быстрый поиск:

последние за вчера, 18.04.19  
переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
опубликовано редакцией на Переводике 20.10.18 03:29
   
 

Женские ноги должны быть закрыты

ТЕСНЫЕ СВЯЗИ. Отец Александр (г. Заполярный) говорит, насколько тесны связи между Норвегией и Россий, приводя в пример Св. Олафа и Анну Новгородскую. Photo: Birgitte Wisur Olsen


Длинные юбки снова в тренде в православной церкви

By   Birgitte Wisur Olsen

октября 02, 2018


«Нельзя в таком виде! Юбку сначала наденьте,» – машет рукой женщина, стоит мне только появиться на пороге церкви в Заполярном.

«Нет-нет,» – поправляет отец Александр, грозя ей пальцем. – Проходите так, – говорит он и включает свет под потолком.

Священник становится перед иконой Анны Новгородской. У руках в него икона «Олафа», Улава Святого, что должно показать, насколько тесны связи между Россией и Норвегией.  

На Анне Новгородской, урождённой Ингигерд Олафсдоттир, длинное закрытое платье.   

На примере её облачения отец Александр рассказывает о церковной традиции: женщина должна быть максимально прикрыта. Если раньше в русскую православную церковь можно было прийти, покрыв волосы платком, в последние годы стала требоваться длинная, в пол, юбка. Часто в церквях допускается, что женщине можно прийти и постоять просто в платке, но на богослужении быть в длинной юбке уже необходимо.

ЦЕРКОВНЫЙ КОМПЛЕКС. Церковь располагается в старом детском саду. Photo: Birgitte Wisur Olsen

Резкий контраст

В Заполярном возводят новую церковь. Это будет красивый ансамбль с золотыми куполами, резко контрастирующий с нынешней церковью, расположенной в бывшем детском саду. В 1990-х в России детский сад могли отдать и под ночной клуб, и под церковь.

Я захожу в церковь, не договариваясь о встрече, чтобы узнать, почему теперь в православной церкви не обойтись без длинной юбки. О. Александр не заставляет себя ждать, приглашая иностранную журналистку к разговору.  

«Это старые церковные правила, у нас такие традиции с давних времён,» – говорит он и упоминает апостола Павла.

Ну как же, Павел… Он ещё сказал, что да молчит женщина в церкви. Но это же было сказано тогда, во время оно?  

«Ну конечно, – улыбается священник, приводя цитату, что женщинам нельзя носить мужских одежд, а мужчинам женских.»

Но не всё ли равно Богу тогда, по вашему мнению, длинная юбка у женщины или же короткая?

«Для Бога важно, чтобы человек был чист душой. Но если на вас платок и юбка, это создаёт особое настроение. Я не думаю, что нужно идти по приказному пути – тогда кто-то предпочтёт вообще не обращаться к церкви. Люди сами должны понимать, что одеваться, следуя традиции, – это хорошо. Вы чувствуете себя сосредоточенным и уравновешенным. Никто на вас не смотрит. Всё прекрасно, вы погружаетесь в особую атмосферу.»

Почему это новшество появилось в последнее время? Имеет ли оно отношение к патриотическим тенденциям и проводимой в России политике?

«Нет, это просто старинная церковная традиция. Политика здесь ни при чём,» – говорит о. Александр, протягивая книгу с фотографиями, демонстрирующими, как одевались в церковь около 1900 года.   

Не так уж необходимо

Ради разговора о. Александр прервал обед, и теперь приглашает разделить с ним трапезу. Миниатюрная и бесконечно любезная дама подаёт священнику: суп, отварную сёмгу, сочную зелень, которую вырастил и презентовал церкви один прихожанин. Она предлагает гостям отведать конфет и пирога и рада всячески услужить.

«В 90-х в России царили нужда и бедность, и из-за границы для бедных поступала помощь – одежда и продукты. Позже в Сёр-Варангере собрали деньги для строительства церкви в Никеле. Сейчас контактов мало. Вы первая из иностранцев, кого я вижу здесь за долгое время. В Киркенесе теперь имеется собственный православный приход, поэтому в сотрудничестве уже нет такой необходимости, но несомненно, что сотрудничество дало нам много хорошего – понимание, например.»

Во время обеда появляется множество прихожан. О. Александр не без удовлетворения отмечает, что они одеты по-разному: и в шортах, и в футболках – на улице по-летнему тепло. Впрочем, дело происходит не в самой церкви, а в у него в конторе.

После обеда мы проходим в саму церковь, поскольку священник хочет показать икону Анны Новгородской, и здесь требование надеть длинную юбку звучит снова – на сей раз из уст женщины, в ведении которой свечи, косынки и юбки.   

Православные прихожанки, с которыми мне удалось поговорить, но которые не пожелали, чтоб фигурировали их имена и фотографии, повторяют то, что сказал священник.  

«Вы погружаетесь в особую атмосферу, покрывая голову и закрывая тело. Это создаёт прекрасное состояние для молитвы и единения. Политика здесь ни при чём, дело в традициях нашей церкви.»

ИДЕАЛ. Так предписывает одеваться традиция – более закрыто. Photo: Birgitte Wisur Olsen

С критикой к Западу

По словам отставного епископа Холугаландской епархии Пера Оскара Хёлоса, в 90-е годы трансграничное сотрудничество заключалось в благотворительности, а также в помощи людям с материальными проблемами.  

«Сегодня такой необходимости нет, хотя разница в уровне жизни между Норвегией и Россией остаётся.»

У Церкви Норвегии, отмечает Пер Оскар Хёлос, существует широкое сотрудничество с Россией, Финляндией и Швецией, реализуемое через Совет по сотрудничеству христианских церквей Баренцрегиона.

«Мы бываем с визитами друг у друга, особенно на высоком уровне – епископы и церковные руководители с севера Финляндии и Швеции, из Холугаланда и России.»   

Некоторое время, до отставки, Хёлос сам возглавлял этот совет. Серьёзное место в работе занимает борьба с предрассудками и ксенофобией, не говоря уже об обсуждении проектов сотрудничества.

«У нас сложились хорошие дружеские связи через границы. Но возможны такие проблемы, когда при смене церковных руководителей происходят и культурные сдвиги. Может быть так, что приходит епископ, более критически настроенный в отношении Запада.»

Что вы имеете в виду под «более критическим отношением к Западу?

«Речь может идти о критическом отношении к гомосексуальной культуре и эмансипации женщин. У преемника могут быть отличные взгляды на сотрудничество с Западом, он может не придавать того же значения личному присутствию на заседаниях совета, присылая взамен своего представителя. Масштабы непосредственного контакта сокращаются, но сотрудничество не прерывается. Думаю, патриархат в Москве нацелен на поддержание сотрудничества. С церковной точки зрения, Всемирный совет церквей и Баренцево сотрудничество – единственные две площадки прямого международного сотрудничества для Православной церкви.»

Чувствительная сфера

Сотрудничество, отмечает Пер Оскар Хёлос, идёт большей частью по направлению Тромсё-Мурманск.

«Между Сёр-Варангером и Печенгой сотрудничества мало. Раньше была надежда, что церковь в Борисоглебске станет своего рода точкой соприкосновения, которой она успела побывать до Второй мировой войны, при этом приход Сёр-Варангера вложил значительные средства в её реставрацию. Но надежды эти не оправдались. И это не зависело от Русской Православной церкви, дело в том, что этот район является зоной особого внимания в военном и политическом смысле.»  

Пер Оскар Хёлос отмечает, что церковь в России занимает всё более критическую в отношении Запада позицию и что в России в нынешней ситуации идёт слияние государственных и церковных структур.

«Путин от этого много выигрывает, а церковь, со своей стороны, выигрывает от налаживания отношений.»

И это опасная игра. В прошлый раз церковь почти полностью уничтожили, подчёркивает отставной епископ, имея в виду церковь царского периода и её тесную связь с государством.

А как же длинные юбки?

«Впервые об этом слышу, не знаю, насколько систематически и централизованно такое проводится, поскольку на местах могут быть свои указания. Это, конечно же, консервативные перегибы, и делается это, чтобы избежать сексуализации женщин, хотя выступают за это и мужчины. Идея здесь та же, что и в случае с буркой или никабом. Нам в Норвегии такое тоже отнюдь не чуждо, ни в случае с платками, ни в случае с юбками. Например, женщины из лестадианских приходов всё так же ходят на собрания задрапированными с ног до головы.»

Разумеется, юбки идут рука об руку с консервативными, патриотическими веяниями. Интересно, насколько далеко эти веяния заведут в итоге.

Пер Оскар Хёлос подчёркивает, что политика норвежского правительства в отношении России вызывает у него отторжение.

«По моему мнению, политика конфронтации совершенно ни к чему. Было достаточно высказаться в отношении Крыма, но затем нужно было двигаться дальше, а не застревать в мёртвой точке. Норвегии всегда нужно оглядывается на то, что делают страны ЕС, но мы соседи, а соседу через забор плевать не стоит.»  

Как выяснил Пер Оскар Хёлос в дальнейшем через свои мурманские контакты, длинная должна быть юбка или нет, в разных церквях считают по-разному.

Но если взять церкви Никеля, Заполярного и Ловозера, то это, безусловно, так.

Длинную юбку надеть необходимо.

НОВОСТРОЙКА. В Никеле церковь построили благодаря средствам, поступившим из Сёр-Варангера, а в Заполярном строят самостоятельно. Большой прекрасный комплекс​



статью прочитали: 1135 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2019  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"