это означает, что западные лидеры должны опасаться соблазна принять узкое видение ситуации в своих стремлениях оставаться конкурентоспособными в военном отношении. Как Уильямсон Мюррей и Аллан Миллет предположили в их анализе военной инновации в межвоенный период, видение будущей войны важно, но эта точка зрения «должна также быть сбалансированной и хорошо связанной с действующими реалиями».

Одной из этих реалий является человеческий капитал, который американские противники, вероятно, захотели бы потратить в войне с Соединенными Штатами, особенно если эти противники рассматривают силы войск и совместное вооружение как свои сильные стороны против врага, который подчинил это машинам. Без высокомотивированных, опытно подготовленных и умело управляемых Объединенных Сил, готовых бороться с таким вызовом, все роботы в мире не защитят Соединенные Штаты от следующей войны.

статью прочитали: 918 человек

   
теги: Россия, США, Китай, Войны прошлого, настоящего и будущего, роботы  
   
Комментарии 

Сегодня статей опубликовано не было.


Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"