быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 09.08.20 07:45
   
 

Проторенная дорожка «елбасы». «Геноцид» и «ад» в Синьцзяне

Август 08, 2020   Анна КЛЕВЦОВА


Нурсултан Назарбаев (слева) в бытность президентом Казахстана и президент России Владимир Путин на Каспийском саммите в Актау. 12 августа 2018 года.

Нурсултан Назарбаев (слева) в бытность президентом Казахстана и президент России Владимир Путин на Каспийском саммите в Актау. 12 августа 2018 года.

В западной прессе отмечают, что «изобретения» казахстанского «елбасы» Нурсултана Назарбаева, правившего страной почти 30 лет, успешно перенимаются российским лидером Владимиром Путиным, который «обнулил» свои президентские сроки через изменение Конституции. СМИ поднимают на этой неделе также проблему притеснений казахов в Синьцзяне и пишут о казашке Сайрагуль Сауытбай, рассказавшей миру о «лагерях перевоспитания» в Китае.

ПРОТОРЕННАЯ «ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИМИ АВТОКРАТАМИ ДОРОЖКА»

Кремль не изобрел ничего нового, организовав референдум по поправкам к Конституции, через который провел «обнуление» президентских сроков Владимира Путина, пишет на этой неделе американский журнал Foreign Policy. «Путин управляет Россией как центральноазиатский диктатор» — статью под таким заголовком опубликовало авторитетное издание, в которой проанализированы примеры других постсоветских стран, где лидеры правили или правят десятилетиями. Путин теперь теоретически может находиться на посту президента до 2036 года, напоминает журнал. Как к тому времени будет выглядеть Россия, можно строить лишь предположения, однако соседние страны дают некоторые подсказки, отмечают авторы публикации.

Автократы Центральной Азии «уже протоптали дорожку», став «пионерами в бессрочном правлении», они меняли конституции и проводили референдумы, пишет издание, а Путин «просто следует их примеру и реализует эту модель в Москве».

В 1998 году Конституционный суд Кыргызстана «аннулировал» первый срок правления тогдашнего президента Аскара Акаева, разрешив ему таким образом баллотироваться на третий срок в 2000 году (Акаева свергли в результате революции в 2005 году, он бежал в Россию). Ныне покойный президент Узбекистана Ислам Каримов продлевал свое пребывание у власти через референдум. Его туркменский коллега Сапармурат Ниязов был объявлен пожизненным президентом. В Таджикистане в 2003 году через референдум изменили Конституцию, что позволило Эмомали Рахмону баллотироваться вновь, а после референдума в 2016 году он получил возможность править до смерти.

Пришедшие к власти до распада СССР лидеры стран Центральной Азии. Слева направо: президент Кыргызстана Аскар Акаев, президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Акмолинская область, август 1993 года.

Пришедшие к власти до распада СССР лидеры стран Центральной Азии. Слева направо: президент Кыргызстана Аскар Акаев, президент Узбекистана Ислам Каримов и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Акмолинская область, август 1993 года.

Лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев использовал аналогичные приемы. В 2000 году Конституционный совет «сбросил» его первый президентский срок. В 1995-м Назарбаев продлил свои полномочия через референдум, без проведения выборов. В 1999 году, когда он победил на выборах, его новый срок был объявлен первым. Это позволило Назарбаеву выставить свою кандидатуру на выборах в 2005 году.

В 2012 году Назарбаев должен был уйти, поскольку Конституция ограничивала пребывание на посту президента двумя сроками. «Но он этого не сделал. Вместо этого в 2007 году конституционное ограничение — два срока — отменили только для Назарбаева, что сделало его де-факто пожизненным президентом. Он остался на посту, одержав победу на внеочередных выборах в 2011 и 2015 году, более чем с 95 и 98 процентами голосов соответственно», — рассказывает Foreign Policy о новейшей истории Казахстана, напоминая, что западные наблюдатели критиковали выборы как «неконкурентные и безальтернативные».

«В марте 2019 года Назарбаев наконец решил уйти в отставку (хотя конституционных ограничений на его дальнейшее правление не было). Но даже уйдя в отставку после почти трех десятилетий пребывания у власти, бывший президент сохранил значительные рычаги управления в качестве пожизненного главы Совета безопасности и Ассамблеи народа Казахстана, а также члена Конституционного совета. Он также сохранил титул "елбасы" (лидер нации)», — пишет Foreign Policy.

Пришедший на смену Назарбаеву второй президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев должен консультироваться с предшественником как с главой Совбеза по назначениям на ключевые должности.

После референдума в России Путин продвинулся в недемократическом направлении от использования более простых методов, например фальсификаций на выборах, к более изощренным, как «обнуление» сроков, считает Foreign Policy. «[Но] Путин еще не достиг другого конца спектра — не возвел себя на трон в качестве российского "елбасы", — но это и не нужно, поскольку у него есть все возможности мирно умереть на посту, не требуя никаких дополнительных привилегий. В том маловероятном случае, если он все-таки решит уйти в отставку досрочно, у него есть арсенал мер, позволяющих удерживать власть за кулисами, а Казахстан предлагает выгодный и хорошо обозначенный путь», — говорится в статье.

Президент России Владимир Путин (справа) приветствует бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Москве. 7 сентября 2019 года.

Президент России Владимир Путин (справа) приветствует бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Москве. 7 сентября 2019 года.

АКТИКИТАЙСКИЙ ПИКЕТ НА ФОНЕ «РАЗДРАЖЕНИЯ»

В издающемся в Вашингтоне журнале Diplomat в статье «Почему участник одиночного пикета у китайского консульства был заключен в тюрьму в Казахстане?» пишут, что, несмотря на некоторые сложности в отношениях Нур-Султана и Пекина, казахстанские власти не готовы терпеть антикитайские протесты. Об этом, как считает издание, свидетельствует случай с Сериком Ажибаем, который 3 августа выразил протест в связи с недавними комментариями посла Китая в Казахстане Чжан Сяо о двустороннем военном сотрудничестве. Ажибая задержали после пикетирования консульства Китая в Алматы и отправили под арест на 15 суток, обвинив в организации несогласованной акции. Ажибай отверг обвинение и заявил, что Китай не вправе угрожать другим: «Мы не китайская автономия. Мы — суверенное государство, независимая страна.... Ни Китай, ни какое-либо другое государство не имеет права вмешиваться во внутренние дела других стран...»

Пикет с требованием выслать посла Китая и задержание его единственного участника:

Пикет с требованием выслать посла Китая и задержание его единственного участника

Видео

«Тот факт, что Ажибая арестовали за одиночный пикет, — еще одно подтверждение того, что власти Казахстана в лучшем случае по-прежнему непоследовательны в отношении протестов. Вторая причина, которая, возможно, лучше объясняет арест Ажибая... — это щекотливый вопрос об антикитайских настроениях, смешанный с изменениями по отношению к китайской дипломатии в регионе», — пишет Diplomat.

Профессор-исследователь программы по Центральной Азии Университета Джорджа Вашингтона Себастьян Пейруз отметил в интервью журналу в мае: «Ни одно государство Центральной Азии, а тем более три граничащих с Китаем государства, не может себе позволить поддаться давлению со стороны антикитайского лобби или активистов и бросить вызов своему большому соседу». Это невозможно в силу экономических причин, считает эксперт.

Этот аргумент продолжает оставаться в силе даже на фоне недавних резких заявлений во время пандемии, пишет Diplomat, отмечая случай в апреле, когда власти Казахстана выразили ноту протеста послу Китая после публикации статьи на китайском онлайн-ресурсе с претензиями на казахские земли, и инцидент в июле, когда китайское посольство написало на своем сайте о «новой смертоносной пневмонии» в Казахстане. После переговоров казахстанских чиновников с китайским послом в сообщение на сайте посольства внесли правку, но о «неизвестной» пневмонии в Казахстане к этому времени написали многие мировые СМИ, а Всемирная организация здравоохранения назвала это заболевание неправильно диагностированной коронавирусной инфекцией. После такого внимания к проблеме власти Казахстана вынуждены были признать пневмонию «вероятностным случаем коронавируса» и начали с августа вести учет заболеваемости и смертности.

«Этот дипломатический переполох пока не сказался на казахстанско-китайских отношениях на высшем уровне. Однако это не означает, что Нур-Султан не осознает напряженность, присущую именно этому моменту. В этом контексте одиночный протест Ажибая с точки зрения государства представляется ненужным раздражителем и без того раздраженных отношений и потенциальной отправной точкой для дальнейшего разжигания общественного недовольства Китаем», — резюмирует Diplomat.

«АД», КОТОРЫЙ ПРОШЛА САЙРАГУЛЬ САУЫТБАЙ. КНИГА О «ЛАГЕРЯХ» В КИТАЕ

На сайте немецкого радио Deutsche Welle рассказывают историю Сайрагуль Сауытбай — этнической казашки, бежавшей из Китая в Казахстан, где ее судили по обвинению в незаконном пересечении государственной границы. Нур-Султан не выслал ее в Китай, но и не предоставил убежища. В прошлом году Сайрагуль с семьей переехала в Швецию.

Выпавшие на ее долю страдания Сайрагуль описывает в книге «Главный свидетель: побег из современных концлагерей в Китае», изданной совместно с Александрой Кавелиус. Версия на немецком увидела свет в июне этого года, выход книги на английском ожидается в мае 2021 года.

«Во время интервью ей иногда приходилось обвязывать голову куском ткани, чтобы ужасные воспоминания не заставляли ее чувствовать, будто голова раскалывается на части», — рассказала Александра Кавелиус радио DW, которое пишет, что Сайрагуль прошла через «ад».

По официальным заявлениям Китая, «лагеря политического перевоспитания» в Синьцзяне — это сеть «образовательных учреждений, где преподают китайский язык и культуру». Однако Сайрагуль рассказывает о массовых изнасилованиях женщин-заключенных и предполагаемых экспериментах с лекарствами на узниках закрытых учреждений. Она описывает также «черную комнату» в тюрьме, где установлен электрический стул, на котором пытают заключенных, и говорит, что сама подверглась пыткам до потери сознания.

Сайрагуль Сауытбай на презентации книги «Главный свидетель: побег из современных концлагерей в Китае», написанной по ее воспоминаниям. Берлин, 23 июля 2020 года.

Сайрагуль Сауытбай на презентации книги «Главный свидетель: побег из современных концлагерей в Китае», написанной по ее воспоминаниям. Берлин, 23 июля 2020 года.

Сайрагуль называет сеть китайских учреждений «самой большой тюрьмой в мире». По оценкам правозащитных организаций, в Китае насчитывается около 1200 таких лагерей, в которых содержат больше миллиона уйгуров, казахов и других коренных народов Синьцзяна, исповедующих в основном ислам.

Исследователь Адриан Зенц говорит о «культурном геноциде»: «Там происходит что-то беспрецедентное. Систематическое интернирование целого этноконфессионального меньшинства является, пожалуй, самым масштабным со времен Холокоста».

Сайрагуль пишет, что на одном из собраний она была свидетелем того, как охранники насиловали молодую женщину на глазах у 200 заключенных. Того, кто выражал какие-то эмоции, подвергали дальнейшим пыткам.

О «лагерях» Сауытбай начала рассказывать в Казахстане, куда бежала, чтобы воссоединиться с выехавшими ранее на историческую родину мужем и детьми. Она говорит, что не смогла законно покинуть Китай: власти не выпускали ее из страны. После отбытия наказания за незаконное пересечение границы (ее приговорили к ограничению свободы) Сайрагуль безуспешно пыталась получить убежище в Казахстане. Летом 2019 года она выехала в Швецию, которая приняла ее с семьей. Семья изучает шведский язык, дети ходят в местную школу.

«У нее очень глубокая травма. В своей книге она пишет: "После тюремного лагеря я порой не могу встать с постели. Это потому, что мне так долго приходилось спать на холодном бетонном полу. Мои конечности и суставы болят от ревматизма. Раньше я была совершенно здоровой, теперь я 43-летняя больная женщина"», — рассказывает Deutsche Welle.

РАЗДЕЛЕННАЯ СЕМЬЯ КАЗАХОВ ИЗ СИНЬЦЗЯНА

На англоязычном сайте Eurasianet.org описывают историю другой женщины, пострадавшей от проводимой в Синьцзяне политики: «Казашка, бежавшая из Китая, чтобы спасти ребенка в утробе, теперь борется за освобождение мужа из ГУЛАГа в Синьцзяне».

43-летняя этническая казашка из Синьцзяна Бикамал Какен одна воспитывает трех маленьких детей. Семья живет на квартире в Алматинской области. Муж Бикамал, Адилгазы Мукай, когда-то обеспечивал жену и детей. Но три года назад Мукай отправился в Китай, откуда он родом, и до сих пор не вернулся.

Бикамал говорит, что семья переехала в Казахстан в 2016 году. Она была беременна и опасалась, что в Китае ее заставят сделать аборт. В мае 2017 года Мукай получил сообщение от бывшего коллеги, который написал, что его присутствие необходимо на важной встрече в Карамае. Ничего не подозревая, Мукай поехал в Синьцзян.

Бикамал Какен с портретом своего мужа, не вернувшегося из Китая. Алматы, 10 октября 2019 года.

Бикамал Какен с портретом своего мужа, не вернувшегося из Китая. Алматы, 10 октября 2019 года.

В течение последующих двух лет родственники в Китае передавали Бикамал вести о ее муже через знакомых. Она узнала, что он содержится в «лагере перевоспитания» в Карамае.

После исчезновения мужа Какен дала интервью журналистам, в том числе берлинскому писателю Бену Мауку, который в прошлом году включил ее историю в серию публикаций The Believer. В июне этого года история привлекла внимание Чжан Сяо, посла Китая в Казахстане. Он заявил, что в декабре 2019 года суд в Карамае приговорил Мукая к девяти годам тюрьмы за «поощрение актов терроризма и нарушение общественного порядка в регионе». Посол не сообщил, где находился Мукай с 2017 по 2019 год.

Орынбек Коксебек, бывший узник «центра политического перевоспитания» в Китае.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Это было как в аду». Рассказы побывавших в китайских лагерях

Какен категорически отрицает какую-либо причастность своего мужа к экстремизму и терроризму. «Если он действительно был террористом, как он мог ездить в Китай и обратно до мая 2017 года? Почему ему вообще разрешили покинуть Китай?» — вопрошает она.

Бикамал Какен надеется, что ее муж сможет вернуться домой. Она продолжает беседовать с журналистами и правозащитниками. «Цель Коммунистической партии Китая — не борьба с терроризмом. Ее цель — уничтожить этнические меньшинства. Я хочу, чтобы мир знал о том, что они делают с нами», — говорит она.

статью прочитали: 790 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2020  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"