быстрый поиск:

переводика рекомендует  
Война и Мир
Терра Аналитика
Усадьба Урсы
Хуторок
Сделано у нас, в России!
ПОБЕДИТЕЛИ — Солдаты Великой Войны
Вместе Победим
Российская газета
 
дата публикации 01.07.20 04:55
   
 

Есть ли жизнь после доллара?

11.06.20 Автор  Алексей Элпиадис

Русскому человеку легко объяснить, что такое современный финансовый кризис, так как он читал Булгакова (в этом смысле я тоже русский).

Немцам тоже легко это объяснить, так как немцы читали Гете (в этом смысле русских в России все же больше, чем немцев в Германии). У Булгакова в произведении «Мастер и Маргарита» есть сцена «Шоу Воланда в варьете», она в точности описывает механизм формирования финансовых  пузырей на фондовых рынках, то есть монетизации человеческих эмоций.  Воланд был магом по деривативным активам и фьючерсным сделкам. Сцена финансового цикла состояла из 3-х актов. 

Акт 1 Эмиссионный шок (бесплатные долги) 

https://www.facebook.com/1546056990/videos/10222170711087182/

В первом акте (у Булгакова) деньги чудным образом начали падать с неба. Денежки были иллюзорные, и это был фокус, о котором все знали, но люди очень хотели верить, что они настоящие. Именно их вера материализовала эти бумажки (акции) в их сознании. Это так называемый "бычий тренд" на фондовых рынках (быки акции поднимают, медведи опускают). Есть такой термин на современных фондовых рынках, как "ценные бумаги". «Ценность» этих «бумаг» определяется психологией рынков, то есть психологией «финансового стада».

Булгаков был современником завершения бычьего тренда 1928 г. (великая депрессия), но самый масштабный бычий тренд в истории рынков проходил с 2010-го по 2020-ый год. Капитализация современных фондовых рынков мира в сумме трудно поддается описанию в существующих в математике цифрах. Это иллюзорные деньги, в напечатанной форме, их нет. Причем государства с таким же успехом играют на фондовых рынках, как и простые спекулянты.

Есть такой термин «рефинансирование госдолга». Это когда за долг платить не надо, потому что государство издает новые облигации и рассчитывается ими за старые. Чем, в принципе, с упоением занимаются "страны Запада", то есть не платят по долгам (рефинансируют). Пока есть доверие к государству, у инвесторов процентные ставки низкие или даже минусовые, как сейчас. Значит можно увеличивать "долговые обязательства" крупных компаний и государств, ведь это не обязательства вовсе, это деньги, падающие с неба.  К чему это привело? С 2010-го по 2020-ый год окончательно изменилась структура кредитования реального сектора экономики в странах развитого финансового социализма (в смысле капитализма). Для крупных компаний, имеющих доступ на финансовые рынки, произошел переход от концепции возврата кредита к концепции его рефинансирования.

Если раньше задача управления предприятием состояла в том, чтобы обеспечить превышение общего дохода над издержками (то есть, получение прибыли), то теперь главным стало то, чтобы доходы позволяли обслуживать кредитную массу и создавать правильные залоги. А собственно прибыль может вообще отсутствовать, либо же образовываться за счет новых кредитов.  В этих условиях кредит становится не средством производства, как это было ранее, но его конечной целью (грубо говоря, повышение капитализации).

Акт 2 Эмиссионный рай и коронавирус

https://www.facebook.com/1546056990/videos/10222170716847326/

Есть такая фраза  о банкротстве, как факторе ответственности в капитализме:    

"Идея банкротства в капитализме имеет ту же религиозную функцию, что и идея Ада в христианстве" 

Эта фраза как нельзя лучше описывает соотношение свободы и ответственности. Свободы быть не может без ответственности (тогда это хаос), но и ответственности быть не может без свободы (тогда этот диктатура).

Свободный   финансовый   рынок включает в себя идею банкротства банков (даже крупных), когда государство спасает не банк, а мелких вкладчиков, гарантируя их вклады и, о ужас, может даже задуматься о списании не долгов банка, а долгов банку. По сути последним крупным банком, которому дали возможность объявить банкротство, был пресловутый Лехман Братцы (Lehman Brothers) — американский инвест банк, на банкротство которого, как на козла отпущения, списали кризис 2008 года.  С тех пор, в эпоху "длинного бычьего тренда" (2010-20020г.) неоднократно, многие крупные банки и корпорации подходили к грани банкротства, но их спасали печатанием денег. Это сейчас называется по разному: кредитно-денежное смягчение, санация, докапитализация — все эти термины просто о печатании денег для компаний должников-зомби, которые выглядят, конечно, с кредитной точки зрения ужасно, но бессмертны, "ибо слишком большие, чтобы дать им умереть". В этих условиях более или менее свободная экономическая деятельность сместилась в сферу обслуживания эмиссионных денег.

У Булгакова это было описано во втором акте шоу Воланда, когда люди пошли в иллюзорные  магазины, открывшиеся на сцене мировой экономики, обменивать свою настоящую одежду (реальный сектор экономики) на иллюзорные товары. "Иллюзорные товары" — это пресловутая "сфера услуг". Услуг самых разных, начиная от интеллектуальных (например, финансовых), заканчивая эмоциональными (например, туризмом). Докатились до того, что в структуре ВВП современных "развитых стран Запада" сфера услуг доходит до 85%. Но вот грянул коронавирус, и "экономика сферы услуг" столкнулась с таким жутким для себя понятием, как карантин. Востребованы стали реальные товары, а не услуги. И оказалось, что "король голый". Те сумасшедшие суммы, которые американцы, как "голые короли", буквально несколько месяцев назад платили   за китайские медицинские маски, перекупая их прямо в аэропортах у европейцев (голых вассалов), напоминает то, как когда-то бледнолицые европейцы обменивали у туземцев золото на стеклянные  бусы, но наоборот. В роли постиндустриальных дикарей, у которых 70-85% экономики это сфера услуг, выступили "цивилизованные страны Запада". Но второй акт шоу Воланда с коронавирусом не закончился, он как раз в разгаре. Что может сделать дикарь в набедренной повязке от Луи Витон, когда у него в руках печатный станок? Конечно напечатать денег, но не для перезапуска реальной экономики, а для набедренной повязки (финансовый сектор). 

США  в условиях коронавируса объявили, что нет той грани денежной эмиссии (печатания денег), за которую ФРС не пойдет ради стабилизации пресловутого финансового сектора. Надо понимать, что современные "количественные смягчения", "докапитализации" и т.п, это все не физические деньги для реальной экономики (например, проектное инвестирование), а виртуальные деньги, которые оформляются, как долговые обязательства государства для выкупа активов на фондовом рынке (грубо говоря, национализация долгов).  Влили на фондовые рынки порядка 10 триллионов долларов и готовятся влить неограниченное количество еще. Характерно, что на фоне не просто рецессии, а фактической депрессии в реальной экономике и банального мародерства на улицах американских городов наблюдался рост котировок акций на фондовых рынках. Больному стало легче, потому что он получил вместо горькой пилюли дефолта неоперабельных компаний инъекцию обезболивающего неограниченного кредита. Как следствие — финансовый сектор окончательно отвязался от "привязки" к чему то реальному. 

Акт 3  Дефолт самого печатного станка

https://www.facebook.com/1546056990/videos/10222170712527218/

Как известно, шоу Воланда завершилось кристально чистым образом "обвала рынка". Люди, обменявшие реальную одежду (реальную экономику) на финансовую иллюзию благополучия, в одночасье остались голыми. В последствии и деньги, которые падали с неба, превратились в газетные обрезки. Это уже кристальный булгаковский образ девальвационного шока, когда  валюта уже не стоит той бумаги, на которой она напечатана. Тем не менее в 20-ом веке были две валюты, не подвластные законам рынка — это сталинский рубль и доллар Ричарда Никсона. 

Что касается сталинского рубля, то в феврале 1950 года произошла отвязка рубля от американского доллара и привязка его к золоту с одновременной ревальвацией. Резкое! Резкое движение вразрез с общей тенденцией. То же самое сделал Ричард Никсон, только наоборот. Когда Никсон "отвязал" доллар от привязки к золоту, одна тройская унция стоила 37 долларов, сейчас цена подбирается к 2000. Но оказалось, что это не дефолт доллара, а дефолт золота, которое перестало быть обменной валютой мира и сжалось до роли резервного актива, но не более.  Дело в том, что со времен Хамурапи и до Ричарда Никсона (Никсономика)  деньги печатались по фразе Аристотеля:

                   "Монета есть отчеканенная свобода в твоих руках".

То есть деньги имели самодостаточную ценность. После Никсона доллар заменил собой золото, так как печатать деньги без жесткой девальвации и без привязки к золоту может только то государство или геополитический блок, где наблюдается полный цикл производственных цепочек внутри своих границ (внутренние границы долларовой экономики после распада СССР — это весь мир). Только  Китай помимо США имеет такой потенциал сегодня, если он выйдет из долларовой системы. Но ему это просто не надо, так как Китай, а не США, последние 20 лет является главным бенефициаром глобализации.

Что касается остальных валют мира, характерно, что, несмотря на адский объем денежной эмиссии доллара в разгар коронавируса, который сопоставим только с шоу Воланда в варьете, доллар все равно подорожал по отношению к другим мировым валютам. Такое впечатление, что даже если долларов будет так много, что можно будет ими стены домов обклеивать, они все ещё будут резервной валютой мира. Потому что юань останется преимущественно внутренней валютой Китая, а остальные валюты мира будут просто более дешевым заменителем туалетной бумаги. Потому что системообразующая валюта не может девальвироваться по отношению к своей же системе. Такие мощные системы рушатся только из центра. И тут параллель с обвалом советского рубля.

Со времен Сталина и до конца 80-х большая часть рублевой ликвидности в СССР была, как сейчас принято говорить, в электронной форме(безналичный рубль). Им обеспечивались основные взаиморасчеты "хозяйствующих субъектов" советской экономики, и лишь малая часть этой ликвидности могла быть обналичена (зарплаты и т.п). Как только появилась возможность обналичить "расчетные" рубли, вся эта лавина ликвидности хлынула в хиленькую позднесоветскую реальную экономику и просто смыла как советский рубль, так и Советский Союз.

Современный Американский Союз (аббревиатура США переводится, как "объединение  государств Америки") очень сильно смахивает на поздний СССР. Внутреннее производство критически зависимо от китайского импорта комплектующих и прямых поставок товаров (без них дефицит в очень многих сферах гарантирован). Политическая элита выродилась.

Когда сравниваешь  Трампа и Байдена с Рейганом и Кеннеди, понимаешь, что Дарвин был не прав, ибо обезьяна так мутировать не может (это как Ельцин и Горбачев в сравнении с Лениным и Сталиным). Ну и наконец пресловутый "американский народ" — он, конечно, "жаждет перемен" и "перестройки" Америки. Осталось только одно — обналичить электронный доллар и дать каждому американцу по миллиону, а лучше по два...  Булгаковский третий акт.. 

Это не означает что "союз американских государств" (США) превратится в "союз независимых государств" (СНГ), как способ устранения угрозы гражданской войны (нет страны, нет и угрозы). Для позднесоветской элиты распад страны был способом остаться у власти, ибо те же самые люди стали называться "пост-советской элитой", но люди те же самые. Вполне вероятно, что американская политическая элита найдет в себе силы сохранить страну через контролируемый демонтаж глобализации, которая превратила Америку в сырьевой придаток Китая (последнее сырье Америки это печатный станок). Но однозначно то, что процесс деглобализации (контролируемый или нет) необратим, крысы уже начали бежать с корабля (Аннушка пролила масло). Европейцы запустили свой печатный станок, а азиатские союзнички Америки подписывают сепаратные торговые договоры с Китаем (братушки).  

Есть ли жизнь после доллара?


Сегодня, в связи с масштабной рецессией в реальной экономике, на фоне бешенства печатного станка, только  ленивый не говорит, что "мир больше никогда не будет прежним". Так вот я ленивый. Мир всегда остается прежним. На росте зарабатывают быки (рога и копыта), но потом приходит время медведей. Россия, как говорил Путин, свою тайгу никому не отдаст. Правда, не понятно, где эта тайга начинается и где заканчивается. Русский спорт — это разбросать камни (империю), а потом собирать камни (империю). Но главным медведем современного мира является Китай. Он, правда, отчаянно прикидывается енотом. Действительно, когда панда только взобралась на дерево, плодоносящее вкусными зелеными бумажками, 40 лет назад, она была енотом. Но вот енот разбух на этом дереве до масштабов медведя — тем хуже для дерева. Что касается экономики, то это греческое  слово в переводе на русский означает "порядок в семье". Монолог Воланда в варьете как нельзя лучше описывает механизм экономических (то есть социокультурных ) отношений в обществе. 

   —  Ну что же, - задумчиво отозвался тот,  -  они  —  люди, как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Человечество любит деньги, из чего бы те  ни были сделаны, из кожи ли, из бумаги  ли, из бронзы  или из золота. Ну,  легкомысленны...  ну,  что  ж...  и милосердие  иногда  стучится  в  их сердца...  обыкновенные люди...  в  общем, напоминают  прежних... квартирный вопрос только испортил их... — и громко приказал: — Наденьте голову.

Квартирный вопрос — это новые технологии. Пожалуй это единственное новшество на каждом витке экономических циклов. Эти новые технологии создали в людях иллюзию нравственного прогресса. Эту испорченность и подметил булгаковский Воланд.

 Слово дьявол тоже греческое, его часто переводят как "лжец" или "клеветник", но это неправильный перевод. Слово дьявол в переводе с греческого означает "тот, который говорит правду со злым умыслом". Литературно-богословский перевод — соблазнитель. Народный  перевод — "подстава". Подстава — это и не ложь, и не клевета, это

                      чистая правда, лишенная прощения  

Честно говоря, когда смотришь на историю мировой экономики, создается впечатление, что это какая-то сплошная подстава. Чуть-чуть адаптирую монолог Воланда: 

  —  Ну что же, они  —  люди, как люди.  Любят доллар,  но ведь это всегда было... Человечество всегда любило доллар, из чего бы он  ни был сделан, из кожи ли, из бумаги  ли, из бронзы  или из золота (можно и в электронной форме). Обыкновенные люди... В общем, напоминают  прежних... инновационные технологии  только испортили их... 

 Тем не менее в экранизации фильма Бортко есть один вопрос, которого не было в тексте Булгакова. Воланд задается вопросом:

 "интересно, а сохранились ли прежние люди?". Этот вопрос можно переиначить так:

                       А была ли жизнь до доллара?

 (Библейский юноша и коронавирусный юбилейный год) 

Есть библейский рассказ о юноше, которого сегодня можно было бы назвать умеренным  мажором. Умеренным, так как мальчик, хоть и из богатой семьи, тем не менее был воспитанным и, в общем и целом, благопристойным. Но вот незадача, он своё богатство не собирал в трудах (поте лица), а просто унаследовал, и ему было сказано расстаться с ним.

«И вот некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: всё это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие»

                                                                      (Мф.19:16-26) 

Если бы это было сказано не богатому наследнику, а для всех вообще, то персонаж, ищущий спасения, должен был быть другим. Альтернативный  персонаж богатого, который проходит через ушко иголки, представлен в образе «доброго самаритянина»:

«И вот один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить. Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?

На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым. По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо. Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем; а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе. Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же.»

                                                              — Лк. 10:25-37

Если бы самаритянин помимо того, что он был добрым, не был бы и богатым (два динария — это, выражаясь современным языком, крупный финансовый ресурс), он не стал бы ближним. Ибо голодающий, который хочет помочь другому голодающему, может быть добрым, но не имеющим финансового ресурса стать ближним...

Какое это отношение имеет к коронавирусу?

Ко времени Христа и его разговора с избалованным наследником, ветхозаветный  юбилейный год, когда происходило полное обнуление крупной частной собственности (то есть исключалась возможность передачи  крупного капитала по наследству) выродился в простое трубадурство (слово юбилей от трубы, в которую дули, когда провозглашался юбилейный год). Основные заповеди юбилейного года включают:

  1. Запрет на сев и жатву в этот год (25:11–12), как сейчас сказали бы, ограничение хозяйственной деятельности ввиду коронавируса.

  2. Возврат исконным владельцам утраченных или проданных ими земельных наделов (25:13), сейчас в Европе это называется «запрет китайских инвестиций на год». 

  3. Также в юбилейный и субботний год (каждые 50 и 7 лет) происходило освобождение  рабов (25:39–41), сейчас это называется компенсацией государством расходной части бизнеса на зарплаты. 

  4. Ну и самое главное — в  юбилейный год  происходило списание всех долгов.

Суммарно все эти заповеди исключали возможность концентрации крупного капитала у наследников, так как каждые 7 и 50 лет им приходилось возвращать мелким собственникам их капитальные активы  и списывать долги (залоговая амнистия). Так вот, в эпоху Христа, который пришёл «не упразднить закон, но исполнить», заповеди юбилейного года  выхолостились в банальное обрядоверие (в трубу дули). Отсюда и мажорный юноша.

Коронавирус, который ударил именно по юбилейному 2020 году, поставил на паузу всю мировую экономику. Это время подумать в «самоизоляции». Может, есть смысл устраивать коронавирусный год каждые 7 и 50 лет без всяких эпидемий? Но только со списанием долгов, тогда это будет Рай на земле, ибо в ином случае этот Рай опять передадут в наследство... И Воланд грустно скажет: "люди, как люди".


              Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

статью прочитали: 1072 человек

Комментарии 

Комментарии возможны только от зарегистрированных пользователей, пожалуйста зарегистрируйтесь

Праздники сегодня

© 2009-2020  Создание сайта - "Студия СПИЧКА" , Разработка дизайна - "Арсента"