быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
Глобальная Авантюра
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 10.11.17 08:15
скаут: Игорь Львович; переводчик Игорь Львович;
   
 

Советские 70-е: “Возьмемся за руки друзья, чтоб не пропасть поодиночке…”

Angus Roxburgh

К  столетию  революции -  моя  история о  людях  не  поддававшихся  режиму,  сидевших  вокруг  кухонного стола  в  дружеском,  духовном  единении, утерянном  в  западной  жизни.


“Я  прожил  в  Советском Союзе  два года в 70-х, во  времена  правления  несменяемого Леонида Брежнева” Photograph: Mondadori/Getty Images


6 November 2017

В  дни,  когда мир отмечает  столетие Русской  революции,  внимание,  с  полным  на  то  основанием,  сфокусировано  на ужасах режима, которому  она  положила начало.

Русские и порабощенные ими народы  пережили  век почти немыслимой боли. Десятки миллионов погибли во время революции и гражданской войны, во время принудительной коллективизации,   террора 1930-х и Второй мировой войны. Потом  были  послевоенные репрессии, и, наконец,   взрыв чувств конца коммунизма и  ошеломительных  попыток внедрить  капитализм и демократию. Русским  должны быть  отпущены  их  грехи  за то, что они пережили  в  их новейшей истории.

Ответ интеллигенции был - “внутренняя  эмиграция”, отсутствие свободы,  на самом деле, стимулирует  свободомыслие.

Я жил в Советском Союзе в течение двух лет в 1970-х, в разгар холодной войны, во  времена  правления  несменяемого Леонида Брежнева. Это было государство, которое изолировало себя от мира, в котором коммунистическая партия  попыталась осуществить полный идеологический контроль. Она  полагала, что централизованное государственное  планирование  может  организовать экономику более эффективно, чем рынок. На самом деле плановая экономика оказалась едва-едва  управляемым хаосом, усугубляемым  повседневной коррупцией и  откровенной  глупостью. Если продавщица больше интересовалась накрашиванием  ногтей, чем  обслуживанием  покупателя,  вы  мало что  могли  с  этим  сделать.

И все же,  так или иначе, но  в  моей  памяти сохранились не  угнетающая атмосфера  и  пустые полки магазинов,  а общество, которое процветало на чем-то, что отсутствовало в нашей  беспокойной  западной  жизни –  на  чувстве  духовной  близости  и  товариществе,  которыми  русские умудрялись побороть  систему. Сахар и надежда были одинаково дефицитными товарами, и друзья   великодушно  делились  ими. То, что, на первый взгляд, походило  на растоптанную страну, было на самом деле людьми, занимающимися пассивным, угрюмым, невысказанным сопротивлением злу, помогая друг другу  пережить идиотию, навязанную им  системой.

Если бы я должен был  спроектировать памятник Советскому Союзу, то это был бы кухонный стол. Вокруг  него я  бы усадил группу  друзей,  с  сигаретами  и стаканами  водки в руках,  на  столе  лежала  бы  буханка хлеба  и  и  несколько  соленых  огурцов.  Один  задумчиво смотрит в окно.  На полке магнитофон играет песни  замечательных  поэтов-бардов  Окуджавы или Высоцкого, изливая боль, у которой не было никакого другого выхода  с  неуклюжих кассет,  записанных  и  перезаписанных  и  переперезаписанных  и  передаваемых  из рук в руки. На табуретке  лежит  груда “толстых журналов”, литературных журналов России, которые время от времени  публиковали  редкие  драгоценные  жемчужины  диссидентства  или сатиры.

Ответом  интеллигенции на тоталитаризм была  “внутренняя  эмиграция”. В этом мире свободомыслие на самом деле стимулировалось  отсутствием официальной свободы. Радиопередачи на коротких волнах представляли  собой единственный путь выживания миру вне кокона, в который коммунистическая партия  пыталась  заключить  своих граждан. Западные станции, такие как "Голос Америки", Би-би-си и Радио-Свобода были коллективно  известны как “голоса”. Я помню  как  иногда  ночью  слышал  их позывные,  доносившиеся  из темноты соседней квартиры, и понимал  что  там  собрались люди  которые  жаждали  услышать  правду.  Без изобретения радио, Советские власти, возможно, держали  бы  своих граждан в полной темноте.

Двое  из моих лучших друзей были известными учеными. Я спросил их однажды, что они делали в 1968 году, году,  когда  советские танки сокрушили Пражскую весну, а  студенты организовали  протесты  по  всей  Западной Европе. Они были в экспедиции, жили в  палатках цвета хаки в горах Тянь Шаня,  вполголоса пели  крамольные  песни  сидя  вокруг костра,  в  своих  разговорах  они  высказывались  решительно  против  антизападной истерии, исходящей  из Кремля. Позже они нашли для  себя  убежище в “научном городке” Новосибирска, где контроль, как   считалось, был менее строгим. Они даже провели  там  песенные  фестивали  для запрещенных певцов.

Для интеллигенции “советская” жизнь – с ее пропагандой, партийными  собраниями  и   идеологической обработкой –  оставалась  за  воображаемой  стеной. Они наблюдали её  издалека, как танец демонов вокруг огня, в то время как они создали для себя лучший мир -  цельный и честный, далекий от ужасов века.

У  рабочего класса  был   свой  способ  отстраниться  от   государства,  способ  сформулированный  в  словах: “Они делают  вид  что  платят,  мы  делаем вид что  работаем”. И люди  всех  классов  находили  радость в маленьких, простых удовольствиях жизни – в дружбе,  товариществе, смехе, прогулках в лесу. В распространяющейся атмосфере страха и подозрительности,  единственные люди, которым вы действительно могли   доверять, это  были  ваша  семья  и самые близкие  друзья.

Разговоры у кухонного стола были маленьким теплым  пятном  света в тоталитарной темноте. Сегодня  уже  не  так.  Мои российские друзья говорят, что те  наполненные  смыслом (пьяные) разговоры о жизни уступили  место  приземленным озабоченностям западного  общества – работа, деньги, праздники,  гаджеты.

Никто не  хотел  бы  назад - в  темноту. Но как  жаль что  этот  мягкий  свет  также   должен  уйти  в  небытие.

статью прочитали: 1267 человек

   
теги: СССР  
   
Комментарии 
Дмитрий Федоров, 11.11.2017 08:49:25
Атмосфера, в общем, передана правильно, но акценты расставлены неверно. И дело не в том, что дефицита сахара не было. А в том, что внутренняя эмиграция и сопротивление режиму были, в основном, в информационной сфере. Люди рассказывали анекдоты, слушали голоса, читали книги и были, в общем, в курсе. Но они в глубине души верили, что как-нибудь жизнь наладится, "оковы тяжкие падут" с развитием прогресса, конвергенции, перестройки, и жизнь станет лучше, а хорошее в ней уж точно никуда не денется.
Эти светлые люди из академгородков поэтому всё делали, чтобы в Перестройку разрушить свою среду обитания и превратиться в челноков и люмпенов, а в лучшем случае уехать на чужбину, чтобы работать на подхвате.
Благими намерениями вымощена дорога в ад.
А лучшее - враг хорошего.
Дмитрий Федоров, 11.11.2017 08:56:14
Что касается 1968 года, то 21 августа я был на пляже в Сочи, где по радио услышал новости.
У меня не было тогда полной информации, и я в общем верил официальной точке зрения.
Теперь такая информация есть. И понятно, что Пражская весна была первой попыткой "оранжевой революции". Если бы она удалась тогда, то, возможно, была бы большая война в Европе или в мире.

Не надо всё упрощать и примитизировать. Если бы не было СССР, то США и Западная Европа загнили бы на полвека раньше.
Дмитрий Федоров, 11.11.2017 09:03:47
В распространяющейся атмосфере страха и подозрительности, единственные люди, которым вы действительно могли доверять, это были ваша семья и самые близкие друзья.

Не было этого! Просто - не было при Брежневе страха и подозрительности. Эпоха была другая. Расслабленная. Люди жили, в общем, свободно. Политика никого не интересовала. Личная жизнь, отпуск, 6 соток. Автомобиль купить. Дефицит достать.

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

HashFlare
Праздники сегодня

© 2009-2017  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"